Личный кабинет

Истина в ЕГЭ?! In ЕГЭ veritas?!

Из опыта участия в процедуре сдачи ЕГЭ в качестве организатора


Пишу о наболевшем, как участник со стажем, взглядом "изнутри" данного "страшного" процесса. Возможно, кому-то данная картина окажется знакомой...

Истина в ЕГЭ?! In ЕГЭ veritas?!

 

Каждая деятельность подразумевает результат. Результатом учебного процесса является готовность ученика к дальнейшей жизни или учебе. Проверка соответствия знаний установленным стандартам выливается сегодня в страшную для учеников, родителей и учителей аббревиатуру ЕГЭ! Результаты ЕГЭ сегодня – Истина в последней инстанции. Но давайте посмотрим, что в реальности скрывается за этим словом из трех букв и какую цену должны заплатить участники сего таинства, ныне возведенного в ранг Абсолюта…

Итак, первый ЕГЭ обычно состоится в последних числах мая.

Но на самом деле всё начинается гораздо раньше – месяца за три до непосредственного начала экзаменов. Первым симптомом надвигающегося народного бедствия являются учёбы для организаторов.

Если на первых порах ограничивались своими силами, то последние 2 года не доверяют местным специалистам и педагогов возят в другой город на двух автобусах. Это оборачивается тратой целого дня рабочего времени и часовой тряской (в одну сторону) в душной тесноте железной банки. Но даже такое «жестокое» испытание как лишение обеда не может повергнуть педагогов в уныние. Благодаря четкой самоорганизации им, практически 100% составом, удается перед учебой посетить близлежащий фирменный обувной магазин, дабы подготовится к наступающему лету. На учебу учителя являются в приподнятом настроении и в обнимку с коробками, где хранится заботливо упакованная женская мечта.

Высокопоставленные «информаторы» ничего нового не поведали, дали установку сохранять спокойствие в любой ситуации и досконально следовать каждому пункту инструкции (и будет всем счастье) и делали акцент на умение работать перед камерами (оказывается, педагог еще должен быть Анджелиной Джоли или Брэдом Питом, лучше и тем и другим одновременно). Учителя добросовестно внимали, особо сознательные задавали вопросы, а на экране маячили призраки бланков и форм протоколов. Заключительным аккордом прозвучали несколько «страшилок» из опыта прошлых лет (для повышения уровня сознательности) и пару анекдотических ситуаций (для разрядки атмосферы)…

Но вот час икс пробил, и первые организаторы тонкой вереницей потянулись к пункту проведения ЕГЭ. Металлоискатель на входе (надеюсь, что хоть подвергать досмотру не будут), полицейские в форме, проверка паспорта и пропуска, опечатанные двери кабинетов… Непроизвольно в мыслях картина дополняется колючей проволокой под напряжением и далеким лаем собак… Ставишь пару автографов, ищешь бэйдж со своими данными – и первый уровень столь занимательного квеста успешно пройден.

Все собираются для инструктажа в учительской, высокопарно переименованной в «Штаб ППЭ». Педагоги приветствуют друг друга как родных (что недалеко от истины – все сестры и братья по несчастью) и оживленно переговариваются группками.

Руководитель Штаба ППЭ явно обладает чувством юмора, поскольку начинает инструктаж со слов поздравления по поводу столь знаменательного события. Инструктаж проходит на позитивной волне бодрым галопом. Педагоги внемлют, делают пометки (не приведи Господь что-то забыть или перепутать), впрочем, находятся и такие, кто незаметно пытается вздремнуть (набраться сил перед боем) или поднимает ратный дух дружеской беседой вполголоса с соседкой.

Незаметно инструктаж подходит к концу, собраны последние подписи в «смертных приговорах». Постепенно рокот голосов стихает, и в Штабе устанавливается такая тишина, что слышно тоскливое жужжание мухи на окне, которое навевает мысли о безысходности ситуации. Начинается самое интересное – оглашается распределение организаторов по аудиториям. С высоты своего уже немалого опыта (не побоюсь показаться нескромной) могу заявить, что главное условие успешного ЕГЭ для задействованных педагогов – не получить «черную метку» – крестик напротив своей фамилии в графе «Ответственный организатор». Поэтому при зачитывания распределения по аудиториям многие мысленно молятся – кто как может, а особо суеверные шепчут хитросплетенные заклинания собственного сочинения. Но вот воля бездушного Рока озвучена. Счастливцы вздыхают с облечением, те, кому менее повезло – вздыхают разочарованно. Особую зависть, пожалуй, у всех вызывает должность «коридорного» – официально «организатор вне аудитории». Есть и своеобразный тест на везучесть и возможность познакомится с одним из ликов Его Величества Случая – загадочное и холодное для непосвященных слово «Резерв». При благоприятном расположении планет последние в окрыленном состоянии незамедлительно покидают авансцену. Благословив педагогов, руководитель ППЭ отправляет всех по аудиториям.

Взяв всё необходимое (протоколы, черновики, табличку с номером аудитории для встречи детей, скотч, ножницы и черные гелевые ручки), организаторы попарно проходят на свои рабочие места. Камеры уже работают, поэтому возникает небольшая, но все-таки проблема: где подкрасить губы, поправить прическу, в конце концов, подтянуть колготки – перспектива проделать все это перед камерой не очень-то прельщает.

Автоматически и слаженно расставляем таблички на парты, делаем необходимые записи на доске, вешаем списки участников своей аудитории, проверяем наличие инструкций и форм.

А между тем солнце пригревает, в аудитории становится душно. Открыть окно? Не помешает ли уличный шум детям работать? Открыть дверь в коридор? По собственному опыту знаю, что это означает стук каблуков и шуршанье подошв вышедших в туалет или уже завершивших ЕГЭ участников, приглушенный шепот организаторов вне аудитории. А тут ещё коллега с больным горлом хлюпает носом, разговаривает с трудом и достает горсть таблеток, капли в нос. Почему её не заменили – ведь именно для таких случаев и предусмотрен резерв? Говорит, что ей руководитель ППЭ в ответ на её робкую просьбу освободить от обязанностей организатора сказала, что «надо было раньше поставить в известность и из-за неё портить бумаги исправлениями она не собирается». А ей, между прочим, проводить инструктаж с детьми – так как она является ответственным организатором… В итоге приходим к соломонову решению: одно окно закрываем, одно – оставляем открытым.

Просматриваю списки детей – ищу знакомые фамилии (надо же хоть как-то отвлечься от мыслей о предстоящем) и выпускников прошлых лет и учащихся профессионального лицея (они доставляют много хлопот, допуская все мыслимые и немыслимые ошибки и часто просто не являются на экзамен, создавая тем самым дополнительные сложности при заполнении форм).

На часах – 09.15. Беру табличку с номером аудитории и, неся ее как герб благородного рыцаря из древнего рода, спускаюсь за детьми.

Выпускников уже с 09.00. запускают в школу через стационарный металлоискатель, который срабатывает на каждого второго, но полицейский пропускает всех и не пытается установить причину сигнала (ключи с мелочью в кармане, пряжка на ремне или запрещенный сотовый).

Поэтому увидев номер своей аудитории, ученики, словно притянутые магнитом, группируются вокруг организаторов. В основном участники держатся бодрячком, пытаются шутить, остроты по поводу предстоящего экзамена доносятся со всех сторон. Становится шумно. Кто-то, не выдержав напряженного ожидания, садится в позу лотоса, складывает пальцы в чин-мудру, прикрывает глаза и … «Омммм»! Ну если от этого станет легче… А может, всё-таки стоит вызвать врача? Наконец-то все 15 человек в списке помечены «плюсиком». Произношу знаменитое «Поехали!» и другой полицейский у подножия лестницы лениво машет в спину ручным сканером…

Благополучно прибываем в аудиторию. Ну вот, кажется все идет по плану… Дети рассажены по местам, наличие паспортов и ручек проверенно уже в который раз.

Замечаю, что девочка на последней парте у открытого окна начинает беспокойно ёрзать на стуле. На мой безмолвный вопрос отвечает: «Сквозит из окна». Понятно, что все мы разные: кому-то душно, кто-то мерзнет, кто-то боится малейшего дуновения ветерка… Закрываем второе окно. Дышать становится нечем. А что будет к концу экзамена?

Мой напарник приносит пакет, выпускники смотрят на него кто с опаской, кто с надеждой, кто с равнодушием. Коллега приступает к зачитыванию прав и обязанностей… «Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас...». Напряжение в аудитории растет в геометрической прогрессии и достигает своей кульминации к моменту вскрытия пакета.

Далее всё идет по многократно пройденному сценарию: раздаются индивидуальные пакеты и черновики, проверяется заполнение бланков на наличие ошибок и описок.

Примерно с 11.00 начинается массовый выход в туалет (откуда знаешь, вдруг кому действительно надо), куда учеников сопровождают практически под конвоем (лично я считаю это унижением и нарушением личной свободы). Лишний раз вздохнуть, наклонить голову или опустить руки под парту крайне нежелательно – сразу заподозрят в списывании и может поступить звонок «оттуда».

12.00. Полет идет по плану. Под дверью мрачной тенью пару раз маячила фигура представителя из министерства. Нашей аудитории повезло: место общественного наблюдателя из числа родительского комитета на протяжении всего экзамена так и оставалось незанятым.

Между тем температура воздуха продолжает неуклонно расти. Чтобы «не отключиться» в прямом эфире, пытаюсь незаметно под прикрытием парты сделать элементарную зарядку. Затем, чтобы не терять время даром, силюсь в уме составить меню для семьи на неделю, а также вспомнить таблицу квадратов натуральных двухзначных чисел…

Но этого хватает ненадолго. С тоской и ностальгией вспоминаются блаженные времена (золотой век ЕГЭ), когда организаторы в открытую пользовались телефоном, читали книги и разгадывали кроссворды, и, трудно представить, даже поочередно ходили на обед в столовую. (Предлагаю ввести компенсацию за вредность, т.к. педагоги около 8 часов не имеют возможности принять пищу, что с учётом среднего возраста учительского контингента и нагрузкой на нервную систему явно не идёт на пользу их здоровью).

Ученики начинают сдавать работы и покидают аудиторию. Очередной экзамен близится к завершению, остаются рабочие моменты: пересчет и упаковка бланков, заполнение сопроводительной документации. Главное, не забыть что «работаем на камеру». Смотрю в окно на выпускников, кружащихся в импровизированном вальсе прямо в школьном дворе, возле крыльца. Наблюдаю, как освободившиеся раньше меня коллеги летящей походкой несутся прочь на радостях, что их сегодняшние мытарства уже позади…

Может быть, что «Истина где-то рядом…». А возможно, истина, прежде всего, заключается в …головной боли. – Причем тут головная боль? – спросите меня Вы. Да притом, что пресловутые три буквы – ЕГЭ – являются причиной головной боли у выпускников (а как же, решается судьба, определяется дальнейший жизненный путь), учителей (начиная от почти материнского «жалко» и до «попадет от администрации школы»), родителей (тут без комментариев понятно) и чиновников (вдруг в случае непредвиденных эксцессов и нежелательных инцидентов придется расстаться с теплым насиженным местечком). Вот такая она, Истина…

Добавлено: 12.09.2017
Рейтинг: 8.0684210526316
Комментарии:
0
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+