Личный кабинет

ГНУТЬСЯ, НО НЕ ЛОМАТЬСЯ,


ГНУТЬСЯ, НО НЕ ЛОМАТЬСЯ,

Журнал «Лидеры образования», № 1 2004. Подписаться

ИЛИ КАК НАЙТИ ПОБЕДНЫЙ КОМПРОМИСС

Было это, казалось бы, не так уж и давно. Молодому директору предложили перейти в райком партии. Другой бы не раздумывал. Ведь это не только честь, но и серьезный карьерный рост, а он не согласился. «Что мне на этом месте делать?», - заявил он секретарю райкома. Сегодня Юрий Петрович Прохоров является председателем республиканского комитета профсоюзов работников народного образования, но в родном Татарстане его по-прежнему помнят и воспринимают, прежде всего, как человека, все испытавшего в нелегком педагогическом труде. Может быть, именно эта закваска помогла ему победить в конкурсе «Лидер в образовании - 2002».

ПРЯМО В РУКИ ЛЕГЛО…
Где бы Прохоров ни жил, его дом всегда был полон людей. Не только родственников. Что-то в нем притягивало людей. Может быть, они чувствовали в нем основательность и естественное внимание к людям. Многое в его жизни происходило как бы само собой, диктовалось самим ходом жизни. Он до сих пор считает, что если его знакомым комфортно в его доме, то они могут в нем жить.

Возможно, это пришло из детства. Он родился в пригороде Ульяновска, в районе, считавшемся сельскохозяйственным. В школу приходилось ходить за пять километров. А там были закадычные друзья. Они были настолько неразлучны, что иногда вся компания ночевала у Прохоровых, а иногда Юрка оставался у друзей. Тогда дом Прохоровых казался большим, а на самом деле в нем была одна большая комната и кухня, а жили здесь Юркины родители с пятью детьми, семья дяди да еще время от времени друзья. Это никого не раздражало, жили дружно.

Будущая жена Нина росла в этой же компании. Приезжала к своему брату, одному из Юркиных друзей, на лето. Но до женитьбы было далеко, потому что после школы вдохновленный примером своего директора и учителя истории Латышева Юра Прохоров решил поступать на исторический факультет педагогического института. Сейчас вспоминает о той своей попытке поступить учиться с долей юмора: «Срезался на сочинении. Слишком много запятых поставил».

Устроился на завод. Не маленькая по тем временам зарплата позволила не только поддержать семью, но и материально подготовиться к студенческой жизни. Ведь на следующий год Юра опять штурмовал институт. На этот раз запятых не хватило, но его пригласили в приемную комиссию и предложили поступить на другой факультет, а потом перевестись на желанный исторический. Желание перевестись отпало очень быстро. На биофаке затянула романтика полевых практик. Юношей на факультете было немного, и все разъезды доставались им. Даже экзамены приходилось сдавать досрочно, чтобы всюду успеть. Тогда он объездил весь Советский Союз.

А после института распределили в Приморский край, на границу с Китаем.

Лирическое отступление
Граница была так близка, что, как-то выйдя погулять с товарищем в сопки, Юра был задержан нашими пограничниками. К счастью, все обошлось. Обошлось и в другом случае - во время пограничного конфликта. Всех мужчин тогда подняли в 4 утра, посадили в автобусы и повезли оборонять границу. Пока доехали, часть ополченцев уже лыка не вязала…

О Приморье Прохоров до сих пор вспоминает с теплотой. Там родились его двойняшки - Таня и Андрей. Там он стал учителем-профессионалом. Его ребята стали побеждать в химических олимпиадах, поступать в престижные вузы. Да и сама обстановка в большом поселке, где жили Прохоровы, была очень семейной. Они могли зайти в магазин, оставив коляску у входа, и совсем не пугались, когда, выйдя, не обнаруживали своих двойняшек. Их вскоре привозили домой сухими и накормленными. Здесь же Юрий Петрович занял и свою первую руководящую должность - стал заместителем директора школы. Правда, недоверчиво посмеивался, когда директор прочил ему быстрый рост. К карьере Прохоров не стремился, но, однажды поразмыслив о перспективах, семья перебралась в Казань.

Там жизнь пришлось начинать с чистого листа.

ДЕЛАЯ СЕБЯ
В столице Татарии у Прохоровых не было близких родственников, но молодого учителя быстро заметили. Сначала дети, которых он поразил уже на первом уроке. Казалось бы, ничего особенного не сделал - просто подробно и обстоятельно представился, но ребята оценили и запомнили. Вскоре заметило и руководство, и ему действительно предложили стать директором. Соблазн был велик, так как при школе была квартира, которая предоставлялась руководителю. Юрий Петрович не устоял. Спросил только об одном: «Есть ли в школе собственная котельная?» Узнав, что этой грозы всех директоров, отнимающей уйму времени и сил, в школе нет, Прохоров согласился.  

При Прохорове школа очень быстро стала центром микрорайона – в директорский кабинет, а иногда и в квартиру стучались не только со школьными проблемами. Сам же Юрий Петрович не стеснялся учиться у ветеранов директорского корпуса. Уже тогда у него с коллегами установились добрые отношения. Его признали своим, признали профессионалом, а он в душе оставался учителем химии, и именно эта работа доставляла ему наивысшую радость.

Чуть позже его бы, наверное, назвали педагогом-новатором, а тогда для него были важны человеческие отношения с ребятами и поиск путей, как каждому из них раскрыть красоту и важность своего предмета, своей химии. А она у него действительно была своя. Он без оглядки перекраивал учебный план, а когда методисты из роно делали ему замечания, он отвечал: «Давайте посмотрим на конечный результат». А результат был.
Его спокойный рассудительный тон много раз спасал от неприятностей. Прохоров не стремился к конфликту, он искал рациональный путь решения проблемы. Чаще находил. Наверное, поэтому, отклонив предложение работать в райкоме, Юрий Петрович согласился стать заведующим отделом образования одного из районов Казани. К его неначальственной манере поведения долго не могли привыкнуть. Если ему с просьбой звонил кто-то из старой директорской гвардии, кто-то из его фактических учителей, Юрий Петрович мог легко скорректировать свой график посещений школ так, чтобы обсудить проблему на месте. Но вел он себя при этом так, что панибратства никто не допускал, хотя отношения со многими были по-человечески теплыми.  

Впрочем, Прохоров умеет быть и жестким. Однажды в начале его «начальственной» карьеры кто-то из руководителей позволил себе отчитать его как мальчишку в присутствии директоров. После совещания состоялся мужской разговор. Суть его была проста: «Если я вас не устраиваю, то я уйду, но если устраиваю, не позволяйте себе огульно критиковать меня в присутствии моих подчиненных». Этот урок повторять не пришлось.

Не удивительно, что когда место начальника управления образованием Казани стало вакантным, то пригласили Прохорова. Правда, почти сразу у ряда коллег возникло некоторое непонимание. Став начальником такого уровня, Юрий Петрович остался в школе, вел уроки как простой учитель. Это право он для себя отстоял. И у этого его решения было свое продолжение, своеобразное послесловие. Как-то, дав совет учителю, Прохоров нарвался на откровенное хамство. Мол, ты сам попробуй! Начальник управления образованием города-миллионера не смутился, не стал наказывать горе-преподавателя, а вошел в незнакомый класс и показал урок…

На новом посту Юрий Петрович пережил самое трудное время в своей жизни. Хотя эпицентром подростковой преступности в те годы считались Набережные Челны, но на долю Казани тоже хорошо досталось. Прохоров возглавил образование города в самый разгар войны, в которой участвовали старшеклассники многих казанских школ. Юрий Петрович вспоминает об этом неохотно, тем не менее, остановить разгул преступности довелось именно ему. Конечно, это не только его заслуга, но и вклад органов управления образованием был серьезен. В школах активизировалась внеклассная работа. Открывали кружки и секции, делали все возможное, чтобы увлечь детей, «убрать» их с улиц, вытащить из преступных группировок. К счастью, и МВД, спохватившись, арестовало взрослых лидеров, прошла череда громких судебных процессов.

Но сложный этап в жизни Прохорова, руководителя образованием столицы Татарстана, на этом не закончился. В начале 90-х Татарстан захлестнула националистическая волна. Юрию Петровичу, к тому времени ставшему еще и депутатом Государственного совета республики, поставили в вину не то, что он плохо работал, а то, что он… русский. Дошло даже до того, что разбушевавшаяся толпа жгла его чучело на митингующей площади. Прохоров не испугался, выдержал.

Лирическое отступление
Был у Юры Прохорова друг. Татарин. Однажды Юра гостил у друга и его отец, дядя Ахмет, сказал ему: «Ты мне как старший сын. Береги брата». По татарским обычаям старший сын в ответе за всю семью. Когда подросла младшая дочь Ахмета и ей пришло время поступать в институт, она приехала к Юрию Петровичу, жила у него, вышла замуж. Когда дядя Ахмет приезжает в Казань, то останавливается у старшего сына, Юрия. Сюда же приходит и дочь дяди Ахмета, чтобы повидаться с отцом и старшим братом. Оказалось, что русский Прохоров может вполне органично жить по татарскому уставу.

Впрочем, давление оказывала не только толпа. Обострились отношения и с новым руководством города. Он терпеливо разъяснял, что предлагает профессионально оправданные решения. Понимали его не всегда. Вмешивалась политика. Несколько раз хотелось махнуть рукой и уйти. Сейчас он вспоминает, что останавливало его тогда не желание сохранить не такое уж и теплое место, а сознание своей ответственности за дело. Он с трудом, но мог влиять на ситуацию, а смог бы это сделать его преемник?

Но его все-таки убрали - неожиданно, изящно. Идя на второй срок в Государственный совет республики, Прохоров, как и остальные, подписал обязательство уйти со всех постов, если будет избран. Свое обязательство он выполнил, а Госсовет чуть ли не первым своим решением эту норму отменил.     

ДРУГАЯ ЖИЗНЬ?
Как человек в республике уважаемый и, что называется, при должности, Прохоров  входил в президиум республиканского профсоюза работников народного образования и науки, но профсоюзной работой всерьез никогда не занимался. Когда в 1996 году его пригласили в реском и предложили возглавить профсоюз, он удивился. Да, у него были большие связи в образовании. Да, он жил в этой системе, он ее строил. Да, как депутат Государственного совета, он знал почти всех членов правительства, президента. Но зачем ему профсоюз?

В конце концов, Прохорова уговорили.

Два года он работал председателем рескома профсоюза на общественных началах. Предполагалось, что всю черновую работу будет за него тянуть заместитель. Он согласился, но очень скоро понял, что позволить себе так работать не может. Стал вникать в новое для себя дело досконально. Оказалось оно непростым, но нужным. И тут, как считает Прохоров, его «продали».

Приближались очередные выборы в Государственный совет. В его округе произошло заметное оживление, в Госсовет шел кто-то из местных олигархов. Деньги сработали, и даже учительский актив начал агитировать за соперника Прохорова. В итоге он проиграл. Потом, выступая на учительской конференции, он скажет, что зла не держит. Он просто не имел и не имеет права этого делать, потому что, несмотря на личные обиды, призван защищать их интересы, интересы рядовых педагогов.

Лирическое отступление
Мы в гостях у директора казанского педагогического колледжа Марата Гайнутдинова. Говорим об истории образовательного учреждения, о том, как выживает педколледж в нелегких экономических условиях. В какой-то момент, Марат Лотфуллович хитро прищурившись, спрашивает Прохорова: «А про путевки это правда?» «Конечно!» - заверяет его Юрий Петрович. Речь, как выясняется, идет о 30 миллионах рублей, которые Прохоров выбил из республиканского бюджета 2004 года на санаторно-курортное лечение членов профсоюза. Изначально специалисты Министерства финансов заявляли о том, что это невозможно. Но Прохоров объяснил им, как невозможное сделать реальным.
    

В споре Прохоров никогда не спешит, вытащив шашку, идти в кавалеристскую атаку. Это эффектно, но не эффективно, считает он. Еще будучи депутатом, Юрий Петрович не посылал пустых запросов, а всегда сопровождал их обстоятельными пояснениями, как можно в рамках закона удовлетворить просьбу его избирателей, членов его профсоюза. Прохоров сначала разговаривает, честно предупреждает, что пойдет до конца. И действительно идет до конца - на его счету уже несколько процессов, выигранных в конституционном суде. Руководство республики даже было вынуждено отменить ряд своих решений, ограничивавших заработную плату педагогов.

А недавно в одном из властных коридоров он буквально наткнулся на президента Татарстана. Тот не сдержался и полушутя-полусерьёзно бросил ему: «Ну и достал ты нас, Прохоров». Юрий Петрович парировал: «Так вы же в отпуске были?!» Речь в том мини-диалоге шла о 25-процентной надбавке к учительским зарплатам. Ее решили отменить. После многократных обращений, поняв, что интересы профсоюзов игнорируют, Прохоров решился на крайнюю меру - собрал митинг. Первый массовый митинг протеста за несколько лет, да еще накануне парламентских выборов. Президент республики тогда был в отпуске, но и до него дошли отголоски той акции. Правительство, заметим, от своих намерений в итоге отступило и пошло навстречу учителям.

В своем деле Прохоров прагматик. За время его работы число членов профсоюза выросло со 144 тысяч до 206. Это значимый итог его работы. Под его крыло теперь просятся и ведомственные средние профессиональные учебные заведения. Люди начинают чувствовать разницу. Да и с жалобами к Прохорову приходят не только члены его профсоюза. Но он вынужден каждый раз огорчать ходоков, ведь соглашение, а значит, и некоторые из прописанных там льгот распространяются только на владельцев заветного профсоюзного билета.

Сегодня Прохоров занят делом, которое вроде бы и не имеет отношение к профсоюзу. Но это только на первый взгляд. Юрий Петрович предложил создать внебюджетный пенсионный фонд. Из него учителя смогут получать дополнительную пенсию.

Это, к слову, не единственная воплощаемая идея Прохорова. Реализуется и проект, с которым он победил в конкурсе «Лидер в образовании». Смысл его в том, чтобы открыть в республике несколько профсоюзных учебно-методических центров. В один из них, в Зеленодольском районе, Юрий Петрович возил и меня. Пока это несколько комнат в  здании детского сада. В них чисто и уютно. Здесь можно проводить обучение, конференции, собрания. Именно здесь Прохоров мечтает научить каждого защищать себя.
Нужен ли будет тогда профсоюз? Не знаю, но опыт и добрая сила, которая живет в Прохорове, пригодятся.

Подготовил Константин Сумнительный

Добавлено: 20.05.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2304
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+