Личный кабинет

Сущность социализма в свете попытки его реализации в виде советского общественного строя

Был ли в СССР социализм?


В статье кандидата философских наук, преподавателя истории и обществознания Мясниковой И.Г. сделана попытка осмыслить советское общество и концепцию социализма с позиций марксизма. Автор приходит к выводу, что в СССР была лишь сделана попытка построить социалистическое общество, но нигде и никогда эта идея не была реализована.

 

                                                                                         

    Cовершенно естественно, что в России есть сегодня не только приверженцы либеральных реформ,  капитализма и «интеграции» в цивилизацию Запада, но и те, которые считают, что единственным выходом для нас является возвращение  на прерванный социалистический путь развития. Аргументы – небывалый в истории прорыв в развитии нашей страны в 20-50-е годы и современный взлет Китая, сохранившего приверженность социализму и строящего его своим «китайским» способом.

      Но при всем при этом закономерно возникает вопрос: если общество советского образца было таковым, то почему оно, успешно выдержав грандиозные испытания, выпавшие на его долю во всесторонней «физической» борьбе со своими внешними и внутренними врагами, все же погибло?

     При ответе на данный вопрос чаще всего приходится слышать обвинения в нерентабельности, затратности и неконкурентабельности советской экономики по сравнению с Западом. Но сегодня эти доводы повторять просто уже неприлично. Правители Америки, как отмечает С.Губанов, уже к середине 1950-х годов испытывали опасение уступить нашей стране лидерство в мировой экономике[1]. Но, увы, «политика Хрущева за считанные годы отвела от Запада советскую экономическую угрозу и ликвидировала то, что вошло в мировую историю под справедливым названием “советского экономического чуда”»[2]. Советское общество погибло не из-за того, что, будучи «тоталитарным», проигрывало «либеральному» Западу в экономическом развитии (по темпам развития оно превосходило его даже до конца 70-х гг.). И отнюдь не потому, что враги социализма за пределами нашего государства могли предложить нашему народу лучшую жизнь. Причины надо искать, в основном, в самой эволюции советского общества. Идея социализма была дискредитирована перед нашим народом самими «вождями развернутого строительства коммунизма». Социализм был очернен как «строй культа личности», как «гулаг» и как «тоталитаризм»,   изнутри, «нашими» собственными «либералами». 

    Несмотря на всю свою абсурдность, клевета на социализм вызвала в умах людей идеологический хаос. Но почему же оказалось возможным дискредитировать «социализм»?  Потому, что за социализм выдавали и принимали совсем не то общество. За социализм выдавали общество советского образца, которое, как показано В.И.Табаковым[3], социализмом отнюдь не являлось и не могло являться, а значит, и не могло оправдать те надежды людей, которые они неизбежно связывали с социализмом, охарактеризованным основоположниками как общество, преодолевшее капиталистический уровень материальной жизни трудящихся и  политической свободы личности. Поэтому общественность, введенная в заблуждение отождествлением социализма с суровым способом строительства его основ  в условиях осажденного лагеря, со способом, характеризуемым как «тоталитаризм», так легко отказалась от борьбы за него ради «свободного рыночного социализма» (сперва», а затем) и «бездефицитного демократического капитализма».

     Корни этого бедствия уходят в 60-е годы XX века, когда в октябре 1961 г. номенклатура под руководством Н.С.Хрущева принял третью Программу партии, Программу «развернутого строительства коммунизма», породившую ложную надежду на скорое  построение более богатого и более свободного, чем на Западе, общества. Это «развернутое строительство коммунизма» привело в конечном итоге к развалу великого государства, свело на нет героические усилия советских людей 20-50-х годов.

    Ибо не успело стихнуть эхо оваций в честь новой Программы хрущевистов, как замаячил на горизонте ее провал. Уже в 1962 году страна столкнулась с серьезными экономическими трудностями. Вера в Программу, надежды на обещанное светлое будущее оказались подорванными. Стала терять авторитет и партия, руководимая хрущевистами. Вместо «развернутого строительства коммунизма» была выдвинута, поэтому, концепция скромного «развитого социализма», мало чем, однако, отличающаяся по своей «научности» от III Программы, что окончательно отвратило многих людей даже от самого понятия «социализм» И так дело дошло до гибели советского строительства социализма, начавшейся, однако, не с «горбачевской “перестройки”», а с «хрущевской» десталинизации. 

      И верно сегодня пишет Лидер Партии Труда Бельгии Людо Мартенс: «Когда буржуазия объявила о решительном провале (большевизма – И.М.), она использовала для подтверждения жалкое поражение ревизионизма, приписывая ему великие достижения (большевизма под руководством – И.М.) Ленина и Сталина. Но … провал (этот – И.М.) … был провалом (не большевизма, а – И.М.) ревизионизма, внедрённого Хрущёвым 35 лет назад. Этот ревизионизм привёл к полному поражению, к капитуляции перед империализмом и к … катастрофе».[4] К сожалению, далеко не все наши соотечественники понимают это и до сих пор пребывают в эйфории от политики Н.С.Хрущева («освободителя»).

       Советские обществоведы в понимании социализма исходили из «Критики Готской программы» К.Маркса, написанной  им в 1875 году для вожаков немецких рабочих, знающих «Капитал» и обязанных читать эту «Критику …» через его призму. В ней он указал основные черты отличия и сходства между капитализмом и начальной фазой общественной формации, идущей на смену капитализму как высшей ступени развития эксплуататорского общества вообще, т.е. дал характеристику фазы, названной затем В.И.Лениным собственно социализмом. Она, в частности, гласит: "В (будущем! – И.М.) обществе (свободных индивидуальностей, имеется в виду, конечно – И.М.), организованном …  на общем владении средствами производства, производители не обменивают свои продукты (как частные собственники – И.М.), столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется как стоимость (курсив Маркса – И.М.) этих продуктов, как некое присущее им вещественное свойство, потому что теперь, в противоположность капиталистическому обществу, индивидуальный труд уже не окольным путем, а непосредственно существует как составная часть совокупного труда (тут, в этом абзаце, подчеркнем, у Маркса речь идет именно и только о будущем обществе свободных индивидуальностей, только о высшей фазе «коммунизма», а не о «всем коммунизме», включающем и «первую фазу», как поняли в свое время партийные официальные теоретики – И.М.). … (А здесь же, в настоящем, точнее, долженствующем возникнуть в настоящем, обществе, о котором речь идет у авторов «Готской программы …», в обществе, где один «труд» обменивается на другой  «труд», т.е. не в будущем обществе свободных индивидуальностей, а в настоящем, в возникающем, в начинающем переход к нему, обществе – И.М.) имеем здесь дело не с таким коммунистическим (т.е. посткапиталистическим вообще – И.М.) обществом, которое развилось (курсив К.Маркса – И.М.) на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит (курсив К.Маркса – И.М.) как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях … сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло. … Здесь (в отличие от будущего общества свободных индивидуальностей! – И.М.) … господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей. … (Да, – И.М.) при изменившихся обстоятельствах (т.е. при ликвидации частной собственности – И.М.) никто не может дать ничего, кроме своего труда (по фразеологии авторов Готской Программы, а по Марксу – рабочей силы – И.М.), и … с другой стороны, в собственность отдельных лиц не может перейти ничего, кроме индивидуальных предметов потребления. Но что касается распределения последних между отдельными производителями (т.е. работниками – И.М.), то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда (авторов Готской Программы, а по Марксу – реализации рабочей силы определенной стоимости – И.М.) в одной форме обменивается на равное количество труда (т.е. реализации рабочей силы определенной стоимости – И.М.) в другой "[5]. Наши же политэкономы социализма при чтении этого письма Маркса понимали «обмен труда на труд» именно так,  как понимали его (не по-марксистски) адресаты Маркса. И «развили» его до принципа «по количеству и качеству труда». Правда, В 1952 г. Сталин, видимо, для преодоления расхождения между практикой социализма и характеристикой его как нетоварного общества, решил покончить с этим противоречивым положением, отнеся указанную выше Марксову характеристику именно к высшей фазе постэкономической общественной формации. [6] К сожалению, это прояснение не успело (из-за смерти, надо думать, самого Сталина) изменить положения вещей, и в советском обществознании социализм продолжали определять как общество, в котором хозяйство ведется «на общем владении», и, поэтому, мол, в противоположность капиталистическому обществу, индивидуальный труд в нем уже не окольным путем, а непосредственно существует как составная часть совокупного труда, но, тем не менее, государство (почему-то!) распределяет продукты труда среди трудящихся «только по труду». Т.е. не видели, что принцип «по труду» исключался обществом, в котором  индивидуальный труд уже не окольным путем, а непосредственно существует как составная часть совокупного труда, а само такое общество исключалось этим принципом «по труду».  Но их в «теории» и в «направляющей руководящей деятельности» упорно связывали друг с другом в нечто единое, хотя в реальности они никак не хотели и не могли связываться. Примечательно, при этом, что как советские обществоведы, так и враги социализма не слишком расходились в таком  понимании советского общественного строя. Правда, в оправдание наших теоретиков можно сказать, что иное понимание и не допускалось нашей послесталинской партократией.

    Сегодня, когда такая возможность появилась, ученые начинают разводить эти понятия. Предлагаются разные подходы к пониманию общества советского образца. Наиболее непротиворечиво сущность социализма, на наш взгляд раскрыта в указанной монографии В.И.Табакова, в которой речь идет о социализме как о переходной формации – от экономической формации  к постэкономической (или к обществу свободной индивидуальности, как у Маркса). В.И.Табаков показал место и сущность социализма в контексте всей истории человеческого общества. Сущность социализма, как он доказывает, в освобождении человека от эксплуатации человеком при остающемся еще (хотя и отмирающем) непосредственном труде как основы хозяйства  и обусловленном им  сохранении стоимостных отношений в общенародном  хозяйстве, что неизбежно из-за неосуществимости завершения онаучивания труда и превращения научного всеобщего труда в основу хозяйства при капитализме.[7]  Ликвидация эксплуатации при сохраняющихся еще стоимостных отношениях означает ликвидацию частнособственнического присвоения дивиденда и общенародное присвоение его в виде бесплатной и бездифицитной культуры (а распределение прожиточного общественного продукта осуществляется в соответствии с законом стоимости, т.е. по стоимости рабочей силы, т.е. так, как и писал об этом Маркс в своем письме по поводу «Готской Программы»). Общественный дивиденд, в виде «бесплатной» и «бездефицитной» культуры (а не «хлеба»!), должен присваиваться всеми и каждым по индивидуальностным  потребностям и способностям. Значит, частнособственническое присвоение дивиденда, должно исчезнуть для социализма не потому только, что нам не приемлема эксплуатация человека человеком, но и потому, что на определенном уровне развития хозяйственных сил это самое частнособственническое присвоение дивиденда становится просто невыгодным любому члену общества, в том числе и частному собственнику капитала. Уже сегодня по расчетам С.Губанова, основным звеном современной «экономики корпораций» ведущих западных обществ выступает не обособленное предприятие, а межотраслевая корпорация, доходящая до размеров транснациональной.[8] Совокупный частнокорпоративный доход извлекается и присваивается в процессе реализации исключительно лишь конечной продукции всего межотраслевого, т.е. корпоративного комплекса. Что касается владельцев интегрируемых корпорацией капиталов, то они уже не присваивают прибавочную стоимость непосредственно: они получают свою долю совместного, интегрального дохода (который тем выше, чем ниже рентабельность, прибыль отдельных сегментов корпорации), который не складывается из индивидуальных прибылей, а распадается на доли, пропорциональные авансированному капиталу, т.е. частное присвоение опосредовано уже совместным. Иначе говоря, корпорация означает прямое обобществление  технологически взаимосвязанных секторов общественного воспроизводства. Именно уровень обобществления труда и собственности служит критерием, позволяющим отличить высшие стадии в развитии капитализма от низших, и чем выше этот уровень, тем развитее капитализм, и наоборот. Логика развития хозяйства позволяет определить перспективу, когда уровень присвоения поднимется еще выше – с корпоративного на общехозяйственный.[9] Это уже знаменует преодоление последней ступени эксплуататорской формации общества, переход от эксплуататорской формации к постэксплуататорской формации, свободной от эксплуатации человека человеком. Как видим, сама жизнь подтверждает правоту К.Маркса в его выводах относительно будущего капитализма.

    Но такой путь к социализму (в ходе естественноисторического развития) доступен лишь странам, относящимся к западной цивилизации. Другим народам в условиях лидирующего Запада этот путь недоступен: им придется строить основу социализма, не дожидаясь самоликвидации капитализма как высшей ступени эксплуататорского общества. Именно этот путь ускоренного строительства основ будущего социализма и пришлось пройти нашему народу. Целесообразность выбора этого пути была для нашей страны исторически обусловленной. Не случайно и то, что раскол в социал-демократии пошел по линии Восток-Запад, т.к. для Запада не существовало особой нужды в переходе к «преждевременному» советскому строительству социализма, а для Руси это было единственной возможностью сохранить свою независимость. Разрыв большевиков с западноевропейской либерал-социал-демократией и такими же своими меньшевиками, а затем и попытка построения в Руси социалистического общества не «по Марксу» передовых социалистических демократов знаменуют различие проблем и путей их преодоления в разных цивилизациях.

   Избрав курс на строительство основ социализма, не дожидаясь (вопреки меньшевикам) их естественного вызревания в недрах капитализма, большевики сумели реализовать великий потенциал возникшего при этом общества советского образца в тех условиях, которые сложились в мире в период этого строительства.

     Но даже все самые впечатляющие успехи указанного строительства не позволяют трактовать общество советского образца как социалистическое. Да, действительно, эксплуатации в нем не было, т.к. рабочие получали в сталинский период заработанную плату в соответствии с законом стоимости (по стоимости своей рабочей силы), а весь дивиденд от общенародного хозяйства присваивался не частным образом, а шел на ускоренное развитие этого самого хозяйства и его работников. Но и общенародного присвоения дивиденда по индивидуальностным потребностям и способностям каждого и всех еще не было. Частная собственность была ликвидирована, но не потому, что стала невыгодной, а потому, что хватило сил ее ликвидировать. И она не возрождалась до тех пор, пока не стала перерождаться сама номенклатура. 

 

 

 

[1] Губанов С. «Советская экономика 1947-1991 годов по аналитике ЦРУ»// «Экономист». 2004, № 12. С. 54

[2] Там же, с.55

[3] Табаков В.И. Русь спасет социзм: сталинское строительство социализма, Н.Новгорода, 2004.

[4] Людо Мартенс. Другой взгляд на Сталина.// http://sovetika.ru/lib/

[5] Маркс К. Критика Готской программы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.19, с.18-19

[6] Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР // Сталин И.В. Сочинения, т.16, с.169

[7] Табаков В.И. Русь спасет социзм: сталинское строительство социализма, Н.Новгорода, 2004. С. 12-13

[8] Губанов С. «Планово-корпоративная система и конкурентоспособность» // «Экономист». №12. 2005

[9] Там же, с. 11

    avatar 07.10.2017 | 07:18
    Любовь Попова Пользователь

    http://www.askia.ru/journals/lyubovalbanceva/2017/10/07/lyubovalbancova_1507.html


     
      07.10.2017 | 11:41
      Ирина Мясникова Пользователь

      Любовь Попова,

      http://www.askia.ru/journals/lyubovalbanceva/2017/10/07/lyubovalbancova_1507.html

      Спасибо, я в курсе!) это и есть моя статья, опубликованная ранее в журнале! Обратите внимание, что автор везде я, т.е. Мясникова И.Г.


       


Добавлено: 06.10.2017
Рейтинг: 8.55
Комментарии:
2
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+