Личный кабинет

ГЕНЕРАЛ ШАНЯВСКИЙ


ГЕНЕРАЛ ШАНЯВСКИЙ

Журнал «Лидеры образования», № 5–2006. Подписаться 

В ИСТОРИЮ ОН ВОШЕЛ СКОРЕЕ НЕ КАК ВОЕННЫЙ СПЕЦИАЛИСТ И НЕ КАК ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННИК, А КАК БЛАГОТВОРИТЕЛЬ

Александр Гущин, кандидат исторических наук

Среди передовых деятелей России второй половины XIX - начала XX века выделяется фигура генерала Альфонса Леоновича Шанявского, имя которого стало символом российского меценатства наряду с именами Морозова, Мамонтова и многих других выдающихся российских благотворителей. Делом жизни Шанявского стало создание Московского народного университета, который по его замыслу должен был стать оплотом свободы и новых веяний в образовательной сфере.

Идея создания нового по своей сути образовательного учреждения в России возникла не на пустом месте. Первая русская революция и катастрофическое поражение в русско-японской войне показали, что государственная система страны нуждается в коренном реформировании. Антиправительственные выступления впервые приняли столь масштабный характер. Все это наглядно продемонстрировало невозможность дальнейшего развития России без начала процесса либерализации общественной жизни. Кризис проявился не только в политико-экономической сфере или в военной области. Очевидной стала необходимость качественно нового подхода к системе образования в России. Наиболее дальновидные люди понимали, что только изменения условий формирования личности, современные методы воспитания и образования могут переломить ситуацию и сформировать поколение, способное достойно ответить на вызовы времени.

ПОЛЯК ПО ПРОИСХОЖДЕНИЮ, ЛИБЕРАЛ ПО ДУХУ
Интерес к образованию и предрасположенность к меценатству, равным образом как и либеральные взгляды будущего основателя университета, были заложены в детстве. Альфонс Леонович Шанявский родился в 1837 году в Седлецкой губернии в Польше, в шляхетской семье. Род Шанявских далеко не всегда был лояльно настроен по отношению к Российской империи. В бурный период борьбы за сохранение польской государственности в конце XVIII века его предок архиепископ Иосиф Шанявский принимал участие в восстании 1794 года, что, впрочем, не помешало ему впоследствии начать сотрудничать с российскими властями, став начальником цензурного комитета.

Традицией семейства Шанявских было серьезное внимание к образованию в целом и открытие на собственные средства образовательных учреждений, в частности. Известно, что Иосиф Шанявский открыл в родовом имении «Шанявы» специальную домашнюю коллегию для мальчиков на 10 мест.

В этой коллегии маленький Альфонс Шанявский сделал свои первые шаги к знаниям. Проучившись в домашней коллегии до 9 лет, он был сначала отдан в Тульский, а затем переведен в Орловский кадетский корпус, откуда поступил в Дворянский полк в Санкт-Петербурге. Карьера Альфонса Шанявского складывалась очень удачно. В 1861 году в возрасте 24 лет он с отличием закончил академию Генерального штаба. Продвижению по службе во многом содействовала протекция военного министра Д.А. Милютина, который по достоинству оценил талант Шанявского. Однако остаться в столице ему было не суждено. Причиной этого стало серьезное заболевание. Супруга генерала Лидия Алексеевна Шанявская упомянула в биографии генерала, что у него шла горлом кровь. Врачи констатировали развитие туберкулеза, что привело к отъезду из Санкт-Петербурга в Амурский край.

АДЪЮТАНТ В РОЛИ БИЗНЕСМЕНА
Однако волею судьбы этот отъезд способствовал дальнейшему формированию либеральных взглядов Шанявского и дал в руки будущего мецената материальные возможности для последующей благотворительной деятельности. Он получил должность адъютанта военного округа и попал в подчинение помощника генерал-губернатора, поляка Б. Кукеля, отличающегося достаточно демократическими воззрениями для представителя российского генеральского корпуса. Служба в целом шла успешно, но здоровье Шанявского продолжало ухудшаться, и он был вынужден поселиться в Сибири.

В это время он успешно проявил себя в роли бизнесмена. На Амуре Альфонс Шанявский завязал деловые контакты с известным золотопромышленником В.Н. Сабашниковым, а также с начальником Нерчинских заводов А.Ф. Родственным и его супругой сибирской золотопромышленницей А.И. Родственной, вместе с которыми занялся поиском и добычей золота. Дочь Родственных Лидия Алексеевна стала вскоре женой Шанявского. А сам Альфонс Леонович, таким образом, стал полноправным участником (вместе с Сабашниковым и Родственными) Зейской золотопромышленной компании, что дало ему возможность постепенно превратиться в одного из наиболее состоятельных людей России.

В 1877 году компаньоны создали вторую компанию - Верхнезейскую. А два года спустя, когда шла работа по организации еще одной золотопромышленной компании, Сабашников умер. Шанявский стал компаньоном-распорядителем всех компаний, как уже действующих, так и образованных позднее.

По мере накопления капитала у Альфонса Шанявского проявился интерес к меценатской деятельности. Уже в период своего пребывания в Сибири он пожертвовал 30 тысяч рублей на создание гимназии в Благовещенске, 1000 десятин земли на сельскохозяйственную школу, а затем 300 тысяч рублей на женский медицинский институт в Санкт-Петербурге. Но главным благотворительным проектом генерала стал другой.

ВСЕМ БОЛЕЗНЯМ НАЗЛО
Импульсом для реализации Шанявским своего главного замысла в жизни стало создание в Париже известным ученым М.М. Ковалевским, изгнанным из Московского императорского университета, Высшей русской школы общественных наук. Альфонс Леонович горел желанием как можно быстрее воплотить задуманное, но, к сожалению, отставному генералу так и не представилась возможность увидеть свое детище. Состояние здоровья мецената (к тому времени чета Шанявских переехала в Москву) стало стремительно ухудшаться - в 1901 году у него развился аневризм аорты. Это заболевание могло привести к мгновенной смерти в случае эмоциональных или физических перегрузок. Большую роль в отсрочке кончины сыграла супруга Лидия Алексеевна, которая окружала мужа постоянной заботой. По свидетельствам знакомых семьи, даже мостовая при подъезде к дому Шанявских была устлана соломой. Но трагическую развязку предотвратить было нельзя.

Тем не менее Шанявский успел сделать самое необходимое для открытия нового учебного заведения. За месяц до своей кончины 3 октября 1905 года отставной генерал пожертвовал значительные средства на создание университета, занеся это в свое завещание. А в день смерти Шанявского, 7 ноября 1905 года, состоялась передача в собственность городу особняка на Арбате, доходы от которого должны были идти на содержание университета.

Помимо средств Шанявский представил и стратегию развития народного университета, основными положениями которой были: свободное поступление без экзаменов, создание попечительского совета, который наполовину состоял бы из лиц, избранных городской Думой, а наполовину утверждался бы жертвователем, а также предусматривалось обязательное присутствие в этом совете женщин. В соответствии с уставом, разработанным лично Шанявским, двери университета были открыты для всех, кто желал учиться, без различия пола, национальности и вероисповедания, без обязательного предъявления каких-либо дипломов. Преподаватели для университета выбирались не по ученым степеням, а с учетом научных работ и педагогического стажа.

«БЫТЬ ПОСЕМУ» ПОЛУЧИЛОСЬ НЕ СРАЗУ
После смерти Шанявского организационная работа по созданию Московского народного университета проводилась его супругой, а также друзьями и коллегами покойного - кн. С. Трубецким, М.В. Сабашниковым (сыном В.Н. Сабашникова), М.М. Ковалевским. Подхваченное ими благородное дело оказалось далеко не простым и достаточно затратным. Вскоре стало ясно, что одним взносом ограничиться невозможно, расходы росли день ото дня. Тогда было создано общество для увеличения средств на создание и расширение народного университета. Особую роль как в организационном, так и в финансовом обеспечении проекта сыграли ведущие московские банкиры А.И. Геннерт, А.С. Вишняков и др. Они активно лоббировали идею открытия народного университета в Московской городской думе.

А лоббировать идею приходилось весьма и весьма упорно - сопротивление проекту было очень серьезным. Крайне правые считали идею создания народного университета опасной. Они характеризовали новое учебное заведения как потенциальное «ядро польской крамолы», «еврейский университет». В частности, В.М. Пуришкевич, депутат Государственной думы крайне правых взглядов, говорил: «Если мы санкционируем почин Шанявского, то разрушим, в конце концов, Россию».

Но вместе с тем в поддержку создания университета выступали либеральные круги. К примеру, известный историк, профессор А.А. Кизеветтер будучи в эмиграции вспоминал потом о нем весьма лестно: «Московский городской народный университет, просуществовавший в Москве более десяти лет и насильственно умерщвленный в самом расцвете своей живой и плодотворной работы, представлял собою удивительное явление в истории русской культурной общественности...»

Московская городская дума утвердила положение об университете только 30 мая 1906 года, и уже осенью того же года предполагалось торжественное открытие нового высшего учебного заведения. Однако московский градоначальник опротестовал постановление Городской думы. Началась бюрократическая склока. Московская дума в ответ направила положение министру внутренних дел, а тот, в свою очередь, передал дело вновь назначенному тогда министру народного просвещения П.М. Кауфману. Быстрое решение вопроса было необходимо для соратников покойного генерала - в завещании Шанявского оговаривалось, что если до 3 октября 1908 года университет в Москве не будет открыт, все средства поступят в пользу Женского медицинского института в Петербурге.

Министр Кауфман направил дело, в конце концов, в Государственную думу. В ходе дебатов здесь высказывались крайне полярные оценки, но все-таки проект был одобрен, невзирая на все протесты крайне правых, по наущению которых реакционные газеты вскоре сообщили об открытии университета такими заголовками: «Гнездо польской крамолы в Москве, сердце России», «Оплот кадетской пропаганды».

Положительное решение Госдумы было утверждено 16 июня 1908 года на заседании Государственного совета, где с блестящей речью в поддержку университета выступил А.Ф. Кони. Наконец, после одобрения Государственным советом, создание Московского народного университета было санкционировано лично императором Николаем II, наложившим резолюцию: «Быть по сему».

…И ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО ОТ ЕСЕНИНА
Одним из ключевых вопросов на первом этапе функционирования университета был поиск приемлемого помещения. Сначала у учебного заведения не было одного здания. Университет размещался в бывшем особняке Голицыных на Арбате, в Александровском коммерческом училище, в Политехническом музее, реальном училище Мазинга. Строительство собственного здания, создание единого университетского комплекса стало возможным благодаря дару супруги Шанявского Лидии Алексеевны 225 тысяч рублей, осуществленному в 1910 году, а также помощи московских банкиров.

Земляные работы на Миуссах начались весной 1911 года. В июне того же года московский градоначальник утвердил проектные чертежи, а в июле состоялась закладка здания. Авторами проекта были профессор А.А. Эйхенвальд - он составлял планы здания, проектировал аудитории, научные лаборатории, учебные кабинеты, и архитектор И.А. Иванов-Шиц. Новое здание университета было открыто в 1912 году.

Университет Шанявского в те годы имел два отделения: научно-популярное, на котором можно было получить среднее образование, и академическое, дававшее высшее образование. Академическое отделение включало два цикла - естественный и общественно-философский.

В 1908/09 академическом году в университет Шанявского записалось 287 человек на слушание полных курсов и 677 человек в качестве слушателей выборочных лекций. В 1911 году всего слушателей было уже 2675 человек. Примерно половину из них составляли женщины, что было прорывом для того времени. Популярность университета росла ежегодно. Так, невзирая на тяжелые времена Первой мировой войны, в 1916/17 учебном году число слушателей достигло 7000 человек.

Кроме того, при университете были открыты курсы дошкольного воспитания, библиотечной работы, внешкольного образования, кооперации. В вузе сформировался особый тип студента - «шанявца», свободного от догм, раскрепощенного, стремящегося к практической работе, чуждого излишнего академизма. Он сам составлял персональный учебный план, записывался в группы специализации, сам выбирал курсы преподавателей, планировал сроки обучения.

Еще одним признаком демократичности университета, отличающим его от всех прочих высших учебных заведений, было то, что единственным званием ученого-педагога было звание «преподавателя». Среди них - выдающиеся ученые начала XX века К.А. Тимирязев, Н.Д. Зелинский, А.Е. Ферсман. Контракт с каждым преподавателем заключался на три года, после чего принималось решение о перезаключении договора.

Преподавательский корпус усилился после знаменитой «забастовки» работников Московского императорского университета в 1911 году. Многие профессора и доценты, выступившие против реакционных действий министра просвещения Л.А. Кассо, а также против авторитарных методов управления и открытого вмешательства государства в жизнь университета, перешли в университет Шанявского. Среди них был и известный физик П.Н. Лебедев. Тогда же окончательно обосновался в университете Шанявского Н.К. Кольцов - будущий основатель физико-химической биологии в СССР. В 1913 году в университет в качестве вольного слушателя на историко-философское отделение поступил молодой Сергей Есенин.

После революции университет Шанявского был закрыт, Академическое отделение передали МГУ, а в стенах Московского народного университета разместился сначала Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова, а с 1939 года - Высшая партийная школа…

Память о Шанявском, придерживаясь основных принципов открытости и доступности образования, провозглашенных русским меценатом, сейчас свято чтят в Российском государственном гуманитарном университете, главный корпус которого стоит на Миуссах. В 1993 году здесь состоялось открытие бюста Шанявскому работы заслуженного деятеля искусств России В.В. Герасимова.

ЦИТАТА
Из выступления А.Ф. Кони на заседании Государственного совета в июне 1908 года:
- Народный университет открывается для действий в области спокойной общественной жизни; жажду знаний, а не жажду шумных тревог хотел, по мере сил, утолить покойный Шанявский, когда говорил в своем обращении к городу о тяжелых днях нашей общественной жизни, о ее обновлении и оздоровлении и о привлечении симпатий народа к источникам добра и силы к науке и знанию…

Из воспоминаний друга А.Л. Шанявского М.В.Сабашникова:
«Живя отшельниками, в постоянном присутствии подстерегавшей Альфонса Леоновича смерти, супруги решили использовать последнее оставшееся у них время для предсмертных распоряжений. Пригласив меня к себе, Лидия Алексеевна сообщила, что, по соглашению с ней, Альфонс Леонович хочет отдать все свое состояние на устройство в Москве вольного университета».

КОНСПЕКТ
О кризисных тенденциях в системе образования царской России

«…Наряду с внешними бедствиями перед страной перспектива одичания. Правительственные школы не выдерживают толчка освободительного движения, целые годы в них не было правильного учения…»
Из письма министру народного просвещения В.Г. Глазову, 15 сентября 1905 г.

О необходимости перенимать зарубежный опыт реформирования системы образования
«1885 г., я пробыл почти год в Японии, при мне шла ее кипучая работа по образованию народа во всех сферах деятельности, и теперь мне пришлось быть свидетелем японского торжества и нашей полной несостоятельности. Но такие удары судьбы даже такая страна, как наша, не может сносить, не встрепенувшись вся, и вот она жаждет теперь изгладить свое унижение, она жаждет дать выход гению населения России…»

О роли просвещения в общественной жизни и необходимости народного университета
«В нынешние тяжелые дни нашей общественной жизни, признавая, что одним из скорейших способов ее обновления и оздоровления должно служить широкое распространение просвещения и привлечение симпатий народа к науке и знанию... я просил бы по возможности оказать содействие скорейшему возникновению учреждения, удовлетворяющего потребности высшего образования, поэтому прошу Московское Городское Общественное Управление принять от меня для почина в дар г. Москве для устройства Народного Университета».
Из предсмертного завещания А.Л. Шанявского

Добавлено: 29.05.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 4183
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+