Личный кабинет

Неформальные молодежные объединения

Консультация для педагогических работников


В статье дается характеристика неформальных молодежных объединений, действующих в РФ в настоящее время, их особенности, классификация, атрибутика и символика, предпосылки формирования.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ДЛЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ «НЕФОРМАЛЬНЫЕ МОЛОДЕЖНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ»

 

Шадрина Н.Г., методист

МБУ ДО «Центр художественных ремесел»

г. Дзержинска Нижегородской обл.

 

Сегодня, когда терроризм становится угрозой всему миру, когда забота о будущем подрастающего поколения особенно актуальна,  педагогам необходимо быть ориентированными в том, каким образом дети не только учатся, но и проводят свой досуг. Хорошо, если ребенок посещает организации дополнительного образования или включен в деятельность официальных детских общественных объединений. Но очень часто ни учителя, ни родители не замечают, как подросток попадает под влияние неформальных молодежных структур и сам становится активным участником неформального объединения.

В нашей стране насчитываются десятки тысяч неформальных молодежных объединений разной направленности, за деятельностью которых невозможно проследить. Отношение к неформальным молодежным объединениям неоднозначное. Об атрибутах уличной субкультуры, о риске, который несёт в себе эта самая субкультура для нравственности и жизни детей, много говорят и пишут, даются советы, как взаимодействовать с неформальными молодежными объединениями. Почти все существующие неформальные подростково – молодежные объединения (за исключением радикалов) можно отнести к категории досуговых, то есть ориентированных на свободное времяпрепровождение.

Досуг – время, свободное от профессиональной занятости и домашних обязанностей. Жизнь молодежи организована главным образом вокруг досуга. В значительной мере формы такого досуга обусловлены культурным потенциалом подростков и молодежи.

О больших потенциальных возможностях использования самодеятельных объединений в целях гражданского становления молодых говорит тот факт, что на практике они порой достаточно успешно участвуют в социальной реабилитации так называемых «трудных», в том числе представителей спонтанных подростковых и молодежных группировок. Весьма принципиален вывод о том, что при правильном влиянии неформальные объединения являются для молодого человека своего рода школой социального творчества, благодаря возможности систематического воспитывающего воздействия на личность. Одновременно они способствуют развитию коллективизма, формированию социально-психологической общности людей. Наконец, участие в объединениях дает дополнительную возможность для самореализации личности. Это особенно важно для тех молодых людей, у которых отсутствует по разным причинам подобная возможность в школе, то есть при правильной организации работы с неформальными объединениями мы можем в ряде случаев говорить и о компенсаторной функции подобных объединений. Дети находятся в постоянном поиске способов удовлетворения своих потребностей.

Умение сотрудничать с неформальными объединениями предполагает, прежде всего, способность найти точную меру своей активности по отношению к участникам этих объединений. Д.В. Ольшанский предлагает следующую формулу неформального сотрудничества: «Понять – помочь – не мешать». В работе с неформальными объединениями главной причиной конфликтов между педагогами и неформалами является элементарное незнание предмета молодежных увлечений, некомпетентность и незаинтересованность.

Неформальное молодежное объединение – своеобразное культурное течение, включающее в себя большое количество молодых людей, существующее на протяжении нескольких десятилетий, часто имеющее международный характер.

Неформальные объединения для ребят есть способ свободного самовыражения, неограниченного проявления инициативы и бесконтрольного (со стороны взрослых) общения. Они могут принимать большие или меньшие количественные размеры, носить характер нездоровой эпидемии, иметь как социально значимые или индифферентные, так и асоциальные цели. Направленность неформальных молодежных объединений представлена широким спектром: от явно асоциальных группировок до вполне безобидных и законопослушных. Различные неформальные молодежные объединения имеют свою идеологию, специфику типичных видов деятельности, символику одежды, сленг и т. п. Неформальные молодежные объединения следует отличать от таких смежных образований, как неформальная группа, неформальная группировка и неформальная организация.

Неформальная группа – группа, деятельность, которой определяется, прежде всего, активностью ее членов, а не инструкциями каких-либо инстанций. Неформальные группы играют важную роль в жизни детей, подростков и молодежи, удовлетворяют их информационные, эмоциональные и социальные потребности: дают возможность узнать то, о чем не так просто поговорить со взрослыми, обеспечивают психологический комфорт, учат выполнению социальных ролей. Как отмечает В.В. Воронов, чем меньше школьник вовлечен в официальные структуры, тем больше он стремится в «свою компанию», что говорит о потребности в развивающих контактах, признании ценности своей личности. Обычно неформальная группа насчитывает от 3-5 до нескольких десятков человек. Контакты ее членов носят ярко выраженный личностный характер. Эта группа не всегда имеет четкую организацию, чаще порядок основан на традиции, уважении и авторитете. Факторами ее сплочения служат симпатии, привычки, интересы ее членов. Она имеет одного или нескольких неформальных лидеров. Основной формой деятельности является общение членов группы, которое удовлетворяет потребности в психологическом контакте. Как правило, школьники общаются в небольших контактных группах в 5-10 человек, часто относят себя к сторонникам того или иного течения, которые характеризуются разными признаками: возрастной и социальной принадлежностью, формой организации, направленностью.

Так, по направленности группы бывают просоциальными, асоциальными, антисоциальными.  Для просоциальных групп характерна социально одобряемая деятельность, например, участие в решении экологических проблем, охране памятников и т.д. Асоциальные группы стоят в стороне от общественных проблем. Для них характерно наличие более или менее четко выраженного мотива сбора: употребить спиртное, выяснить отношения с соседней группировкой и т. п. Антисоциальные – это криминальные, агрессивно-националистические группы. Особую социальную опасность представляет явный рост националистических молодежно-подростковых организаций – либо неформальных, либо прячущихся за вывеской «патриотической» деятельности. Принадлежность к той или иной неформальной группе – часто обязательный элемент процесса социализации в подростковом возрасте. Именно входя в ту или иную группу сверстников, подросток имеет возможность осваивать модели межличностного общения, «примерять» на себя разнообразные социальные роли. Общеизвестно, что дети, подростки и молодежь, в силу различного рода причин не имевшие возможности постоянного общения со сверстниками (инвалидность, психологические особенности личности, жизнь в отдаленном от людей месте, т.п.), в более позднем возрасте испытывают трудности в создании семьи, в отношениях с сослуживцами, внутриличностные проблемы и т.д. По замечанию В.Д. Ермакова, большинство членов неформальных объединений, в отличие от своих сверстников, не входящих в подобные объединения, характеризуются зрелостью в социальном отношении. Они менее подвержены юношескому инфантилизму, самостоятельно определяют истинность общественных ценностей, более гибкие в своем поведении в конфликтных ситуациях, обладают волевым характером. Процесс вхождения подавляющего большинства подростков в ту или иную неформальную молодежную группу является процессом последовательного удовлетворения базовых потребностей человека: потребностей в самоутверждении, общении и самореализации. Неформальная среда общения порой является для подростка (особенно для подростка «группы риска») единственной сферой социализации. Нередко, имея сложные взаимоотношения в семье или не посещая регулярно какое-либо внешкольное учреждение, подросток вынужден примыкать к той или иной группе (группировке), автоматически принимая систему ее норм и ценностей, которая не всегда оказывается социально положительной. Для очень большого числа подростков ценностные ориентации и моральные принципы, проповедуемые референтно значимой группой, являются личностно значимыми, причем эта значимость намного превосходит в сознании подростка «семейные» и «школьные» нормы и ценности. Именно этим во многом объясняется низкая эффективность воздействия воспитательных мер на трудного подростка: в его сознании совершенное им негативное действие таковым не является, так как является одобряемым с точки зрения референтной группы (например, грубость по отношению к педагогу в школе расценивается им не как нарушение норм поведения, а как подвиг, который будет поддержан и одобрен сверстниками). Неформальные объединения влияют на социализацию подростков и молодежи в зависимости от их состава, направленности, стиля лидерства, а главное − от меры значимости для того или иного их члена.

И.П. Башкатов выделяет четыре вида неформальных объединений.

I вид: социально нейтральные (озорные) группы общения. Основными типами этих групп являются самовозникающие «озорные» группы детей и подростков, сформировавшиеся по домовому, дворовому или уличному принципу по месту жительства. Основная цель деятельности этих групп - удовлетворение потребности в интимно-личностном общении со сверстниками, чаще всего выражающееся в играх, в разговорах о чем угодно. Характерной особенностью этих групп является то, что взаимоотношения подростков в них фактически не опосредуются совместной деятельностью. Подготовленность к групповой деятельности отсутствует. Аморальные действия и проступки совершаются отдельными членами внезапно по инициативе наиболее подвижных и деятельных членов стихийно возникшей группы. Внутригрупповой структуры тоже нет. Интересы, нормы и ценности существуют только на личностном уровне и могут быть как позитивной, так и негативной направленности. Общая направленность деятельности и общения в этих группах носит социально нейтральный характер, с тенденцией развиваться в асоциальном направлении. Многое зависит от прежнего опыта каждого подростка, от его включенности в социально полезную деятельность. Хорошо, если подростки в таких неформальных объединениях будут включены в позитивную общественно значимую деятельность, если же дворовые, уличные компании подростков оказываются вне контроля взрослых, школы и общественных организаций, а представлены сами себе, то с уверенностью можно сказать, что они будут развиваться по криминогенному пути.

II вид: предкриминальные или асоциальные группы подражания. Это асоциальные группы подростков и юношей, которые сформировались на основе подражательного интереса к зарубежной рок-музыке, «тяжелому металлу» – группы «металлистов»; технике – группы «ночных мотоциклистов-рокеров»; политизированной моде – группы «хиппи», «панков», «чернорубашечников» и «коричневорубашечников»; группы спортивных болельщиков-«фанатов» и другие. Характер их групповой деятельности асоциален и имеет интимно-личностный уклон. Главное для подростков заключается в том, чтобы их заметили, выделили из среды взрослых и сверстников. Поэтому каждый, в меру своих сил и возможностей, старается выделиться, обратить на себя внимание: кто одеждой, кто прической, кто поведением, кто знанием техники, музыки и т.д. Чаще всего их совместная деятельность носит хулиганский характер, выражающийся в нарушении общественного порядка. Отдельные члены групп могут совершать более серьезные преступления: употребление, сбыт и хранение наркотических веществ, хищения личной и государственной собственности и т.д. Но эти преступления не являются групповыми, так как совершаются не всей группой, а только отдельными ее членами. Отклоняющееся от нравственных норм поведение, асоциальная ориентация во взглядах на жизнь свидетельствуют о том, что эти группы находятся на подступах к противоправной деятельности. Если своевременно не принимать профилактических мер, направленных на предупреждение возникновения предкриминальных групп, то в скором времени они перерастают в неустойчивые криминальные группы.

III вид: неустойчивые криминальные или антиобщественные группы. Основными типами этих групп являются группы хулиганов, воров, насильников, бродяг, наркоманов, токсикоманов и др. Утилитарные интересы и склонности, низменные потребности членов группы удовлетворяются антиобщественным или преступным путем. Члены таких групп уже в полном составе совершают преступления и сразу распадаются. Но со временем группы могут собираться вновь. Четко выделяется лидер и антиобщественное ядро группы, вокруг которых сплачиваются остальные члены. Заметно распределение прав и обязанностей. Характерным видом деятельности является антиобщественное поведение и совершение различных преступлений с целью удовлетворения низменных личных интересов и потребностей. Если неустойчивые криминальные группы не будут своевременно выявлены и к ним не будут применены пресекающие меры исправительно-трудового и медицинского воздействия, то они могут перерасти в устойчивые криминогенные группы.

IV вид: устойчивые криминальные или преступные группы. Это устойчивые объединения подростков, которые, как правило, хорошо организованы. Успешному совершению преступлений способствует высокая подготовленность преступных групп к противоправным действиям. В них просматривается четкая организационная структура. Количественный состав устойчивых криминальных групп более или менее постоянный. Выделяется «руководящий центр» – лидер, предпочитаемые и исполнители. В этих криминальных группах есть свои «законы», нормы и ценности, которые тщательно скрываются от окружающих. Несоблюдение или нарушение этих «законов» ведет к распаду группы, поэтому нарушители преследуются и караются. В группах всегда царит жестокая зависимость членов друг от друга, круговая порука. Деятельность такой группы носит явно негативный антисоциальный характер.

Существует большое количество классификаций неформальных подростково –  молодежных объединений по различным признакам. В настоящее время наиболее актуальным вопросом работы с подростковыми формированиями является сохранение общественного спокойствия и профилактика правонарушений. В связи с этим наиболее приемлемой является классификация предложенная В.Т. Лисовским. На основании психолого-педагогических критериев, подростковые формирования делятся им на антисоциальные и просоциальные, асоциальные.

Под антисоциальным или деликвентным (лат. «delinquo» –  совершать проступок, провиниться) поведением подразумевается цепь поступков, провинностей, мелких правонарушений, отличающихся от криминала, то есть наказуемых согласно действующего законодательства. Основной чертой такого поведения являются совершение действий, противоречащих этике и морали, безответственность, игнорирование законов и прав других людей. В медицине антисоциальное поведение рассматривается в рамках «антисоциального нарушения личности». Признаки его проявляются уже в детском возрасте: отсутствие эмоциональной привязанности к родителям и близким, ложь, жестокость проявляемая к животным и более слабым детям, агрессивность. Такие дети часто ввязываются в драки, совершают хулиганские действия, пропускают занятия в школе, бродяжничают, совершают мелкие кражи. Антисоциальные подростки раздражительны, импульсивны, склонны к агрессии, что особенно часто проявляется в условиях дома (избиение животных, младших сверстников и др.).

К сожалению, под категорию «антисоциальные» в настоящее время подпадает подавляющее большинство молодежных движений.

К просоциальным относятся клубы социальной помощи, экологические, этнические, историко-патриотические объединения и иные формирования.

Из просоциальных, с точки зрения общественного спокойствия, интерес представляют только движения и формирования, реализующие просоциальную деятельность в экстремистских формах.

Молодежные движения и формирования делятся также в соответствии с существующим социальным расслоением, проявляющимся как в неравенстве материальных возможностей, так и в характере жизненных планов, уровне притязаний и способов их реализации. В плане такого разделения наиболее характерным движением у неимущих подростков стали панки, а наиболее показательным движением подростков из среднего класса стали рэпера.

Для целей профилактики и коррекции асоциального поведения подростков наиболее удобной оказалась классификация, берущая за основу вопросы агрессивности и интеллектуализированности формирований.

Агрессивные формирования –  те, которые представляют физическую опасность для личной безопасности граждан. Агрессивные подростковые формирования социально опасны, но конкретной самостоятельной цели – «избивать и грабить» людей  –  у них нет.

Экстремисты (радикалы) пытаются изменить ситуацию (реально негативную, либо негативную в их групповом понимании). Экстремистские (радикальные) организации обычно декларируют, против чего они борются, и какие законные, и/или незаконные методы они собираются использовать.

Экстремистские (радикальные) формирования могут иметь агрессивную направленность, а могут и не иметь.

К примеру, экологические экстремисты (вопреки штампам, насаждаемым художественными фильмами) неагрессивны. Они не нападают на улице на людей. В тоже время, скинхеды (бритоголовые), часто совмещают в себе качества агрессивного движения и экстремистского формирования. Имеются также формирования, такие как «сатанисты», которые сложно относить к категории агрессивных либо неагрессивных движений. Собственную специфическую субкультуру имеют также ряд молодежных формирований третьего сектора (неправительственные организации), такие, к примеру, как «зеленые».

Имеются также радикальные и радикально-криминальные подростково –  молодежные формирования: скинхеды (бритоголовые), мимикранты –  дьяволопоклонники; политические радикалы: «Национал большевистская партия» Э. Лимонова, молодежные группировки РНЕ и Партия Свободы, относящая себя к молодежным организациям.

Для интеллектуализированных движений протест выражается в философии, социальной активности (как в просоциальной, так и в антисоциальной) и богемном образе жизни. Причем от этих факторов во многом зависит статус подростка в иерархии группы. Для участников иных движений статус во многом зависит от физической силы и криминализации.

 

Предпосылки образования неформальных молодежных формирований

Для детского и подросткового возраста характерно появление такого свойства как эмансипация. Эмансипация – стремление освободиться от руководства, опеки, противопоставить себя старшим по возрасту. В случае психологической оппозиции ко всему «старшему», неблагополучия в семье и (или) невысокого уровня интеллекта «отравление свободой» может осложняться асоциальным поведением. Последнее может включать в себя совершение противоправных действий, злоупотребление психоактивными веществами, бродяжничество и половую распущенность в их различных комбинациях.

Неформальные группы выполняют ряд важных функций:

адаптируют подростка к обществу;

присваивают первичный статус;

облегчают потерю связей с родительским домом;

передают специфические для подросткового возраста и данного молодежного социокультурного слоя ценностные представления;

сплачивают «силы сопротивления» авторитаризму взрослых;

удовлетворяют потребность в сексуальных контактах.

Социально-психологический механизм становления неформальных молодежных объединений примерно одинаков и мало зависит от направленности деятельности объединения. А также от социокультурной среды. В протестных подростковых движениях «протест» обычно выражается в форме маргинализма и пермиссивности (вседозволенности). Маргинализм– (от латинского «марго») – край, черта, то есть «находящийся за чертой». Маргинализм представляет собой бескровный социальный протест, выражающийся в игнорировании личностью требований официальной морали, стремлением выйти из-под контроля общественных институтов. Маргинализм зародился в глубинах леворадикального течения. Он осуждает в капиталистической системе все – официальную культуру, культ труда и семейный деспотизм, консервативные догмы, структуры чистогана многонациональных корпораций, урбанизм для рабов. Уход из социума приводит к созданию собственной субкультуры, собственных норм поведения, нравственности и морали. При этом сформированная в движении культура может носить какие-либо специфические особенности (субкультура), либо носить бунтарский характер, противоставляя себя общепринятой культуре (контркультура). Пермиссивность – от английского «пермишен» – дозволение.

Наркомания. В настоящее время выясняется, что для подростков, когда не нужно выражать свою позицию перед взрослыми, отношение к потреблению наркотиков колеблется от нейтрального до плохого. Для них – это не преступление, как для взрослых, а просто нехороший поступок. При этом отдельно выделяется категория «попробовать наркотик», при котором употребление наркотика один (первый и последний) раз часто вообще не рассматривается как осуждаемый поступок.

Молодежная субкультура развивается сама собой. Для каждой из субкультур свойственен свой стереотип злоупотребления психоактивными средствами. Так, например, хиппи – сторонники «свободной любви» – предпочитали алкоголю гашиш и галлюциногены. «Панки», наряду с алкоголизацией склонны к злоупотреблению лекарственными препаратами (транквилизаторы, циклодол). Ценители современной поп-музыки склонны к употреблению галлюциногенов и психостимуляторов. Фанаты футбольных команд злоупотребляют алкоголем. Существуют такие движения как кислотники (рэйверы), для которых определенные наркотики (ЛСД) являются культовыми, а их употребление и обмен наркотическим опытом – основным занятием. В других молодежных движениях даже с безобидной идеологией (рэпера, металлисты) наркотики просто бытуют, как нормальный элемент жизни.

Токсикомания – потребление токсичных веществ, для достижения одурманиявания (близкого к алкогольному). В доперестроечный период среди подростков – выходцев из рабочих слоев, была распространена токсикомания бензином. В дальнейшем большую популярность завоевали хлорорганические растворители и пятновыводители (типа производимого в Прибалтике в 70-х годах пятновыводителя «СОПЛС» на четыреххлористом углероде – сильнейшем печеночном яде). Изредка использовался дихлофос, который добавлялся в пиво. В 90-х годах из ингаляционных видов токсинов были наиболее распространены клей «Момент» и «Спрут». «Момент» был настолько популярен среди подростков, что вошел в наименование детей-токсикоманов: «моментщики». После 1998 года, когда производитель клея «Момент» изменил его рецептуру, изъяв из состава толуол, «Момент» перестал представлять интерес для токсикоманов. Они перешли на клеи «Спрут», «88» и бензин. Начиная с 2001 года наибольшее распространение получила крем-краска для обуви «Карат».

Сексуальная свобода. Во всем мире возраст между 14 и 16 годами сексуально активен. Подростковая гиперсексуальность – универсальное биологическое явление. Никакими запретами с ней не справиться. 14-15-летние подростки не только имеют определенно выраженные сексуальные интересы, но и сами проявляют в этом отношении инициативу. Внешние проявления гиперсексуальности подростка выражаются в поведении: грубость, хамство, нецензурная брань и прочее. Традиционная педагогика, как правило, старается отвлечь подростка от мыслей о сексе. Чаще всего это сводится к тому, чтобы тщательно обходить стороной любые вопросы, касающиеся вопросов пола, чтобы «не возбуждать нездорового интереса» у подростков. Информационно-просветительские кампании в области секса с начала 90-х годов были весьма агрессивными. Следует отметить, что все функции сексуального просвещения в настоящее время взяла на себя порно-секс-индустрия, которая вообще не признает каких-либо морально-этических ограничений. Серьезную конкуренцию ей могла бы составить школа и церковь. Сдвиги, произошедшие в сфере сексуально-эротических ценностей в результате «сексуальной революции»: более раннее сексуальное созревание и пробуждение эротических чувств у подростков; более раннее начало сексуальной жизни; социальное и моральное принятие добрачной сексуальности и сожительства; сужение сферы запретного в культуре и рост общественного интереса к эротике; рост терпимости по отношению к необычным, вариантным и девиантным формам сексуальности, особенно гомосексуальности (преимущественно среди более молодых – 18-24 года); увеличение разрыва между поколениями в сексуальных установках, ценностях и поведении – многое из того, что было абсолютно неприемлемо для родителей, дети считают нормальным и естественным.

Сейчас сложно прогнозировать, в каких направлениях будет развиваться молодежная сексуальная революция. Однако, возможно предположить: во-первых, уже сейчас наметилась декриминализация педофилии, те дети и подростки до 14 лет уже не считают чем-то ужасным половые отношения со взрослыми. И, хотя юридически это будет оставаться уголовно наказуемым деянием, можно ожидать заметный рост педофилии. Во-вторых, наиболее вероятно, что со стороны самих детей будут попытки вступления в сексуальные отношения в еще более раннем возрасте. К примеру6, в Лос-Анджелесе существует общество Рене-Гуньона, действующее под девизом: «Секс начинается с 8 лет, иначе будет слишком поздно». Цель этой организации – узаконить сексуальные отношения между взрослыми и детьми. В-третьих, подростки очень часто делают своим идеалом преуспевающего «нового русского». При этом появляется идеализированный суммарный образ такого «нового русского», которому они пытаются подражать.

Имеет место также тенденции к увеличению популярности садомазохизма с ориентацией на садизм. Постепенно становится нормой в молодежной среде и сексуальное насилие. Большого распространения это еще не нашло. Однако массовость такого насилия внутри подростковых групп настолько велика, что вопрос о «приемлемости» насилия в собственной среде – вопрос только времени.

 

Символика и атрибутика в молодежных неформальных объединениях

Отношение к какому-либо молодежному движению понимается подростками прежде всего как сумма внешних признаков, как мода.

Именно поэтому участники различных молодежных движений придают такое большое значение прическам, покрою одежды и всевозможным украшениям. Формирование, начиная с ассоциации, зримо обрастает атрибутами, получившими название «центры объединения». Это места встречи, характерные детали внешнего вида, символика, специфические слова и выражения, условные знаки – все то, что на внешнем уровне отличает данное формирование от прочих.

Атрибутика является средством коммуникации и идентификации: видимые (одежда, прическа, украшения) или слышимые (язык, музыка) знаки служат молодому человеку средством показать, кто он такой и распознать «своих». Кроме того, это средство приобретения статуса в своей среде: поскольку нормы и ценности юношеской субкультуры являются групповыми, овладение ими становится обязательным и служит способом самоутверждения. Для каждой молодежной субкультуры характерен свой специфический набор атрибутики. Причем именно сочетание нескольких атрибутов показывает отношение подростка к конкретному движению.

К примеру, у скинхедов, несмотря на кажущееся (исходя из названия: skin – «кожа» и head – «голова») обязательное наличие бритой головы, допускается «ежик» или любая промежуточная прическа. А вот наличие светлых джинсов или военных штанов, закатанных или заправленных в высокие военные ботинки Dc. Martens (или подобные) обязательно.

Характерный на Западе атрибут панка – гребень из волос на голове с выбритыми висками, в России оказался мало распространен среди панков, а среди андеграундных панков – почти полностью отсутствует. Зато наших панков легко перепутать с нашими же не совсем обритыми скинхедами. Здесь различия проводятся по наличию/отсутствию пирсинга. Скинхеды в России (в отличие от их западных коллег) идеологически не приемлют пирсинг, в том числе и в ушных раковинах. У панков же пирсинг поголовен.

В качестве символики обычно выступают специфические символы (логотипы, лэйблы) различных рок-групп, группировок, общественных объединений, политических и не политических движений. Особенность общемолодежной атрибутики – обозначить отличие от взрослых. Причем каждый возрастной слой подростков пытается сформировать собственную молодежную моду, отличающую его от предыдущего возрастного слоя. Это приводит к очень быстрой динамике изменения общепринятых молодежных атрибутов на каждый конкретный период времени.

Общемолодежная атрибутика активно вбирает в себя традиционные элементы атрибутики молодежных субкультур. Все это затрудняет возможность четкого различия по внешним характеристикам представителей неформальных движений и лиц, не имеющих к ним отношения.

Добавлено: 31.01.2016
Рейтинг: 7.27
Комментарии:
0
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+