Личный кабинет

«СТАНДАРТНОЕ МЫШЛЕНИЕ - САМОЕ ОПАСНОЕ»


«СТАНДАРТНОЕ МЫШЛЕНИЕ - САМОЕ ОПАСНОЕ»

Журнал «Лидеры образования», № 1–2 2006. Подписаться

ИЗВЕСТНЫЙ РЕЖИССЕР РАЗМЫШЛЯЕТ О ТОМ, ЧТО ОБЪЕДИНЯЕТ ТЕАТР И ШКОЛУ

Алексей Бородин, художественный руководитель РАМТа, известен не только как автор театральных «хитов» последних лет - «Эраста Фандорина» и «Инь и Ян» по Борису Акунину, «Вишневого сада» А.П. Чехова, «Лоренцаччо» А. де Мюссе. Ученик Юрия Завадского, он уже много лет сам преподает в Российской академии театрального искусства (ГИТИС). Среди его учеников и Евгений Редько, и Татьяна Веселкина, и Елена Галибина, и Татьяна Матюхова, и Илья Ильин, и Чулпан Хаматова, и еще много-много имен.

ЛЮБОВЬ К ПОДРОБНОСТЯМ
- Завадский был невероятно яркой личностью, олицетворявшей собой Театр. Собрал вокруг себя потрясающих профессионалов педагогики: Ирину Сергеевну Анисимову-Вульф и Сергея Александровича Бенкендорфа. У Завадского было очень высокое представление об искусстве. Да, он жил в советское время, прекрасно понимал, что и как. Да, приходилось ставить конъюнктурные спектакли. Но когда появлялось «Преступление и наказание» или «Маскарад», становилось понятно, что это и есть его основные постановки. Когда я окончил институт, было все очень сложно с театром, и Ирина Сергеевна и Юрий Александрович взяли меня преподавать на свой курс. Так что моя педагогическая карьера началась раньше режиссерской.

Наши педагоги обладали колоссальной степенью ответственности, знали себе цену, но при этом не было чванства, наоборот, - у них был удивительный юмор, в том числе по отношению к самим себе. Юрий Александрович приходил всегда подтянутым. Очень любил фразу Шаляпина: «Вы играете ноты, а надо музыку». Часто повторял: «соразмерность, сообразность». Это пушкинская формула творчества. Завадский научил нас чувствовать пространство сцены, ее ритм. Он определял искусство театра как смену ритмов. Он учил подходить к спектаклю как к «музыкальному» произведению, а не как к пересказу содержания. Помню, репетировали сцену из «Братьев Карамазовых», разбирали ее слово за словом. Это было так увлекательно… Моя любимая фраза Тургенева: «Талант - это подробность». Вот эту любовь к подробностям и привили нам педагоги.

НЕ ЛЮДИ УЧАТ ЛИТЕРАТУРУ…
- Мы с женой иногда вспоминаем, как учились наши дети Наташа и Володя. У нас не было такого: тут воспитываем, тут не воспитываем. Дети просто были включены в нашу общую жизнь… Если говорить о школе, мне кажется, очень важны первые четыре класса. Тогда у ребят была удивительная учительница, которая дала им базу труда, а это самое главное. А позже, я помню, сын учился в школе и одновременно ходил заниматься в другую школу к учителю литературы. В итоге вся группа девятиклассников перешла в ту школу. Это был потрясающий педагог, он, кстати, и театром интересовался. А еще там был совсем молодой историк, только окончивший университет, но авторитет он имел невероятный.

Вот эти два педагога перевернули сознание ребят. Требовательность у них была совершенно другая, не имеющая никакого отношения к «школьной». Литератор не только дал им знания по литературе, но и перевернул взгляд на многие вещи. Это имело колоссальное значение. Вообще гуманитарное образование очень важно, причем не только в виде знания того или иного произведения или периода, но и в качестве формирования взглядов, умения мыслить и рассуждать. Не люди учат литературу и историю, а скорее литература и история учат людей.

ШКОЛА ДОЛЖНА КОНКУРИРОВАТЬ
- Сейчас на всех нас обрушился довольно мощный информационный поток. Появилась некая параллельная жизнь - это жизнь интернета и виртуальных игр. И все это, мне кажется, несколько придавливает ребят. Они попадают в очень мощную зависимость. Ни школа, ни родители ничего не могут тут сделать. Именно поэтому школа сейчас должна быть более интенсивной, должна сделать рывок, чтобы конкурировать, не говоря уже о том, чтобы победить эти параллельные информационные потоки. Живое слово учителя должно стать важнее общения с машиной.

Нужны учителя вдохновенные, одаренные, которые могут «переманить» ребят от компьютеров к живому общению. Но для того чтобы такие учителя появились, надо, чтобы общество и государство поняли, что такое учитель. А когда у него зарплата в тысячу рублей, и при этом о его высокой роли трубят во все трубы - это просто смешно. Есть такое понятие - учитель, идущее из корней России. Но последнее десятилетие он был так унижен, что, понятное дело, того историка, который учил моего сына, в школе уже давно нет. Эту проблему надо срочно решать, времени ждать нет.

Театр тоже может помочь открыть для ребят мир живого слова, живого общения. Он не может ничего заменить, но помочь может! В театре должен происходить некий шок. Хотя это и громко сказано и часто недостижимо, мне кажется, должен быть именно шок. Я, конечно, имею в виду шок не дешевый, напротив, мы должны оберегать поколение от пошлости, от жестокости. Но должны быть эмоции. Только с помощью их можно что-то воспитать.

Конечно, театр тоже находится в некоей конкуренции с тем же интернетом или телевидением. Поэтому он тоже должен двигаться интенсивнее. Если искусство подвигнет людей на поворот в сторону самосознания, то это и будет главным смыслом сделанного. Раньше, когда мы ставили «Отверженных» Виктора Гюго, радовались, что в библиотеках появилась запись на эту книгу. Люди стали читать в полном объеме этот гигантский роман. Театр обязательно должен провоцировать такой интерес зрителя.

Сейчас мы работаем над удивительной пьесой Тома Стоппарда «Берег Утопии» о судьбе русской литературы, о культуре, истории. И основная мысль Стоппарда заключается в том, что Россия в самой себе должна черпать силы. Трагедия Александра Герцена, одного из главных героев Стоппарда, - его отрыв от России, он сам осознает это в конце пьесы. Надеюсь, благодаря нашему спектаклю возрастет и интерес к книге Герцена «Былое и думы». У нас в театре, по крайней мере, он уже появился.

Обычно я с подозрением отношусь к тем, кто говорит, что читал ее. Когда меня спросили, я честно ответил, что полностью не прочел. Сейчас мы с удивлением обнаруживаем, что ее можно бесконечно перечитывать. Герцен - грандиозная личность. Впрочем, это относится ко всем героям того времени. Например, Тургенев. Я читал «Отцы и дети» лет в пятнадцать. А когда потом меня пригласили сделать постановку в Исландии, и через 30 лет я прочел этот роман вновь. И вдруг обнаружил, что это остро современное произведение, имеющее отношение и ко мне, и ко всем, живущим и в России, и в Исландии… Я понимаю, что по программе нужно, чтобы в пятом классе ребенок читал «Вечера на хуторе близ Диканьки». Но ведь невозможно подростку по-настоящему понять эту повесть и насладиться гоголевской строкой!

А самая большая беда сегодняшнего дня, на мой взгляд, - очень низкий профессиональный уровень и в школе, и театре, и на экране. Есть, конечно, всплески. Например, фильм «Идиот» или программы Леонида Парфенова. Но это все-таки не массовое восприятие. А большинство «тащится» от сериалов, среди которых редкие не приучают людей к стандартному образу мышления. Вот это, по-моему, самое опасное.

ДОСЬЕ
Алексей Владимирович Бородин - художественный руководитель Российского академического Молодежного театра, народный артист России, лауреат Государственной премии России, лауреат премии Москвы. В 2005 году на Международном театральном фестивале «Радуга» награжден специальным призом им. З.Я. Корогодского «За строительство театра». В 2006 году за вклад в развитие театральной педагогики удостоен Международной Премии К.С. Станиславского. Кроме того, за успехи в педагогической деятельности отмечен дипломом и наградой Общественного фонда им. И.М. Смоктуновского.
Профессор, руководит актерским курсом в Российской академии театрального искусства (РАТИ). Председатель жюри «Золотой маски», неизменно дает возможность пробовать свои силы в профессиональном театре молодым режиссерам.

Подготовила Ирина Григорьева

Добавлено: 19.02.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2597
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+