Личный кабинет

ГНУС (курс паразитологии на школе)

Vasili ( Пользователь )
ГНУС
или курс школьной паразитологии.

Хорошие у нас законы…. Нет-нет, я вовсе не иронизирую. Начнёшь читать закон – сердце радуется, так всё умно, с попечением о деле, с заботой о людях. Вот только исполнение этих славных актов законотворчества, м-м-м…, как бы это помягче сказать, «оставляет желать лучшего». В общем, всё по Виктору Степановичу «Хотели как лучше, а вышло…».
Возьмём образование. Что только для него в последние годы не делалось! И денег дали – немеряно, и научные кадры бросили – можно было бы вторую научно-техническую революцию провернуть, и национальный проект запускали, а всё не в коня корм, результат так себе, корявый какой-то.
Сейчас все кому не лень ратуют за качество образования. Знакомо. Была, помнится, в СССР такая «пятилетка качества». Каково же реальное качество сегодняшнего школьного обучения? Если верить отчётам, успеваемость по России, практически 100% (двоек нет), а учеников занимающихся без троек (так называемое «качество») около 40%. А что в действительности?
В феврале 2009 МЦКО провёл очередную проверку качества знаний. Даже официальные данные по Москве не радуют:
• Чтение 4 класс – 13% двоек,
• Химия 9 класс – 26%,
• Физика 9 класс – 24%,
• Русский язык 9 класс – 10%. И т.д.
Это средние показатели. Как проходят подобные проверки, я знаю не понаслышке. Если они проводится в присутствии строгого наблюдателя, пресекающего попытки фальсификации, результат один, если наблюдатель «либеральный», то заскочивший на минутку в класс учитель попросту диктует правильные ответы, а результат, как вы понимаете, получается совершенно иной.
Вот и в этой проверке по отдельным школам результаты варьируются от 0% двоек (либерал) до 80% (строгий). Так что, если вас интересует реальная, а не виртуальная картина, смело берите середину. В общем, как не крути, а получается, что 40-50% школьников являются неуспевающими. Каждый второй!
Эта катастрофическая цифра подтверждается и личными впечатлениями учителей, все они в один голос говорят: «Из всех учащихся школы учится только каждый второй, а то и меньше».
Может, быть так было всегда?
Статистика утверждает, что успеваемость в школах 30 лет назад была на уровне 97%. Статистика, конечно, привирает, но не сильно. Многие из нас сами учились именно в то время и по личным впечатлениям могут сказать, что обычно в классе (25-30 человек) было 1-2 двоечника, т.е. 3% - 8%.
Сейчас все отчёты провозглашают 100%. А в действительности? Сами ученики, совершенно спокойно заявляя, что в их классе учится 1-2 человека! Зеркальная симметрия ситуации 30-летней давности, право стало лево и наоборот. Успеваемость – 3-8%.
Вот вам и качество.
Откуда же эти пресловутые 100% успеваемости? Всё примитивно, учителям запрещено ставить двойки. Нет, официально такого распоряжения никто отдать не рискнул. Но это и ни к чему. Просто созданы такие условия, когда для учителя поставить двойку значит самому себя высечь. Ну, садисты в школе изредка попадаются, а вот мазохистов я не встречал.
Кстати, «пятилетка качества» в СССР была объявлена на период с 1986 по 1990г.г., и качество тогда достигалось примерно такими же методами. По её окончании развалилась и промышленность и сама страна.
Какие-то грустные аналогии напрашиваются. Не правда ли?
Нет, в бумажках всё распрекрасно: конференции, форумы, инновации, экспериментальные площадки, «Учитель Года», «Премия Президента»…, но вот на детишек, для которых это всё вроде бы и делается, как-то оно странно подействовало. ЕГЭ-2008 это наглядно продемонстрировал: 25% двоек по математике и 10% по русскому языку.
Интересное кино получилось. По все отчётам неуспевающих в школе нет, двоечники исчезли как явление, а около 30% выпускников вместо аттестата должны были бы получить справку! Катастрофа! Хорошо, что в то время действовал закон «2+1», т.е. получившим на ЕГЭ «2» попросту прибавляли балл и выдавали аттестат.
ЕГЭ-2009 показал, как сказку сделать былью. Процент неуспевающих выпускников снизился сразу в 5 раз и гордо остановился у отметки 6%! Впору трубить о педагогическом чуде. Песталоцци попросту отдыхает! В чём дело? Простая подтасовка.
Вообще-то, тесты для школы отнюдь не новость. Я, например, активно применял их в 80-х г.г. Но отметку «3» я ставил только в том случае, когда выполнено, как минимум, 50% заданий. В этом году Рособрнадзор установил нижние планки по предметам где-то на уровне плинтуса, если не ниже: английский – 20, математика – 21,… строже всего оценивали обществознание – 39 баллов из 100. Как же сдали? Средний результат по России 53балла.
Если придерживаться критериев старой советской школы (тройка, начиная с 50%), то половину предметов Россия завалила, а другую сдала на «дохлую тройку». Провал привычно назвали успехом, а мухлёж объяснили высшими политическими соображениями: заботой о детях и опасением взрыва социального недовольства. Впрочем, словосочетание «политические соображения», мы давно привыкли воспринимать как синоним глупости, провала или воровства.
Критиковать ЕГЭ сегодня считается хорошим тоном.
Но сам по себе он ничуть не лучше и не хуже старой системы выпускных и вступительных экзаменов. Старая система прекрасно работала, пока экзамены проводились честно, но затем, пораженная разложением, трансформировалась в уродливого монстра, фальшивого и продажного, торгующего отметками, медалями и местами в ВУЗах. Во всяком случае, реальные знания детей она не отражала никак. Например, самый большой процент золотых медалистов, традиционно оккупирующих бюджетные места наиболее престижных ВУЗов, шел из республик северного Кавказа.
ЕГЭ, на сегодняшний день, безусловно, более объективен. Хотя, самый большой процент получивших высшие 100 баллов, конечно же,… да, да вы угадали, из республик северного Кавказа.
Июньская волна ЕГЭ-2009 сопровождалась скандалами и скандальчиками. По рассказам детей, почти нигде не запрещали пользоваться мобильными телефонами, часто откровенно подсказывали.
Кто и почему? Элементарно.
Организация ЕГЭ была поручена управлениям округов, он проводился в помещениях школ, при этом учащиеся этой школы, должны были сдавать экзамен в другой этого же округа. Директора попросту договаривались между собою о «взаимовыручке». Ведь за тех, кто не сдаст обязательные предметы, выволочка грозила быть нешуточной. Ну, а так как комиссии принимающие ЕГЭ создавались из учителей этого же округа, дальше всё было достаточно просто.
Были и другие «технологии». Знакомая учительница физики во время соответствующего ЕГЭ получала смс-ки с вопросами тестов от своих самых отпетых двоечников, выбравших на её несчастье экзамен по физике. И…, посылала им правильные ответы. Мой вопрос, зачем она это делала, вызвал у неё искренне изумление. «А как же иначе, ведь за их двойки и мне и школе достанется».
Всё это выплеснулось и в Интернет, и в личные разговоры.
ЕГЭ обречён. Он отдан на откуп людям, кровно заинтересованным в его провале. Чиновники от образования, чьё благополучие напрямую зависит от липовых отчётов, лягут костьми, но не дадут прорваться наружу страшной картине неэффективности их деятельности. Ещё во время ЕГЭ-2008 давались устные распоряжения «Двоек быть не должно», и на пункты приёма экзаменов тайком командировались соответствующие учителя, чтобы желаемое стало действительностью.
Его постараются «зарыть» учителя, которых сначала лишили возможности объективно оценивать работу учащихся, заставляя ставить тройки тем, кто ничего не знает, а потом взялись оценивать самих по знаниям этих, избалованных всепрощением, оболтусов.
Это тем более обидно, что на сегодняшний день, ЕГЭ – единственное, что могло бы спасти школу. В этом году впервые я увидел тень сомнения в глазах детей, развращённых обязательной тройкой. Впервые они засомневались в том, что непременно получат аттестаты и поступят в ВУЗы, впервые они сделали вялые, запоздалые попытки хоть что-нибудь выучить. Их было искренне жаль, и мы им помогали, как могли. Но я был уверен, что часть из них всё равно не преодолеют обязательные экзамены, уж больно убоги были их знания.
Но двоек не было. Все получили аттестаты и все поступили в ВУЗы. Теперь с ними будут мучиться другие.
ЕГЭ ничего не изменил. Скоро он погибнет вовсе. Его купят за недорого. Сначала это тройка, чтобы не ругали, потом, высокий балл, потому что заплатили.
Это уже есть. В организме ЕГЭ вирус коррупции был ещё в момент зарождения, его разложение – вопрос времени.

Сейчас, конечно, кризис, но грех жаловаться, система образования финансируется исправно. Особенно с новой системой оплаты.
Буквально на днях слышу по радио, что во время поездки премьера в регионы его искренне поблагодарили директора школ за заботу, компьютеры…. и новые оклады … в 14000 рублей. Здорово, конечно, но ведь это около 300 евро! Это где-то очень далеко за европейской чертой нищеты. (Австрийский учитель, например, получает где-то 3- 4,5 тыс. евро, а пенсия его 80% от оклада, немецкий учитель – госслужащий со 100% пенсией). А если вспомнить, что у нас в регионах учителя получают и по 3-4 тысячи рублей, а 6000 считается хорошей, завидной зарплатой, то становится жутко. Это вообще 70 – 90 – 130 евро в месяц….
Как вы думаете, на них можно прожить? Прокормить ребёнка? А, ведь, живут!
Но, как же так?! Ведь на образование ежегодно выделяется весьма значительная, да ещё и постоянно растущая сумма. Куда уходят эти деньги?
Есть такое понятие: «непроизводственные расходы». В нашем случае, это расходы, не связанные с обучением детей.
Много ли чиновников кормится от школы? Это тайна, охраняемая не хуже шифров ядерного чемоданчика. Скорее всего, ни министр, ни президент, не имеют представления об их истинной численности. Уж больно хорошо они маскируются.
Попробуем оценить масштабы, хотя бы в рамках Москвы. Возьмём нижнее звено. На сайте Западного управления представлены 5 работников окружного методического центра, в списке, разосланном по школам – 60 человек, объединённых в 10 лабораторий! Это что, центр научной мысли общероссийского масштаба? Нет, всего лишь методический центр, задачей которого должна быть помощь школам в организации обучения.
На сайте Северного управления – 32 работника управления, а на стене, при входе, возле охранника – 5 или 6 листков формата А-4, убористо заполненных фамилиями и телефонами. Сколько их? Бог весть. Во всяком случае, на странице помещается 50 строк. Получается, две-три сотни. Бухгалтеры, инженеры, юристы, психологи, чиновники…. Округов в Москве – десять. Городские структуры…. Будем считать? Нет, пожалуй.
Число чиновников можно оценить и через масштабы их деятельности.
Возьмём из Интернета план работы одного из округов Москвы за прошлый год и ткнём пальцем наугад: Западный округ, 23-27 марта 2009г.
Только для работников школ 23 мероприятия за пятьдней: семинары, круглые столы, совещания и прочая, по плану на них должны присутствовать 1575 человек!
Если вы знакомы с четырьмя действиями арифметики, то легко сосчитаете, что если эти данные умножить на количество рабочих недель и на десять округов Москвы, то 1600 работников школ вместо того, чтобы учить детей, весь учебный год безвылазно сидят на совещаниях!!!! Это педсостав 30 – 40 школ!!!
Заглянем на другие сайты:
План работы методического центра Восточного округа на сентябрь с.г.– более 300 пунктов и два приложения. План работы северо-восточного управления на сентябрь с.г. – 37 страниц перечня мероприятий. На месяц около 200. Ещё?
О том какую бумажную цунами породил этот легион чиновников, нужно рассказывать в отдельной статье.
Учителям тривиально мешают работать.
Впрочем, и детям учиться особо не дают.
В этом же плане на неделю Западного округа предусмотрено 6 мероприятий для детей, с присутствием по плану 1300 человек! Всё это в учебное время.
Олимпиады, конкурсы, марафоны, конференции, проекты, спортивные соревнования….. Учиться просто некогда.
Чего стоит одна программа «Зритель»!! Правительство Москвы организует огромное количество спортивных соревнований самого различного уровня. Вот только не идёт на эти соревнования зритель, ну совершенно. Чтобы трибуны не оставались позорно-пустыми в школы спускается план посещения (обязательный к исполнению), бесплатно выделяются бесплатные билеты (оплаченные бюджетом), и тысячи школьников с сотнями учителей исполняют тупую роль массовки. А ведь соревнования заканчиваются поздно вечером, дети не учатся, учителя получают отгулы…. Сколько это стоит, кто бы смог посчитать?
Ещё одна статья расходов – повышение квалификации. То, что происходит в этой области, вообще давно вышло не только за рамки разумного, но и даже реального, поражая своей бессмысленной масштабностью.
В Москве повышением квалификации работников школы занимается МИОО. Перечень его курсов - это около 500 страниц убористого электронного текста. Его даже перестали публиковать (чересчур пугающие получаются фолианты), просто рассылают по электронке. На каждой странице, в среднем – 5 групп, в каждой группе должно быть 30-40 слушателей. Перемножьте. Система должна ежегодно охватывать до 100000 человек! И на бумаге она охватывает! Практически все группы «функционируют»: на занятиях присутствует редко более 10 человек, но удостоверение получают все 30-40.
Но и это не всё. Шустрые «усовершенствователи» давно «пошли в народ». Курсы открываются прямо в школах, туда записываются все учителя этой школы, ведутся занятия, выдаются удостоверения, дипломы…. Получается, что ВСЕ учителя Москвы, кроме работы постоянно учатся на курсах.
Курсы повышения квалификации учитель должен проходить раз в пять, и поверьте, никто не стремится делать это чаще. Да и не делает.
Очередная развесистая клюква, высасывающая огромные бюджетные средства.
А конкурсы! Когда-то мы с замиранием сердца следили за перипетиями конкурса «Учитель Года». Прошло то время, сейчас от вопроса «Кто хочет принять участие в конкурсе…», учителей начинает трясти. В конкурсы сейчас загоняют в приказном порядке, заманивают обещанием премий, грантов, разрядов и почётных званий. Всё это можно получить только за участие в этих мероприятиях. Сколько теперь конкурсов, невозможно подсчитать даже приблизительно. Хотите варианты? Пожалуйста! Пять конкурсов и экспериментальная площадка по пожарной безопасности! Конкурс «Я в косынке родилась» (О чём речь понять не реально.). Кому интересно - загляните в планы работы округов, поразитесь их размаху.
И, одновременно, происходит выхолащивание самой идеи конкурса. Всё предельно бюрократизируется. Чтобы принять участие в конкурсе на Грант Правительства Москвы, нужно оформить кучу бумажек. На конкурсы сейчас идут те, у кого не очень-то получается обучение детей, зато прекрасно – написание бумажек.
А уж абсурдней всего выглядит вздувшийся за последние 5-7 лет на теле школы пузырь псевдонаучной работы. Откуда на школы свалился этот кошмар - не знаю.
Количество открытых экспериментальных площадок разного уровня невозможно даже оценить, у директоров школ появились замы по научно-экспериментальной работе (!), на тощей школьной ниве пасутся тысячи кандидатов и докторов из не финансируемых, за ненадобностью НИИ. Суть работы учителя топится в красивых, заумных словах. Начётничество и фарисейство. Какие суммы из казны уходят в песок пустых слов? И снова: бумаги, отчёты, конференции, бумаги…. Но, самое страшное, то, что чем больше в школе этакой наукообразной деятельности, тем более передовой она считается.
Школа – не промышленное предприятие, в ней невозможен технологический процесс, школа – не лаборатория, не исследовательское учреждение, в ней опасно экспериментаторство, хотя работа учителя – постоянный поиск и эксперимент.
В приватных беседах с представителями педагогической науки не раз задавал им один и тот же вопрос: «Неужели вы действительно считаете педагогику наукой?» Ни один из них не ответил – «да».
Педагогику нельзя считать наукой аналогичной физике или химии, по своей сути она ближе к искусствоведению. Педагогика – это область искусства и межличностных отношений. За последние две-три тысячи лет, в этих областях ничего не изменилось.
Сижу на очередном бессмысленном общегородском мероприятии, гордо именуемым паучно-практической конференцией. Кто-то из нашего руководящего тандема неосторожно бросил с трибуны идею о создании «Школ генеральных конструкторов». Не успело ещё отзвучать эхо этих слов, как северно-западный округ рапортует о выполнении. Пытаюсь вникнуть понять суть. Постепенно начинаю понимать, что речь идёт о работе обычного авиамодельного кружка, знакомого мне по собственной далёкой школьной юности. Это и есть наука? Эксперимент?
В критерии оценки качества работы школы и учителя внесён пункт о наличии и количестве публикаций. Школы-победители заявляют в отчётах более 50 печатных работ в год. Это либо липа, либо оплаченные самими авторами никому не нужные сочинения, написанные исключительно ради отчёта. Килограммы окружных и городских сборников, материалов никому не известных конференций. Авторы пишут, платят за публикации и сами потребляют опубликованное. Издатели счастливы, подобную халяву они не смогли бы даже вообразить. Делать не нужно ничего, только получай деньги. В каждом округе за прошедший учебный год заявлено о сотнях публикаций. Если всё это взять на веру, только работники школ Москвы за прошедший учебный год написали и опубликовали до 10000 работ!
Оставляю это без комментариев.

Чинить то, что и так работает – характерная черта всех постсоветских реформ. Не миновала этой участи и школа. Только и слышишь: «Реформа школы, реформа школы…».
Что же удалось изменить? На днях вспоминал время, когда сам начинал работать учителем и задумался, а изменилось ли что-либо существенное в работе учителя за последнюю четверть века? Нет, не изменилось. На работе разговорился с учительницей, чей педагогический стаж перевалил за 50 лет. Нет, говорит, всё то же самое, так, мелочи поменялись. Дури стало больше и бумажек.
А ведь, действительно, ничего из того, что «впаривали» школе реформаторы, не прижилось. Даже содержание предметов, кроме истории, практически не изменилось.
Сейчас, как великое достижение, преподносится профильное обучение. Что это такое? Десять лет назад стало ясно, что школьную программу дети не усваивают, да и усвоить не могут. И тогда решили организовать обучение следующим образом. Два предмета ученик изучает на профильном уровне (в объёме нормальной программы). Остальные – на ознакомительном, кроме русского языка, обязательного в полном объёме для всех (позже, к нему добавили и математику).
Идея хорошая, но она требовала выделения профильной школы (10-11классы) в самостоятельное учреждение, которое могло сформировать достаточное количество классов с любыми комбинациями профильных предметов. Но это показалось чересчур хлопотным, и обязанность открыть профильные классы попросту повесили на школы. Но смешанная школа, в которой учатся с 1 по 11 классы, может открыть один – два профильных класса. В эти классы и идут все её выпускники по самым разным причинам. Подавляющему большинству эти профили и не нужны вовсе, т.к. к концу 9-го класса (моменту выбора профиля), они даже не представляют что им будет нужно, другие не хотят уходить из родной школы, третьи….
В этом году школу закончил первый выпуск, набранный в профильные классы. Чиновники трубят об успехе. Так ли это? Я попробовал сделать следующее: сравнил средний балл учащихся исторического профиля, сдававших ЕГЭ по физике с результатами учащихся физико-математического профиля. Оказалось, что историки физику сдали лучше самих физиков. Самое поразительное, что физики сдали обществознание лучше историков. Парадокс? Случайность? Не знаю, может быть, но что получилось - то получилось.
Сейчас снова реформируют образовательные стандарты. Для начальных классов их уже разработали. Самое поразительное, что в них нет содержания. Нет-нет, я не оговорился. Что именно должны выучит дети ими не определяется.
Они определяют требования к результатам, причём большинство результатов, по словам самих разработчиков, «отслеживаются, но не оцениваются». Что это такое, не понимает никто кроме разработчиков. Выпускник 4-го класса (по новым стандартам) не обязан знать таблицу умножения, или правописание «жи» и «ши», но он должен уметь делать проекты, презентации и выступать перед аудиторией.
Вот так, ни больше ни меньше.
Эти презентации и проекты, подменяющие тяжёлый труд учёбы на поверхностное «ознакомление», навязываются школам последние 18 лет. Они прекрасно согласуются с запретом на двойки и порождают неучей поколение за поколением. Они же в последнее время являются чуть ли не основным критерием успешности школы и учителя.
Последствия самые катастрофические.
Одна моя знакомая, связанная с нефтеперерабатывающим бизнесом, химик по образованию, рассказывала, как просвещала молодых топ-менеджеров их отрасли, отягощённых оксфордскими и другими подобными дипломами, втолковывая, что невозможно на время отключить несколько химических производств, а потом, когда кризис спадёт, включить снова. Менеджеры с глубоким изумлением узнали, что существуют законы химии, нарушить которые невозможно ни за какие деньги, потому что это – законы природы. А ведь это всё - часть обычной школьной программы. И таких примеров – масса.
Вчерашние безграмотные ученики губят промышленность, разваливают всё что можно, ведут Россию к гибели.
При переходе на новую систему оплаты, зарплата начинает напрямую зависеть от того, признают ли чиновники школу успешной. При созданной системе оценки эффективности работы школы (из 25 критериев качества обучения касается только два, остальное – участие в семинарах, олимпиадах, победы в спорт. соревнованиях….) Лучшими оказываются те школы, которые создают видимость успеха. Их директора награждаются, распространяют свой опыт…. Те, кто работает, начинают рассуждать: Кому это надо? Государству – нет, тогда зачем это мне? И начинают гнать халтуру, выбиваться в «лучшие». Что это как не целенаправленное уничтожение российской школы.
Складывается впечатление, что школа в России, осознанно и целенаправленно уничтожается. Вначале (в 90-х) её оставили без денег, кадровые потери были катастрофическими. В школе остались фанаты своего дела и те, больше ничего не умеет и не может научиться. На смену ушедшему слою активных профессионалов, пришли несостоявшиеся в новых условиях. Постепенно всё стабилизировалось, хотя и на более низком уровне. Выжила школа! Даже наметился некоторый рост. Тогда её стали разваливать изнутри: чиновничий беспредел, псевдо наука, извращение моральных основ учительской профессии (ложь отметок), вал бумаг, вал ненужной деятельности и, фактически, запрещение требовать от ученика качественной учёбы.
Нужны ли России грамотные люди? Чиновничьей России – нет!
Школе сегодня плохо. Её заедет гнус жадно рвущийся к бюджетным средствам, готовый освоить любые суммы. Её губят внутренние паразиты, сосущие соки её исхудалого тела, поразившие её мозг, извращающие её сознание. Её надо лечить.
Можно ли это сделать?. Конечно, можно, для этого лишь требуется политическая воля. Но это уже тема совершенно другой статьи.


footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+