Личный кабинет

ИДУЩИЙ НЕ ВМЕСТЕ


ИДУЩИЙ НЕ ВМЕСТЕ

Журнал «Лидеры образования», № 9–10 2004. Подписаться

КОРОТКИЙ ДОЛГИЙ ПУТЬ "УЧИТЕЛЯ ГОДА - 2004" ЕВГЕНИЯ СЛАВГОРОДСКОГО

Он любит книги Достоевского и не очень поэзию, однако именно к нему так подходят хрестоматийные строчки Лермонтова про белеющий вдали парус: «Что ищет он в стране далекой, что кинул он в краю родном?» Путешествия - его главная страсть. Один на один с рюкзаком он исходил всю родную Калининградскую область. Пока не реализовалась мечта выбраться куда-нибудь за границу, всерьез задумывался о ней, теперь иные планы - захотелось в горы. Ну а первое путешествие Славгородского за рубеж своего Отечества состоялось благодаря победе на конкурсе «Учитель года России - 2004». Евгений вместе с победителями конкурса прошлых лет недавно побывал в Лондоне, где по приглашению Британского совета давал мастер-классы и участвовал в других мероприятиях по обмену опытом.

ПУТЬ К СЕБЕ
Путь от первого урока в школе поселка Крылово до победы во всероссийском конкурсе Евгений Игоревич Славгородский прошел за три коротких года. В свой успех на конкурсе поверил не сразу. Лишь вернувшись в родную школу и немного отойдя от напряжения конкурсных дней, отчетливо осознал - да, он стал лауреатом. Значит ли это, что успех был случаен? Конечно, нет. Евгений уверен: случайностей в его жизни нет, и в его карьере преподавателя литературы - тоже. 

К запойному чтению юный Женя пристрастился еще в начальных классах. Молодая учительница словесности, вскоре ушедшая из школы на телевидение, наверное, до сих пор не догадывается, как ее уроки повлияли на судьбу одного из учеников. Не догадывались об этом и другие педагоги, считавшие мальчика необщительным, погруженным в себя и не проявляющим интереса к учебе середнячком. А мальчик тем временем поглощал книжку за книжкой, сопереживал персонажам, примерял на себя их мысли и чувства. Бывало, изумлялся, не обнаруживая у себя тех проблем, которые, если верить романам, непременно должны быть свойственны любому подростку.

Не эта ли любовь к чтению послужила причиной того, что, окончив школу, Женя, почти не раздумывая, решил поступать на факультет славянской филологии и журналистики Калининградского государственного университета? Впрочем, сам Евгений вспоминает, что руководствовался и более прозаическими соображениями - конкурс туда был невысокий, да и учеба слыла несложной.

Как выяснилось позднее, выбор был судьбоносным. Славгородский убедился в этом на первом же уроке, проведенном в ходе студенческой практики. Больше всего его поразило, что темы, близкие и интересные ему, могут быть так же близки и интересны почти целому классу. Он ощутил тот неуловимый контакт между миром учителя и миром ученика, который делает обычный урок вдохновенным творчеством. Сегодня Евгений признает, что крепко «подсел на эту иглу» и не мыслит свою жизнь без преподавания.

После института Славгородскому захотелось оторваться от привычной среды, пожить одному. Он поехал искать работу в сельской школе. На Крылово остановился потому, что пообещали квартиру в учительском доме. Здесь, в этой маленькой преподавательской коммуне, к Евгению отнеслись как к сыну полка, ведь он - самый молодой в коллективе.

Молодость, однако, не помешала раскрыться его талантам. Коллеги до сих пор вспоминают его изящно написанное, щемящее душу эссе, названное «Дом света». Эссе посвящено школе. Для того чтобы написать о ней настолько проникновенно, нужен особый взгляд, не замыленный буднями. А будни здесь самые обычные. С раннего утра школьный автобус привозит детей из окрестностей Крылово. Потом развозит, сначала - тех, кто живет по одну сторону от поселка, затем - тех, кто по другую. Обычная сельская школа, с собственным музеем, со своими традициями и неизменно побеждающей во всех конкурсах производственной бригадой, которая в полном смысле слова кормит учеников, до предела снижая стоимость детских обедов. Это, кстати, на фоне практически тотальной безработицы тоже делает ее домом света.

О коллегах по школе Евгений отзывается почти нежно. Он понимает, что ему, не обремененному семьей и бытовыми проблемами, пока многое дается легче. У него есть время читать и думать, хотя не всегда его хватает заполнить журнал и не перепутать темы, записав на страничке по русскому языку то, что касается литературы. С этого года  следить за порядком записей стало еще сложнее - теперь в ведении Евгения не только русский язык и литература, но еще и МХК и основы православной культуры, появившиеся недавно в учебной программе крыловской школы.

Напрямую интересуюсь у Славгородского его дальнейшими планами. После двух громких побед - сперва на областном, а затем и на всероссийском конкурсе, на него обрушилось внимание прессы, есть, наверное, и предложения из других школ. Даже кто-то из детей, встретив Евгения Игоревича сразу по возвращении из Москвы, задал почти риторический вопрос: «Ну, теперь-то вы от нас точно уедете?». Он не ответил, но мне признался, что соблазн велик. Он стремится к перемене мест и считает, что рвать связи необходимо, чтобы расти. И делать это надо через боль и слезы именно тогда, когда ты укоренился, привязался и втянулся в окружающую тебя жизнь.

ПУТЬ В ПРОФЕССИЮ
Этой теме посвящены все письменные работы Евгения Игоревича, представленные на конкурс «Учитель года России». В них - не только собственные мысли, но и следы внимательного изучения опыта старших коллег, например, известного педагога-новатора Евгения Ильина, одного из его кумиров. Другой кумир - Сократ - стал для него символом диалога, того многоголосья, через которое в педагогику приходит жизнь со всеми ее проблемами и противоречиями. Славгородский считает, что существует лишь две педагогики. В одной слово наставника не подвергается обсуждению и безоговорочно принимается на веру, в другой с учеником вступают в диалог, оставляя за ним право осмыслить и даже оспорить аргументы учителя.

Евгений Игоревич считает, что традиция диалога с трудом уживается с реалиями современной отечественной школы, и готов по пунктам объяснить, почему. Его доводы изложены изысканно и ясно, хотя местами с ними можно было бы поспорить. Славгородский пишет о том, что ученик в нашей школе не волен выбирать учителя, а ведь еще идет эксперимент с выбором предметов и преподавателей, с гибким расписанием. Он пишет об авторитарной системе образования, при которой педагоги и их воспитанники не могут найти понимания друг у друга, забывая не только о провозглашенной, но и реально начавшейся гуманизации школы. Нельзя не согласиться с Евгением Игоревичем в одном - школа все еще на перепутье, и каждый педагог делает собственный выбор, ищет свой путь к умам и душам детей, с которыми его свела судьба. Для каждого это не просто свой путь, это во многом одинокий путь, на котором чужой опыт и советы могут стать только смутной подсказкой, а могут и вовсе оказаться бесполезными.

Впрочем, не всегда все зависит от одного лишь педагога. Славгородский прекрасно понимает, что детей учит не только школа, но и вся окружающая их социальная среда. А она зачастую далеко не так хороша, как хотелось бы. В этих условиях у учителя есть два способа взаимодействия с учениками.

Он может сосредоточить и замкнуть их жизнь вокруг себя и ценностей, носителем которых является, выстроив неприступную стену между отдельно взятым оплотом чистоты и небезупречной действительностью. Именно это замечательно получается у Михаила Щетинина, который наконец-то смог реализовать свой идеал - школу-коммуну, почти идеальную изнутри, но закрытую для внешнего мира.

Есть и другой путь. Помочь детям проникнуться духовными традициями своего народа, своей страны, найти в них опору и жить, не отгораживаясь от проблем и не уходя от борьбы. Славгородский выбрал именно этот, второй путь. Свою статью, присланную на конкурс, он закончил словами: «Учитель современности - проповедник, а не предметник». Главное для учителя - вера в важность и необходимость того, с чем он выходит к своим ученикам.

ПУТЬ К ДЕТЯМ
Кажется, для Славгородского важнее не чему учить, а зачем. Он четко различает цели своих встреч с детьми на уроках. Признавая универсальную триаду целей школы - образование, развитие, воспитание, -  к каждой из них он находит свой подход, свое отношение. Он стремится привить детям вкус к красоте художественного слова, научить их мыслить свободно, правильно излагать свою мысль, открывая себя другим. Он хочет помочь им включиться в духовную традицию, потому что понимает воспитание как передачу опыта мира и человека.

Наверное, именно поэтому каждый урок он начинает с беседы о проблеме, представляющей для ребят интерес, и лишь затем перебрасывает от нее мостик к литературе. Евгений Игоревич нащупывает связи между искусством и жизнью, интуитивно определяя самое актуальное именно сегодня для каждого своего класса. Затем, тщательно выбрав момент, он ставит детей в тупик парадоксальным вопросом. Это его излюбленная педагогическая уловка. Главное, чтобы в вопросе не содержалось готового ответа, а оставалось пространство для спора, для разных, порой противоположных, мнений. Когда начинается дискуссия, Славгородский вооружает противников текстом, предлагает найти в нем аргументы. Совместный поиск выхода из тупика - занятие настолько захватывающее, что дети с удовольствием вовлекаются в процесс. Дело педагога - не дать угаснуть их интересу. И не стоит стесняться прибегать к актерским приемам, он должен задействовать интонацию, тембр, неожиданные аксессуары, оживающие и говорящие в его руках. Лишь в этом случае он сможет добиться прорыва, который и называется свободным уроком.

Такой урок - как чудо, как редкий подарок. Он возможен, когда завоевано доверие детей, когда они готовы открыться, забыв страх показаться наивными, восторженными, уязвимыми. Тогда беседа становится раскованной, естественной, ее стихия разрушает рамки любого заранее заготовленного плана. Сложнее всего соотнести такой урок с привычной пятибалльной оценкой. Что и как здесь оценить? Уровень аргументов, степень искренности, самостоятельность мышления, величину очередного шажка, который сделал ребенок? А если не сделал? Все это выходит далеко за рамки обычной школьной программы, предназначенной для бесстрастной передачи ученикам «голых» знаний. Но может быть, как раз это-то и хорошо?

Необычное занятие перетекает в необычное домашнее задание, которое, по замыслу Славгородского, должно продлевать урок в мир повседневного, устанавливать живую связь между школой и проблемами ученика, делая учебный предмет актуальным. Однажды Евгений Игоревич предложил ученикам в качестве задания на дом признаться в любви папе и маме. Для более взрослых людей такая задача стала бы неразрешимой проблемой, его же дети рассказывали о выполнении странного урока со смущением и радостью. Славгородский считает это своей удачей - ведь каждое домашнее задание, а он выделяет целых четыре их типа, должно раскрыть в ребенке что-то новое, должно, как говорится, до него достучаться.

Достучаться, признает Евгений, удается пока не до всех. Но уже многих детей он научил выражать свои мысли, аргументировать свою позицию и не бояться быть искренними. Они же, в свою очередь, радуют его прочитанными книгами, написанными рассказами и стихами, а главное - доверием и признанием. А разве не в этом настоящее учительское счастье?

Константин Сумнительный

Добавлено: 12.03.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2760
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+