Личный кабинет

«К ПРОШЛОМУ Я ОТНОШУСЬ С БЛАГОГОВЕНИЕМ…»


«К ПРОШЛОМУ Я ОТНОШУСЬ С БЛАГОГОВЕНИЕМ…»

Журнал «Лидеры образования», № 6 2006. Подписаться

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Александр Федотович Киселев родился в подмосковных Химках, работал токарем на заводе, после службы в армии учился в МГПИ им. Ленина по «историческому профилю». В 1998 году, будучи первым проректором МГПИ, профессор Киселев был приглашен в Минобразования РФ на пост первого заместителя министра. Член-корреспондент РАО, автор 170 научных трудов, двухтомника по истории России XX века. В 1991 году защитил докторскую диссертацию, которую затем перевели в США. С 1 декабря 2004 года - генеральный директор издательства «Дрофа».

РАБОТА - СРОДНИ ПОСЛУШАНИЮ
- Александр Федотович, трудно быть «генеральным»? 
- Я так скажу: хорошо работать вообще трудно, но к этому надо стремиться. Вопрос заключается в том, чтобы предельно вкладываться в то дело, которому служишь, и считать, что на данном этапе именно оно является главным в жизни. Философ Иван Ильин (о нем я написал книгу «Иван Ильин и его поющее сердце») говорил: нужно любить что-то в этом мире больше себя самого, а именно то, чему ты беззаветно служишь. Великие религиозные учителя доказывали, что работу надо воспринимать как послушание, наложенное на тебя Всевышним...

- Если позволите, конкретизирую вопрос: чем обычно занят ваш рабочий день?
- По будням подъем в шесть тридцать; в последнее время стал делать зарядку. Хотя ее раньше  избегал, даже когда занимался академической греблей. Завтракаю; и к девяти ноль-ноль - как штык - на работе. В течение дня провожу оперативки, плановые совещания; часто бываю в министерстве и Федеральном агентстве по образованию, в столичных вузах. За восемь месяцев этого года восемь раз бывал в командировках по стране. Много это или  мало? Я считаю, что достаточно. Хотя в министерстве, будучи первым замом, ездил в два раза чаще. Дальние страны посещаю редко: я достаточно по миру  покатался. Ну а если и еду, то уж не за счет своей фирмы, это точно.

- Пользуетесь компьютером?
- Да. Вот он, на столе. Но врать не буду - обращаюсь к нему только в крайних случаях. У меня другие способы управления, а именно - через людей. Мне с ними интереснее, чем с техникой: я же гуманитарий. Важно увидеть реакцию человека на поставленную задачу и его взгляд на ее решение. 

- Наверное, нелегко руководить коллективом из 400 творческих людей, 14 редакций, десяти иногородних филиалов и так далее?
– Непросто, это верно. Люди своеобразные, со своим подходом, принципами, отношением к работе. Два года назад пришел в уже сложившийся коллектив, с его, так скажем, уставом. И это прекрасно. Я  в таких случаях всегда придерживаюсь правила «не ломать традиции, а попытаться в них вписаться». Зачем ломать? Если машина едет, то ее не надо ремонтировать. И даже останавливать - зачем? У меня есть еще один принцип - совершенствовать работу таким образом, чтобы твои рационализаторские предложения не стали тормозом в развитии организации.

- Как вы строите работу с подчиненными, каких принципов придерживаетесь?
- Принципы простые. Первый: работать со всеми в одном благожелательном ключе. У руководителя, считаю, не должно быть менее или более любимых сотрудников. Принцип второй: наказывать только за реальные проступки. Иначе говоря, доброжелательность должна обязательно сочетаться со взыскательностью. Сотрудники знают, что все поручения руководителя подлежат контролю. Их фиксирует помощник и напоминает за день или за несколько часов «до наступления срока» исполнителю, чтобы он не попал в неприятную ситуацию. Ведь всегда приятнее хвалить человека, чем ругать. У меня все поручения взяты на карандаш.

Третье: чтобы не шарахаться из края в край (этим грешат обычно начинающие  руководители), надо вначале всех послушать и затем принять выверенное решение - это и есть руководящая работа. При этом даже человек, которому доверяешь, не должен быть истиной в последней инстанции. Дискуссии дискуссиями, но они должны привести к результату - верному решению, которое должно неукоснительно выполняться. Многое дается опытом. Может быть, я ретроград, не знаю… Но вот боксер, пусть он даже прочитает море книг по методике бокса, но ни разу не был на ринге, не посмотрел в глаза соперника и не осознал, что с этого ринга он может и не вернуться, то… какой же он боксер? Мне кажется, руководить - это искусство. По учебникам, на курсах этого не освоишь. Хотя значение теории принижать тоже нельзя.

- Во что вы верите?
– В удачу. Но она должна быть хорошо подготовлена. Еще в то, что любой добросовестный труд когда-нибудь получит свое вознаграждение. По труду да воздастся… И потом, надо стремиться быть искренним во всех своих проявлениях.
А по поводу написания книг, то это форма моего существования. Вот тут жена недавно говорит, обращаясь ко мне (а я уединился в кабинете и работал): «Ты слышал, что по телевидению сейчас сказали?» А сын ей: «Что ты его спрашиваешь, мама, он в XIX веке сидит!» (Смеется.) Это действительно так: творчество - это мой способ отвлечься от серых будней. Отдушина такая. 

- Вы сохранили дружеские отношения, сложившиеся еще в министерскую пору?
– Со всеми! Владимир Михайлович Филиппов мне близок и профессионально, и по-человечески. Юрий Коврижных, занимавший при Филиппове пост заместителя министра по молодежной политике, работает сегодня в нашем издательстве, вместе со мной. С Еленой Евгеньевной Чепурных поддерживаем добрые связи, она сейчас вице-премьер правительства Ханты-Мансийского автономного округа. Очень хорошие отношения с Григорием Артемовичем Балыхиным. Это уж исторически сложилось, еще с тех пор, когда сидели «через стенку» в те годы в министерстве. Очень принципиальный, волевой и скромный труженик, а участок у него самый, наверное, тяжелый - финансы, строительство, инвестиции.

– Говорят, они всегда были дружны с Владимиром Филипповым.
– Насчет какой-то особой дружбы сказать не могу - Филиппов со всеми был ровен в отношениях. Но знали друг друга давно. Вместе работали в РУДН. Но, к слову, если говорить о Минобрнауке, то я уважаю и тех, кто стоит сегодня у его руля. Вместе с Исааком Калиной стараемся  совершенствовать экспертизу учебников.   
Вообще люди, с которыми сводит судьба, с неотразимой силой влияют на тебя, твое формирование. В этом отношении я многим, очень многим благодарен. Старое надо любить, относиться с благоговением. Тогда сложится нормальное, устойчивое настоящее - это относится и к человеку, и к целому обществу. Можно о чем-то сожалеть, это естественно. Но если относиться к прожитому как к упущенным возможностям, то это рано или поздно отразится и на тебе, и на работе тоже. Вот почему я никогда не критикую то, чем раньше занимался. Ни разу не бросил камень в свое прошлое после того, как подписал акт о ликвидации Минобразования России в 2004 году (а я был председателем ликвидационной комиссии). Помню, приехал в Воронеж, а там старые друзья мне говорят: «Что случилось, Александр Федотович? У вас глаза стали другие! В них появился блеск, усталость отступила…»

- Похоже, новая работа вам по сердцу.
- Да, здесь я на своем месте...

- Хотя дел невпроворот, а вы еще и трудоголик. Отдыхать, рассказывают, совсем не любите. Что, даже телевизор не включаете?
- Почти не смотрю, за исключением спортивных передач. Люблю футбол, бокс, волейбол. Но еще больше - подышать среди зелени, в лесу, поскучать на пенечке.

«НА СКЛАД» НЕ РАБОТАЕМ
- Честно признаюсь: в гостях у «Дрофы» я впервые. Однажды 
приглашали настойчиво, вскоре после печально известных событий, но отказался. Не люблю криминальных сюжетов…
- Я вам скажу одну вещь, для меня очевидную. Стреляли-то в «Дрофу». Она оказалась жертвой. Подчеркиваю: в нее стреляли, а не она. Это совсем другой акцент. Кто пострадал? Наше издательство. Ну а сама «Дрофа» разве заставила кого-то что-то делать нецивилизованными методами? Принуждала, мстила, преследовала? Не было подобного и близко. Все в правовом поле. Нельзя трагедию превращать в фарс и объект спекуляций. Лукавство тут не к месту.  
И еще, но о хорошем: думаю, сейчас уже никто нам помешать не сможет. Все-таки восемь лет прошло, и время залечило раны, которые нанесли «Дрофе». Все эти годы мы делали книги, шли вперед. И вот итог: несмотря на разные домыслы и «спецрасследования», у издательства сложился позитивный имидж и среди читателей, и у наших коллег. Ассортимент литературы очень широкий, качество говорит за себя, победы на многочисленных выставках и смотрах - тоже. 

Да, мы по-прежнему работаем на рынке, боремся за покупателя, делаем свой бизнес. Хотя для меня (если честно, не люблю эти слова: «книжный бизнес») это такая же работа в области образования, которой я всегда и занимался. Между собой мы часто говорим: успех наших конкурентов это не наша неудача, а просто их успех. Мы только рады этому. Не разрушать чужое, а укреплять свое - мы следуем этому девизу.

- Репортерская работа как-то столкнула с фактом довольно удручающим: книги, выпущенные одним из крупнейших издательств, лежат на подмосковном складе, невостребованные регионами. В вашей работе тоже такое бывает?
– Мы не работаем на склад, заранее свои полки не заполняем учебной литературой. Прежде чем порадовать читателя новинкой, предварительно много работаем. Служба маркетинга скрупулезно изучает спрос, рассчитывает уровень рентабельности того или иного издания. У нас гарантирована продажа только тех книг, которые закупают регионы по конкурсам. Но они составляют относительно малую часть от общих тиражей. Может быть, от силы двадцать пять процентов. Только в этом случае можно, что называется, готовить товарные запасы (хотя слово «товар» здесь тоже не совсем подходит), твердо зная, что они будут реализованы.  

- Вы, конечно, знаете, что мы уже не самая читающая в мире держава. Недавно первая леди в одном из интервью привела цифру: 40 процентов населения в нашей стране не читают книг или редко берут их в руки. «К сожалению, та методика, по которой их сейчас учат, - добавила она, имея в виду школьников, - не способствует привитию любви к чтению, а скорее, наоборот».
- Увы, чтение перестало заполнять досуг школьников, как раньше, это очевидно. Вкусы огрубели, нравы переменились - тоже правда. Сегодняшние дети мало напоминают того высокомотивированного спортсмена, которого тренер скалкой с тренировки выгоняет, а ему даже усталость в радость. Иван Ильин говорил, что счастье - когда сердце поет от любви к миру. В детстве он с трепетом входил в кабинет отца, снизу доверху уставленный учеными томами. Интересы взрослых всегда имели огромное влияние на детей, многое зависит от учителей. В свое время в подмосковной школе (я учился в Химках), именно там, мне открыли радость исторического познания, а институтские профессора развили эту склонность. Один из таких мастеров педагогики - профессор МГПИ Дмитрий Сергеевич Бабурин. Позже я посвятил всем своим наставникам книгу, назвав ее «Кафедра. Профессорские розы».

- Иногда можно услышать, что учебник - самый нечитаемый вид книг. Ведь дети открывают его больше по обязанности, чем из живого интереса…
- Скорее соглашусь с вами, чем нет. Что такое учебник? Самое главное из того, что детям преподносит школа. Это, как правило, сухие выжимки из относительно известных формул, исследований, изобретений. А ведь есть книги, открывающие человеку  новые горизонты. Я был ошарашен в детстве, залпом проглотив «Легенды и мифы Древней Греции», книги Хаггарда, Майна  Рида… Это расширяет кругозор, будит фантазию, а заодно конкретизирует и, я бы сказал, приземляет, опускает в быт многие отвлеченные школьные понятия и сведения.

СТО РАЗ ОТМЕРЬ И НЕ РЕЖЬ
– А как вы относитесь к идее так называемого открытого экзамена - своего рода альтернативе ЕГЭ, когда ученику доступны любые подручные источники: от всякого рода справочников и таблиц до интернета, счетной машинки, энциклопедий и даже научной периодики?
– Знаете, у нашего издательства есть такой неформальный девиз: «Ученику должно быть комфортно учиться, а учителю - учить». Это наша главная задача, если угодно.  
Вот почему, считаю, что учебник должна сопровождать и поддерживать широкая просветительская литература. Я сам автор учебника. И много раз убеждался: одной книги на учебной парте маловато. А научные журналы? Интереснейшие альманахи, иллюстрированные справочники, гиды по музеям, городам и странам, новейшие и старинные серии словарей, энциклопедий, детские в том числе? Все это, что же, не работает на школьную задачу - развивать смекалку и сообразительность, умение вести поиск нужной информации в толстых, порой мудреных первоисточниках? Разве такая работа с литературой не способствует росту индекса функциональной грамотности ребенка? Не случайно в нашем издательстве родилась целая серия томов под рубриками «За страницами учебника», «Библиотека путешествий»... 

- Но если «шпаргалка» на столе, если ее пользователя не преследуют по закону, за что будем ставить отметки? 
- Надо оценивать за то, что он умеет, знает. А не за то, чего не умеет. Тогда оценка будет накопительная, а не вычитательная.

- Сколько у нас школьников?
-  Не в курсе.

- Скажем, шестнадцать миллионов. И мы из этих миллионов постоянно вычитаем…
- Именно! Сидит преподаватель, бдительно ловит ошибки и суммирует их. То есть работает на негатив. А надо - в плюс! Я много лет преподавал в МГПИ, так вот, самое трудное было принимать экзамен у абитуриентов. Не зная вовсе человека, ты судьбу его решаешь. За какие-то пятнадцать минут. И вот однажды задаю дополнительный вопрос довольно взрослой женщине, и, видимо, даже семейной. Уж так не хотелось ставить «неуд». Вот и спрашиваю: «А откуда наступал Деникин, уточните, с юга или с востока?» Она отвечает что-то невпопад, а я себе думаю: ну а какая тебе разница, откуда наступал Деникин? Что это изменит в жизни? Поставил ей тройку. Она прошла на дошкольный факультет и хорошо училась.
Точно вам говорю: когда учитель видит в подростке человека, он ему прибавляет баллы, а не отнимает.

- К слову, именно на этом и основан принцип портфеля достижений, идея «портфолио» - собирать свои успехи, суммировать личные плюсы, а не промахи.
- Помню, на выпускном школьном экзамене по физике (а физик из меня всегда был нулевой) передо мной стоял наш любимый учитель Дмитрий Федорович Уланов. (Ему недавно поставили памятник у родной школы.) А я, стало быть, пыхтел у доски. Ну ничегошеньки не знал, пыхтел, весь в мелу, но не сдавался. Как на Шевардинском редуте. Маму мне было жалко, самому оценка была неважна. Словом, бился до последнего. И Дмитрий Федорович оценил. Знания? Нет, бойцовские качества. «Смотри, говорит, как сражается!» И поставил четверку. А эту волю к победе, умение, стиснув зубы, делать то, чего не хочется, я, может быть, вынес из занятий по академической гребле. Физика, значит, ни при чем…

Вот и нужно, оценивая человека, учитывать его позитивные способности. Чемпион по бегу на стометровку - это ведь тоже своего рода талант. Но у нас часто так: над ним весь класс смеется на уроке математики, а над «Лобачевским» потешаются во время физкультуры. Разве справедливо? 

Я считаю, что для настоящего учителя открытая, легальная шпаргалка - не помеха. Если я со студентом работал - стало быть, точно знаю, что он собой представляет. Для кого же экзамен? Для государства. Значит, что ли, оно не доверяет педагогам? Вот из этого недоверия и проистекает древняя игра под названием «ты догоняешь, а я убегаю». С другой стороны, во всех вопросах, которые касаются образования, надо следовать принципу: сто раз отмерь и… откажись резать! Это тоже принцип. Но уж если отмерять, то лучше - плюсы…

- Благодарим за беседу. С юбилеем, удачи вам и вашим коллегам!
- Спасибо, а вы кланяйтесь руководителям журнала. Я ведь стоял у его истоков, являюсь вашим преданным читателем. Удачи вам!

СПРАВКА
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДРОФА»: УЧИСЬ БЫТЬ ПЕРВЫМ!

Одно из самых крупных издательств, выпускающее почти половину всей учебной литературы в стране. Ежегодный тираж - около 40 миллионов экземпляров, ассортимент - 3,5 тысячи наименований: 2,5 тысячи томов учебников, словарей, справочников, наглядных пособий, тысяча наименований развивающих игр «Дрофа-Медиа» и детской художественной литературы «Дрофа Плюс»
Книги «Дрофы» - неоднократные лауреаты самых престижных конкурсов. Премии президента удостоены книги И. Токмаковой. По результатам конкурса Ассоциации книгоиздателей России серия «Мой первый словарик русского языка» признана лучшей книгой 2002 года. Лучшей книгой в конкурсе АСКИ стал «Театральный роман» М. Булгакова; особо отмечены «Избранные труды К.Д. Ушинского» в 4-х томах, энциклопедия «Древний мир», книга «Дар В. Даля»
Работает со всеми регионами и странами.
Имеет свои фирменные магазины.
Проводит ежегодно более 300 семинаров с авторами и методистами по всей стране.

Беседу вел Антон Зверев

Добавлено: 09.03.2007
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 2996
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+