Личный кабинет

Доклад: «Экзистенциальная педагогика на уроках искусства»

(сопереживание и сотворчество как способ развития диалогичного восприятия мира)
Елена Тарасова ( Пользователь )
Тарасова Е. Г.,
доцент кафедры гуманитарных и
социально-экономических дициплин ТОИПКРО,
учитель музыки и МХК СОШ № 32 г. Тамбова

Сегодня доказано учеными, насколько состояние всей планеты напрямую зависит от уровня духовности людей. Негативная информация, выбрасываемая человеком в атмосферу в словах, отрицательных эмоциях, действиях и т.п. также сильно отравляет экологию всей планеты, как и вещественное загрязнение. Очищение мира от бездуховности сегодня является первостепенной задачей каждого человека. А начать этот процесс необходимо с развития эмпатии, основанной на диалогичности мировосприятия, с постоянного диалога человека с искусством, бытия в контексте искусства и по законам искусства…

«Истина должна быть пережита, а не преподана»
Г. Гессе
Современная педагогическая наука представляет идеалом человека третьего тысячелетия свободную от конформизма, креативную, полностью самоактуализировавшуюся личность, и, следовательно, необходим переход от знаниецентрической к культуросообразной школе (учить нужно не столько знаниям, но ценностям и нормам: они, воплощенные в произведениях искусства – основа культуры) и совершенно иные модели обучения и воспитания. Таких моделей сейчас появилось великое множество. В них провозглашаются ориентиры современного образования и воспитания: духовность, искусство, самосовершенствование, мораль. Тогда почему, спустя некоторое время, по прошествии очередного эксперимента, мы ужасаемся тем социальным ситуациям, которые нас окружают? Как страшно для человека если он с течением времени скажет о себе словами Антуана де Сент-Экзюпери: «Глина, из которой ты вылеплен, высохла и огрубела, и теперь уже никто не узнает художника и музыканта, жившего в тебе когда-то!». Мы ушли в бытовизм, и чем реальнее изображает искусство действительность, тем оно популярнее, а ведь искусство – «это общественная техника чувств», кроме того искусство учит опыту общественных отношений. В идеале опыт ценностных отношений должен проходить следующие уровни формирования:
«вот пример добра и зла»,
«я делаю добро в этом мире»,
«несу любовь людям»,
«сочувствую и сопереживаю боли»,
«не пройду мимо страдающего»,
«отдам жизнь за людей».
Ведь именно в этих «простых» чувствах, в их деятельностном воплощении заключена основная человеческая заслуга, миссия, идея и отличие человеческой души.
Зная, что искусство есть тончайшее и точнейшее «пособие» по воспитанию потенциального человека, что же главное, важное, мы упускаем из виду, работая с детьми и взрослыми?! Еще Ф. М. Достоевский говорил, что «Красота спасет мир». Говоря о красоте, он имел ввиду вовсе не эстетическую категорию, а нравственную, моральную. Он говорил прежде всего о сострадании человеческом, и ни о чем другом. Т. е. Достоевский рассуждал вполне в русле современной мировой гуманистической традиции и педагогики экзистенциализма, так как основное внимание в экзистенциальных концепциях воспитания уделяется отдельной личности, анализу её внутреннего мира, определяющего характер всех поступков и действий человека, его моральный выбор. Помочь человеку сделать моральный выбор, обосновать его – одна из центральных задач научной методологии воспитания. Идеи Достоевского созвучны мыслям немецкого философа и педагога О. Ф. Больнова, говорившего о трех фундаментальных добродетелях – доброте, надежде, благодарности, «которые во всех этических и политических системах составляют необходимое основание человеческой жизни» и должны формироваться эстетическим воспитанием. И именно в этом смысле слова о Красоте в романе «Бесы» получают свое логическое завершение: «Некрасивость (т.е. злоба, равнодушие, эгоизм) убьет»…
Поэтому, продолжая свою мысль о Красоте, он и писал в романе «Идиот», что сострадание – это главный, а может быть, единственный закон для бытия человечества.
Сострадание, сочувствие (мы все мечтаем, чтобы ребенок вырос таким, особенно по отношению к нам, взрослым), а может быть, совестливость, любовь к людям, стремление к красоте? Тогда «совесть – это стремление к правде. А любовь к людям – это добро. Правда, добро… Стремление к красоте… - это и есть духовное развитие человека». В философии принято выделять в духовной жизни познавательную деятельность (т.е. связанную с истиной, правдой), этическую (связанную с добром и злом) и эстетическую. Когда мы говорим о «духовности», «духовном развитии учащихся», сами до конца не понимая, говорим о великом человеческом стремлении к бесконечному – к правде, добру и красоте. Никогда, ни в какой день никто не скажет: «Все, достаточно, теперь можно обойтись без добра и красоты». Правда (истина), добро и красота определяют наш труд и все наши поступки. Тогда любая педагогическая модель, отвечающая на вопросы: что, зачем (для чего) и как, может быть рассмотрена так:
ПредметЦельКачество Что делает человек? – истинное или ложное.Для чего он делает? – для добра или зла.Как он делает? – красиво или некрасиво. ИстинаДоброКрасота

Тремя этими понятиями можно довольно точно оценить любое дело, любой поступок, любую идею, любое произведение рук человеческих.
Есть ли эти чувственные добродетели в искусстве?! Сочувствие и сострадание (чувственная основа) возникают из непосредственного человеческого общения, а музыка, как известно, рождается, строится на непосредственной чувственной основе. Причем мелодика, составляющая одно из оснований музыки, строится на обобщении звукового, интонационного фона, где интонация человеческой речи играет ведущую роль. Художественный образ не передает точную понятийную информацию, а обладает высокой степенью художественного обобщения, тонко выражает одновременно и «состояние мира», и «состояние человека». То самое духовное начало, которое, по сути, было отодвинуто глубоко назад в нашем общественном сознании в силу «пансоциализации» нашего бытия в последние полстолетия, теперь начинает реабилитироваться. Но духовность не передается образованием (как жалко, что законам доброты нельзя по книжкам научиться в школе!), чтение книг, слушание музыки, даже классической, еще не является духовным развитием. В старину так и говорили: «Имей дух и умей возбудить его в детях». Духовная жизнь – это собственное стремление к правде, добру, красоте, переживание (соучастие) этого стремления. В произведениях искусства, в общении с учителем, с духовно развитыми людьми ребенок ищет собеседника, союзника, соавтора своего духовного становления. А коль скоро духовность – это «обращенность человека к высшим ценностям – к идеалу, как сознательное стремление усовершенствовать себя, то следовательно учитель должен постоянно самосовершенствоваться, что начинается с осмысления себя и своего места в мире».
Лозунг, прозвучавший недавно в одной из российских газет: «Судьба России в руках учителя», не является преувеличением. Воспитанники впитывают в себя не только знания, которые им передаются, но и Личность наставника. Закрепление «духовного образа» учителя в памяти его учеников может стать весомым фактором, определяющим их самосознание. Любой учитель должен исполнять роль лидера, но лидерство учителя музыки особенно ярко проявляется в силе его духа, способности вести за собой, ведь он является носителем и транслятором духовных ценностей, запечатленных в мировом и отечественном наследии художественного (музыкального) искусства.
Какая же ответственность лежит на плечах людей, творящих и изучающих, «объясняющих» искусство, ведь они знают нечто сокровенное, самое глубокое о нем и о жизни. Осознавая эту ответственность, каждый раз, идя на урок к детям, нужно помнить, какую идею несем в неокрепшие детские души, какую ценность, нравственную категорию выведет для себя вверенная нам общность маленьких людей. Кажущаяся легкость, с которой ведется урок, забирает огромное количество сил и нервной энергии, ведь мало знать, о чем ты поведешь разговор и как ты его поведешь, - надо знать, во имя чего решил ты его провести. «Есть в музыке особое качество, - писал Д. Б. Кабалевский, - которое отличает её от всех других искусств: способность вести одновременно любое число людей по одному руслу, оставляя в тоже время каждому возможность найти в этом русле самого себя, пережить нечто особенно ему близкое». Действительно, обеспечить индивидуальное в рамках общего – это естественное предназначение искусства, его природа. Благодаря этому оно и есть «общественная техника чувства» (Л. С. Выготский).
Но «предуказанное русло…» – что это за путь? Конечно, мы знаем, что сам «путь» – это процесс развертывания в музыкальном произведении какого-то жизненно важного для человека и человечества в целом смысла. Музыка всегда готова развернуть важные жизненные смыслы процессуально, организовать эмоциональное мышление человека. Но как этот процесс организуется? Складывается ли он из картинок-частиц или это свет, по которому мы пойдем с учениками, сияет нам уже в самом начале?
«Основное предназначение уроков музыки – вызвать у школьников сопереживание тому, что звучит в музыке…». Это один из «краеугольных камней» методики. Эстетическое переживание не заканчивается на последнем аккорде произведения, оно продолжает жить и воздействовать на душу и сознание как внутренняя сила света, совести, правды.
«Моцарт (Бетховен, Чайковский, Пушкин и т. д.) – гений! Он так написал, и что тут оспаривать и искать? Слушайте (читайте, смотрите) и наслаждайтесь…. А затем… скажите, что понравилось?!» – это часто слышим от учителей гуманитарных дисциплин (музыки). Но чем должен школьник наслаждаться: просто звучанием или красотой отношений, поступков, души героев произведения? Мы анализируем произведение, разрезая его на куски, и при этом теряем что-то важное, ведь начинает главенствовать логика, а не идея автора, его переживания или сопереживание (со-проживание) герою. Тогда что важнее в уроке: понимание произведения или жизни? Учитель не популяризатор чьих-то проблем, идей, открытий, а творец собственных, пусть незначительных, спорных, но непременно собственных. С них-то творческая личность и начинается, а растет по мере углубления этого процесса. В идеале необходимо соединить стилистику и совестливость (анализ и синтез произведения искусства можно позволять себе когда ты уже состоялся как личность), красоту искусства и красоту души, видеть в искусстве и полезное и прекрасное. Детям теоретически доказывать ничего не приходится: у них слышит душа, искренне видит и чувствует сердце, - они чувствуют не сиюминутные, мелкие переживания, а проживают идею автора, которая «стоит» за звучанием, т. е. урок должен стать человекоформирующим. Такие уроки подразумевают импровизацию, т. к. невозможно просчитать, как сложится общение с классом. Импровизация подразумевает полифонию, т. е. работу в классе всех без исключения, а у каждого свое видение и чувствование мира (жизни) и произведения. Но так как учитель ведет линию урока, то все участники процесса включаются в со-импровизацию:
-бирает урок
-единяет вкусы и пристрастия
-обща решает проблемы жизни
Учитель СО
-участие в уроке и в жизни
-звучие голосов в уроке
-переживание герою и ученику


В основе со-импровизации лежит экспромт, раскованный, непринужденный, допускающий не только находки, но и просчеты, ибо одно без другого (закон диалектики) невозможно. Чтобы со-импровизация удалась, необходимо найти ключевую интонацию (деталь) произведения:

Урокискусства ТемаОтбор знаний ИскусствоУчитель:- предметник- врач- художникУченик ИнтонацияДеталь Метод духовного контакта: любитьпониматьприниматьсострадатьпомогать

Доминанта урока – общение (метод духовного контакта через 5 глаголов) + 3 ипостаси любого учителя: предметник, врач, художник. При таком структурировании урока очень важен «эффект удивления», неожиданности (А. Бородин – композитор и химик, «руки» С. В. Рахманинова и т. п.), эмоционального потрясения, тогда художественные эмоции возникнут как переживание общечеловеческого (ребенок уйдет с урока с противоречием между собой нынешним и собой будущим).
Кроме того, учитель музыки владеет уникальным явлением в мировой практике музыкального образования детей – интонационно-стилевой концепцией Д. Б. Кабалевского. Ведь процесс сопереживания и сотворчества, а, следовательно, ѕ духовного становления, основан на интонационном подходе в искусстве. «Сопереживание выражает специфически эмоциональное отношение к героям произведений и подразумевает разные градации сочувствия им, сопряженного часто с взволнованным сораздумьем. Сопереживание словно отстраняет человека от себя, осуществляет процесс вживания в Другого. Сотворчество, наоборот, держит человека на позиции отстранения от Другого, не дает «покинуть себя». Борьба этих двух явлений включает человека в процесс саморазвития».
Итак, искусство напрямую обращено к проблемам отношения человека к миру, проблемам со-понимания, со-переживания и сострадания… Но если гуманитарные науки будут решать их на уровне логики, стремясь к точному знанию, то мы потеряем главное – духовность жизни и искусства. Мы наблюдаем печальное явление – дети перестают читать, еще более тревожное – их никто не учит смотреть визуальные искусства, осваивать их язык, чтобы уметь пользоваться этой информацией. А если учесть, что нестабильное, трагическое социальное состояние современного бытия трансформирует, болезненно искажает самые светлые, идеально-возвышенные, прекрасные стороны жизни, то ситуация покажется безисходной…
Можно ли научить человека счастью? Можно, – убежден художник, мастер педагог Б. Неменский, объясняя, что у подлинного счастья две стороны – счастье человеческого общения, взаимопонимания, сопереживания и счастье творческого труда, а способности к обеим сторонам счастья формирует искусство.
«Формула счастья»

чувствие
переживание
участие
Учитель + ученик = СО гласие
звучие
дружество
творчество
Сегодня доказано учеными, насколько состояние всей планеты напрямую зависит от уровня духовности людей. Негативная информация, выбрасываемая человеком в атмосферу в словах, отрицательных эмоциях, действиях и т.п. также сильно отравляет экологию всей планеты, как и вещественное загрязнение. Очищение мира от бездуховности сегодня является первостепенной задачей каждого человека. А начать этот процесс необходимо с развития эмпатии, основанной на диалогичности мировосприятия, с постоянного диалога человека с искусством, бытия в контексте искусства и по законам искусства…


Литература
1. Ильин Е. Н. Герои нашего урока. – М., 1991. – 288 с.
2. Юсов Ю. П. Взаимосвязь культурогенных факторов в формировании современного художественного мышления учителя образовательной области «Искусства». – М., 2004. – 253 с.
3. Соловейчик С. Педагогика для всех. – М., 2000. – 496 с.
4. Кабалевский Д. Б. Педагогические размышления: избранные статьи и доклады. – М., 1986. – 192 с.
5. Неменский Б. М. Мудрость красоты: О проблемах эстетического воспитания: Кн. для учителя. – М., 1987. – 255 с.
6. Bolnow O. F. Einfache Sittlichkeit. – Gottingen, 1974.

footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+