Личный кабинет

«Человеческие ресурсы: деньги в управлении»


В конце ноября были подведены итоги конкурса «Директор школы 2014». Мы информировали наших пользователей об этом событии http://pedsovet.org/content/view/23597/251/. Представляем эссе директоров - финалистов этого конкурса. Зссе директора СОШ № 3 г. Переславля-Залесского Ярославской области Рюминой Жанны Юрьевны. Школа сегодня – это сплоченный коллектив взрослых и 257 детей. Школа обучает детей с 1 по 9 класс по программам начального общего и основного общего образования. Образовательное учреждение имеет лицензию на обучение детей с ограниченными возможностями здоровья (СКК VII вида). Также ежегодно сотрудники школы обучают детей, находящихся по состоянию здоровья на домашнем обучении. В марте 2012 года в школе открылись дошкольные группы. Первые воспитанники – это дети с ограниченными возможностями здоровья, группа «Особый ребенок». В начале апреля открылась вторая группа для обычных детей от трех до четырех лет. Ждет своих детишек третья группа – от четырех до пяти (шести) лет. В школе ежегодно работают лагеря с дневным пребыванием детей. По желанию ребят был организован клуб МЧС, воспитанники которого уже неплохо себя показали на военизированных сборах в Переславле и Ярославской области. На данный момент трое воспитанников направлены в военно-патриотический лагерь «Гражданин. Патриот. Воин».

КАРТЫ, ДЕНЬГИ, ДВА СТВОЛА….

«Эдди играл в карты с тех пор, как себя помнил.

С малых лет он понял, что это его призвание.

Не то, чтобы ему везло, или он умел считать,

просто он умел читать по лицам, как люди реагируют.

А реакция бывает у всех, особенно если речь идёт о деньгах».

 «Lock, Stock and Two Smoking Barrels»  Гай Ричи

Вся наша жизнь  подобна карточной игре,  в которую ты играешь, не зная правил. Если бы мне сказали, что приду работать в школу директором, однозначно бы посмеялась и сказала, что такого быть не может.  После восьми лет работы в успешной  школе, зная свою натуру «помешанного трудоголика» и понимая, что семьи я теперь не увижу вообще,  долго не соглашалась брать учреждение, которое находилось в стадии «ломки». В очередной раз, в ходе реформ, управленцы в образовательном пространстве города пытались  создать эффективное сообщество школьного, дошкольного и дополнительного образования, найти новые пути для развития. Начать начали, а вот продолжения так и не последовало…. Школа стала похожа на обрубок дерева, без корней и кроны. Нет старшей школы. Половина здания находится в капитальном ремонте под дошкольные группы. Чуть больше сотни детей и вытекающие отсюда финансовые проблемы, так как, находясь на подушевом финансировании с 2007 года, не хватало денег даже на заработную плату, не говоря уж об укреплении материально-технической базы, а закупать нужно было практически все.

Вот до сих пор думаю: « Зачем все-таки согласилась? Была это моя ошибка или мой правильный выбор?»

А с чего начала? Разгромила своими руками кабинет - не хватало простора и света.

КАРТЫ.

 Правила игры. 2008 год.

Год 2008 для меня начался  в августе месяце. Двадцатого августа, ровно за десять дней до нового учебного года, я переступила порог школы уже не в качестве методиста межшкольного методического центра, а в качестве директора школы. Пустые классы, свежевыкрашенные ядовито-зеленой краской до половины стены коридоров, темно-коричневый холл в административном корпусе. С удивлением смотрела на кабинет без пола, на огромную пришкольную территорию, заросшую бурьяном и старыми высохшими деревьями. Ощущения? Ощущения самые разные: от тихого ужаса, до восторга.  А в голове в это время выстраивалась четкая картинка, что я хочу здесь увидеть… и восторг от того, что все это можно начать практически сначала…

Правило 1. Получая в наследство школу, которая напоминает руины средневекового замка, радуйся: у тебя есть обширное поле деятельности для творчества.

В первый же день узнала, что буквально через пару дней состоится приемка школы. Собрав необходимый пакет документов, заполнив какой - то очень длинный акт, непонятно для кого и для чего, с горящими глазами приготовилась ждать комиссию по приемке.

Правило 2. Не пытайся противиться судьбе. Комиссии и проверяющие ходят для того, чтобы что-то найти и выписать  тебе штраф.  Научись договариваться с проверяющими, так как это сбережет не только денежные средства в твоем кармане, но и в кармане твоего учреждения. Еще это сбережет твои нервы. Подавать в суд и отстаивать свои права можно и нужно будет, но только чуть позже, года через три, когда заимеешь вес в обществе. Самое лучшее средство – это улыбка, уверенность и чашечка горячего ароматного чая.

В начале недели из отпусков начали выходить учителя. Обстановка была настороженная, в воздухе витала тревога. Бросая косые взгляды и шушукаясь по углам, коллеги собирали сведения. Готовилось сопротивление. А у меня снова возникла проблема: заместитель по учебной работе написала заявление о переводе в учителя и в категоричной форме отказалась работать завучем. В то же время,  по крупицам, также собирая сведения, узнала, что в коллективе есть свои группировки, обласканные и отверженные, и даже есть свой  серый кардинал.

Правило 3. В каждом коллективе есть человек, которого уважают. Он может не быть лидером, он может не быть яркой звездочкой, но такой человек обязательно есть. Найди его, найди с ним общий язык, сделай его своим союзником. Он будет проводником твоих мыслей и замыслов. Он будет буфером между тобой и коллективом. Сделай правильную ставку.

Такой человек был найден. Коллектив  с бурными эмоциями принял мой выбор. Уже пять лет мы работаем с ней в одной команде. Я - огонь, она - холод, я генератор, она – проводник. Обстановка нормализовалась,  да и конфликтовать уже было особо некогда: начинался новый учебный год. Но…

Правило 4. Какой бы ты ни был креативный замечательный человек и руководитель, с опытом или без опыта, с образованием управленца или без него, знай: в течение трех лет в коллективе будет брожение. Кто-то положит заявление на стол и уйдет, кто-то будет громко скандалить, кто-то по-тихому строить козни. Лишь по истечении  времени у тебя будет тот коллектив, который будет стоять за тебя горой. И он будет твой, если ты сумеешь его организовать и зажечь идеей или общим делом.

ДЕНЬГИ.

Попал мужик из с. Кукуево в Лас-Вегас.

Идет, на яркие вывески «КАЗИНО» озирается, а про себя думает:

- Так вот оно какое – Светлое будущее!!! (...)

Владимир Борисов

В тот далекий 2008-й год, не имея никаких навыков управления образовательной организацией (ведь на директоров школ не учат ни в одном университете, да и ни экономического, ни финансового образования у меня нет, и не будет, как и у большинства руководителей школ), я стояла перед острым вопросом обращения с деньгами школы. Особенно трудно, когда не можешь отличить 310-й код от 340-го, или 290-й от 225-го и абсолютно без разницы из какого кармана к тебе эти деньги пришли: муниципального, регионального или федерального.

А денег было катастрофически мало.  Еле сводя концы с концами, имея в первый год 150 человек обучающихся, всего лишь чуть более ста тысяч на год на приобретение оборудования и укрепления материально-технической базы, двенадцать тысяч стимулирующего фонда, теряясь в догадках, решала, как бы его распределить, кому бы дать и как бы не обидеть каждого. Мозг работал в усиленном режиме: «Где взять денег?!».

Единственным выходом получения денег в тот момент было увеличение контингента детей. Но, после закрытия 10-11 класса,  в школе оставался контингент «на Боже, что тебе негоже». В классах сидело по 12-15 человек, половина из них -  дети с ограниченными возможностями здоровья (VII вид СКК), третья часть - дети разных национальностей (узбеки, таджики, чеченцы, цыгане и др.), дети двух близлежащих детских домов, дети из малообеспеченных и малоимущих семей. Еле-еле первого сентября наскребли первый класс. Соседняя элитная школа снова сделала ход конем, набив свои классы под завязку. Проучив два-три года, всем неугодным детям, получившим по несколько двоек за четверть, посоветует, по-доброму, продолжить обучение в третьей школе.

Школа находилась на грани закрытия, и лишь «вваленные» в дошкольные группы двенадцать миллионов не позволяли росчерком чиновнического пера подписать постановление о ликвидации.

Что делать?

Брать всех!  Кто бы не пришел! Проблемных! Приезжих! Залетных! Абсолютно всех! И сделать так, чтобы им было комфортно!

И поднять имидж учреждения, да так, чтобы заговорили, чтобы говорили на улице, в магазинах, плохо ли, хорошо ли, но чтоб говорили!

Началась кропотливая и долгая работа по поднятию имиджа.

А что же деньги?  Удачно инвестированные деньги приносят хороший доход в виде дивидендов. Хотя при неудачном инвестировании можно потерять часть своих доходов. Куда можно инвестировать? «Заплати сначала себе». Все богатые люди используют этот принцип, и речь идет не только о деньгах: чтобы стать богатым, человек должен постоянно и целеустремленно делать инвестиции в самого себя – деньгами, временем, усилиями, энергией – в общем, всеми возможными ресурсами.

Решение пришло,  но,  как оказалось, сыграло оно с административной командой злую шутку.

Познакомившись с коллективом,  посмотрев  личные дела, пообщавшись с каждым, выявила  некую закономерность. Оказывается,  большинство из коллектива имело базовую категорию, навыками ИКТ владело два-три человека. Был составлен план по повышению квалификации педагогов, всех отправили на курсы компьютерной грамотности, и, самое главное, удалось уговорить двоих учителей на прохождение аттестации на первую категорию. Аттестация прошла успешно, учителя расправили крылья, поднялась самооценка, и на стол легло еще пару заявлений на категорию, тем более и остальные поняли, что получается  ощутимая прибавка к заработной плате.

Вот тут то и вскрылось «нежелание» прежней административной команды  давать согласие на аттестацию педагогов. Ощутимая прибавка к заработной плате вылилась в большее расходование денежных средств фонда оплаты труда.

И снова началась активная мозговая деятельность, но теперь уже на тему «Деньги есть, их мало, но они есть».

Следующим шагом был глубокий анализ штатного расписания. При приведении его в соответствие с  типовыми правилами дышать стало легче. Оказалось, что в штате были должности, которые совершенно не приносили пользу общему делу, и при их сокращении ни одна из сторон образовательного процесса не пострадала. 

Само собой разумеющимся стало введение положения «Об оплате труда» и пересмотр доплат. В связи с тем,  что учебная нагрузка у педагогического коллектива была немаленькая, решено было для выживания сократить процент оплаты труда за работу в классах с ограниченными возможностями здоровья, тем более, что возможность такая была. С нового учебного года вместо 20% за работу в классах коррекции педагоги стали получать 15%.  Кое-как влезли в фонд, рассчитав, что денег до окончания учебного и финансового года хватит. Решение давалось очень тяжело, долго спорили, просчитывали, коллектив поначалу возмущался, и это возмущение было понятно, так как каждый хотел получать больше, а заработная плата  в связи с убавлением процента оставалась на прежнем уровне. Вот здесь и пришлось администрации приложить все усилия, чтобы внушить доверие коллективу, заверить их в том, что стоит немного потерпеть, пережить время перемен, что общими усилиями мы сможем сделать так, что у нас появятся деньги.

Это сейчас, когда уже есть дети, и  их количество увеличилось в разы, когда  за ногами детей пришли деньги, когда педагогический коллектив смог себе позволить распределять стимулирующую часть по разработанным им же критериям, когда весомо стал стоить балл, и каждый знает, что он получит все, что он заработал, и его дополнительная работа будет вознаграждена и отмечена, когда администрация может ощутимо материально поддержать человека в горе или радости, те первые шаги кажутся смешными и наивными.

Сейчас, набив шишек как управленец, вспоминая то собрание трудового коллектива, я с содроганием думаю, смогла бы сейчас так поступить, пойти «ва-банк» и предложить коллективу «убавку в зарплате». Не знаю, может сейчас нашелся бы другой выход, но, все-таки, принятое в то время решение было правильным, раз оно дало шанс выжить еще год.

А в школе в это время  текла крыша, падала штукатурка в коридоре, разваливались стулья, скрипел мел по крашеным коричневой половой краской доскам. Как и у всех таких «ненужных и тонущих» школ  материально–техническая база  хромала на обе ноги. Снова анализ, и на стол лег список, что нужно закупить в первую очередь.  Стулья для учителей, столы, доски  и технику. Техники нужно было очень много. Для каждого. Ведь не зря же учились. В приобретении техники большую помощь оказал Департамент образования Ярославской области. По программе «Комплексные меры…»  в школу поступили две интерактивные доски с рабочим местом учителя, документ-камера, система голосования.  Педагоги, опробовав новую технику, посещая уроки коллег, загорелись и начали требовать. Каждому хотелось в кабинет ноутбук и проектор, тем более при устаревшей дидактической базе, это был выход, ведь то, что невозможно пощупать руками, можно и показать на худой конец. Приоритет был очевиден, поток денежных средств был направлен на приобретение техники.

Денег на ремонт тоже не было. Я как директор была абсолютно против сбора денег на ремонт с родителей. Единственная школа в городе, в которой не собрали с родителей в течение пяти лет ни копейки, ни на ремонт, ни на оборудование.

Ну а  мизерный процент на ремонтные  работы  от денежных средств исчислялся в двадцать-тридцать тысяч, а на эти деньги сделать хоть что-то было  нереально. Закупили краску. Своими силами, привлекая родителей, делали ремонт кабинетов и вестибюлей.

Но здание школы требовало вложений. И вложений немаленьких. Обивая пороги управления образования, тряся своими бумажками-прошениями о выделении денег хоть на какой-то ремонт, всегда получала ответ: «Денег нет, не просите, вы теперь самостоятельные, все отдано на откуп самих школ, решайте свои проблемы сами. Мы как управление  выполняем функции контрольно-надзорного органа». Вот и весь ответ. Зная, что в области и в городе существуют различные программы, в которые по каким-то размытым критериям можно попасть, началась активная мозговая деятельность всей административной команды.  Нужно туда попасть, но как?

Все богатые люди прекрасно знают, что без риска успеха не достичь. Любой выход за рамки зоны комфорта – это риск. «Если ты рискуешь, ты можешь потерпеть неудачу, но если ты не рискуешь, то шансов на удачу у тебя нет совсем». Но в то же время они предпочитают рассчитанный риск, то есть рисковать с осторожностью. Рисковать можно, но нельзя рисковать всем и нельзя рисковать бездумно. Следующий шаг был на грани безумия.

Решение «договориться», получить предписание и штраф пришло как-то неожиданно. И снова игра «ва-банк», и снова «огонь беру на себя».  Звоню в Роспотребнадзор, прокуратуру, договариваюсь о встрече. Обговариваю проблемные зоны, прошу выдать предписание. Заветные бумажки были получены, правда вместе с административным нарушением и штрафами. С чувством выполненного долга иду требовать выделения денег на устранение нарушений по предписанию.

В программы мы попали. Таким образом, были сделаны ремонты медицинского кабинета и обеденного зала, установлено металлическое ограждение, закуплено новое оборудование на кухню, заменен линолеум на путях эвакуации.

Все богатые  люди постоянно ищут новые источники дохода, не успокаиваясь на достигнутом. Они знают, что чем меньше у них источников дохода, тем более уязвимой является их позиция. Самое плохое число в этом смысле -1. Нужно было искать новые источники дохода.

Один из источников - это получение пожертвований, или, по другому, искусство «выпрашивания» денег. В этом вопросе у меня всегда были проблемы, потому как умение «правильно просить» дано не каждому. В маленьком провинциальном городе всегда тяжело с получением пожертвований на благо детей, предприниматели  и предприятия давно уже «расписаны» по школам, да и помогают не особо охотно.

И тут, как ни странно, сыграла свою роль политика, а именно выборы.

Как принято у нас в городе, во время выборов  УИКи располагаются в здании школ, а директора в добровольно-принудительном порядке работают председателями УИК. Избирательная кампания велась как обычно, приходили-уходили организаторы выборов, депутаты, велась рутинная работа. И тут меня посетила мысль: « Если уж нас используют на выборах, то какую выгоду можем получить мы?» Оказалось, что ни на есть, самую прямую, а связана она с людьми и выборами. Кандидаты в депутаты всегда приходят не с улицы, обычно это руководители предприятий и частных фирм. Завести полезные знакомства оказалось проще простого, тем более я сама шла в команде мэра по округу кандидатом в депутаты. Тут же нашлись общие темы для разговоров, и, как всегда, «не имей сто рублей, а имей сто друзей», все завязалось на личных контактах. Впереди забрезжило сладкое слово «внебюджет», о котором мы мечтали уже около трех лет. Так появилось новое логопедическое оборудование и современная оборудованная сенсорная комната.

Но просить милостыню постоянно не будешь. Нужно было искать новый источник доходов. Посовещавшись с административной командой, было решено попробовать заработать деньги своими мозгами.  Положение  об участии в конкурсе было предложено на одном из педсоветов. Изучив положение вдоль и поперек, учителя с энтузиазмом принялись за дело. Программа перехода школы в эффективный режим работы была написана на одном дыхании, тем более, большинство «вошли во вкус», видя, какие плоды приносят их усилия. За четыре года количество детей увеличилось более чем на сто человек. В школу потянулись родители. Сами учителя охотно делились своим опытом на различных мероприятиях, а поделиться было чем, ведь работать с одаренными детьми - счастье для педагога, а вот у нас такого счастья нет, зато есть богатейший опыт работы с «неуспешными».  В газетах и на телевидении с периодичностью рассказывали об успехах школы. 2012 год принес еще одну награду, правда, не денежную, но сыгравшую для поднятия имиджа школы неплохую роль. Школа стала дипломантом премии губернатора «За лучшую работу в обеспечении качества». О школе заговорили, в школу  пошли дети, в школе появился  неплохой стимулирующий фонд.

Усилия педагогического коллектива увенчались успехом, школа заняла второе место и получила грант  в виде денежного поощрения в 400 тысяч, деньги для нас очень большие и нужные. Но и это не все. Войдя в программу реализации регионального проекта «Разработка и внедрение региональной стратегии помощи школам, работающим в сложных социальных контекстах и показывающих низкие образовательные результаты» с нами начали работать ГОАУ ЯО «Институт развития образования» и  институт образования НИУ Высшая школа экономики. Впереди забрезжили  новые горизонты, тем более, готовясь к проведению областного семинара, я видела, как горят огнем глаза моих коллег, как они вместе делают одно дело, и с какой гордостью восприняли  мои слова благодарности за проделанную работу.

Знание становится силой только тогда, когда проходит через наше тело и превращается в практический навык. Чем больше используешь практических навыков, приносящих пользу людям, тем больше людей будут готовы заплатить деньги за ту ценность, которую ты им даешь. В нашем случае это правило подошло как нельзя лучше, только люди не платили свои деньги, а получали за свои знания и умения.

Описывая сейчас эти события, перевернувшие жизнь школы, да и мою жизнь в течение пяти лет с ног на голову, я с уверенностью могу сказать, что деньги  для нас, для нашей человеческой сущности, играют чуть ли не главную роль. Я не думаю, что учителя шли бы за своим директором лишь в свете лозунгов и красивых обещаний. Светлое будущее и коммунизм давно утратило свою актуальность. Ценности и приоритеты поменялись в нашем обществе. Это хорошо прослеживается, когда сравниваешь стажистов и стажеров. Ни один молодой специалист не хочет работать за мизерную зарплату в школе, поэтому, наверное, и не держаться молодые педагоги за школу. Наверное, мне повезло, когда во время «поднятия» учреждения,  костяк учительского коллектива состоял из 35-45 летних сотрудников, которые в свое время еще верили в светлое будущее и могли принять обещания и лозунги. Это сейчас я уже могу похвастать и сказать, что в школе средний возраст 35-38 лет, в коллектив пришли молодые педагоги, которым пришлось сделать хорошую заработную плату для того, чтобы они остались в школе. Они могут работать, они умеют работать, они хотят работать, но в то же время не будут работать на голом энтузиазме, а если и будут, то единицы.

А «планов громадье». Хочется видеть свое учреждение единым комплексом, единство дошкольного, школьного и дополнительного образования. Есть стратегия объединения нескольких учреждений города, есть мысли, как заработать деньги своими силами, правда понимание с управленцами пока еще не найдено, так как  шлейф «неуспешной» школы тянется за нами из года в год.

Как гласит древняя восточная мудрость: «Гибкое и мягкое – живое, твердое и жесткое – мертвое». Условия нашей жизни меняются и способствуют изменению наших действий. Я совсем не считаю, что мы «схватили Бога за бороду». Нам еще работать и работать.

ДВА СТВОЛА.

Глупо ввязываться в денежные игры тому,

кому совесть служит козырной картой.

Аврелий Марков.

На Всероссийской практической конференции «Эффективное управление образовательной организацией» прозвучал тезис: «Деньги не главное». Важнее всего – психологический комфорт, культура.

По моему мнению, и деньги  -  главное, и комфорт - главное. Одно другому не мешает. И одно без другого не бывает. У нас в учительской как-то по этому поводу дискуссия развернулась. И вдруг наша учитель биологии, женщина зрелая и энергичная, спокойно так говорит: «Мы же не за деньги работаем». И столько в этой фразе было тонкой иронии, что через минуту мёртвой тишины учительская содрогнулась от хохота.

Общаясь на различных педагогических форумах и сайтах, консультируя коллег по поводу оплаты труда, а особенно по поводу «раздачи» денег, часто слышишь высказывания такого плана: «Разделяй и властвуй! С помощью стимулирующих, в том числе. Зато, какую конкуренцию в школе развели! А теперь спохватились. Подавай наставничество!». Наверное, коллеги в чем то правы, ведь даже сейчас, общаясь с педагогами своего города, часто услышишь такие высказывания и обиды на администрацию, хотя понятие «справедливость» доступно с ранних лет и не вызывает отторжения ни у кого. Когда администрация и коллектив работают, объединённые именно этим понятием, то не возникает конфликтной ситуации, связанной с распределением материальных благ. Весь коллектив ясно понимает, что успеха (в том числе, и материального) можно гарантированно добиться, не индивидуализируясь, а коллективно.

Во многих школах есть те, кто не соотносит уровень своих «успехов» с приносимой пользой, во многих школах администрация не считает нужным донести до каждого смысл административных действий, не показывает их справедливость, отсюда - непонимание, обиды.

Науке обращения с деньгами не учат в школе, и каждый из нас решает сам: либо работать за деньги, либо заставить деньги работать на себя. Заставить деньги работать и множиться не так уж и трудно. Это, скорее, вопрос самоотверженности и самоорганизации, чем финансовой грамотности. Куда сложнее отказать своим прихотям и не идти на поводу у желаний.

Там, где появляются деньги или ведется речь о деньгах, человек начинает проявлять свою сущность. Очень тяжело бывает отказаться от соблазна заиметь пачку хрустящих денежных купюр.  Как руководителю организации не оступиться, как работая по 94 и 44 –ФЗ не попасться на удочку коррупционной составляющей, которую наши власти видят везде и всюду?! А как решить вопрос о выкладывании собственной зарплаты для постоянных приемов различных комиссий на «кофе-чай», на цветы к мемориальным доскам, на пару батареек к часам и на «хомут» к лопнувшей батарее, ведь расходы, которые бывают срочно нужны, не подведешь ни под одну статью, да и  время не терпит… «Когда дует ветер перемен, везде валяются яблоки раздора» (Павел Шарпп).

Наверное, деньги перестают быть главным, если о них не нужно постоянно думать. Тогда приходит психологический комфорт, и появляются мысли о необходимости культуры. Сегодня для этого педагогу,  да и руководителю, нужно быть или схимником, или миллиардером.

О том, чтобы быть богатыми в нашем обществе, сейчас мечтают почти все. И большие, и маленькие, и те, у кого денег нет, и те, у кого их много. Только представления о богатстве у каждого свои.

Деньги заколдовывают людей. Из-за них они мучаются, для них они трудятся. Они придумывают наиболее искусные способы потратить их. Деньги - единственный товар, который нельзя использовать иначе, кроме как освободиться от них. Когда нет равновесия между получением и отдачей денег, может наступить денежное безумие, что ведёт человека к деградации.

Деньги - это пленительная, повторяющаяся, меняющая маски загадка.

Правило последнее, заключительное.

«Он не побоится постучать в дверь самому дьяволу, если тот задолжает». «Lock, Stock and Two Smoking Barrels»  Гай Ричи.

Добавлено: 19.12.2014
Рейтинг: -
Комментарии:
0
Просмотров 1044
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+