Личный кабинет

Работа с семьями, воспитывающими детей с ограниченными возможностями

Л Железняк ( Пользователь )
Работа с семьями, воспитывающими детей с ограниченными возможностями

Педагог-психолог
МДОУ д/с № 3 «Ласточка» г. Ипатово
Железняк Л.И.

Содержание
парадоксально, может являться источником радости. Радости становятся гуманнее и мудрее, они начинают осознавать, что все люди имеют право на существование, на любовь, независимо от того, насколько они совершенны. Такое «прозрение» – результат психотерапевтической работы.
Особое значение приобретают терапевтические встречи родителей. Хорошо, если есть возможность устраивать встречи для всех членов семьи и отдельно для пап и мам. Мужчины и женщины по-разному разрешают возникающие трудности. Хорошо организовать «тесный мужской круг» для обсуждения проблем. Ведь большая часть информации и поддержки распространяется в основном на мам, папы остаются как бы в стороне. Но ведь и они чувствуют, переживают, носить в себе такой груз крайне тяжело. Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . стр. 3

Глава 1 Психологические проблемы семьи, воспитывающей ребенка-инвалида . . . . . . . . . . . . . . . . стр. 4
1.1_ Исследования проблем семьи, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями, в литературе. стр. 4
1.2_ Уровни проявления качественных изменений в семье с аномальным ребенком. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . стр. 5
1.3_ Периоды и фазы родительского кризиса. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . стр. 7
1.4_ Преобладающие личностные тенденции родителей «особых» детей. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . стр. 10

Глава 2 Практическая работа с семьей аномального ребенка . . . стр. 12
2.1_ Этапы работы с семьей. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .стр. 12
2.2_ Формы и содержание работы с семьей. . . . . . . . . . . . . . . . .стр. 13

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .стр. 17
Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . стр. 18
Приложение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .стр. 19

Введение

В связи с ростом в последние десятилетия числа аномальных детей особую значимость приобретает проблема социальной адаптации не только ребенка, страдающего той или иной тяжелой патологией, но и семьей, в которой он воспитывается. Серьезная работа с родителями, воспитывающими ребенка с ограниченными возможностями, направленная как на решение их психологических проблем в нашей стране только разворачивается, проводятся семинары, «круглые столы», выпускаются информационные материалы. Психологи, педагоги работающие с «особыми» детьми решают многие задачи, касающиеся ребенка, но их работа не ограничивается взаимодействием с ребенком; она включает и работу с семьей. Поэтому знание особенностей такой семьи, понимание того, что испытывают родители поможет социальным работникам, педагогам более эффективно организовывать сотрудничество с семьей, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями. Трудности, которые испытывают родители значительно отличаются от повседневных забот, волнующих обычную семью.
Рождение аномального ребенка функционально деформирует семью. Это происходит вследствие колоссальной психологической нагрузки, которую несут члены семьи. Многие родители в сложившейся стрессовой ситуации оказываются беспомощными. Их положение можно охарактеризовать как внутренний (психологический) и внешний (социальный) тупик.
Цель данной работы: найти пути решения проблем семьи, воспитывающей «особого» ребенка.
Для реализации данной цели намечены следующие задачи:
1. Анализ особенностей семей, воспитывающих ребенка с ограниченными возможностями.
2. Построение системы психологической помощи родителям, что будет способствовать их эмоциональной адаптации, позволит принять болезнь ребенка, выработать позитивные установки по отношению как к самим к себе, так и к своему ребенку.

Глава1 Психологические проблемы семьи, воспитывающей ребенка-инвалида

1.1. Исследование проблем семьи, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями в литературе

В психологической литературе (М.С. Певзнер 1971г., Е.М. Мастюкова 1991г., И.И. Мамайчук 1986г.) неоднократно указывалось на необходимость изучения таких семей и на разработку коррекционных мер, предназначенных для реализации им конкретной помощи. В настоящее время известны работы Р.Ф. Майрамяна 1982г., освещающие данную проблему. Их работы представляют несомненный интерес, но для разработки комплексной эффективной системы помощи семьям, воспитывающим ребенка с отклонениями в развитии, их недостаточно.
Семья, в которой родился ребенок с тяжелыми нарушениями развития, находится в условиях психотравматической ситуации. По данным исследований Р.Ф. Майрамяна, сообщение об умственной отсталости ребенка вызывает у 65,7%матерей, острые эмоциональные расстройства, суицидальные намерения и попытки, аффективно-шоковые и истерические расстройства. В дальнейшем затяжкой психический стресс приводит к возникновению различных психосоматических расстройств. Со временем он может не только не уменьшиться, но даже усилиться: растут заботы, связанные с взрослеющим ребенком, растет тревога.
В работах М.М. Семаго (1992) рассматривается проблема консультирования семьи с аномальным ребенком, а также создание комплексной информационно-прогностической системы многоаспектной оценки функциональных особенностей и потребностей семей, имеющих одним из своих членов инвалида.
Р.Ф. Майрамян, М.М. Семаго указывали на высокую вероятность распада семей, не сумевших преодолеть кризис, вызванный рождением ребенка, с тяжелыми нарушениями развития. По данным Р.Ф. Майрамяна, 24,5% обследованных семей с умственно отсталым ребенком распались из-за взаимных обвинений супругов в ответственности за рождение больного ребенка.
Среди отечественных авторов ведущее место в разработке этой проблемы принадлежит К.Л. Белопольской, в работах которой определены принципиальные подходы к организации к содержанию консультирования данной категории семей.
В зарубежной литературе отмечается, что каждая семья, воспитывающая аномального ребенка, испытывает хронический стресс (S. Harris, M/ Power 1989г.), В ряде исследований Harris (1991г.) отмечается значимость семейной спаянности, согласованности действий родителей. Кроме того, важно, как семья воспринимает события, связанные с ”особым” ребенком, что именно она говорит себе об ”особых” нуждах ребенка, как видит перспективы. Некоторые родители воспринимают болезнь ребенка как катастрофу для всей семьи, высказывают идеи самообвинения. В связи с этим многие специалисты говорят о необходимости работы по ”замене аффективных и когнитивных фильтров” через которые родители воспринимают своего ребенка.
В работах M. Bristol, M. Gill (1990г.) обнаруживается четкая связь между восприятием семьей ребенка и возможностью семьи адаптироваться. M. Bristol отмечает, что стресс в большей степени проявляется у матерей, которые не только испытывают чрезмерные ограничения личной свободы и времени, но и демонстрирует очень низкую самооценку, в связи с тем, что недостаточно хорошо, по их мнению, исполняют свою материальную роль. Воздействие хронического стресса вызывает депрессию, раздражительность, эмоциональную напряженность у матери (M. De Myers 1979г., Z. Wolf 1989). Отцы, как правило, избегают ежедневного стресса, проводя больше времени на работе, тем не менее и они переживают чувство вины. Утраты, хотя и не говорят об этом так явно как матери. Они обеспокоены тяжестью стресса, который испытывают их жены; на них ложатся особые материальные тяготы, связанные с воспитанием «особого» ребенка, которые ощущаются еще острее в связи с тем, что обещают быть долговременными, практически пожизненными (Zamb 1983г.).
В проводимом M. Gill в 1990 году эксперименте оценивались депрессивность, тревожность, объем соматических жалоб и эмоциональное истощение матерей. По всем параметрам участницы эксперимента продемонстрировали максимальные уровни и дали себе низкую самооценку.
Z. Wilker (1984), S. Harris (1984) отмечали особую ранимость семьи, которая усиливается в момент возрастных кризисов и в те моменты, когда семья проходит определенные критические точки своего развития. По данным Z. Wilker - совершеннолетие больного ребенка такое же по силе стрессовое событие для семьи, как и постановка диагноза.

1.2 Уровни проявления качественных изменений в семье с «особым» ребенком

Качественные изменения, имеющие место в семьях этой категории проявляются на нескольких уровнях:
1. психологическом;
2. социальном;
3. соматическом.

1. Психологический уровень. Рождение ребенка с отклонениями воспринимается его родителями как величайшая трагедия. Факт появления на свет ребенка «не такого как у всех», является причиной сильного стресса. Стресс, имеющий длительный и постоянный характер, оказывает сильное деформирующее воздействие на психику родителей и является исходным условием резкого травмирующего изменения сформировавшихся в семье жизненных стереотипов. Надежды, связанные с рождением ребенка, рушатся в один миг. Обретение же новых жизненных ценностей растягивается порой на длительный период. Это обусловливается многими причинами:
 Психологическими особенностями личности самих родителей (способность принять или не принять больного ребенка);
 Комплексом расстройств, характеризующих ту или иную аномалию развития;
 Воздействием социума при контактах с семьей.

Вследствие того, что рождение ребенка, а затем его воспитание, обучение и в целом общение с ним, является длительным патогенно воздействующим психологическим фактором, фрустрирующим психику матери, предполагается, что она в силу тяжести переживаемого может быть предрасположена к развитию пограничных форм нервно-психической патологии. Семья посвящает себя больному ребенку, родители склонны отрицать собственные проблемы делая акцент на проблемы ребенка. Эти детские проблемы могут помочь родителям объединиться для преодоления кризисных периодов и отодвинуть собственные разногласия на задний план. Ребенок остается в центре внимания и это помогает родителям избежать обсуждения собственных проблем и супружеских взаимоотношений.

2. Социальный уровень. Семья, воспитывающая ребенка с отклонениями в развитии становится малообщительной, избирательной в контактах. Она сужает круг своих знакомых и ограничивает общение с родственниками в силу особенностей состояния аномального ребенка, а также из-за личностных установок самих родителей.
Вследствие тех же причин матери больных детей оставляют работу по избранной до рождения ребенка специальности, чтобы ухаживать за ребенком, или переходят чаще всего на надомную работу. Рождение больного ребенка оказывает деформирующее воздействие и на взаимоотношения между родителями. В 32% случаев по исследованиям В.В. Ткачева такие браки распадаются. Однако известны случаи, когда подобные трудности сплачивали семью.

3.Соматический уровень. Переживания, выпавшие на долю матери «особого» ребенка, часто превышают уровень переносимых нагрузок, что проявляется в различных соматических заболеваниях, астенических и вегетативных расстройствах.
Психотравмирующая ситуация обусловленная рождением в семье больного ребенка, рассматривается Р.Ф. Майрамяном как затрагивающая «значимые для матери ценности» и фрустрирующая ее личность. Клиническая картина психопатологических нарушений и их выраженность у матерей характеризуется преобладанием аффективных расстройств.
Проявление у 60% матерей, воспитывающих детей с ДЦП, депрессивной симптоматики в различных формах (депрессивный невроз, затяжные невротические депрессии, депрессивное невротическое развитие личности) освещается в работах В.А. Вишневского 1987).
1.3 . Периодизация родительского кризиса

Семья, имеющая ребенка с отклонениями в развитии, переживает не один, а целую серию кризисов, обусловленных как субъективными, так и объективными причинами. Это состоящие описывается самими родителями, как чередование взлетов с еще более глубокими падениями. При этом семьи, имеющую лучшую психологическую и социальную поддержку, преодолевают эти кризисные состояния легче.
Приводимая ниже периодизация семейных кризисов основана на возрастных особенностях больного ребенка.
Первый период связан с осознанием того, что ребенок болен, с получением точного диагноза, эмоциональным привыканием, информированием других членов семьи о случившемся. Характером заболевания в основном определяется время, когда родители узнают о нем. Генетические отклонения (синдром Дауна) становятся очевидными вскоре после рождения ребенка, а другие (глухота, нарушение речи и т.д.) не могут диагностироваться до тех пор, пока ребенок их не станет старше. Кроме того, семьи могут столкнуться с инвалидностью, произошедшей вследствие несчастного случая или тяжелой болезни. Получение подтверждения серьезной или хронической проблемы здоровья в большинстве случаев вызывает кризис, и семья начинает активизировать имеющиеся ресурсы. Первой реакцией могут быть шок, разочарование, депрессия. Очень интенсивны в этот период контакты с медиками. В то же время важны содержание и характер контактов с другими родственниками, особенно со старшим поколением родителей.
Второй период определяется спецификой развития ребенка в первые годы жизни, поскольку родители с волнением наблюдают за тем, насколько успешно их ребенок достигает определенных ступеней, той нормы, которая, известна для большинства здоровых детей определенного возраста. Тип и степень тяжести заболевания могут сыграть определяющая роль в формировании семейного поведения.
Третий период испытаний для семьи – достижение ребенком школьного возраста, уточнение формы и способа обучения. Ощутимой кризисной точкой может стать момент, когда родители убеждаются, что их ребенок не в состоянии обучаться в обычной школе и нуждается в специальной программе. Этот период также может быть тяжелым для других детей в семье, поскольку их одноклассники будут узнавать о брате или сестре с ограниченными возможностями. В это время семья как бы «выходит на публику» и родители начинают осознавать нереальность своих первоначальных планов по поводу образования ребенка.
Четвертый период начинается с переходом ребенка в подростковый возраст. Семья привыкает к хронической форме заболевания: возникают проблемы связанные с сексуальностью, изоляцией от сверстников и отчуждением, планированием будущей занятости ребенка. Это время может оказаться наполненным болезненными напоминаниями о том, что подростку не удается успешно завершить переход в следующий этап жизненного цикла – он продолжает остаться зависимым от родителей. Семья переживает очень остро отчужденность и изоляцию своего больного ребенка.
Пятый период семейных сложностей – начало взрослой жизни, совершеннолетие. Это очередная переоценка ценностей с пессимистическими прогнозами, переживание дефицита возможностей. Не обнадеживающая перспектива занятости вызывает озабоченность и тревогу. Этот кризис семья переживает наиболее остро.
Шестой период развития семейных отношений – взрослая жизнь члена семьи с ограниченными возможностями. Родители тревожатся о том времени, когда они сами уже не смогут контролировать заботу о своем ребенке.
Для того, чтобы смягчить, нивелировать воздействие этих критических моментов на семью необходимо учитывать возрастные особенности развития ребенка и развития семейных отношений в эти периоды:
 Важно помнить о том, что физическое, социальное и эмоциональное «существование» членов семьи взаимосвязано, и если возникают нарушения во взаимоотношениях или ухудшается здоровье одних родственников, это моментально вызывает изменения в жизни других.
 Замкнутость или открытость семьи активно влияет на то, как она справляется со своими проблемами.

По данным исследований О.К. Агавеляна рождение ребенка с аномалиями неизбежно влечет за собой родительский кризис, динамика которого представлена четырьмя основными фазами:
1. Первая фаза характеризуется состоянием растерянности, беспомощности, страха. Неотступно преследует вопрос: «Почему это случилось именно со мной?». Нередко родители оказываются просто не в состоянии принять случившееся. Возникает чувство вины и собственной неполноценности. Шоковое состояние трансформируется в негативизм. Первоначально испытанный глубокий шок требует значительного времени для «выстраивания определенной психологической защиты и достижения родителями некоторой эмоциональной стабильности. Естественная первая реакция – шок – может длиться от недели до конца жизни: все зависит от способностей родителей справляться с психологическими травмами. Одна мама рассказала, что после детального разговора со специалистами по дороге домой она несколько раз задумывалась над тем, не броситься ли ей под машину. Хорошо, что рядом был близкий человек, ее мать – она и удержала обезумевшую от горя молодую женщину от такого шага.
2. После испытанного шока от известия о столь страшном диагнозе естественная реакция родителей – отрицание. Период такого негативизма и отрицания рассматривается как вторая фаза психологического состояния родителей, играющая защитную функцию. Она направлена на то, чтобы сохранить определенный уровень надежды и ощущения стабильности перед лицом факта, грозящего разрушить привычную жизнь. Это неосознанное стремление избавиться от эмоциональной подавленности и страха. Отвергнуть саму возможность случившегося – первый путь достижения эмоционального равновесия: «Этого не может быть», «Это ошибка врача», «С кем угодно, но не с моим ребенком».
Негативизм и отрицание , как правило, явление временное, и по мере того как родители начинают принимать диагноз и частично понимать его смысл, они погружаются в глубокую печаль.
3. Это депрессивное состояние, связанное с осознанием истины, характеризует третью фазу, получившую название «хроническая печаль». Этот синдром является результатом постоянной зависимости родителей от потребностей ребенка, следствием отсутствия у него положительных изменений, «несоциализируемости» его психического и физического дефекта, не утихающей боли от сознания неполноценности родного человека.
Опыт общения с родителями, воспитателями детей с ограниченными возможностями, позволил отметить некоторые особенности родителей. Так, мама Ксюши рассказала о том, что когда начинают говорить о детях, она не может удержаться от слез: любое напоминание о здоровье детей вызывает сильную реакцию. Отец девочки «закрылся», он не желает говорить на эту тему, общение со здоровыми сверстниками дочери для него очень затрудненно, он не может смириться с мыслью о том, что его дочь «могла бы быть такой».
Надо отметить, что мамы охотнее говорят о своих чувствах, отцы же стараются избегать таких разговоров, ссылаясь на свою занятость.
Женщины испытывают желание расширить контакты с миром. Мужу и жене следует обсудить и по возможности перераспределить обязанности «связанные с воспитанием больного ребенка и «взрослыми» делали вне дома (2).
Если супругам не удается справиться с постигшим их горем, то могут пострадать и их отношения. Перед семьей стоит целый ряд проблем: постоянные поиски виноватого, тяжесть, недоговоренность и невозможность «выговорить» свои чувства. Что может привести семью к разводу.
В этот период жизни семьи собственно диагноз становится фактом жизни. Чувство вины не покидает родителей. Вина – это чувство с которым сталкивается любой родитель, когда с его ребенком что-то случается: «Я не досмотрел», «Я виноват, что это случилось». В ситуации генетически обусловленного заболевания возникают чувства вины за то, что именно ты передал своему ребенку это страшное заболевание. В некоторых случаях, чувство переживания вины может стать настолько непосильным, что самую вину человек перекладывает на плечи другого. В ситуации семьи - на плечи супруга. Следствием проявления чувства вины ставится поиск подтверждения или опровержения диагноза. Начинаются нескончаемые гонки по всем возможным врачам, специалистам. Это попытка овладеть безвыходной ситуацией с помощью всех средств.
Подтверждением может служить следующий случай из практики: мама Максима отрицала все медицинские заключения и обращалась к различным знахарям и целителям, а мама Андрея отправляет свои обращения и к врачам, и к экстрасенсам: «Я должна сделать все возможное, чтобы потом не упрекать себя: могла, а не сделала». Некоторые родители признают диагноз, но при этом усваивают неоправданно оптимистический взгляд на возможности развития ребенка. У них появляется убеждение, что лечение может вернуть ребенка полноценное состояние. Так начинают формироваться семейные мифы, искажающие реальную ситуацию и мешающие терапевтической работе. Семья упускает драгоценное время, которое необходимо направить на адаптацию как ребенка, так и их самих.
Психологу необходимо учитывать то, что если реакция горя, печали, депрессии не осознается родителями, не проговаривается ими между собой, или с другими людьми, то она становится тормозом в процессе принятия состояния своего ребенка. Запрет на переживание определенных чувств не решает проблемы. Неразрешенное эмоциональное напряжение рано или поздно дает о себе знать. Тогда его действие может стать сокрушительным.
4. Четвертая фаза – фаза зрелой адаптации характеризуется уменьшением переживания печали, усилением интереса к окружающему миру, готовности активно решать проблемы с ориентацией на будущее. Родители в состоянии правильно оценить ситуацию. На этом этапе важны усилия родителей в деле сохранения семьи в целом и возможностей каждого отдельного ее члена. Очень важно, чтобы члены семьи не стремились целиком и полностью подчинить свою жизнь жизни и развитию ребенка. Личностное развитие каждого из взрослых и юных членов семьи должно продолжаться, несмотря на серьезное состояние ребенка.
Если в семье есть другие здоровые дети, они не должны ощущать полную заброшенность и недостаток родительского тепла и любви. Им приходится раньше взрослеть, выполнять больше обязанностей по дому, по уходу за больным братом или сестрой. Родителям следует учитывать, что у здоровых детей есть право на собственную личную жизнь и собственные интересы и контакты. У них должна быть возможность реализовать себя вне жестокой привязки к больному члену семьи.

1.4 . Преобладающие личностные тенденции родителей «особых» детей

По преобладающим личностным тенденциям у родителей их условно можно разделить на несколько групп:
Первая группа. Наиболее многочисленная группа импульсивных, отличающихся нетерпимостью, склонностью к риску, высоким уровнем притязаний. Родители данной группы отказываются принимать ситуацию, связанную с появлением на свет больного ребенка как трагическую. В стрессовых ситуациях ведут себя активно, в их высказываниях ярко и эмоционально звучит активный протест против неразрешимости самой ситуации. Они могут оказаться в числе тех, кто ищет нешаблонные пути в преодолении проблем их ребенка.
Особенно в первые годы жизни своего малыша они массу времени и сил тратят на поиску самых лучших врачей, экстрасенсов, различных «травников» и народных целителей. С течением времени их силы не иссякают, но направляются в другое русло: на поиски лучших педагогов, учителей, логопедов.
Они чаще всего отрицают бесперспективность собственного положения, но в сочетании с импульсивностью это является причиной неадекватных форм поведения. Их могут раздражать недостатки ребенка (внешние, отсутствие опрятности, не владение навыками самообслуживания, наличие навязчивых слов, движений и т.д.), в результате чего к больным детям может проявляться необоснованная жестокость (окрик, физическое наказание).

Вторая группа. Вторая группа объединяет пессимистических лиц. У родителей этой категории выявляется в качестве ведущего переживание, связанное с осознанием неразрешимости как собственных проблем, так и проблем, связанных с детьми. Любая ситуация в из сознании интерпретируется как безвыходная. Депрессивные настроения могут быть длительными и практически непрекращающимися. Повышенное чувство вины перед своим ребенком парализует активность матерей и лишает их возможности переструктурированных деформированных взаимоотношений. Возникает коммуникативный барьер между микросоциумом (семьей) и социумом.

Третья группа. Родители, входящие в эту группу подвержены сверхконтролю. Их отличительной чертой характера является высокий контроль за собственным поведением, а также умение подчиняться установленным требованиям и правилам.
Проблемы, которые волнуют их в первую очередь, кроме здоровья ребенка, касаются собственного самочувствия межличностных отношений. Состояние своего здоровья рассматривают как результат перенесенных переживаний из-за болезни ребенка.
Именно такая ситуация сложилась у мамы Ксюши, которая после непродолжительной попытки возобновить профессиональную деятельность, объясняет свою личную пассивность, некоторую отстраненность от активной жизни тем, что борьба за здоровье дочери источила ее силы.
К данной группе относятся и те родители, гиперсоциальность личностных установок, которые заставляют их соединять свою не только судьбой своего малыша, но и с другими больными.

Четвертая группа. В группе тревожных семей ведущий тип переживаний – тревожность как константное качество личности. Одновременно этим матерям свойственна высокая чувствительность и подвластность средовым воздействиям, повышенная чуткость к опасности. Ведущей фрустрированной потребностью является потребность в теплой душевной гармонии с близкими людьми. Матери из этой подгруппы отличаются особенно тесным, эмоциональными отношениями со своими больными детьми. Эта эмоциональная привязанность проявляется у Ксюшиной мамы как форма чрезмерной родительской опеки, что лишает девочку самостоятельности и вредит ей. Предрасположены к внутренней эмоциональной напряженности, к заниженной самооценке, чувству собственного несовершенства.
Родителей с преобладающими ригидными тенденциями отличает устойчивость позиций, интересов и личностных установок. Для них характерно выраженное чувство соперничества в межличностных отношениях, они стремятся к доминирующей позиции, в высокой эмоциональной захваченности «доминирующей идеей», а также в «застревании» в некоторых случаях на негативных эмоциях и переживаниях, связанных с трудностью реализации этой доминирующей идеи. Такая ситуация сложилась у родителей Максима, которые захвачены идеей выздоровления больного сына, хотя реально это невозможно. Они тратят много сил и средств, стремясь осуществлять свою цель; у них проявляется потребность в правдоискательстве, в установлении истинных виновников происшедшего.
Восприятие временных планов у родителей имеет негативный эмоциональный знак. Наиболее негативно воспринимается прошлое, так как именно тогда получили известие об аномалии малыша и в тот период наиболее остро испытали эмоциональный шок. Но и настоящее воспринимается также негативно. А это еще раз подтверждает, что родители находятся в состоянии хронической депрессии. На будущее смотрят более оптимистично.
Итак, члены семьи, в которой воспитывается ребенок, имеют личностные нарушения. Такая семья нуждается в специальной работе, направленной не только на самого ребенка, но и на всю семью в целом.


Глава 2. Практическая работа с семьей аномального ребенка.

2.1. Этапы работы с семьей.

Для практического решения проблем семьи, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями, необходима разработка основных стратегий, направленных на реализацию помощи семьям данной категории. Однако эти стратегии нельзя определить, не изучив качественные характеристики личностных изменений, возникающих у родителей.
Работу желательно строить по следующим направлениям:

1. Проведение психологического диагностирования семьи,
2. Разработка основных направлений работы,
3. Использование психокоррекционных и психотерапевтических приемов, направленных на оказание помощи.

Если возникает необходимость, то в рамках диагностического этапа, анализируются личностные особенности родителей, в том числе эмоциональные и коммуникативные свойства, определяется уровень тревожности.
Примерный инструментарий для диагностирования семьи: наблюдение, беседы-интервью, проективные методики, личностные тесты (16-факторный личностный опросник Кеттелла, методика аутоидентификации акцентуаций характера (Э.Г. Эйдемиллер), опросник PARI «Измерения родительских установок и реакции, цветовой тест Люшера)
Основные задачи психокоррекционной и психотерапевтической работы – помочь родителям принять себя и своих детей, такими какие они есть;
- Раскрыть собственные творческие возможности,
- Изменить взгляд на свою проблему – воспринимать ее не как «крест», а как «особое предназначение»;
- Вооружить родителей различными способами коммуникации;
- Научить помогать и поддерживать друг друга;
- Помочь избавиться от чувства обособленности и брошенности в своем горе;
- Помочь в формировании адекватной оценки психологического состояния детей;
- Снятие тревоги и страха отвержения;
- Формирование адекватного представления об общественных процессах и месте «особых» людей в структуре общества;
- Помочь избавиться от комплекса вины и неполноценности себя и своей семьи.

Психотерапевтическая работа может быть осуществлена на нескольких уровнях:
- Мотивационном – повышение активности, пессимистически настроенных членов семьи, актуализация потребности в самораскрытии;
- Эмоциональном – коррекция, состояния родителей и др. членов семьи и формирование умений саморегуляции, снятие эмоционального напряжения;
- Поведенческих – формирование эффективных навыков и умений, переоценка жизненной ситуации.


2.2. Формы и содержание работы с семьей.

Формы и содержание работы с родителями, воспитывающими ребенка с ограниченными возможностями определяются степенью их готовности к сотрудничеству, наличием обратной связи. Наибольшие трудности вызывают родители с низким уровнем мотивации.
Самая продуктивная форма работы с такими семьями (с низким уровнем мотивации) – индивидуальная работа, в частности, индивидуальное консультирование.
Индивидуальное консультирование проводится в несколько этапов. Задача первого этапа – создание доверительных, откровенных отношений. Следующий этап – обсуждение проблем родителей, планирование дальнейших встреч.
Терапевтическое вмешательство наиболее целесообразно проводить непосредственно после постановки диагноза (1 фаза родительского кризиса).
Выраженность стресса больше у тех членов семьи, которые недостаточно дифференцированы друг от друга. Они не способны ни оказать помощь друг другу, не принять ее, т.к. чрезмерно зависимы и не имеют своего «я». Родители чувствуют себя беспомощными. Задача психолога – помочь членам семьи обрести контроль над ситуацией. Прежде всего, следует предложить родителям вспомнить о тех их сильных сторонах, которые помогли им справиться с трудностями, которые семья преодолела раньше. Каждого члена семьи просят открыто выразить свои чувства и рассказать о том, какое влияние оказало известие о болезни ребенка лично на него. Психолог поможет найти приемлемые решения, обеспечивающие поддержку членам семьи, поможет снизить чувство тревоги.
Неэффективность лечения «особого» ребенка порождает у родителей чувство разочарования (2 фаза семейного кризиса). Успешность принятия членами семьи их образа жизни определяется степенью дифференцирования их «я» от других. (Fine, 1980). Психолог должен принять отказ семьи считаться с реальностью и помочь им сформулировать, возникающие у них проблемы. Каждому предлагается определить, какое влияние лично на него оказывает диагноз о неизлечимости ребенка. В случае необходимости психолог помогает членам семьи освоить новые роли и взять на себя новые обязанности для улучшения функционирования семьи. Он может помочь родственникам примириться со сниженными возможностями ребенка, поможет выявить причины своего гнева и беспомощности.
Индивидуальные встречи с членами семей, воспитывающих детей инвалидов позволили выделить отличительные черты родителей: ранимость, чувство изолированности, обособленность от жизни. Мамы говорили о том; что чувствуют себя «изгоями» общества, что некоторые люди относятся к ним и к их детям подозрительно, стараются держаться подальше. Дети, имеющие сложные множественные дефекты психического и физического развития, посещают группу «особый ребенок» в детском саду. В силу состояния здоровья, психика родителей в течение длительного времени (а именно, с момента рождения больного ребенка) подвергалась постоянному психогенному воздействию.
Выбор групповых форм работы определяется рядом общих принципов, включаемых:
 Учет степени готовности к сотрудничеству,
 Учет вариативных форм групповой работы.

Программа групповой работы может включать различные приемы современной практической психологии: тренинги с элементами креативной терапии, с элементами телесно ориентированной терапии, методов «песочной терапии», тренинги ситуаций с использованием приемов психодрама, гештальт-терапии.
Групповая работа проходит несколько этапов. Цель первого этапа группового процесса – установление доверительных отношений. Самым сложным процессом должно быть снятие тревоги и страха отвержения. Специальные упражнения помогут родителям осознавать чувство одиночества.
Для полного раскрытия самосознания участку необходима поддержка всей группы. Эту поддержку вначале организует психолог, а затем, группа обеспечивает своего участника положительный обратной связью. Родители, находящиеся в стадии «хронической печали» в стремлении выразить поддержку другому члену группы очень часто отражают свое эмоциональное состояние, а именно – неуверенность, тревогу.
На следующем этапе работы можно переходить к формированию у родителей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, адекватного представления об общественных процессах и месте «особых» детей в структуре общества. Важно снять комплекс вины и неполноценности с члена группы и его семьи. «Осознание этого помогает родителям по-новому смотреть на свою жизнь и жизнь своих «особых» детей» (3). Семейные ситуации перестают восприниматься ими как безысходные. Это в свою очередь предупреждает возможность ситуации, психологического отвержения больного ребенка и позволяет матери, наконец, ощутить так необходимые ей радости материнства. Семья начинает понимать, что больной ребенок, как это ни Специально организованные группы пап и дедушек помогут не только им, но и всей семье в целом. И ребенку в свою очередь было бы хорошо знать о тех чувствах, которые переполняют души родителей. Прежде всего открытое обсуждение проблем способствует укреплению уровня доверия между членами семьи.
Участие родителей в группах встреч поощряет их к раскрытию самих себя. Самораскрытие – трудный, длительный процесс, особенно для такой «закрытой» категории родителей. Но родители, воспитывающие «особых» детей, объединены одной общей ситуацией, поэтому психологу в процессе необходимо стремиться к формированию таких взаимоотношений между членами группы, которые способствовали бы взаимопониманию. Родителям. Постоянно находящимся в депрессии, очень трудно выразить свои чувства и мысли. Осознать собственные чувства поможет готовность члена группы пережить радость общения с такими же людьми. Цель психолога – создать в группе оптимальный уровень эмоционального напряжения. Осознанность эмоций ведет к сближению родителей, к сплоченности группы.
Есть смысл организовать встречи братьев и сестер больных детей. Ведь дети и подростки иначе воспринимают проблемы, у них возникают определенные страхи и опасения, с которыми нужно поделиться. Не всегда такого рода встречи должны проходить с родителями, важно знать, что подобные затруднения испытывают не только они.
Родственники и друзья семьи могут принимать или не принимать особое состояние больного ребенка – это их право. Главное, что семья, где есть «особый» ребенок постаралась сама не разрушить семейные связи, не разорвать дружеские отношения со своими старыми знакомыми. Кто знает, может быть разговор по душам со старинным знакомым сможет облегчить решение какой-то вдруг возникшей конкретной проблемы.
Использование психологического просвещения поможет обучить членов семьи создать атмосферу, благоприятную для взаимодействия. Основная задача психологического просвещения – обучение членов семьи и создание для них атмосферы поддержки. Члены семьи учатся понимать и принимать проблему «особого» ребенка. Психологическое просвещение – это групповая форма работы, поэтому участники имеют возможность получить поддержку друг от друга, помогают осознать собственные возможности решения проблем, осваивают навыки коммуникаций.
Начиная работу с родителями детей, посещающих группу: «Особый ребенок, столкнулись с рядом проблем:
- маленький списочный состав группы «Особый ребенок» (5 человек). Родители в силу сложившихся обстоятельств («особое» состояние детей, занятость родителей) сомневаются в том, что смогут регулярно посещать группу встреч и поддержки;
- специфика маленького города, в котором «все знают обо всем;
- замкнутость родителей, их изолированность от общества.

Поэтому, приступая к работе, особое внимание необходимо уделить формированию у родителей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, мотивации на дальнейшую совместную работу в группе встреч и поддержки. Работа находится на стадии осознания родителями необходимости совместной работы, на снижение тревоги и формирование необходимости получения новой информации.

Заключение.
Оказание эффективной помощи семьям, воспитывающим детей с ограниченными возможностями сложный процесс, т.к. отсутствует целостный, достаточно проработанный методологический подход к определенно содержания, форм и методов психологической помощи.
Анализ литературы по данной проблеме показали, что теоретические и практические аспекты требуют дальнейшей разработки.
Семья с «особым» ребенком вследствие психологической нагрузки структурно деформируется, она беспомощна, ее положение можно охарактеризовать как внутренний (психологический) и внешний (социальный) тупик. Члены такой семьи имеют личностные нарушения, т.к. находятся в длительно действующей психотравмирующей ситуации. Вся семья в целом нуждается в психокоррекционной работе. Для определения основных стратегий помощи семьи необходимо учитывать качественные характеристики личностных изменений родителей, ту фазу кризиса, на которой в данный момент находится семья.
Форма работы определяется мотивацией родителей, их личностными характеристиками. Приемлемы как индивидуальная, так и групповая формы работы.
Эффективность работы зависит от их участия в тренировочных сессиях, супервизии, использовании видеозаписей, иллюстрирующих те или иные приемы работы.

Список использованной литературы:
1. Майрамян Р.Ф. Семья и умственно отсталый ребенок. Москва 1976.
2. Дж.Браун, Д. Кристенсен. Теория и практика семейной психотерапии. Питер. Санкт-Петербург.
3. Направления и указания для занятий с детьми и подростками, имеющими тяжелую степень умственной ограниченности. Специальная школа. Бел. АПДИ 1996.
4. В.В. Ткачева. О некоторых проблемах семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии // Дефектология М. 1998..
5. Т.Н. Волконская. Возможны способы организации и содержание работы с родителями в условиях коррекционного дошкольного учреждения // Дефектология 1994.
6. Если ваш ребенок не такой, как другие. Под редакцией А.М. Панова и др. М. 1997.
7. Проблемы родителей детей с синдромом Ушера: некоторые подходы к их решению // Дефектология 200.1.

Приложение №1
Примерная программа тренинговой группы родителей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями.
(на основе программы Ф.В. Райх «Уберечь родителей от печали»)

Максимальное количество участников – 10 человек.
Периодичность встреч – 1 раз в неделю.
Продолжительность одной встречи 60-90 минут.
Цели: - помочь родителям принять себя и своего ребенка такими, какие они есть;
- снять чувство страха и тревоги;
- снять комплекс вины с родителей.

Программа включает в себя 3 блока:

1 блок – «Мои проблемы и проблемы моей семьи» – психологический практикум с использованием элементов креативной терапии.
2 блок – «Ответы на вопросы» – тренинг ситуаций. Обсуждение, проигрывание ситуаций. Совместный поиск выхода из сложных ситуаций.
3 Блок – «Тайны нашей души» – тренинг уверенности с использованием креативной и телесно ориентированной терапии.

1 блок – около 10 занятий.
1. Знакомство, представление себя, характеристика членов семьи и своего ребенка (с применением психологических игр)
2. Исследование проблематики семьи с помощью проективных методик (ДДИ, «Моя семья в образе животных», «Чтобы я хотела выбросить из своей жизни», «Моя жизнь через 5 лет», «Самое счастливое событие» и др.)
3. Формирование образа «желаемой» жизни (песочная терапия) – Построение из песка и фигурок «картин», их обсуждение и выявление позитивных жизнеутверждающих и созидательных тенденций.

2 блок – количество занятий от 5 до 10. «Ответы на вопросы» – тренинг ситуаций. Анализ и проигрывание моделей и способов поведения в конкретных ситуациях с использованием приемов психодраммы, гештальт-терапии.
4 блок «Тайны нашей души» – тренинг уверенности.

Количество занятий – 10.
Усиление внутренней уверенности в себе, в своих силах снятие мышечного напряжения.
Максим Водянников ( Пользователь )
Сасибо, «Ласточка»!
Настоящая терапия!
С уважением, Водянников М.Г., г. Омск

footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+