Личный кабинет

"Страницы" моей памяти


Вакулик Ирина,учитель русского языка и литературы МБОУ СОШ № 61 г. Уфы.

[center]«Страницы» моей памяти[/center]
     Первый Учитель… Сколько добрых слов о нем сказано! Конечно, сейчас и я могла бы написать о своей замечательной, любимой первой учительнице Коваленко Людмиле Яковлевне. Но согласитесь, что в памяти учителя навсегда остаются не только первые учителя, но и первые ученики. Оставили ли они след в моей жизни? Конечно! Теперь я точно знаю, что от того, какими они будут, порой зависит даже дальнейшая судьба. Разочаруют они – и убежит из школы юная учительница, чтобы «жить спокойно и не трепать себе нервы». Мне повезло. Мой первый класс был незабываемым. Можно я расскажу о нем?
     27 лет назад в последний августовский день я встречала у крыльца нефтекамской средней школы №3 первых в моей жизни учеников. Помню до сих пор то ощущение растерянности, даже страха, которое охватывало меня накануне. Мне казалось, что я никогда не смогу преодолеть тот «комплекс ученицы», стойко выработанный за 15 лет ученичества. С трудом верила в то, что пришла пора учить других. Каким наивным было мое представление о школе и её маленьких «жителях»! Я ожидала увидеть симпатичных мальчиков и девочек, чинно ожидающих свою учительницу.  Думала, что стоит мне произнести первые слова, как они приготовятся их «ловить». О том, что при первой встрече мне придется разнимать дерущихся мальчишек и зашивать порванную одним из них куртку, я не могла и предполагать. После того как я долго собирала их вокруг себя и по пять раз повторяла одно и то же, мое умиление этими детьми стало медленно переходить в героически скрываемое мною раздражение. В итоге моя первая встреча с первыми учениками вылилась в сплошное разочарование. Да, класс этот явно не тянул на «подарок судьбы»: 24 мальчика (да еще каких!) и 12 девочек. Думала ли я тогда, что придет время, когда я буду называть их «моими», «родными», «любимыми». И более того, я даже начну вести дневник, чтобы сохранить в памяти все те мгновения радости, откровений и разочарований, которое дарило мне общение с ними. Я листаю страницы своего дневника и заново переживаю каждый день нашего «сотрудничества».
«17 октября 1987 г. Урок литературы. Древняя Русь. «Повесть временных лет». Проникновенным голосом читаю о мести княгини Ольги: «И повелела Ольга своим воинам, когда станет смеркаться, пустить голубей и воробьев, привязав к каждому из них тлеющий прут. Полетели голуби и воробьи в свои гнезда. И так загорелись – где голубятни, где клети, где сараи и сеновалы. И не было двора, где бы не горело…» И вдруг тишина нарушается чьим-то вопросом. Это моя Лена. Вопрос как вздох: «А воробышки?»  И было в этом вопросе все: и обида, и жалость, и надежда… Машинально ловлю себя на мысли, что сама я никогда не задумывалась над судьбой этих  пичужек. Мы, взрослые, всегда мыслим слишком правильно, с высоты своего житейского опыта. Сами мучаемся и боремся с надоедливыми мелочами, но при первой же возможности стараемся отмахнуться от них, не заметить. До воробышек ли, когда горит целый город? А вот детям, оказывается, было дело до всего. Лена умоляюще глядит на меня, не понимая, как орудием мести могли оказаться беззащитные воробьи. Я догадывалась о печальной участи птиц. Но сказать ей об этом в эту минуту? Нет, я не могла! Не такого ответа она ждала от меня. В классе воцарилась тишина. 36 пар внимательных глаз смотрели на меня так, как будто  от моих слов зависела сейчас судьба города и птиц. Молчание затягивалось… И вдруг … «Да не бойся ты, Ленка. Выжили твои птички». И сразу со всех сторон посыпались самые невероятные варианты спасения птиц. Их было десятки… И не волновали их в этот момент  ни судьба княгини Ольги, ни мастерство летописца Нестора, ни история Руси… Теперь я понимаю, что эти 15 минут были сегодня важнее тысячи слов, сказанных мною о добре и зле. Вот такой вот урок доброты преподнес мне сегодня мой удивительный 4 б".
      "5 мая 1988 г. Сколько раз я давала себе слово не вызывать так часто к доске Витю Г. Но куда денешься, если руку он поднимает, даже не услышав вопроса. И не от обширных знаний в области литературы, а от огромного желания любым способом оказаться в центре внимания хоть на минуту. Выхода его к доске обычно ожидают с нескрываемым интересом. «Сейчас заливать начнет!» - шепчет кто-то с задней парты. Самое интересное, что это правда. У этого мальчишки просто уникальная  способность домысливать за автора. Сколько рассказов о приключениях Дубровского и Тимура с его командой мы уже выслушали! Слышал бы Тургенев, как, оказывается, спаслась его Муму. Эту удивительную историю класс слушал, затаив дыхание. Все прекрасно понимали, что этого не могло быть. Но ведь так хотелось, чтобы сорвался привязанный камень и появилась над водой мордочка любимицы Герасима. Так почему бы не послушать?
      Сегодня Витя вышел к доске, убеждая меня в том, что прочитал десяток книг о мальчишках военного поколения. Сомневаться в том, что сейчас последует очередной «литературный шедевр» Вити, не приходилось. Тема была благодатная. На этот раз мы слушали о похождениях бравого солдата Вани двенадцати лет. К концу урока мы так и не  поняли, кем он был . У всех сложилось впечатление, что  в годы ВОВ он партизанил в лесах Белоруссии, защищал Брестскую крепость, был разведчиком и участвовал в Сталинградской битве. Он оказывался то сиротой -  сыном полка, то слал проникновенные письма своей маме в тыл – в родную Уфу. Письма эти, сочиненные по ходу рассказа, слушали мы, замерев от переполняемых нас чувств. На наших глазах мальчик Ваня превращался в народного героя». 
Я перечитываю эту страницу своего дневника и вспоминаю о том, какая тишина стояла тогда на уроке. И даже критический возглас Андрея: «Во врет!» - не мог вывести детей из состояния оцепенения. На мгновение обернувшись, они «пристрелили» его взглядом и вновь «оказались» в далеком 43-ом. Я видела, как ребята  искренне переживали за судьбу мальчика, слушая, как под покровом ночи прятал свой пионерский галстук Ваня. И никто в этот миг не мог бы им доказать, что этот Ваня существовал только в воображении нашего Вити, сумевшего затронуть тогда в душах своих одноклассников такие струны, что сжались  маленькие сердечки от жалости и гордости за юного героя.
Да, знаю, что не совсем педагогично сравнивать детей. Но глядя на сегодняшних учеников, с грустью замечаю, что что-то произошло, надломилось в отношении детей к тем военным событиям. Не знают и не читают они сейчас о пионерах-героях, не играют в войну, делясь на «наших» и «фашистов», редко плачут перед экраном телевизора, переживая за наших солдат. Наверное, мы не вправе их упрекать за это, но так хочется, чтобы и у нынешних детей наворачивались слезы на глаза, когда они слушали бы реальные истории о реальных (да и вымышленных!) маленьких героях большой и страшной войны.
     Это лишь несколько страниц из моего дневника. А сколько воспоминаний хранится в этой заветной тетради!
      Мои первые ученики уже давно окончили школу. Все, связанное с ней, у них позади: школьные звонки, первые двойки, первая настоящая дружба и первая любовь. И мне бы очень хотелось, чтобы в длинных «коридорах» их памяти осталась и я, как навсегда остались в моей памяти они.
 
Ирина Вакулик

    avatar 20.01.2015 | 17:48
    Зоя Захарова Пользователь

    Ирина Михайловн. я думаю,что не только в памяти,но и в сердцах ВАШИХ питомцев, ВЫ займете достойное место!


     

    17.01.2015 | 15:49
    Марина Кривоносова Пользователь

    Вы правы, дети, а в итоге люди, то, главное в работе учителя, что делает нашу жизнь реально осмысленной и очень конкретной. Удач Вам, Ирина Михайловна!


     

Добавлено: 16.01.2015
Рейтинг: -
Комментарии:
2
Просмотров 570
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+