Личный кабинет

ЕГО ТОЧКА ОПОРЫ


ЕГО ТОЧКА ОПОРЫ

Журнал «Лидеры образования», № 3 2004. Подписаться

НЕ НУЖНО ПРОГИБАТЬСЯ ПОД ИЗМЕНЧИВЫЙ МИР

Отец, бывший до войны учителем, назвал старшего сына Русланом, а родившуюся вслед за ним дочь - Людмилой. Руслан вырос и встретил свою судьбу, которую тоже звали Людмилой. Сыну они с женой решили дать имя Руслан и только на дочери прервали традицию - назвали ее Еленой. И надо сказать, что в жизни и в работе Руслану Абдугаппаровичу Рахимову, председателю комитета образования администрации Плавского района Тульской области, пришлось ломать традиции не раз. Конечно, это были иные случаи, нежели наречение именем ребенка, но тем не менее. Идя наперекор, он создавал новое и бережно поддерживал сложившееся. Не ломая и не раня людей, переворачивал весь мир вокруг себя. Быть может, это качество и предопределило победу Рахимова в конкурсе «Лидер в образовании - 2003» в номинации «Общественно-государственные формы управления».

СЛЫШАТЬ ЛЮДЕЙ
Добраться от Москвы до Плавска даже на перекладных можно часов за пять. Некоторые лихачи, как поговаривают, «пролетают» 250 километров чуть ли не за два часа. Наверное, это так, но, попадая сюда, понимаешь, что Россия живет совсем по-другому, нежели Москва. Это уже глубинка, несмотря на то, что Плавск стоит на оживленной трассе.

В глубинке у общества голос тихий. Может, и спросит кто побойчее, как в знаменитом фильме «Чапаев»: «Вы за большевиков или за коммунистов?» -  но сам же испугается своего вопроса. Здесь люди молчат и голосуют ногами, уезжая в поисках лучшей доли.

Можно ли что-то сделать, чтобы их остановить? Трудно, но можно. Так, например, несколько лет назад крупнейшее предприятие Плавска завод «Смычка» решило закрыть свой детский садик, перепрофилировать его под свои нужды. Рахимов подумал, поговорил с друзьями и коллегами и предложил неожиданное решение. Открыть в умирающем детском садике прогимназический класс, изменить всю систему подготовки детей, сориентировав ее на более сильных малышей.

К тому времени в районе уже окончательно и бесповоротно перешли на четырехлетнюю начальную школу, но в данном случае первый класс решили сделать непосредственно в дошкольном учреждении. Новшество приняли настороженно. Поначалу пришлось рассказывать о нем в газетах, убеждать людей в преимуществах такой модели, и только через несколько лет в правильность и обоснованность этого шага поверили окончательно. В «Теремок» (так называется дошкольное учреждение) стали стремиться.

Был ли у общества запрос на детский сад такого типа? Наверное, был, но далеко не у всех его представителей, а теперь «Теремок» стал престижен и помог в решении другой проблемы.

Плавск находится к чернобыльской зоне. И это многое определяет в местной жизни. Если и раньше родившиеся здесь дети не отличались богатырским здоровьем, то после аварии тем более. Сама жизнь поставила вопрос: с этим надо что-то делать! Так опыт перепрофилирования «Теремка» подсказал вариант решения вопроса - в районе было создано новое дошкольное учреждение для ослабленных детей «Березка».

В «Березке» гостей в первую очередь ведут в медицинский блок, которым очень гордятся. Здесь есть (пусть уже неновое) оборудование, которого нет в городской поликлинике. В нарушение всех правил в штатное расписание введен массажист. Словом, малышам помогают, чем могут.

Здесь же работает начальная школа, где создан максимально щадящий режим. Дети могут учиться и продолжать принимать процедуры, а во второй половине дня им помогут сделать уроки, пригласят позаниматься в студии. Жизнь в этих стенах течет более размеренно и спокойно, чем в школе, - зачастую для ослабленных детей это является решающим фактором.

Говорим о больном. По постановлению правительства в чернобыльской зоне все дошкольные учреждения для родителей бесплатны. Не секрет, что и там, где плата существует, ее катастрофически не хватает. Страна, как считается, вошла в рынок, но здесь собрать с родителей лишние 15 рублей в месяц для улучшения питания детей и покрытия других нехитрых нужд детского сада - большая проблема. Дело не в том, что не хотят, дело в том, что не могут - в Плавском районе средняя заработная плата еле-еле переползает за черту бедности.

Кое-как спасает «Березку» попечительский совет, который создан и работает, и это чудо, ибо детский сад находится в самом неудобном и неперспективном районе города. Возможно, проще было бы «Березку» закрыть, что и собирались сделать. Рахимов не дал, он уверен, что даже если она не нужна государству, то нужна людям.

СЛЫШАТЬ ВРЕМЯ
Школа № 1 расположена недалеко от «Березки». Именно туда после детского сада уходят ребятишки, и не только потому, что она рядом, но и потому что она является «Школой здоровья». В ней работает команда из психолога, преподавателя по лечебной физкультуре (ЛФК), логопеда, врача и дефектолога. Зал ЛФК посещает, наверное, вся школа, а специальные модульные блоки для занятий как новенькие, хотя им уже десять лет. В кабинете, где работают логопед и дефектолог, ничего лишнего, но чувствуется стремление создать здесь доверительную атмосферу.

Сложнее всего на первых порах было прижиться в школе психологу. Ее считали этаким неудавшимся учителем, нашедшим тепленькое местечко, где можно отсидеться, ничего е делая. Сегодня Марину Вадимовну Титову коллеги признали. Оказалось, что ее вмешательство помогает разрешить многие проблемы, отказаться от стереотипного восприятия того или иного ученика, увидеть в нем привлекательные черты и выйти на человеческий контакт. Раньше этого от учителей не требовали, а сейчас иначе нельзя.

И дело не в том, что кто-то, сидя в научной лаборатории, решил, что на смену субъектно-объектным отношениям должны прийти субъектно-субъектные и что надо наконец-то научиться видеть личность ученика и строить с ним отношения. Дело в другом. Сегодня школа исчерпала обычные дисциплинарные меры воздействия, они не работают, и теперь есть только два пути: либо их ужесточать, либо научиться обращаться к личности ребенка.

При чем здесь здоровье, спросите вы. Не замечая личности ребенка, школа провоцирует конфликт, ведет детей к невротизации, а тут недалеко и до ассоциальных форм поведения, за которыми скрываются раннее курение, детский алкоголизм, наркомания. Для детей с ослабленным здоровьем и, как следствие, с ослабленной волей пойти по этой дорожке, спасаясь, убегая от несправедливостей окружающего мира, легче простого. Это подтверждают и специальные тренинги, которые проводит с детьми Марина Вадимовна.

Есть и еще одно следствие невротизации, которую вызывают нарушенные отношения между школой и ее учениками. Врачи и физиологи давно заметили связь между негативными переживаниями и болезнями, которые в своих крайних проявлениях способны довести детей до инвалидности. В школе № 1, «Школе здоровья», понимают эти тонкие связи, поэтому работают над оздоровлением не только в узко медицинском направлении.

Рахимов одним из первых понял необходимость психологической службы. Растил людей, помогал им встать на ноги. Так появился психологический центр «Доверие». Для того чтобы понять, что он собой представляет, достаточно сказать, что его первый директор теперь руководит областной психологической службой. А сегодня коллектив в «Доверии» молодой, но динамично развивающийся. Правда, жизнь порой берет свое - так, две молодые сотрудницы в этом году ушли в декрет. Это и радует и огорчает. Ведь центр, оправдывая свое название, действительно завоевал доверие.

Добиться этого было непросто. Ведь до сих пор они работают как маленькая спасательная команда. Захватив чемоданчики с диагностическими тестами, колесят по всему не маленькому району. Признание приходило постепенно. А сначала учителя, особенно те, что со стажем, ворчали: «Мы столько лет работали без всякой психологии и растили прекрасных учеников». Потом с удивлением и настороженностью наблюдали, как в классах, где работали психологи, многое менялось к лучшему.

Молодые сотрудники «Доверия» помогают учителям узнать своих питомцев, понять их устремления и поступки. Директор центра Ирина Гришко по поводу декретниц огорченно вздыхает: «Кто же будет работать?» А дел все больше, и спрос на услуги психологов растет. Это раньше, диагностируя дошкольников, центр буквально заманивал родителей на специальный тренинг, где учили взрослых общаться с собственными детьми. Теперь от желающих нет отбоя. Необходимость психологической помощи и специальных знаний признали и учителя, которые уже ждут семинаров и тренингов, организуемых «Доверием».

А Руслан Абдугаппарович, радуясь успехам центра, не только выделяет ему все больше помещений, но и находит деньги на повышение квалификации сотрудников «Доверия», на их участие в профессиональных тренингах и семинарах, на получение ими второго образования.

СЛЫШАТЬ СВОЮ СОВЕСТЬ
Рахимов гордится тем, что не отказался в свое время от партийного билета. Да, был коммунистом и не жалеет об этом. Хотя, откровенно говоря, если бы он верил, что бытие определяет сознание, вряд ли мог бы здесь работать. В Плавске это чувствуется меньше, а в сельских районах многие некогда успешные предприятия закрыты, поселки вымирают. Детей становится все меньше, стариков все больше. Молодежь разъезжается. Не все умудряются ухватить за хвост удачу вдали от родных мест. Возвращаются зачастую сломленные, не верящие в собственные силы.

Посмотрев в усталые глаза женщин, директоров сельских школ, в которых мы с Рахимовым побывали, понимаешь, что они лучше всего видят и чувствуют, как рушится былой уклад, устоявшиеся отношения и традиции, как из жизни уходит радость. И противостоять этому некому, кроме школы. Может ли она справиться с этим грузом? Рахимов не может об этом не думать. В старших классах он неизменно заводил разговор о едином государственном экзамене, о том, что для сельских ребят он открывает прямой путь в институт. Ребята слушали его и молчали, часто не отвечая даже на прямые вопросы. О чем они думали, не знаю. Учителя же говорили о том, что не уверены, что дети справятся с волнением, сдавая экзамены в незнакомых стенах городских школ.

В общем, чувствовалась тревога. Наверное, это был не только страх перед неизвестным, но и неуверенность в том, что новая форма окажется адекватной. Рахимов как управленец не имеет права на сомнения. Он должен выполнять принятые решения. И поэтому продумал все свои шаги, как помочь детям преодолеть трудности, которые могут возникнуть при проведении ЕГЭ.
 
Но он делает то, что может, и что, как он считает, противостоит распаду. Сегодня в каждой крупной школе есть музей. Когда-то первый из них возник в школе № 1 и был посвящен уроженцу этих мест дважды Герою Советского Союза В.Ф. Сафонову. В начале девяностых музей практически умер, но потом вновь возродился. Недавно сестра героя передала сюда письмо с фронта, написанное Сафоновым матери. Печально, конечно, что в нашей истории самым заметным объединяющим нас событием оказалась война, но важно другое.

Школьные музеи, по крайней мере, в Плавском районе остаются живыми. Сюда приезжают гости, здесь проводят уроки, сюда приносят то, что хотят сохранить, как примету времени, как весточку из прошлого от родных и знакомых, но уже ушедших людей. В музее Горбачевской средней школы можно увидеть и то, что совсем недавно сделано руками ее учеников и учителей, есть здесь и фотография машины, которую собственноручно собрал руководитель школьного ансамбля «Радуга» Виктор Захаров. Собранная из металлолома, она еще бегает по дорогам области, получив на то разрешение от автомобилестроителей в Москве.

У школы много проблем, но она не сдается и без преувеличения остается последним очагом культуры на селе. Тем удивительнее и радостнее видеть здесь лица молодых людей. Директор Молочно-Дворской школы Зоя Акимова с гордостью рассказывала о том, что большая часть ее коллектива - это выпускники школы. Не знаю, есть ли здесь связь и можно ли проследить закономерность, но именно в этой школе сохранилась не только детская организация, но и неизменный атрибут пионерии - красный галстук. Все здесь понимают, что если и есть надежда, то она - на молодежь.

Может быть, поэтому Рахимов изыскал средства и возродил то, что некогда называлось лагерем пионерского актива. По отзывам учителей, ребята приезжают оттуда окрыленные, с новыми проектами и грандиозными планами. Достаточно ли этого, для того чтобы не умерла российская глубинка? Руслан Абдугаппарович в это верит, хотя оснований для этой веры не так уж и много. Правда, помимо веры есть люди, есть работа, есть стремление нащупать ту точку опоры, которая позволит перевернуть этот мир и опять поставить его на ноги.

ЖИТЕЙСКИЕ ИСТОРИИ ОТ РАХИМОВА
В тот год он работал в Камынинской школе. Как-то вечером сидели с соседом возле дома и неспешно беседовали. Над селом проплывала большая туча. Вдруг появились самолеты и долго гудели, маневрируя над облаками. Руслан тогда вспомнил, что именно так, рассеивая что-то в тучи над хлопковыми полями, вызывали дождь в родном Узбекистане. Дождь пролился и сейчас. А после дождя на окрестных лугах появились красноватые хлопья. Никто не мог понять, в чем дело. Так, расположенный в низине Плавский район, наряду с соседними  районами и областями, стал именоваться чернобыльской зоной.

Когда в 1965 году семья Рахимовых переехала в Узбекистан, казалось, что судьба Руслана определена. Родственники Рахимовых были довольно влиятельными людьми. Как-то Руслан зашел в магазинчик своего дяди. Дело было вечером, и, закрыв магазин, дядя предложил племяннику помочь пересчитать дневную выручку. Столько денег Руслан не видел ни до, ни после этого. Кипу высыпанных на стол купюр он смог сравнить только с содержимым до краев заполненного ящика для избирательных бюллетеней… Его судьба, его поступление в Ташкентский университет были предрешены, но неожиданно для всех Руслан после окончания школы собрался и уехал поступать в военное училище. Не поступил и осенью ушел в армию. Уволившись в запас, направил свои стопы в Тульский педагогический институт, окончив который, был распределен в Камынинскую основную школу. Так он нарушил требования родственников в обязательном поступлении на юридический факультет Ташкентского университета. Эти действия Рахимова обидели их. И когда, навестив Руслана, влиятельные родственники из Узбекистана посмотрели на его небогатое жилище, удивленно покачали головой и уехали навсегда. Все, что они смогли ему сказать на прощанье, можно выразить одной фразой: «И ты нac на это променял?» Зато позже за ним в Россию перебрались брат и сестры, а затем и родители. Видно, поверили, что их первенец выбрал правильную дорогу и сможет пройти по ней достойно.

В 1984 году решением райкома партии его перевели из Камынинской восьмилетней школы в Волхощинскую среднюю - директором. Два года ездил он на новую работу на велосипеде. Не успел обжиться, а тут новое назначение - в Плавск, заведующим районным отделом образования. В Плавске встала проблема с жильем, и лишь через несколько лет, благодаря программе «Жилье для сельских учителей», Рахимовы вселились в новый недостроенный дом. Руслан Абдугаппарович с Русланом Руслановичем, когда тот на выходные приезжает из Тулы, до сих пор что-то доделывают, достраивают. О сыне Рахимова знающие его люди говорят как о мастере золотые руки. И добавляют: «В отца пошел».

КСТАТИ
Проект Руслана Рахимова, победивший в конкурсе «Лидер в образовании - 2003» в номинации «Общественно-государственные формы управления», предусматривает новую форму управления развитием образования на муниципальном уровне путем постоянного диалога и тесного сотрудничества образовательных учреждений, общественных организаций, широких слоев населения и государственных структур.
Проект разработан на основе анализа существующей системы образования Плавского района Тульской области, реальных потребностей его жителей и прогноза тенденций развития общественно-государственных форм управления. Реализация проекта направлена на внедрение основных положений Концепции модернизации российского образования и выстраивание логичной, прозрачной, эффективной формы общественно-государственного управления образованием.

Константин Сумнительный

Добавлено: 03.05.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2326
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+