Личный кабинет

Поэтическое сетевое взаимодействие в Блуа

кто на новенького?
PYM ( Пользователь )
ВИР, как известно. любит сетевое взаимодействие :-)
Отсюда предложение - венок сонетов.
Для справки, если кто-то не знает.
1 строка 2-го сонета = последней строке 1-го сонета
1 строка 3-го = последней стоке 2-го
и так далее
Последняя 14-го = 1ой строке 1-го

Магситрал (15-ый сонет) - первые строки 14-ти сонетов.

Итак - каждый пишет по одному сонету, магистрал будет результатом сетевого взаимодействия :-)))

1.

Нам всё равно. Безгласны оппоненты,
Молчат враги и в тень ушли друзья.
Нам пить уже и не с кем, и нельзя
И лишь воспоминания-моменты

нам тешат душу прошлым, замирая
мы смотрим, как мелькают быстротечно
картинки нашей юности беспечной,
простерщшейся от края и до края

пространства нашей жизни бестолковой,
порой похожей на игру смычковой
группы, потерявшей ноты.

Нас нет уже. И мы почти нигде.
И затерявши время в резеде
Для записей мы пользуем банкноты.




Надежда Казанцева ( Пользователь )
Цитата (PYM, 15.02.2011, 15:03) <{POST_SNAPBACK}>
1.

Нам всё равно. Безгласны оппоненты,
Молчат враги и в тень ушли друзья.
Нам пить уже и не с кем, и нельзя
И лишь воспоминания-моменты

нам тешат душу прошлым, замирая
мы смотрим, как мелькают быстротечно
картинки нашей юности беспечной,
простерщшейся от края и до края

пространства нашей жизни бестолковой,
порой похожей на игру смычковой
группы, потерявшей ноты.

Нас нет уже. И мы почти нигде.
И затерявши время в резеде
Для записей мы пользуем банкноты.


2.


Для записей мы пользуем банкноты,
И после прячем в пламени свечи.
Так тихо. Так безгласно. «Замолчи!» -
Не в моде рассужденья (суть длинноты).

Здесь музыка – жива. И, напрягая жилы,
Водя смычок, ликуя и стыдясь,
Она вершит мистическую связь
И ворожит. Уже приворожила

Тебя. Себя. Куда ни посмотри,
Она живет – и рвется изнутри
Во времени-пространстве для кого-то

Любовь – жива. И ей предела нет.
Но смутен несказанный свет
И чистый звук – и рядом нечистоты.
PYM ( Пользователь )
Вчера прилетала какая-то Птица.
Наверное, с нами хотела проститься.
И крылья свои развернув парусами
Исчезла за дикми злыми лесами
Где жил Человек с бородой и усами --
А остальное придумайте сами.
Придумать, конечно же, не подфартило.
Рутина нас полностью поработила.
Сегодня до вечера Солнце светило,
На большее ,видно, его не хватило.
Но авантажна и шустра,
И на язык порой остра,
У Осетра была Сестра,
Она пила ситро с утра.
И что-то спеша и украдкой глотая
по лужаам шагала семья горностая.
У Лужи за домом работа простая:
Зимою -- замёрзнуть, а летом -- растаять.
Поев второпях на тощак винигрету
И выкурив после еды сигарету,
Один наш Учёный, от всех по секрету,
Считал, что зима холоднее, чем лето.
А вдалеке скрипит арба.
Опять безумствует топлпа.
Стоит Собака у столба
И утирает пот со лба.
Бурлит жарою улица,
Но вкусно пахнет курица
Прохожие сутулятся
и капли на окне
И мне уж не рисуется,
И даже не танцуется -
Повешусь на ремне.
Я решился на таран - пусть я недотрога!
Жил в квартире Таракан, в щели у порога.
Никого он не кусал, никого не трогал.
И понравилась ему вдруг моя берлога.
Всё! Закончил я писать - не судите строго.



Цитата (Надежда Казанцева, 15.02.2011, 16:59) <{POST_SNAPBACK}>
1.

Нам всё равно. Безгласны оппоненты,
Молчат враги и в тень ушли друзья.
Нам пить уже и не с кем, и нельзя
И лишь воспоминания-моменты

нам тешат душу прошлым, замирая
мы смотрим, как мелькают быстротечно
картинки нашей юности беспечной,
простерщшейся от края и до края

пространства нашей жизни бестолковой,
порой похожей на игру смычковой
группы, потерявшей ноты.

Нас нет уже. И мы почти нигде.
И затерявши время в резеде
Для записей мы пользуем банкноты.




2.

Для записей мы пользуем банкноты,
И после прячем в пламени свечи.
Так тихо. Так безгласно. «Замолчи!» -
Не в моде рассужденья (суть длинноты).

Здесь музыка – жива. И, напрягая жилы,
Водя смычок, ликуя и стыдясь,
Она вершит мистическую связь
И ворожит. Уже приворожила

Тебя. Себя. Куда ни посмотри,
Она живет – и рвется изнутри
Во времени-пространстве для кого-то

Любовь – жива. И ей предела нет.
Но смутен несказанный свет
И чистый звук – и рядом нечистоты.


3.

И чистый звук - и рядом нечистоты.
Как, впрочем, всё соседствует с обратным
Себе понятьем. И невероятным
Нам мнится наступление субботы.

Вообще поверить в отдых крайне трудно.
И мы, в работу с головой зарывшись
То ль в мулов, то ль в баранов превратившись
Терзаем собеседников занудно.

Ан нет. Я знаю - есть пространство счастья.
Оно - любимой женщины запястье
Затмившее моря и континенты.

К нему, прильнув губами, я мечтаю,
Что сорвалась с цепи былая стая
И здравствуют былые инсургенты.
Дмитрий Корнилов ( Пользователь )
4.
И здравствуют былые инсургенты,
Земные блага просто презирая,
И стихоплётством дерзким покрывая
Нули и на банкнотах позументы.

Нулей добром сочащиеся ленты...
Хотя, "добро" имеет два значенья:
Одно - лишь материальное именье,
В другом залог твоей посмертной ренты.

Из двух - какое презираем больше,
Предпочитая лимерики, вирши,
И буриме бездумно забавляясь?

Духовности бежим - или, кривляясь,
От материального страдаем горше,
И скрип пера - прерывистей и тише...
Надежда Казанцева ( Пользователь )
5.
И скрип пера - прерывистей и тише...
Но небо – глубоко, и длится век,
И расщепленный бьется человек
В напевах постмодерна еле слышен

Симфония тоски и откровений,
Единый вздох по имени «река» -
Ладонь ребенка и твоя рука
В фантасмагории преображений.

Прозрачный воздух шторы не тревожит,
И звук живет до трепета, до дрожи,
И времени поток не измельчал,

И старость – просто отдых, но не бремя,
Пролитой кровью загустело время
А чья-то кровь, как прежде, горяча.
Дмитрий Корнилов ( Пользователь )
Вчера прилетела какая-то птица,
Наверное, с нами хотела проститься,
Прощалась, прощалась, махала крылами,
А остальное - придумайте сами.
Жил человек с бородой и усами,
А остальное придумайте сами,
Придумайте сами, придумайте сами:
Какими на Солнце смотрел он глазами!
Сегодня до вечера Солнце светило -
На большее, видно, его не хватило,
Хватилось светило, его прихватило,
И где-то в Зимбабве оно засветило.
У осетра была сестра,
Она пила ситро с утра,
А пиво с вечера пила,
И удержаться не могла.
У лужи за домом работа простая:
Зимою замёрзнуть, а летом - растаять.
Не скучно чтоб жить человеку с усами:
Чтоб летом готовил он на зиму сани.
Один наш учёный, скажу по секрету,
Считал, что зима холоднее, чем лето.
Он производил наблюденья над лужей,
Июньской жарою и летнею стужей.
Стоит собака у столба и утирает пот со лба:
Учёного эксперименты - они теперь её судьба.
Прохожие сутулятся,
И капли на окне:
Смывает осень с улицы
Все наши буриме.
Жил в квартире таракан, никого не трогая:
Всю эту бредятину ты прочти, попробуй.




6.
А чья-то кровь, как прежде, горяча,
И печь топить не надо людеду,
Снабжаем мы свежатиной к обеду
И людоеда, да и палача.

Едят они, "пока горит свеча",
Не уделяя внимания бреду
Предмертному и на деньгах строча
Заметки перед важною беседой.

На вкус и цвет товарища, мол, нет.
И на крови поднимется сонет,
Питаясь просвещения затишьем.

Кому то смех, кому-то - винигрет.
Поэт в России - больше, чем поэт.
И людоедство обернулось мышью.
Дмитрий Корнилов ( Пользователь )
7.
И людоедство обернулось мышью,
Поток сознанья - детскою игрою,
Держась за юбку, в уголок забившись,
Мы медленно становимся собою.

Учительница строгая с указкой,
Скрипучим мелом, чёрною доскою.
И с задних парт доносятся подсказки,
Нам - от не нас - как стать самим собою.

Играя в школу, схемы повторяя
Друг друга силой загоняя в стаи,
Нас приучают не рубить сплеча.

Мы слепы, и безжизненны, считая,
Что так и надо жить, что, в смерть играя.
Мы сбережём наш тлеющий очаг.

8.
Мы сбережём наш тлеющий очаг
И, как Улисс, обманем Полифема,
Торопим и пришпориваем время,
Подстёгиваем, лупим сгоряча.

А то - его стреноживаем, чтобы
Остановилось, замерло, исчезло.
Мы очутились в сумрачной чащобе,
В лесу лремучем - и садимся в кресло.

Берём газету, рядом - чашка чаю,
И мы газету тщательно читаем,
Чтобы узнать, что в мире происходит.

Закроем форточку, укрывшись пледом.
Охотники бредут сквозь лес по следу:
Они всех выпускают на свободу.

9.
Они всех выпускают на свободу.
Как спрятаться от них, куда зарыться?
Концы мы торопливо спрячем в воду,
Начала в никуда успели смыться.

Нам хочется стабильностью гордиться.
Столовым серебром и тишиною
Загородиться, слиться, превратиться
И спрятаться за собственной спиною.

Они увидят нас? услышат? взрежут
Защитный кожух? панцирь с кровью вырвут?
Ох, как бы поплотнее в щель забиться!

Безжалостны охотники. Надежды
Нет на спасенье - скоро нас настигнут.
Как нам спастись от них, как притвориться?


-----------------------------------------------------------------
Какое-то сетевое взаимодействие... одностороннее. Ничего, если я продолжу? Никто сейчас десятый сонет не пишет?

10.
Как нам спастись от них, как притвориться,
Когда вокруг всё рушится, и буря
В лесу свирепствует, как говорится,
И рядом волки воют со всей дури.

Трещит по швам покой. Грохочет жестью
Дырявой протекающая крыша -
И едет, несомненно (как уместно
Словечко вдруг избитое услышать).

Другого, впрочем, слова и не слышно,
Звучат лишь междометья и проклятья,
Кердык пришёл сему, как видно, зданью,

И раздаётся голос: "Слава в вышних
кому-то (неразборчиво) в объятья!"
И рушится в итоге мирозданье.


11.
И рушится в итоге мирозданье.
И варятся в кастрюле макароны.
И теплится под куполом сознанье.
И каркают под кумполом вороны.

И широка страна моя родная.
И я другой такой страны не знаю.
И я такой другой страны не знаю.
И глубока река моя родная.

И макароны сварятся аль денте.
И нас ведёт экскурсовод, как Данте.
И мы с опаскою глядим на воду.

И лодочник поёт "вернись в Сорренто".
И мы, устав от этого бельканто,
Ныряем в океан, не зная броду.

12.
Ныряем в океан, не зная броду.
Манят к себе прохладные глубины,
Куда дельфинов выгнутые спины
Уносят нас. Нехватка кислорода

Нас выгоняет снова на поверхность.
Ведь жабрами мы дышим лишь в пеоне,
И этой шутки глупой неуместность
Теперь мы понимаем - но не тонем.

Мы наблюдаем тихий рост кораллов
И брачные проказы кашалотов.
Китёнок пукнул - море пузырится.

Откуда-то всплывает слово "шпроты".
Блестит закат расплавленным металлом,
И нам ещё раз хочется родиться.

Дмитрий Корнилов ( Пользователь )
13.
И нам ещё раз хочется родиться.
И хочется, и колется, и тесно
Нам в океане шумном и чудесном,
Где со стихиями так тянет слиться.

Ну, что ж, родиться так родиться. Ладно.
Не будем вспоминать перо. банкноты,
Училку, людоедов, и не надо
Нас отговаривать - неважно, кто ты.

Волков бояться - в лес и не соваться.
Построим новый дом, заварим чаю:
Мы к новому готовы испытанью.

Не станем опасаться провокаций,
На вызовы охотно отвечаем:
Полезно для самообразованья.
Дмитрий Корнилов ( Пользователь )
14.
Полезно для самообразованья:
Придётся сочинять венки сонетов,
Искать и находить своё призванье,
Учиться делать зразы и паштеты,

Картошку чистить, думая при этом
О смысле и устройстве мирозданья,
Лепить пельмени, радуясь ответу
От фирмы. нынче занятой изданьем

Твоих стихов. И любящий сложенье,
Вновь долг свой вычитанию заплатит.
Пускай смеются: "Вечные студенты!"

Загадочно земное притяженье,
И, пусть банкнот и в этот раз не хватит -
Нам всё равно. Безгласны оппоненты.
Виктория Базеева ( Пользователь )
Дмитрий Борисович, я в восторге от Вашего венка сонетов!
Неужели ветка эта вдохновила? В таком случае, Хитрец - молодец, можно сказать возродил поэтические состязания в Блуа. Замечательно!

footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+