Личный кабинет

Журналы Тенишевского училища как образец школьной журналистики

По материалам фондов музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме


Статья - итог совместной исследовательской работы учителя и учеников - раскрывает систему образования элитного на рубеже 19-20вв. учебного заведения князя В.Н.Тенишева, его вклад в дело процветания России и опыт создания лучшей школы того времени

Князь Вячеслав  Николаевич Тенишев

Тенишевское училище как образец русского образования и воспитания

(По материалам исследовательской работы в рамках программы «Музеи открывают фонды»)

В 2015 году в рамках опытно-экспериментальной работы Государственного бюджетного общеобразовательного учреждения лицея №344 Невского района Санкт-Петербурга по теме:

«Проектирование пространственно-предметной среды образовательного учреждения для обучения групп воспитанников и учащихся гетерогенного состава» мы с разновозрастной группой учеников тех классов, где мы преподаем, включились в городской проект «Музеи открывают фонды». 

У нас появилась удивительная возможность познакомиться с библиотечными фондами Фонтанного дома музея Анны Андреевны Ахматовой. Мы знали, что сотрудники музея давно работают с ребятами из разных школ, помогают в выборе темы, знакомят с интересными материалами. И действительно, нам повезло, приехав в музей, мы познакомились с очень увлеченными своим делом людьми и очень благодарны им за то время, которое они нам посвятили, их терпеливый и кропотливый наставнический труд. Наталья Петровна Пакшина рассказала, что в фондах музея, помимо личной библиотеки А.А. Ахматовой, И.А. Бродского, хранятся периодические издания начала XX века, в том числе журналы, которые издавали ученики Тенишевского училища. Нам предложили из многих тем выбрать одну, и мы с большим интересом взялись за исследование журналов Тенишевского училища.

Прежде чем знакомиться с журналами, мы решили как следует подготовиться: отправились в библиотеку, чтобы подробнее узнать, кто такой Тенишев и чем так известно само Тенишевское училище. Оказалось, что в районной библиотеке материала на эту тему нет, лишь несколько строчек в энциклопедии. В Городской публичной библиотеке имени В.В. Маяковского мы тоже нашли лишь несколько небольших статей, а сотрудники библиотеки сказали, что эта тема очень мало изучена и попросили нас, если мы найдем что-нибудь интересное, поделиться с ними нашими находками. Путь был только один – в Российскую национальную библиотеку. Там удалось узнать больше о личности князя Тенишева. Особенно интересной нам показалась книга Л.В. Розенталя «Непримечательные достоверности».

О самом училище мы тогда знали лишь то, что в его здании находится Учебный театр на Моховой, в который мы любим ходить. Прочитав, что в начале XX века училище Тенишева было, как бы мы сейчас сказали, уникальным инновационным проектом, мы организовали экскурсию в здание бывшего училища. Так мы впервые увидели внутренний двор, галерею, где когда-то находилась оранжерея, и совсем другими глазами посмотрели на актовый зал, в котором, как выяснилось, выступали Есенин, Блок, Маяковский и многие другие известные писатели.

Получив необходимую, на наш взгляд, начальную информацию, мы снова отправились в музей А.А.Ахматовой знакомиться с самими журналами.

Вопрос школьной журналистики нас сразу заинтересовал. В нашем лицее тоже ежемесячно издается школьная газета, но с выпуском ее связаны определенные трудности: мало кто из ребят хочет писать в нее статьи, в газете, в основном, освещаются лицейские праздничные мероприятия и нет обсуждения серьезных внутришкольных проблем. Одним словом, наша газета не является тем печатным изданием, которое объединяло бы людей, способствовало сплочению коллектива. В большей степени она существует для учителей, чем для школьников. Поэтому, когда мы узнали, что есть возможность познакомиться с журналами, выпущенными в школе начала XX века, конечно же, загорелись этой мыслью

Первым, что вызвало интерес, безусловно, стало знакомство с В.Н.Тенишевым, его деятельностью и его детищем, реальным училищем в Санкт-Петербурге. И, конечно же, самым настоящим потрясением стало знакомство с журналами, выпущенными в училище в начале XXв.  Нужно отметить, что тема школьной периодики начала XX в. изучена весьма недостаточно, что же касается именно этих журналов, то оказалось, что вопрос не изучен вовсе. Поэтому актуальность данного исследования не вызывает сомнения. Опыт создания собственных журналов, не одного, а нескольких параллельно, в которых рассматриваются вопросы, волнующие подростков того времени оказался весьма интересен, к тому же нам показалось полезным сопоставить проблемы учеников, которых разделяет столетие.

Вячеслав Николаевич Тенишев

 Основную часть работы мы решили начать именно с личности Вячеслава Николаевича Тенишева(1844г. (по другим данным, 02.02.1843) – 25.04.1903г.), поскольку без этого человека не было бы речи ни об училище, ни, естественно, о журналах Тенишевкого училища. И хотя мы понимаем, что это, скорее, реферативная часть, нежели исследовательская, без нее, как нам кажется, дальнейшая работа будет неполной.

Поражает разносторонность этого человека: предприниматель, этнограф, археолог, социолог и меценат, он строил железные дороги, стоял у истоков русского автомобилестроения, владел  предприятиями по всей России. Уже в 35 лет он добился того, что именно на его заводах выплавляли рельсы для железных дорог Империи, выпускали броню, которая по своим качествам была лучше английской, строили паровозы и вагоны. Он был, безусловно, талантливым, энергичным и многогранным человеком

Вячеслав Николаевич Тенишев принадлежал к весьма известному аристократическому роду, ведущему свое происхождение от татарского мурзы Тенишева Кугушева, в 1528 году перешедшего на службу к московскому великому князю Василию III, отцу Ивана Грозного. Служа российским государям, Тенишевы обрусели, приняли христианство, разбавив татарскую кровь многочисленными браками с русскими дворянскими семействами. Прадед В.Н. Тенишева был удостоен княжеского титула "за особые заслуги по укреплению мощи государства Российского". Наиболее известными представителями рода Тенишевых стали князь Дмитрий Васильевич, который в начале XIX века был астраханским губернатором, и князь Николай Иванович Тенишев (1798-1862 годы), отец Вячеслава, который управлял путями сообщения в Царстве Польском и строил первые железные дороги.

            Вячеслава Тенишева  воспитали в офицерском духе. Закончив частную гимназию в Москве, он поступил в Санкт-Петербургский университет, затем был отозван отцом в Варшаву, после чего завершил свое образование, получив диплом инженера путей сообщения в г. Карлсруэ (Германия). Ему не было 20 лет, когда он потерял отца и свою карьеру должен был делать совершенно самостоятельно.

 Трудовую деятельность он начал на Московско-Курской и Рижско-Орловской железных дорогах. Пользуясь глубокими техническими знаниями и хорошо чувствуя экономическую конъюнктуру, Тенишев стал успешным предпринимателем, достойным продолжателем дел своих предков. Удивительно молодым, всего лишь в 26 лет, он основал свой первый завод на Гутуевском острове в Петербурге, выпускавший лесопильные рамы на паровой тяге и серию машин для производства конструкций железных мостов. В 1872 году его завод на Московской политехнической выставке получил Большую золотую медаль.

 В.Н. Тенишев имел предприятия в Ростове-на-Дону, два лесопильных завода и конезавод породистых рысаков в Орловской губернии.

            В июле 1873 года он совместно с П.И. Губониным и В.Ф. Голубевым основал "Акционерное общество Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода". Завод должен был заниматься выплавкой чугуна, выделкой железа и стали, производством всякого рода машин и принадлежностей для железных дорог и судостроения. Всю техническую сторону строительства завода взял на себя Тенишев. Летом 1874 года (Тенишеву 30 лет) новое предприятие дало первую продукцию. С течением времени Брянский завод превратился в крупнейшее металлургическое предприятие страны. Губонин, первоначально возглавлявший акционерное общество, по своему образованию не мог оставаться во главе такого сложного предприятия, как Брянский завод, и с 1879 года акционерное общество возглавил Тенишев. Ему было тогда 35 лет. Благодаря технической мысли князя, продукция завода не знала себе равных, а предприятие развивалось небывало высокими темпами. С 80-х годов завод стал выпускать броню для броненосцев Черноморского флота. В 1890-х годах завод превратился в крупного производителя паровозов и вагонов.

            Не принимая непосредственного участия в предпринимательской деятельности, князь как деловой человек, постоянно вкладывал капиталы в различные предприятия: в завод по выпуску сельскохозяйственной техники в Петербурге, был членом совета Петербургского международного банка. Вся деятельность Тенишева продиктована заботой о поддержке русских инженеров и изобретателей, об устранении зависимости русской промышленности от иностранных фирм.

       Князь Тенишев стал одним из самых видных коммерсантов нового, европейского типа. Расчет, сметливость, какое-то особое везение, объединившись с оригинальным научным подходом, своеобразной организацией труда, свойственной крупнейшим мировым фирмам того времени привели к тому, что современники называли князя "русским американцем".

      У князя был открытый, общительный характер. Художник и искусствовед Александр Бенуа, бывший одно время составителем и хранителем собрания живописи княгини, оставил в своих воспоминаниях портрет Тенишева: "Ничего "княжеского" ни в наружности, ни в манерах, ни во вкусах у Вячеслава Николаевича не было. Широкое "квадратное" лицо с негустой белокурой бородой было самое простецкое, "мужицкое". Он похож на русского мужика, находили французы, да и широкоплечая, приземистая фигура скорее подходила для какого-нибудь торговца из Апраксина рынка, нежели для особы, украшенной титулом. Впрочем, будучи вполне достоверным князем, он все же не принадлежал к высшему обществу и тем менее к придворному кругу. Это был характерно русский self-made man, собственным умом и смекалкой составивший себе огромное состояние и продолжавший его с успехом увеличивать посредством всяких деловых операций и индустриальных предприятий... То, что не поддается простейшему "научному" объяснению, что не отвечает практической полезности, отбрасывалось Тенишевым как нечто лишнее и даже вредное".

 Научные интересы Тенишева лежали в области этнографии и социологии. Над программой этнографических исследований князь работал в Смоленске. Он был убежден, что многонациональное Российское государство сможет сохранить своё единство только тогда, когда каждый живущий в ней народ сохранит свой язык, самобытную культуру, связь со своими корнями. Инженер по образованию, Вячеслав Николаевич очень много времени и средств уделял изучению и развитию сельского хозяйства. Результатом этнографических исследований стали труды, направленные на улучшение правового положения крестьянства. Князь справедливо замечал, что "исследованию социологических вопросов правительство не уделяет должного вниманиям".

            Этим вопросам он посвятил книгу "Деятельность человека", первое издание которой вышло в свет в 1897 году в Петербурге, а уже через год – второе, исправленное и дополненное. В своей книге князь размышлял о том, как объяснить поведение человека и предугадать его поведение в обычных или экстремальных ситуациях. Книга начинается с исследования потребностей человека, с его отношения к внешнему миру. Одна из глав была посвящена изучению человеческой деятельности. В последней главе на примере эскимосов автор показывал практическое применение своей исследовательской программы. Он надеялся, что социологические и этнографические исследования помогут разобраться в сложном мире человеческого общения. Исследования поступков и поведения людей разных классов позволят предвидеть последствия многих событий, введения новых законов и постановлений власти. Социологические исследования необходимы и в реальной практической деятельности многих людей. В связи с этими идеями Тенишев решил организовать собирание сведений о жизни самой большой части населения России - крестьянства.

      В 1898 году он организовал для этого Этнографическое бюро в Петербурге. Это было коммерческое предприятие, состоящее из заведующего - этнографа А.А. Чарушина и 11 сотрудников. Этнографическое бюро обратилось за помощью ко всем желающим собирать материалы о крестьянах, откликнулись 350 человек из 24 губерний. Бюро разработало программу всестороннего исследования жизни русских крестьян. Используя принцип материальной заинтересованности, Тенишев добился того, что сведения, присылаемые ему в Петербург, были достаточно достоверными, они подтверждались копиями договоров, расписками и прочим. За два года удалось собрать огромный и уникальный по своему значению материал. Ответы на 2500 вопросов позволили составить полную картину социально-экономической жизни крестьянства Центральной губернии Европейской России в конце XIX века. За весь период работы в "Этнографическое бюро" поступили 3492 рукописи из 23 губерний Европейской России, в том числе и материалы из Орловской губернии, в составе которой находился Брянский край. Князем на это научное предприятие было израсходовано около 200000 рублей, сумма по тем временам весьма значительная. Кроме сбора материалов о жизни и настроениях крестьянства, Этнографическое бюро выпускало книги по близкой к этим исследованиям тематике: крестьянскому фольклору и народной медицине. На основе материала, собранного Этнографическим бюро, Тенишев предложил издать труд "Быт великорусских крестьян-землепашцев", к сожалению, смерть князя помешала воплотиться этому замыслу.

      Заслуги Тенишева в развитии социологии были признаны на международном уровне. В декабре 1899 года он был избран членом Интернационального социологического института и членом Парижского социологического общества. Часто бывая в Париже, князь постоянно присутствовал на заседаниях этого общества, выступал на обсуждениях докладов и научных сообщений.Интересно отметить один факт. Князь учредил премию за лучшую научную работу по теме «Нарушения общественного порядка». Он поручил Интернациональному социологическому институту организовать конкурс работ этой теме. В преддверии революции Тенишева В.Н. очень волновал вопрос: можно ли бескровными методами предупредить возникновение революции. Причем данный вопрос изучался им на примере разных стран мира. Об этом пишет Тамара Вахитова в статье ««Русский американец» в Петербурге»

Однако, несмотря на серьезную заинтересованность этими вопросами научной общественности, спасти Россию от революции все-таки не удалось...

В 1895 году князь Тенишев отошел от дел Брянского завода, продал свое имение Хотылево и решил посвятить себя научным занятиям. К этому времени состояние В.Н. Тенишева было миллионным, это позволило ему удалиться от дел и заняться научным трудом, общественно-полезной и благотворительной деятельностью.

            Педагогическую и меценатскую деятельность с Вячеславом Николаевичем разделила его жена Мария Клавдиевна. Началом этой совместной деятельности стала Бежица, где находились заводы князя. При поддержке князя княгиня Тенишева открыла при заводе ремесленно-духовное училище на 60 человек, позднее для него было построено новое двухэтажное каменное здание, ремесленную школу для девочек. В селе Хотылево была создана школа для сельских детей. Княгиня полностью поддерживала взгляды Тенишева на реорганизацию образования в России, от школьного до высшего. Вместе им удалось создать стройную педагогическую систему, которая была воплощена в программах самых различных учебных заведений, открытых в Петербурге, Брянске, Смоленске. Анализ сохранившихся архивных документов от Устава и расписания уроков до бухгалтерских и педагогических отчётов, даёт возможность выделить четыре основных принципа педагогической системы князя Тенишева:

  1. Богатой и счастливой жизнь человека может сделать только хорошее образование.
  2. Индивидуальный характер образования проявляется в учете личных способностей и интересов ученика, выявлении его природного таланта.
  3. Любое знание должно носить прикладной характер.
  4. Образование должно быть доступно любому человеку, желающему учиться.

              Тенишев был глубоко убеждён, что самое большое количество умных формул в голове ребёнка не сделает его богатым и счастливым, если он не сможет применить их в жизни. В учебных заведениях Тенишевых сироты и дети из бедных семей принимались в первую очередь и на полное обеспечение.

             Энергия князя В.Н. Тенишева была направлена на практические, реальные задачи, связанные с воспитанием молодого поколения, сумевшего достойно применить свои знания в практической деятельности. Человек предприимчивый, с широким кругозором и крепкими связями в верхах, Тенишев был заинтересован в развитии коммерческого образования в России, мечтал о собственном учебном заведении, соответствовавшим его идеалам. Вячеслава Николаевича интересовали две очень важные проблемы - проблема воспитания и образования молодежи и проблема управления производственными кадрами, производительными силами общества. Эти сложные вопросы являлись для князя не только предметом теоретического осмысления, но и реального воплощения в жизнь.

Главная мысль, которую постоянно проводит Тенишев в своих сочинениях, это обоснование приоритета опыта в человеческой деятельности. Опыт он понимал как сумму практических законов и сведений, помогающих человеку убрать со своего пути всякого рода препятствия и затруднения. Опыт, по мнению Вячеслава Николаевича, должен базироваться на знаниях, которые носят практический, реальный, а не отвлеченный характер. Первая книга Вячеслава Николаевича «Математическое образование и его значение. Общедоступное изложение В. Тенишева», вышедшая в типографии М. Стасюлевича в 1886 году, была посвящена практическому освоению математики. Обеспокоенный сложившимся положением вещей, когда математика «низводится до собрания формул и выкладок либо превозносится до святилища, от которого исходят всемирные законы», Тенишев попытался провести мысль о практическом, жизненном соответствии математических обобщений с насущными и природными представлениями человека. «Общепринятый способ изложения математики,— писал Тенишев в предисловии,— тем именно и грешит, что оставляет в стороне факты и представления из жизни, без которых нет основы для отвлеченностей. Вес построено на непреложных истинах. Из этих принципов, называемых аксиомами, составляют предложения — теоремы, и все учение пребывает в отвлеченностях, которые воплощены лишь в приложенные математические формы и выражения. Конечно, всякому предоставляется подводить к ним свои жизненные представления, но такое усвоение математической методы, обратным ходом, в действительности редко имеет место. Поэтому неудивительно, что в обществе нет интереса к математическому образованию далее начал арифметики, где преподавание делает уступку всеобщим потребностям обыденной жизни»

            Заканчивая в Париже демонтаж русского отдела (а он возглавлял представительство России на международной экономической выставке) , князь не предполагал, что в этом городе он окончит свои земные дела. Тенишев умер от сердечной болезни в гостинице "Риц" на Вандомской площади 25 апреля 1903 года, прожив шестьдесят лет. Франция устроила пышные похороны русскому князю, который в жизни предпочитал простоту, скромность, демократичность. Через месяц тело князя перевезли в Россию, где оно было захоронено 24 мая в крипте недостроенного Храма Святого Духа в Талашкине...   

Кто мог предположить, какая страшная участь постигнет прах хозяина усадьбы — князя Вячеслава Николаевича Тенишева. По рассказу очевидца событий Н.В.Романова, три гроба, в которых захоронили Тенишева (Мария Клавдиевна забальзамировала тело на 100 лет), были разбиты, а тело его усажено на гробовую доску черного дерева. Приехали три милиционера, извлекли тело из крипты (некоторые свидетели говорят, что оно было распотрошено), уложили вместе с доской на дровни и повезли к сельскому кладбищу. Там вырыли неглубокую яму (была зима) и сбросили в нее тело. Согнутое, оно упало головой вниз. Сверху положили черную доску и присыпали ее землей со снегом. Было это зимой 1923 года…

Каждый раз, подходя к зданию Учебного театра на Моховой, уже зная многое о князе Вячеславе Николаевиче Тенишеве, с горечью думаем о том, что этот человек, незаслуженно забытый, достоин  доброй памяти, и очень хотелось бы, чтобы там, где раньше было Тенишевское училище, наконец, открыли памятную доску. А если говорить о современных реформах образования, то мы хотели бы обучаться по системе Тенишева, который видел главной задачей образования и воспитания подготовку квалифицированных, грамотных, ответственных граждан своей страны, заботящихся о ее процветании.

 

Тенишевское училище

Тенишевское училище, на наш взгляд, без лишней скромности, можно назвать вершиной педагогической мысли в России. Оно создавалось князем В.Н. Тенишевым  как эксперимент: «Он был открытым врагом современной системы образования юношества, – писала княгиня  Тенишева в своем дневнике, – и ему казалось, что стоит лишь учредить образец училища на новых началах, как пример этот будет признан правительством, и остальные учебные заведения немедленно подвергнутся преобразованию» .Однако, в отличие от мужа, княгиня была сторонником массового народного образования и полагала, что на те же средства можно было бы содержать десяток школ и без всяких изысков учить там крестьянских детей. Но Вячеслав Николаевич к мнению жены не особенно прислушивался и считал свою школу весьма удачным проектом, поскольку понимал, что стране нужны в первую очередь образованные руководящие кадры, т.е. надо сначала воспитать элиту, которая будет способна не только поднять государство, но и повести за собой.

Промышленник, миллионер, меценат, проявлявший интерес к вопросам образования, он задался целью основать учебное заведение нового типа и стал обсуждать свою идею в ведомстве, хорошо ему знакомом по роду деятельности, — Министерстве финансов, возглавлявшемся С. Ю. Витте, с которым у князя установились прочные доверительные отношения. Соратником Тенишева стал А. Я. Острогорский. Идея Острогорского была в том, чтобы основать общеобразовательную среднюю школу «нового типа»,  но такой эксперимент под ведомством Министерства народного просвещения был невозможен, и решено было провести его под маркой коммерческого училища — с 1896 года училище находилось в ведомстве Министерства финансов (см. приложение №3).  А. Я. Острогорский предложил Тенишеву взять в основу новой школы домашнюю школу В. Б. Струве, который создал ее для своих детей совместно с некоторыми родителями».

            Педагогическая концепция была успешно реализована в создании привилегированного учебного заведения Общеобразовательной школы князя В.Н. Тенишева. В 1896 году он открывает школу в съемных помещениях на Загородном проспекте-17, построенную на новых педагогических принципах, готовящую человека к жизни, к трудовой деятельности и способную подготовить слой русской инженерной интеллигенции. Причем князь рассуждал так: «стоит только в Петербурге появиться одной образцово-показательной школе, построенной на новых принципах, как остальные учебные заведения последуют ее примеру. И тогда правительству ничего не останется, как признать де-факто осуществленные перемены». Позже, в 1900 году, школа преобразована в училище.

В основе учебного процесса были принципы, отстаиваемые Тенишевым: отсутствие принуждения и обучение реальным знаниям, которые могут пригодиться в жизни, соответствие получаемых сведений возрастным и физическим особенностям ребят.

Первым директором школы был В. А. Герд (1870–1926). Но через полгода он был арестован по делу группы «Рабочее знамя» и выслан из Петербурга. С 1 февраля 1899 г. директором стал А. Я. Острогорский.

Одновременно Р. А. Берзен строит два здания для училища на Моховой улице 33-35 по самым высоким стандартам того времени, соединив два больших корпуса стеклянной галереей и оранжереей с диковинными растениями (см. приложение №1). В училище были собственная обсерватория, две библиотеки, насчитывающие свыше шести тысяч томов, класс естествознания с амфитеатром и столами для самостоятельной работы. На воплощение своей идеи князь потратил 1,5 млн. руб., ежегодные дотации на содержание зданий и оплату труда преподавателей составили 50 тыс. рублей.

Проект постройки был утверждён Городской Управой 10-го июня 1899 г., а учебные занятия в новых помещениях начались 8-го сентября 1900 г. При проектировании генерального плана имелось в виду, что здания должны вмещать восьмиклассное общеобразовательное училище для мальчиков и большую аудиторию для школьных актов и литературных чтений, устраиваемых администрацией училища. По проекту была выделена аудитория и связанные с нею вспомогательные помещения: обширный вестибюль, фойе и даже курительные комнаты, о которых мы позже прочитаем в журналах, -  в особое здание с отдельными выходами на улицу, отодвигая флигель, вмещающий училище в тесном смысле, во двор, вдаль от уличного шума. Для ежедневных часовых прогулок и игр на открытом воздухе в средней части надворного флигеля был устроен тройной проезд, общею шириною в 9 сажен, соединяющий в одну площади школьных дворов. В надворное здание вели два входа с отдельными вестибюлями, из которых один назначался для мальчиков младшего, а другой для старшего возраста. Из вестибюлей лестницы вели в рекреационные залы, расположенные по одному в каждом этаже. Непосредственно в залы выходили классы. Такое расположение было принято с целью совершенно избежать коридорной системы и дать ученикам возможность по окончании урока сразу оказываться  в залах, предназначенных для отдыха и игр во время малых перемен.

Во время экскурсии, любезно проведенной для нас Игнатенко Оксаной Васильевной и Февралёвой Татьяной Викторовной, мы, к сожалению, не смогли попасть в учебные классы, но, оказавшись во внутреннем дворике, были впечатлены от увиденного. Какое удовольствие, вероятно, испытывали ученики, которые учились в таком училище. Все здесь было продумано до мелочей: просторная столовая для горячего завтрака и класс ручного труда для развития ловкости и практичности мальчиков в обыденной жизни. А чтобы детей не раздражал запах пищи во время занятий, кухня была вынесена в мезонин вместе с ледником и гладильной, причём она соединялась со столовой подъемной машиной с ручным приводом. Ледник был устроен в подвальном этаже по шведской системе. На крыше школьного здания была устроена небольшая обсерватория с вращающимся куполом. Обустроена и учебная оранжерея в южном проходе, крытом стеклом.

Очень подробно об устройстве училища пишет  Л.В.Розенталь в книге «Непримечательные достоверности». Из деталей постройки интересно следующее. Классы, в интересах  современного взгляда на преподавание, рассчитаны на 20-25 человек. В каждом из классов с окном во всю стену стоял всего лишь с десяток двухместных парт.   Да и сами парты были особенные: костяк железный, из дерева лишь сиденья, пюпитры и две полочки под пюпитрами. Сиденья и пюпитры можно с точностью до сантиметра поднять или опустить применительно к росту и телосложению ученика. Тетради, учебники и письменные принадлежности оставались в классе, домой брали только то, что необходимо.

Окна классов обращены на восток; класс рисования выходил окнами на север. Особое внимание уделено обилию оконного света, имея в виду пасмурность наших зимних и осенних дней. Вследствие этого площадь окон составляет около 2/5 площади пола; оконные рамы верхними брусьями придвинуты к самому потолку. Чтобы не дуло от окон, устроены тройные рамы, причём воздух между средними и внутренними рамами согревался. Искусственное освещение классов производилось отражённым от потолка рассеянным электрическим светом - дуговыми лампами с опрокинутыми абажурами. Большая аудитория лицевого здания рассчитана на 6оо человек, места в ней расположены полукруглым амфитеатром.

«Отопление Тенишевского училища, центральное, пароводяной системы низкого давления и большой теплоемкости,  производилось лишь в одном месте на оба здания. Вентиляция механическая, нагнетательная.

Архитектура здания продумана так, чтобы положительно влиять на Эстетическое воспитание ребенка. В уличном фасаде здания использованы мотивы раннего модерна. Дворовой же корпус несет черты рационалистического модерна».

Для обучения и воспитания всесторонне развитой личности были созданы все условия. Мало того, преподавали в училище лучшие учителя Петербурга, для которых обязательным условием являлось занятие научной деятельностью.

 Много разговоров в Петербурге вызвал устав Тенишевского училища. В нем во всеуслышание объявлялось о том, что в новое учебное заведение принимаются все дети, независимо от сословия и вероисповедания. Курс обучения устанавливался 8 лет или 16 семестров. Вводился подготовительный класс, в который принимались дети до 10 лет. Число учеников в классе не должно было превышать 25 человек. Общее руководство училищем осуществлялось Попечительским советом, состоящим из 11 человек и избираемым на 4 года (см. приложение №4). Состав учащихся – более 300 юношей разных сословий, включая крестьян. Однако серьезным тормозом для демократизации обучения стала слишком высокая плата 200-360 рублей в год в зависимости от старшинства классов. И хотя самым способным, но бедным ученикам предоставлялась возможность учиться бесплатно, училище до самой революции оставалось школой для избранных.

Программа училища, разработанная Тенишевым, отличалась новыми взглядами. Образовательное учреждение  имело «целью дать учащимся в нем общее образование, воспитать в них самодеятельность и действительный интерес к знанию, а также сообщить необходимые коммерческие знания. Для достижения этой цели в курсе каждого предмета уделяется место лишь самому существенному, действительно имеющему образовательное значение. Преподается лишь то, что соответствует возрасту и умственным запросам учащихся, может быть ими прочно и сознательно усвоено, без лишнего обременения памяти учащихся. Так как детей все больше интересует окружающая природа, то в курсе училища уделено значительное место естествознанию, преподающемуся с первого до последнего класса, и притом преимущественно экспериментальным путем. И вообще, широкое проведение наглядности и развитие в учащихся умения приобретать знания путем наблюдения и самостоятельной работы составляет отличительную черту преподавания в Тенишевском училище».   Тенишев уделял большое внимание опыту как источнику приобретения знаний. И в защиту своей теории даже опубликовал в 1900 году очерк «Опыт как источник знания». Новой школе предстояло не только учить и воспитывать, но и «научиться оберегать индивидуальность своих воспитанников», «помочь им осознать, кто к чему склонен и на что способен».

            Особую роль в развитии училища сыграл А.Я.Острогорский. С его точки зрения, одной из главных задач средней школы должно быть нравственное воспитание юношества. Ее цель – выработка в учащихся внутренней, а не внешней дисциплины. Новые задачи, новые методы, новые программы и новые люди.

В чем же была новизна Тенишевского училища?  Прежде всего, это отказ от устаревших учебных программ, спущенных министерством народного просвещения. Каждый педагог вел урок так, как подсказывал ему его многолетний опыт, ум и честь. Каждый учитель был творчески свободен и при этом чувствовал себя в кругу единомышленников. Педагогический коллектив объединяла любовь к детям.

Немалое значение придавалось гуманитарным предметам. Но еще большее внимание направлено было на естественно-научные дисциплины. Их круг значительно расширился: учащиеся знакомились с тем, что раньше оставалось без внимания, с основами таких наук, как космография, геология, физиология и др. В расписании уроков строго соблюдалось правильное чередование трудных и легких предметов. Точные науки сменялись гуманитарными, умственное напряжение – физическим. В конце дня дети лепили,  рисовали, мастерили. После каждых сорока пяти минут учебы давалось 10 минут абсолютной свободы, никто не мешал прыгать, бегать, играть. Третий урок целиком был отдан физическим упражнениям. Летом ребята играли в футбол, городки, лапту, а зимой катались с горок и на коньках. Уже с третьего класса тенишевцы ходили на лыжах по Неве и взморью. В училище широко практиковались ближние (по Петербургу и окрестностям) и дальние (по России) экскурсии.

Конечно, новой школе нужны были новые учителя. Это должны были быть педагоги по призванию, опытные, но вместе с тем готовые к нововведениям, энтузиасты. Кроме Анциферова, среди педагогов были историк И.М.Граве, В.В.Гиппиус, будущий доктор филологических наук А.М.Астахова, выпускник Академии художеств А Штурман.

 Владимир Васильевич Гиппиус, один из первых русских символистов, поэт и литературный критик, очень много дал детям. Чего стоит его попытка приобщения их к литературному труду. Впервые в учебной практике учителем и его учениками был написан, а потом и опубликован коллективный литературоведческий труд «Записки по истории русской литературы», в котором ребята рассматривали произведения от «Слова о полку Игореве» до Пушкина и Гоголя. 22 главы, написанные разными учениками в разной манере, представляют интерес и в наши дни. Мандельштам в автобиографической повести «Шум времени» вспоминал о своем учителе: «Он грелся о литературу, терся о ней шерстью, рыжей щетиной волос и небритых щек. Он был Ромулом, ненавидящим свою волчицу, и, ненавидя, учил других ее любить…» .

Чтобы пробудить интерес учеников к литературе, в дополнение к обычным урокам русского языка в училище были введены уроки чтения. Книги читали вслух учителя, дети только слушали. Своим первоклашкам Острогорский читал «Кавказского пленника» Толстого, «Сигнал» Гаршина, Короленко «В дурном обществе», рассказы Тургенева из «Записок охотника». Второе полугодие было отдано «Капитанской дочке». Второй и третий классы читали Гоголя, включая «Мертвые души», четвертый класс отдан Пушкину. Все произведения прочитывались целиком. И чтение это, как вспоминал Л.В. Розенталь, «убеждало лучше всяких наставлений». Ни в ходе его, ни после детям не задавалось никаких вопросов. Острогорский считал, что всему свое время. Когда-нибудь впечатление от этих книг обнаружится. Директор училища сам выдавал ребятам книги из школьной библиотеки, спрашивал, понравилось ли, пытался угадать, что кому интересно. Особое место среди книг занимала хрестоматия «Живое слово», подготовленная Острогорским. В ней были образцы современной литературы, стихи Бальмонта и Блока. К оформлению хрестоматии удалось привлечь таких знаменитых русских художников, как И. Билибин, Б. Кустодиев, Н.Рерих, М.Добужинский. Таким образом, детей побуждали не только к чтению, но и к изобразительному искусству.

В училище почти отсутствовали учебники. Заданий на дом в младших классах не было (в старших, наоборот, их было много), отсутствовали оценки и экзамены. Родители извещались об успеваемости только в случае плохой учебы. Ученики переводились из одного класса в другой на основе характеристики педагогического совета, в состав которого входили известные ученые: академик И. Р. Тарханов (читал лекции по физиологии), литературовед и историк профессор А.К. Бороздин, доктор медицины А. С. Вирениус, редактор журнала «Педагогический сборник», автор «Живого слова», хрестоматии для изучения русского языка, редактор журнала «Образование» А.Н. Острогорский, математик А.Н. Остролюбский.

Хотя училище было коммерческим, программа было рассчитана на воспитание гармонично развитого человека. Изучались произведения В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, и Н.А. Добролюбова, преподавались история искусств, рисование, пение, ручной труд. В Тенишевском училище поощрялись всяческие дарования, хорошо и серьезно учили рисованию. Обязательны были занятия в физической и химической лабораториях, столярной мастерской. Большое внимание уделяли физическому воспитанию, играм на свежем воздухе в любую погоду. Обязательным был горячий завтрак. В штате училища имелось три врача, проводились занятия по личной гигиене, закаливание плаванием. Мандельштам вспоминал, что ученики ходили в форменной одежде, а начало учебного года проходило наподобие заседания парламента. Ребятам предоставлялась относительная свобода. Малышам, например, разрешалось драться, так как это способствовало физическому развитию. А старшеклассникам – курить, правда, только в надлежащее время и в надлежащих местах, никого не соблазняя. Либерализм проявлялся и в системе взысканий. Как вспоминал Л.В.Розенталь, в качестве наказания, прежде всего, использовалось словесное внушение, наставление, «разговор по душам», затем – изгнание провинившегося с урока и лишь в особых случаях – запрет ходить в школу в течение нескольких дней. Высшая же мера наказания – предложение родителям перевести своего сына в другую школу.

Наряду с бережным отношением к  индивидуальности каждого ученика, у ребят развивали навыки общественной жизни. Между учащимися устанавливались и преподавателями устанавливались отношения доверия, доброжелательности, привязанности друг к другу, воспитывалось товарищество. Слову товарищ придавалось значение своего рода этической нормы.  В результате тенишевцы заметно отличались от воспитанников других школ. Они не спешили уйти после уроков домой, часто приходили в школу вторично вечером на кружки, вечеринки. Общались друг с другом и вне училищных стен.

Особой заслугой Тенишевского училища было то, что образование и воспитание не отрывались друг от друга. Стало нормой уважительное отношение к ученику, при любых обстоятельствах считались с его достоинством и самолюбием. Больше того, воспитывали достоинство у тех, у кого его не было. На ребенка не кричали, не выгоняли из класса, не бранили за шалости. Для того чтобы найти подход к детям, родителей просили заполнить опросный лист, охватывающий все стороны жизни будущего ученика. Таким образом, педагог с самого начала знал, как строить свои отношения с тем или иным учеником. В то же время, доверяя учителям самые сокровенные сведения о ребенке, родители были уверены, что их ответы никогда, ни при каких обстоятельствах не будут использованы во вред ему. Существовала, так называемая, педагогическая тайна. Постепенно между учителями, учениками и родителями установилось доверие. В основе всего, что делалось в училище, лежала любовь к детям. Поэтому и отдача была колоссальная – училище воспитало множество умных образованных людей, известных академиков, среди которых геолог Д.В.Наливкин, физик Д.В.Скобельцын, филолог В.Н.Жирмунский, физиолог Е.М.Крепса.  Тенишевское училище окончили известные художники: Л.А.Бруни, Н.Н.Купреянов, писатели

О.Э. Мандельштам и В.В. Набоков.

Особое место в жизни училища занимал актовый зал. В 1903 году, когда умер князь Тенишев, училище лишилось материальной поддержки. Княгиня М.К. Тенишева, и без того отрицательно относившаяся ко всем педагогическим начинаниям мужа, значительно увеличила арендную плату за здание. Администрация училища стала изыскивать средства. Начали с того, что все педагоги, следуя примеру Острогорского, стали отчислять на школьные нужды кто пятую, а кто и четвертую часть жалования. Но это не спасло положения. Тогда Острогорскому пришла в голову мысль приобрести у княгини Тенишевой дом на Моховой или же, если откажется, построить новое здание на новом месте. Попечительский совет обратился ко всем родителям учеников, к выпускникам с просьбой о пожертвованиях. Каждый вносил, сколько смог. Первым откликнулся отец Владимира Набокова. Собранных средств оказалось недостаточно для покупки или постройки здания, пришлось повысить плату за обучение. Училище стало сдавать часть помещения под различные собрания, курсы, лекции, концерты. Наибольший же доход давал актовый зал с его разнообразным репертуаром. Он не только приносил денежные средства, благодаря ему тенишевцы почти 2 года находились в центре культурной жизни столицы. Здесь читал свои стихи Блок, особенно учащихся впечатлили поставленные Мейерхольдом «Незнакомка» и «Балаганчик». Вообще, тенишевцы регулярно ходили в Александринский, Михайловский и Мариинский театры, бывали на художественных выставках, занимались – с особого разрешения дирекции Публичной библиотеки – в ее читальных залах. Это способствовало тому, что у ребят с ранних лет появилась тяга к творчеству. В ученической среде стали возникать научные, философские, литературно-художественные кружки. Ребята ставили спектакли, появились рукописные журналы.

Не стояли в стороне тенишевцы и от политической жизни страны. В актовом зале часто устраивались митинги, концерты, и спектакли нередко завершались демонстрацией.

 

Экскурсии как неотъемлемая часть образовательного процесса

Особое место в системе образования занимали экскурсии. Где только тенишевцы не побывали! На Украине, в Крыму, на Урале, на Кольском полуострове, на Кавказе, в Прибалтике, в Новгороде, Пскове, Финляндии и Швеции. Экскурсии являлись обязательной частью учебной программы. На них можно было набраться всяческих знаний. Но важнее всего, пожалуй, было их воспитательное значение. Приобретались навыки жизни вне семьи, в товарищеском коллективе. Перед отъездом заботливые мамы снабжали ребят всякой вкусной снедью, но это безоговорочно поступало в дополнительный фонд к общему котлу. Все время ребята проводили вместе, все делали сообща. Педагог, руководящий экскурсией, наделен был диктаторской властью, но ему в помощь были выборные старосты. Каждую весну была обязательная загородная экскурсия всем классом, и с каждым годом все длительнее и серьезнее. Примерно по такому плану. Сначала для малышей – однодневная на пароходе в Шлиссельбург, затем трехдневная в Нарву и Гунгербург. Далее четырехдневная в Финляндии, тут и поезд, и пеший поход, и пароход. После этого – неделя на Валдайской возвышенности, две недели на Украине, три на Урале. Тенишевское училище издало даже два сборника статей о своем опыте в этом деле.³

По настоянию князя Тенишева были организованы экскурсии на фабрики и заводы, где детей водили по цехам и знакомили с технологией и организацией производства, показывали, как делаются вещи, которые они встречали в быту. Особое место в жизни тенишевцев занимали историко-литературные экскурсии по Петербургу, проводимые тончайшим знатоком русской литературы, историком и краеведом Николаем Павловичем Анциферовым. О том, что экскурсии стали естественной частью образовательной системы тенишевцев, убедительно свидетельствует сборник  «Образовательные поездки в средней школе»  Они предпринимались с первого учебного года – в зоологический и ботанический сады, в Эрмитаж, на Путиловский завод и ближайшие пригороды. Поначалу это были естественнонаучные и географические экскурсии. По словам одного из руководителей, во время поездки 1900/01учебном году в Крым  обнажилась вся глубина того воспитания, которое многие дети получают в семьях, где все висит на прислуге, к пособию которой дети привыкают до такой степени, что сами ничего не умеют делать. Порядок в содержании своих вещей, в уходе за своей особой, сосредоточенность внимания на нужные моменты, умение ориентироваться и вызываемая ими догадливость отсутствовали в такой мере, что часто выводили нас, руководителей, из себя»

Крымская экскурсия была одной из первых дальних экскурсий, организованных в Тенишевском училище. После утомительной трехдневной поездки в поезде под накаленной крышей вагона третьего класса учащиеся пали духом и устали. Однако маршрут был проложен через весь полуостров, от Бахчисарая и Севастополячерез Алупку и Ялту, Козьмодемьянский монастырь и Чатырдаг – назад в Севастополь.

Трудности, которые пришлось преодолевать в этой поездке, не заставили организаторов от них отказаться, и в последующие годы была организована экскурсия на Кавказ по маршруту Ростов – Владикавказ – Военно-Грузинская дорога – Тифлис – Шаропань – Чиатуры – Батум – Черное море – Севастополь – Ялта (1909/10 учебный год), а в следующем учебном году – на Урал. Педагог отмечал, что для многих «экскурсии являются едва ли не единственным случаем, когда они сталкиваются с непосредственной действительностью».

Постепенно выяснялось, что воспитывала сама атмосфера небольшого круга сверстников, где «неловкого, избалованного и капризного ожидает град шуток и насмешек, одна возможность которых заставляет иного уже заранее держаться настороже. Необходимость стеснять себя для других, пользоваться одинаковыми с ними правами, подчиняться подчас неизбежной в пути суровой обстановке, быть готовым к неудобствам, ограничениям в пище и сне, напрягаться при ходьбе и лазании, вызывает усиленную приспособляемость, этот необходимый элемент всякого разумного воспитания».

Целью этих поездок были не только воспитание самостоятельности и умения жить в коллективе, знакомство с жизнью, – собственно, формирование нового человека и было целью создания училища. В то же время изучали геологическое строение гор, посещали различные производства, собирали естественно-научные коллекции, знакомились с бытом местного населения. Во время экскурсии на Урал тенишевцы не только поднимались на горы, но и спускались в шахты, наблюдали процесс отгрузки и транспортировки руды, выплавки меди на одном из заводов Нижнего Тагила. Уже в 1902/3 учебном году была предпринята и гуманитарная экскурсия в Москву, Ростов, Ярославль, предполагавшая и осмотр исторических городов, соотнесенный с курсом отечественной истории, и посещение музеев. Первый отчет о подобных опытах был издан училищем в 1906 г., сборник назывался «Географические экскурсии»

 

История училища после смерти А.Я. Острогорского

Училище приближалось к своему десятилетнему юбилею, когда 1 октября 1908 года в возрасте 40 лет умер А.Я. Острогорский.  Заменявший его во время болезни Герман Федорович Линсцер, преподаватель немецкого языка, проявлял немало энергии в руководстве училищем, но, возможно, ему не хватало творческой инициативы. В это время училищу приходилось преодолевать серьезные организационные и финансовые трудности. Среди училища все заметнее становилось воздействие тех, кто принадлежал к богатым семьям, и старательно создаваемый дух интеллигентского демократизма и идейности стал терять силу. Аполитизм, свойственный тенишевцам, нередко оборачивался в годы реакции равнодушием ко всем общественным делам, замыканием в кругу личных интересов. Нарастающая безыдейность учащихся вызывала у педагогов тревогу. Между ними начались споры. Винили руководство, и директору пришлось отстраниться и покинуть училище. Было это уже во время Первой мировой войны. Последовавшие за Линсцером два новых директора, быстро сменившие один другого, ничего нового предпринять не успели. Наступил 1917 год. Казалось бы, что с началом революции Тенишевскому училищу было суждено процветать, ведь именно здесь был сосредоточен значительный опыт школ-новаторов, но, увы, нельзя забывать, что оно являлось буржуазной школой. И училище стало ареной жесточайших усобиц, а затем превратилось в обычную трудовую школу.

            Владимир Васильевич Гиппиус, ставший директором школы в мае 1917 года, по совету М.Горького пишет статью, в которой излагает свою программу преобразования среднего образования. По сути своей кроме революционной терминологии в статье не было ничего, чего бы не делали педагоги Тенишевского училища раньше. И все же жизнь в учебном заведении становится трудной. В училище холодно, нет освещения, ученики питаются по продовольственным карточкам, которые сдают в школьную столовую. Многие ребята испытывают крайнюю нужду в одежде, обуви. Однако занятия идут своим чередом. По-прежнему преподают дореволюционные педагоги, но появляются и молодые, новые имена: Юрий Николаевич Тынянов (русский язык и литература), Иван Иванович Соллертинский (русский язык, история, обществоведение), Борис Владимирович Асафьев (теория музыки, пение), Григорий Александрович Гуковский (русский язык и литература). В итоге общими усилиями педагогов училище поддерживало высокий уровень преподавания.

Чего только не перевидали в 20-е годы стены Тенишевского училища! И дальтон-план с его полной свободой посещения уроков, и бригадный план, когда задание выполнял один, а отметки получала вся бригада, и первую попытку профориентации, и школьный ученический совет (ШУС), который наряду с администрацией и педагогами нес ответственность за дела в школе.

И все же Тенишевка считалась школой социально-неблагополучной. В вину ставилось то, что здесь училось мало детей рабочих и крестьян, хотя училище располагалось в центре, далеко от рабочих окраин. А вскоре произошло и совсем из ряда вон выходящее событие. При активно развивающемся во всех школах самоуправлении, ребята Тенишевского училища сами, без вмешательства взрослых, отказались участвовать в деятельности педагогического совета, мотивировав это тем, что учителям надо доверять. Ухудшились отношения и с губоно, которое считало, что Тенишевское училище противопоставляет себя всем остальным. Так постепенно возникла идея об искоренении свободолюбивого духа тенишевцев. Начали с малого – ликвидировали должности лаборантов. Теперь эту работу должны были выполнять сами профессора. Было дано указание принимать всех, независимо от подготовки и отметок на вступительных экзаменах. Вскоре классы были переполнены в два раза. Встал вопрос о передаче ТЮЗу уличного флигеля. В феврале 1922 года состоялось открытие театра, и тенишевцы на долгие годы стали его первыми помощниками и зрителями.

В 1924-1925 годах проводятся дотошные ревизии. Из учительской выносится портрет В.Н. Тенишева, с ворот снимается вывеска «Тенишевское училище». По политическому обвинению арестовывается Анциферов, расформировывается несколько старших классов, часть ребят переводят в другие школы, а в училище переводят группу комсомольцев. Так сначала в  знаменитое Тенишевское училище перевели Таганцевскую гимназию для девочек,  и  обучение сделалось совместным. А затем учебное заведение превратилось в 15-ю среднюю школу, в которой, благодаря педагогам, еще долго сохранялся особый дух тенишевцев, но все-таки это было уже не то. Там в 1918–1925 гг. и преподавал ученик И.М. Гревса  Н.П. Анциферов. А с 1922 по 1962 год в здании училища на Моховой улице разместился Театр юного зрителя.

В 1933 в учебном корпусе размещается автомобильно-дорожный техникум Главдортранса.   

Однако, по мнению Липковича Я.С., который в статье «Слово о Тенишевском училище» подробно описывет историю учебного заведения, интеллектуальное и нравственное силовое поле Тенишевского училища оказалось столь велико, что сказывалось и в 20-30-е годы. Продолжали преподавать дореволюционные педагоги, а также молодые учителя, составившие затем гордость русской культуры: Ю. Тынянов, И. Соллертинский, Б. Астафьев. С трудом, но еще удавалось сохранить удивительную, духовно насыщенную атмосферу школьной жизни. Симптоматично, что уже в советское время эту школу закончили Лидия Чуковская, Даниил Гранин, немало других известных писателей и поэтов. Ныне в здании Тенишевского училища располагаются Учебный театр «На Моховой» и Санкт-Петербургская государственная Академия театрального искусства.

Заключение

Ознакомившись с историей уникального, не побоимся этого громкого слова, учебного заведения, Тенишевского училища, мы очень сожалеем, что в наше время нет таких удивительных людей, как Князь Тенишев, задумавший и создавший систему, что целью государственной образовательной программы, увы, является не гармонично развитая личность, а человек базового уровня. Хотелось бы, чтобы опыт Тенишевского училища не был забыт, как не был бы забыт и сам князь Тенишев, и на фасаде дома по ул. Моховой – 35 появилась бы, наконец, памятная доска с его именем.

Печелийская О.А.

Гаврилова О.Б.

 

Добавлено: 13.07.2017
Рейтинг: 8.5214285714286
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+