Личный кабинет

Школе нужна газета


Знаменитые педагоги, работавшие реально и вымечтанные авторами умных книг, считали обязательным присутствие газеты в полноценной детской жизни. Газеты были в коллективах Макаренко, в «Республике ШКИД» у Викниксора, в детском государстве, сотворенном Янушем Корчаком. Как учить читать газету? Как делать школьную газету? И зачем газета школе?

Прошли времена обязательных стенгазет и отчетов за подписку на пионерские и комсомольские… Да и нет практически в стране детских и юношеских периодических изданий. Уже есть книга под названием «Когда умрут газеты» - какое будущее у прессы в эпоху Интернета?

И всё же.

В школах - не во всех, но в сильных, известных- газеты продолжают выходить. И стенные, и на сайтах, и напечатанные на принтерах, а при богатых спонсорах – и в настоящей типографии. Помогают кружки юных журналистов при Домах творчества, проводятся конкурсы газет, семинары и слеты юнкоров. Востребуются методические материалы для редакторов. Сохраняется и практически поддерживается убеждение, что газета школе нужна.

Для чего она нужна школе?

Об «агитпропе» и речи нет. Новости по классам распространяются быстрее в устном виде. Явно не ради этого все затраты времени и усилий…

Для школы иметь свою газету престижно.

Это знак высокого качества внеклассной воспитательной работы.

Это и летопись, запечатленная память о хороших делах и заметных событиях.

Это профориентация для активных, творческих ребят, мечтающих о журналистике.

А для других, для большинства учеников?

Регулярное напоминание каждым номером, каждому читателю: то, о чем здесь пишется, важно для всех нас. Есть не только ты и твои ближайшие приятели, есть еще и МЫ, объединенные нашей школой.

Вот эта способность газеты (как вида издания) объединять людей общим знанием, общим мнением, общими интересами ценнее многих других ее возможностей. Поэтому научение читать газету и сохранение этого умения у возможно большего количества школьников – дело государственной важности.

ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ

Особенно это важно для страны, все еще преодолевающей последствия недавнего распада.

Собирание.

Сплочение.

Газета со времени ее возникновения начинает действовать как центростремительная сила, это подтверждается опытом истории.

Петр 1, создавая империю, основал первую российскую газету – и обозначил информационный центр притяжения для людей, устремленных к его делу.

Умный немецкий купец два столетия назад верно заметил: «Хочешь знать все городские новости, потолкайся на базарной площади и в порту. Желаешь быть гражданином этого города, читай городскую газету».

Пушкин назвал журналистов «сословием людей государственных»; его газета могла бы и читателей делать такими, но власть этого не хотела.

Объединяющие возможности газеты умело использовал Ленин: медленно доставляемая из-за границы «Искра» предназначалась прежде всего для собирания единомышленников – в партию.

И уже в недавнее время российская власть в целях сплочения молодежных движений («Наши», « Молодая гвардия») против угрозы «оранжевых» революций выделила немалые средства для издания и распространения бесплатной молодежной газеты « Re акция». Правда, только на время.

Была и в России в нестабильные 90-е попытка создавать областные газеты для детей среднего школьного возраста. Осознавалась потребность в массовой организации будущих граждан; план обсуждался уже с участием специалистов отделений журналистики университетов…

Но победили, видимо, сомнения. Газета- предприятие затратное, а будут ли ее читать? Их и по обязательной программе читать не заставишь! И родители едва ли поддержат. Все больше взрослых людей нормально живут, работают, голосуют , газет не читая. Телевизора для этого им вполне хватает, и еще есть Интернет…

Да, газеты сейчас читают меньше. А кто читает?

Вовсе не только старики с еще советской привычкой. Читают активные люди с общественными интересами, которым не все равно, что происходит вокруг – в районе, в городе, в мире.

Читают люди ответственные. Чтобы делать порученное дело как можно лучше, нужно знать условия, в которых действуешь, и достижения других.

Читают работники руководящие – и крупные чиновники, и небольшие начальники. Даже руководя, скажем, автобазой или маленькой турфирмой, нужно ориентироваться и предвидеть…

Читают те, кто делает успешно карьеру.

Читают люди разных возрастов и профессий, которые принимают решения. Не плывут бездумно по течению событий и обстоятельств, а осмысленно себя ведут, учитывая и чужой опыт.

Люди политически грамотные, продуманно определившие свою общественную позицию, в начале ХХ века назывались сознательными. Для того, чтобы таких граждан становилось больше, в советской России проводилось массовое обучение чтению газет.

Сначала, конечно, ликвидация безграмотности, и тут же, на курсах, следом - газета. Крупные заголовки, короткие заметки, громкое чтение вслух… В главной библиотеке страны хранится экземпляр популярной брошюрки «Как читать газету». Дело это только кажется совсем простым, а сколько сейчас взрослых людей, которые с компьютером управляются, а газеты читать не научились…

Или разучились - ведь в этом деле нужна практика, причем постоянная.

В СССР вместе с пионерским галстуком к детям 10 лет приходила «Пионерская правда»; в старших классах – прием в комсомол и подписка на молодежные газеты, региональные или центральные. Потом на место работы поступали разнарядки - сколько распространить партийно-советских изданий. Почтальоны доставляли прессу практически в каждый дом, тиражи крупнейших газет исчислялись миллионами.

Партии и правительству это нужно было прежде всего для коммунистической пропаганды и агитации. Но осуществлялось что-то еще. Когда была разрушена система, ни вся мощь телевидения, ни быстрота и многолюдность компьютерных сетей не смогли восполнить всего, что делали для своей аудитории газеты. Обыватели-потребители, производители- исполнители могут довольствоваться обилием разнообразной и «вкусной» информации, а гражданам сознательным требуется еще и особенный тип коммуникации.

ОСОБЕННЫЙ ТИП КОММУНИКАЦИИ

Без малого сто лет назад наукой было установлено, что газете свойственна функция социальной связи. Связи - прямые и обратные – между властями и населением, между институтами и ячейками общества, между отдельными людьми обеспечиваются в той или иной мере всеми видами СМИ. Но есть еще один уровень коммуникации, особенный для газет: это сложная система связей между отдельными публикациями внутри номера и между номерами.

Ключевое слово: связи.

В каждом номере газеты много разных текстов. Об экономике и погоде, о международных контактах и футболе, об истории и выставке собак - такая, казалось бы, пёстрая смесь! Но если все тексты перемешать, переставить с полосы на полосу, поменять местами, в руках у читателя окажется другая газета.

От перестановки мест слагаемых сумма изменится, потому что это и не сумма вовсе: газетный номер – отдельное произведение, выстроенное по типу…концерта ( так это назвал Ленин, а он был талантливым редактором и образно выразил суть). Каждая отдельная статья или заметка «играют», как один из инструментов в оркестре, а все вместе сливаются в «музыку», которую сочинили композиторы номера и которая зазвучит в уме читателя. Тема этого произведения - день города, страны, мира, в котором ты сегодня живешь и решаешь, что делать…

Это ничего, что читатель выбрал для себя всего 2-3 текста. Он ведь для этого просмотрел весь номер, читая заголовки; глаза «сфотографировали» целые страницы и отправили в мозг; человек не обращал особого внимания, не запоминал - но где- то в глубине увиденное связалось с прочитанным ранее…

Не случайно в названиях западноевропейских изданий часто встречаются слова revu, observer – взгляд, обозреватель: подчеркивается значение широкого видения. Важно видеть изо дня в день, в цепочке номеров, определенные темы на определенных местах, определенным образом связанные.

Под каждой рубрикой регулярно появляются новые, разные по «фактуре», но связанные движением к все большей полноте и разносторонности знания (например, о развитии ситуации в той или иной отрасли экономики, в образовании, в спорте…). Газета является для постоянного читателя школой, которая от урока к уроку с течением времени прибавляет знания, нужные читателю. И еще – как будто не очень нужные.

В Японии был проведен опрос читателей газеты, выходящей на 64 страницах. Не экономнее ли и удобнее было бы выписывать не целиком газету, а только интересующие тематические страницы? Например, себе - о бизнесе, жене - о моде, для сына - о музыке…? Согласились…очень не многие. Опытные читатели чувствуют, что «лишнее» тоже для чего-то нужно.

Эта дополнительная информация создает широту картины дня. Дает возможность соотнести частное-интересное с общим, общественно-значимым. И человек постепенно приучается, решая свои задачи, учитывать отдаленные факторы, устанавливает связи своего дела с обстоятельствами и событиями, которые раньше казались совершенно к нему не относящимися.

На человека в течение дня обрушивается множество событий, мнений, фактов, сообщений…Люди, которые в этом хаосе умеют ориентироваться, извлекают для себя важное и полезное. Это умные люди.

«Ум в человеке, -как определил гений российской науки М.В.Ломоносов,- есть способность к сопряжению далековатых идей». Сопрягать, то есть связывать тучу на небе с зонтиком – больших способностей не надо. Но не столь очевидна связь между волнениями в Турции и реализацией урожая подсолнечника в Ростовской области, между спорами о школьной форме и о месте религии в современном светском государстве. Где-то эти «далековатые» вещи должны быть поставлены рядом. Например, на газетной полосе. Или просто в одном номере. Газета делает эти сближения наглядными.

А на экране телевизора новости идут одна за другой. На мониторе компьютера тянутся длинной лентой. Поэтому название «Лента ру» правильное, а «Газета ру» - уже нет: в этой «газете» все тексты подаются по очереди, а не одновременно. Рядом, параллельно, движется только реклама, и всё! Даже электронный вариант печатной газеты проходит по экрану чередой отдельных статей, теряя логику своей композиции. Электронные СМИ намного обгоняют газету по оперативности и объемам предлагаемой информации, но, как известно, « многознание уму не научает». Для разумного использования информации необходимо умение связывать и факты, и смыслы.

Журналисты телевизионных программ и сетевых сайтов, конечно, могут проделать всю эту умственную работу и передать потребителю готовый результат (тем более, что уж они-то газеты читают!). И довольно много людей, которые, получив готовые объяснения, считают, что теперь они «в курсе» и «в теме»…Люди средних лет, успевшие в годы своей молодости научиться, способны, уже не читая газет, успешно оперировать телевизионной и интернетовской информационной продукцией: они сами складывают общую картину из разных фрагментов. А вот те, кому до тридцати, нередко демонстрируют так называемое «клиповое» мышление, ограничиваясь узкими рамками конкретной ситуации или отдельной картинкой сиюминутного впечатления. Для них любое задание приходится дробить на ряд небольших частных задач, иначе они не совсем понимают, что от них требуется.

С этим все чаще сталкиваются учителя, считая, что в старших классах ученики «уже должны думать», «должны бы понимать», а не повторять то, что им объяснили. Эти дети телевизора и компьютера читали такие сложные вещи, как «Война и мир», даже кое-что запомнили, только воссоединить великие мысли великих со своей жизнью не могут. Не приспособлен к этому их ум.

Газета выполняет функцию школы для взрослых, постоянно пополняя их знания по многим вопросам и одновременно тренируя ум, укрепляя способность связывать «далековатые идеи».

Взрослым людям, не умеющим читать прессу, научиться этому негде. Детей такие родители, естественно, не научат. Шанс близко познакомиться с газетой может дать только школа.

Опять – школа?! И без того перегруженная обязанностями, отчаянно пытающаяся втолкнуть в головы учеников все возрастающие объемы знаний?!

Школа – может.

Но только другая школа.

ДРУГАЯ ШКОЛА

Школа, соответствующая следующему этапу развития цивилизации, должна иметь коренное отличие, которое обозначил один из величайших прогнозистов Олвин Тоффлер: школа должна иметь другое отношение к времени.

Речь идет не просто о сбережении личного времени ребенка, отказе от конвейерного обучения многих в одном и том же месте в одни и те же часы. Это наследие эпохи индустриализации уже начинает преодолеваться; есть методики, позволяющие разным детям двигаться к знаниям в личном режиме.

Принципиальное отличие должно заключаться в переориентации школы на будущее. «Человеку будущего придется справляться с гораздо более бурными переменами, чем нам сегодня,- писал Тоффлер. - Образованию задание ясно: его первоочередная задача – повысить способность индивида преодолевать трудности, т,е. способность быстро и экономно адаптироваться к непрерывно меняющимся условиям. И чем стремительнее скорость перемен, тем больше внимания нужно уделять распознаванию модели будущих событий».

Сейчас, работая, как считается, на перспективы, школа транслирует огромные объемы информации из прошлого и о прошлом. Преподаются, по существу, не науки, а истории наук, как и история литературы…В пересчете на 11 лет обучения современности отводится несоизмеримо малая часть учебного времени, а сколько остается знаниям и размышлениям о будущем?

Почти ничего. Разумеется, необходимо передать подрастающему поколению наработанные человечеством за весь пройденный путь плоды познания и духовные ценности. Этот багаж огромен, для его освоения требуются все более долгие сроки. Что из этого будет практически применяться, как послужит в дальнейшем? Должно быть так, чтобы во всем изучаемом дети видели основы и материал для созидания своего и общего будущего и занимались этим здесь и сейчас.

Нынешние школьники знают про «сейчас» катастрофически мало. Их жизнь ограничена треугольником «школа- дом - места проведения досуга». Недоросль, летавший на каникулах за границу, не представляет толком, что делают на работе его родители…Социальный опыт просто нищенский; что можно, опираясь на него, предвидеть? Желанную покупку? Наивные мероприятия советских времен «по укреплению связи школы с жизнью», «трудовому воспитанию», «ознакомлению с шефствующими предприятиями» все-таки имели целью подготовку к будущему, пусть коммунистическому - но все же! В старых подшивках газет зафиксирован начальный опыт практической ориентации молодого поколения во времени.

Эти усилия другой школы подкреплялись движением прессы в том же направлении. Газеты шли к читателям, всем содержанием провозглашая лозунг первых лет советской власти: «Выволакивайте будущее!».

Газета дает возможность не только видеть, что происходит вокруг, но и многое предвидеть. В каждом номере есть информация об ожидаемых событиях, планах, решениях руководства страны с возможными значительными последствиями. Конечно, «сегодня» представлено гораздо шире, чем «завтра». Но сверх того у газеты как вида издания есть особенности, стимулирующие самостоятельное читательское прогнозирование.

Был в Ростовском университете, тогда еще РГУ, исследователь журналистики М.Т. Мезенцев. Он изучал газету как прогнозирующую систему. Его работа не получила признания и продолжения, потому что оказалось - советская печать не смогла предсказать крушения СССР. Действительно, верить газетам, что там-то и тогда-то непременно произойдет то-то – ненадежное дело. Эта прогнозирующая система не вырабатывает прямых предсказаний, она действует иначе. Номер газеты как отдельное целостное произведение создается в жанре обозрения: разнообразные факты располагаются таким образом, чтобы можно было не вычитать, «что будет дальше», а уловить тенденции, обозначить для себя линии, ведущие к переменам. Активный читатель газеты – сам себе обозреватель.

Прогнозист, дальновидный человек.

Чем меньше неопределенности, тем меньше неуверенности и страха перед будущим. Строить личные планы с поправкой на разные варианты развития экономики, учитывать и тревожащие тенденции - значит быть лучше подготовленным к самостоятельной жизни. Не потому ли в престижных лицеях Франции спецкурсы по журналистике обязательны, а выпускники получают в подарок годовую подписку на качественную газету? Школа – все еще современная, но принявшая генеральное направление развития к другой, будущей школе- уже сейчас использует возможности и преимущества, заложенные в активном взаимодействии со СМИ.

ПРЕИМУЩЕСТВА

Преимущества от чтения газет для преподавания истории и обществоведения понять легко. Газета почти вся – о том, что происходит сегодня. Или было совсем недавно. А если о давнем, то снова актуальном сейчас. Читая газету, человек начинает представлять себе прошлое в сравнении с лучше известным настоящим. Видеть причины и последствия событий. Вырабатывать собственное отношение ко всему, что происходит в большом мире и рядом. Насколько продуктивнее, хотя и сложнее, может быть работа учителя с таким учеником!

Остается общепризнанным определение публицистики как истории современности.

Это как раз та часть предмета, которая выведена за пределы школьной программы, потому что о ней нет окончательного официального мнения и согласия ученых. Газета дает возможность преодолевать ограниченность единого учебника, узнавая и сравнивая различные точки зрения.

Есть неизбежные риски, связанные с тем, что вместе с общественно-политической газетой в школу придет политика. Сейчас 16-17-летние граждане России, уже имеющие паспорт, по отношению к беспредельно деполитизированной школе – переростки, а по отношению к гражданскому обществу – недоросли. Вечным это недоразумение оставаться не может. Еще в античной Греции деполитизированных жителей полиса называли «идиотес»! В России удалось притормозить социальное созревание целого поколения, но запоздалые уроки политграмоты все же были получены вне школы: у прилавков магазинов, в поисках работы, на предвыборных митингах… И оппозиционные газеты нашли свою аудиторию, и интернетовские призывы выходить на площадь получили отклик… Воистину, природа не терпит пустоты.

Общественные науки в школе – абстракции для людей, имеющих самое убогое представление о жизни общества. У читающих прессу учеников это представление значительно шире, и перед неравнодушным учителем-обществоведом открывается более широкое поле для творчества.

И словеснику работать будет интереснее. Хотя отношения между газетой и книгой, между чтением прессы и художественной литературы очень непростые. Особенно если речь идет о литературе современной (составляющей правда, очень небольшую часть обязательной программы). Писатели и поэты, порой подрабатывающие журналистикой, часто бывали по отношению к ней недружелюбными.

- Никогда, никогда не читайте газет! – призывал положительный профессор Преображенский у Булгакова.

- Глотатели пустот – читатели газет! – клеймила Марина Цветаева.

Проще относить это только к продажной, бульварной прессе, чем объяснить старшеклассникам, почему литература косо смотрит на журналистику. Уточнить функции литературы по отношению к действительности, к реальной жизни. Но преодоление этих трудностей обещает многое. Старшеклассники узнают из газет имена современных писателей и названия книг, отмеченных литературными премиями. Начнут изменяться предпочтения книг «не по программе, а для себя». Есть примеры: если в начале десятого класса преобладали Коэльо-Донцова-Даниэла Стил ( продвинутые упоминали что-то из Пелевина), то в одиннадцатом читают Стругацких и Сэлинджера, Алексея Иванова и Захара Прилепина…И эссе, которые являются частью ЕГЭ, становятся гораздо более самостоятельными, небанальными, хотя, быть может, несколько категоричными по общему тону. Достижением становится уже то, что школьники просто больше читают, уделяют этому больше времени.

А есть ли польза от приучения детей к чтению прессы для преподавателей-предметников по точным и естественным наукам? Через 2-3 года непрерывного контакта с прессой проявляются дополнительные умения работать с информацией. Со всякой, любой.

Дело в том, что в номере газеты встречаются многие и разные жанры, используются они с разной частотой, но становятся привычными. В каждом жанре закреплена определенная технология работы с информацией. Репортаж фиксирует наблюдения, корреспонденция устанавливает причинно-следственные связи, рецензия аргументирует оценки… Кто бы и о чем бы ни писал в определенном жанре, содержание текстов бывает разным, а со-держание( по Шкловскому)- связь одних и тех же логических операций будет повторяться неизменно. И этот порядок многократно действует перед глазами читателя, и постепенно усваивается.

Система жанров журналистики выстроена таким образом, что жанровые технологии охватывают типичные способы получения ответов на самые распространенные вопросы. Заметка: что произошло? Репортаж: как это было? Статья: что делать? Обзор: как это выглядит в целом? И так далее. Постоянно встречаясь с газетными жанрами, читатели учатся комментировать, обозревать, аргументировать, прогнозировать…Способность ученика ТАК рассуждать и обсуждать – учителю «помощь ежедневная в ежедневной работе», как говорил Маяковский. Говорил именно о газете.

Серьезные исследования, в ходе которых сравнивались бы по умению работать с информацией читающие газету и не читающие школьники, едва ли востребованы. Весь интерес прикован сейчас к взаимодействию детей с компьютером. О том, как влияет на мышление детей компьютер, известно пока еще сравнительно мало; возможности, связанные с чтением, начали изучаться значительно раньше, лет на сто, им доверия должно бы быть больше.

Кое-что в этом плане можно наблюдать на творческих конкурсах для абитуриентов журфака. Почти все эти недавние выпускники школ прошли начальную профориентацию; некоторые уже напечатались в школьных, районных или городских газетах. Многие мечтают стать знаменитыми телеведущими и из современных журналистов знают Малахова и Познера, а о чтении газет скромно говорят: иногда. Члены комиссии по творческому конкурсу легко выделяют в этом потоке абитуриентов тех ребят, которые научились читать прессу. Эти абитуриенты знают имена «золотых перьев» печати, свободно беседуют о содержании тех или иных рубрик. Отвечая на вопросы, приводят аргументы и примеры. Осведомлены о внутренней и внешней политике своей страны. Прежде чем выставить им высшие баллы, члены комиссии с удовольствием беседуют с такими будущими коллегами и говорят о них: «Это совсем другие люди». Интересуются: «Из какой вы школы?». Оказывается, не обязательно из специальной или престижной, чаще – из просто хорошей. Такой, где учат взаимодействию со СМИ.

Интересно, что в известной автору этих строк школе соответствующий спецкурс посещают не только те старшеклассники, которые собираются поступать на журфак. Таких всего двое-трое, а остальные готовятся учиться на юристов, психологов, филологов, но выбирают спецкурс, где читают прессу и разговаривают о ней. Родители сначала советуют -«поближе к профилю»,но, в общем, не возражают.

А через некоторое время в разговоры взрослых о работе, зарплате и о том, «что вообще происходит», начинают вступать быстро взрослеющие дети. Интересуются. Понимают, о чем речь. Задают вопросы. Даже и собственное мнение высказывают, и это вызывает не умиление, а удивление, потом – уважение. Спрашиваешь о журналистике тех, кому на нее не поступать – отвечают: «Здесь я больше узнаю обо всем», «Стал понимать такое, о чем раньше не думал», «Это разговор по-взрослому», « Чувствую, что у меня вкус изменяется, теперь считаю, что «Сosmo»- это отстой». Бывает еще дополнительный эффект: папа начинает приносить газету с работы домой, и маме кажется, что один только любимый дамский журнал – это узко…

Стоит ли ради всего этого учителю загружать себя дополнительной работой? Сначала нужно узнать и оценить открывающиеся возможности, потом добровольно, сознательно принимать решение и создавать условия для его реализации.

ВОЗМОЖНОСТИ

Что нужно для обучения школьников чтению газет?

Прежде всего нужно, чтобы было, что читать. Газеты нужны: своя, самодельная; одна из общероссийских; одна из местных – желательно такая, в которой печатается страница для молодежи или постоянная рубрика. Нужно, чтобы школьник, желающий научиться, выписал себе газету хотя бы на три месяца (потом захотел бы продлить). Это небольшие деньги, старшекласснику под силу заработать их самостоятельно. Интернет обходится дороже. Читающему нужна постоянная практика, это тот случай, когда обучение требует приучения.

Во-вторых, сам учитель должен быть активным читателем и энтузиастом, а не жертвой обязаловки. Такие учителя есть среди руководителей школьных газет, словесников, обществоведов… Необходимо учесть, что не всякого журналиста стоит привлекать на помощь: среди газетчиков немало крепких ремесленников, которые читают в газете только собственные публикации и думают исключительно о ближайшем задании, одноразово. Такие «писатели, а не читатели» - не научат.

В-третьих – или это во-первых?- требуется, чтобы ученики были мотивированы. Нужно соответствующий спецкурс рекламировать. Вводить в моду. Делать его посещение престижным («занятие для умных», « учеба не по-детски» и т.п.). И, конечно, не разочаровать: серьезное дело не должно быть скучным.

Как учить читать газету?

Может быть, не мешало бы обратиться к опыту первых советских лет, использовать ту самую брошюрку «Как читать газету»? Более поздние издания типа «в помощь пропагандисту и агитатору» из фондов библиотек повыброшены, да и нет сейчас обязательных политинформаций, для подготовки к которым нужно было читать прессу. Есть литература в помощь редакторам школьных газет. Эти редакторы, преподаватели спецкурсов по журналистике, руководители юнкоровских кружков при редакциях наработали собственные методы и приемы, к сожалению, не обобщенные для широкого использования. Если бы умеющие учить могли встречаться для живого общения и неформального обмена наблюдениями и достижениями, может быть, удалось бы общими силами собрать работоспособную методику.

Можно проводить мастер-классы, лекции на слетах юнкоров, уроки в школах будущих журналистов при редакциях газет. Легко найти время для бесед о прессе в летних лагерях отдыха. Журнал «Русский репортер» уже несколько лет организует летние школы с мастерскими современной журналистики. Можно проводить читательские конференции и встречи с журналистами молодежных рубрик и программ в редакциях; в общем, использовать максимально внеклассные формы работы и внеучебное время, занимая минимум аудиторных часов.

Было бы целесообразно сделать обучение газеты частью более широкого факультатива или спецкурса «Взаимодействие со средствами массовой информации». Это привлечет внимание активных телезрителей, любителей радиомузыки, фанатов Интернета. Собственно, для занятий в классе достаточно оставить только некоторые темы, например:
-как « устроена» газета и что в ней самое главное,
-как извлекать смысл из газетного текста,
-как взаимодействуют газеты с другими СМИ…

А дальше главное – практика, разговоры о том, что в газетах пишут. Они могут быть очень короткими. Они могут быть на разных уроках. Они могут проводиться с помощью…компьютера! Вывешивается на стенде острая, проблемная публикация (с обязательным указанием из какой газеты вырезана) - и призыв к ученикам выразить личное мнение, поместить отклик на школьном сайте. Неплохая, между прочим, подготовка к предстоящему эссе на ЕГЭ… Есть школы со своим дискуссионным клубом: почему бы там не обсудить проблему, поставленную в интересной статье?

Если своя, школьная газета привлекает авторов любого возраста, хоть первоклассников, то спецкурсы и семинары по взаимодействию со СМИ становятся доступными лет с 14, и только потому, что газеты придется читать «взрослые». Для детей и подростков в России, во всяком случае, в провинции, массовых изданий практически нет.

По максимуму - надо было бы, чтобы о будущих своих подписчиках заботилась местная газета, вела для них постоянный раздел, не реже раза в неделю печатала тематические страницы. Приложение, такое, как, скажем, для женщин или для садоводов, в молодежном варианте очень долго не будет окупаться, а скорее всего, вообще должно быть бесплатным. Но для этого нужны уже более значительные затраты.

Не случайно медиабизнес не спешит захватывать и делить незанятый рынок молодежной прессы. Сейчас уже всем понятно, что спрос создать можно, но не совсем ясно, какое должно быть предложение.

Были попытки – и делались они вполне профессиональными и талантливыми людьми, но коммерчески не удавались. Хотя предлагалось читателям как будто «все, чем сейчас интересуется молодежь». Может быть, это и была одна из главных причин неудач: именно соответствие изданий возрасту потребителей – при отсутствии информации «на вырост», из взрослого мира.

Дети ведь ищут не только развлечений, у них есть и серьезные вопросы к жизни, и потребности в идеалах. Газету, которая отвечала этим потребностям, поддерживали и взрослые – у «Комсомольской правды», в которой был «Алый парус», тиражи были многомиллионные. Предлагаемая информация должна быть рассчитана на читателя, желающего быть старше и умнее.

Школьная газета может быть игрой, увлечением, местом для пробы пера; для старшеклассников, ориентирующихся на журфак – первой ступенькой карьеры. А взрослая газета, читаемая постоянно, должна быть старшим спутником на дороге в реально представимое будущее.

Знаменитые педагоги, работавшие реально и вымечтанные авторами умных книг, считали обязательным присутствие газеты в полноценной детской жизни. Газеты были в коллективах Макаренко, в «Республике ШКИД» у Викниксора, в детском государстве, сотворенном Янушем Корчаком. В передовых современных школах газеты есть. Можно много говорить о социализирующей роли СМИ, а можно решиться вызвать к жизни силу, заложенную в такой простой и в такой сложной вещи, как газета. И учиться по ходу дела использовать все ее преимущества.

Если не обязывать, а предлагать, советовать, убеждать и помогать начинающим -

ГАЗЕТА В ШКОЛЕ БУДЕТ.

Любовь Шибаева, преподаватель спецкурса «Основы журналистики» МОУ ГЮИ «ЮНИСС», член Союза журналистов РФ

Добавлено: 09.06.2017
Рейтинг: 9.2
Комментарии:
0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+