Личный кабинет

За 10 часов годовой курс средней школы!?

Это не фантастика.
Александр Ульянов ( Пользователь )
Классики мировой педагогики.
За 10 часов годовой курс средней школы.
Скажете Фантастика!
Ничего подобного. Это происходит более 45 лет!
Передовая методика В.Ф. Шаталова и С.Н. Лысенковой.
Последние Народные учителя СССР.
Видеозаписи уроков на DVD

В.Ф. Шаталов: С.Н. Лысенкова:

Алгебра – 5-9 кл. 4 DVD Дошкольная подготовка:
Геометрия-1ч.-2ч. 3-4- DVD Математика - 3 DVD
Физика-1ч.-2ч. 4-5- DVD Грамматика - 6 DVD
Тригонометрия 4-DVD Младшие школьники 2-4 класс:
Астрономия 4-DVD Математика – 5 DVD
Семинар учителей 15-DVD Грамматика – 5 DVD
На кого рассчитаны такие ускоренные уроки?
Занятия действительно короткие, но не в ущерб качеству. Они закладывают хорошую основу предмета.
Видеозаписи уроков Шаталова и Лысенковой нужны:
1) инвалидам, которые не могут посещать школу,
2) спортсменам, которые нечасто посещают школы,
3) детям из отдаленных регионов, до которых не всегда доезжают учителя,
4) двоечникам, на которых преждевременно поставили клеймо неуспевающих,
5) отличникам, которые по «калькам» мастера обгоняют своих учителей,
6) обычным детям, которые не знают, лирики они или физики,
7) репетиторам, чтобы не иметь отбоя от клиентов,
8) учителям, чтобы дети не бежали к репетиторам,
9) родителям, чтобы не переплачивали тем и другим,
10) министрам образования, чтобы получать награды, вводя передовые методики,
11) президентам России, чтобы экономить миллиарды, обучая не 11 лет, а 8-9,
и вкладывать эти деньги в тоже образование.
“Педагогика” хромает на обе ноги, и она не знает, что она калека.
Если Вы хотите узнать больше, про самую лучшую методику, которую закупили 22 русскоязычные
зарубежные школы, звоните. У вас есть уникальная возможность, эти записи приобрести, от автора фильма.

Некоммерческий Фонд Центр Физической Культуры и Спорта “ ПРОФИ ”
Видеостудия “ ПРОФИ ” г. Ковров
Т.м. 8-920-622-12-93 8-915-757-12-77 Ulson2008@ya.ru ICQ 495564385
Александр Ульянов ( Пользователь )
Я автор фильмов О Народном учителе СССР С.Н. Лысенковой, Соавтор фильмов о В.Ф. Шаталове. Только у меня полная версия всех вильмов. Лучше в стране нет ничего.
Снято интервью С.Н. Лысенковой в июне, ей заданы вопросы, о методике и проблеммах в школе. подробно, что она делает и как, материал в работе. 28 учителей уже защитились на высшую категорию по этим методикам. 69 школ закупили фильмы, выбирать вам. можно по безналички. Вышлю всем нуждающимс . осенью планируется фильмы по русскому языку.
Александр Ульянов ( Пользователь )
Интервью Народного учителя СССР Шаталова В.Ф.

В свое время имя педагога-новатора Виктора Шаталова гремело на весь Советский Союз. Его уникальная методика произвела революцию в преподавании математики. Однако и ныне здравствующий Виктор Федорович считает, что новаторское наследие не вполне востребовано на Украине, где он начал восхождение к вершинам педагогики. Вот что специально для «ДК» рассказывает сам Шаталов:
- Моей методике полсотни лет от роду. Тринадцать лет я о ней ничего никому не говорил. Что-то находил, чем то дополнял, в чем то сомневался. И только в 1969 году решился поехать в Москву с докладом. Это целая эпопея, как я уезжал из Донецка.
Сначала я показал свой доклад секретарю райкома партии Николаю Цыпе. И он, человек мудрый, мне сказал: «Если отправите материалы через Институт усовершенствования учителей облоно в Министерство просвещения в Киев, то оттуда они попадут в НИИ педагогики CССР и там на каком-то этапе остановятся, их замкнут, потеряют. Если ехать в Москву, то они там, конечно, могут вас принять и отправить результат на Украину. Но в Киеве за нарушение субординации вас возненавидят». Как в воду глядел секретарь райкома…Приехав в Москву, я безызвестный для столицы учитель, с детективными приключениями пробился в самые высокие инстанции: и в Академию наук, и в Министерство образования, и в ЦК КПСС. Просто чудом мне удалось собрать двадцать три солидных ученых и прочесть им свой доклад. Они посовещались и единогласно приняли решение о начале эксперимента и бумагу соответствующую дали за подписью члена-корреспондента Академии наук СССР Николая Кадкина. С этой бумагой я направился в Киев. И там встретил полное противодействие. На совещание пришел весь НИИ педагогики: выслушали тот же доклад, с которым я ездил в Москву, и, как ни странно, единогласно в 60 голосов высказались против эксперимента. А просил я всего лишь позволить мне взять экспериментальный класс и пройти с ним за год программу всей средней школы. Это и математика, и физика, и еще несколько предметов. Мне отказали.
Вот один из ярких примеров предвзятого отношения. В Киев я привез мальчика. В одиннадцать лет он окончил изучение школьного курса физики. Поэтому я предложил: хотите видеть живое дело – поговорите с ребенком. Школьника расспросили, а потом с высокой трибуны заявили: «Мы послушали этого мальчика, он ответил на все наши вопросы, решил все задачи. И все же этот парень ущербный – он не разбирается в теории относительности Эйнштейна!»
У меня все в нутрии вскипело, захотелось крикнуть: «А сами вы в ней разбираетесь??»
Так случилось, что на том совещании был мой фронтовой друг Володя. Он-то и разъяснил, что происходит. Оказалось, директор НИИ всевозможными гримасами и жестами выражал недовольство, а подчиненные, глядя на него, чтобы не разгневать начальство, вели себя как надо. В НИИ ведь страшное сплетение связей. Сотрудники – люди зависимые, кто то хочет защищать диссертацию, кто то тянет аспиранта…А как же вам все-таки удалось опробовать новый метод преподавания?
В Киеве я нахально заявил, что эксперимент все равно проведу. Только НИИ потом будет стыдно. Вернулся в Донецк, зашел на кафедру педагогики в университет, где от меня отмахнулись, и я направился в школу рабочей молодежи №45. Тогда вечерние школы были солидными заведениями, там учились, серьезные люди, и посещаемость была и знания давались. Но проводить эксперимент с этими учениками я не мог. Обязательно бы нашелся кто то, кто сказал бы: «Да это же взрослые люди, они и без тебя научились». И я пошел искать школу, где мог потрудится в экспериментальном направлении. Мне нужен было разыскать директора, которого снимают с работы или переводят на другую, но он пока на месте, чтобы человека, который меня принял на работу, не наказали, ведь если узнают об эксперименте, руководителя снимут с работы.
Школа, по сути, сплошные баррикады. На урок тебя просто так не пустят, контрольную провести не дадут, только отчетность гонят. Так, было при советской власти, так увы и сейчас.
Тогда, в 1969 году, я все же нашел то, что искал, - школу №5 города Донецка. Ее директор Нина Игнатова приняла меня, а через десять дней ушла. Из трех восьмых классов у меня уже была группа детей, желающих изучать математику дополнительно. Двадцать четыре ученика – дети разных мам, от разных учителей. С ними за одну зиму необходимо было пройти программу восьмого, девятого, десятого классов. Занимались мы по четвергам и воскресениям. Я изо всех сил старался хотя бы месяц продержаться в школе, чтобы дети и родители осознали, что качество знаний повышается. Но учителя математики сразу после моих занятий были готовы рвать меня на куски, глотать и пуговицы выплевывать. Представьте простую вещь: если учитель приходит в класс, не зная предмета, то он все равно может спокойно вести урок, кроме него ведь темы не знает никто. А тут вдруг не в меру грамотные ученики начинают поправлять, исправлять ошибки, делать замечания - кому это понравится? Тогда надо или самому учителю уходить из школы, или изгонять виновника конфуза. И меня изгнали.
А еще до изгнания на уроки ко мне часто ходили преподаватели вузов, смотрели, что делает человек, который галопирующими темпами идет по математике. И я им предложил: «Ну зачем вам ходить ко мне, если мы и сами можем к вам прийти. Пробудем два-три дня, позанимаемся, больше не надо». Два- три дня там, два – три дня сям. Я устроил блуждающую группу.
Меня в школе нет. Коллектив успокоился. А то, что занятия идут своим чередом, никто не знает.
Да маленькая деталь: Киев, оказывается соглядатая присылал. Ему дали исчерпывающий ответ: дескать, Шаталова знаем, математик наш, работает в вечерней школе, никакого эксперимента не проводит, а то что грозился провести, так это все бравада. Киев успокоился… Очнулся, когда на глаза министру просвещения попали публикации о нашем эксперименте. НИИ педагогики моментально прислали в Донецк комиссию. Проверили знания, а потом расширенным составом эта комиссия принимала экзамены у моих детей за курс всей средней школы. Дети получили отличные оценки.
В новом учебном году мне обещали дать экспериментальный класс, но вновь начались козни. Министерский указ об открытии экспериментального класса я увидел лишь в сентябре, когда школы уже укомплектованы. И тем не менее, мне удалось устроиться на работу в тринадцатую школу, где для меня нашлась вакансия. Виктор Федорович, что из себя представляет ваша методика? Как выглядят занятия? За пятнадцать минут даю аудитории «скелет» предмета. Скажем, весь курс геометрии (определения, формулировки, теоремы). Потом исписываю доску чертежами, коротко объясняю их. Потом вручаю ученикам листы с вопросами и между нами идет диалог. На следующий день можно приступать к задачам по всему курсу геометрии. Это если очень коротко, в двух словах. Предлагал и предлагаю сократить срок обучения в школе. При пятидневной учебной неделе и ежедневных уроках физкультуры на изучение всех дисциплин хватит девяти лет. Десять не нужно, двенадцать – тем более. Представьте, если бы вся страна перешла на такое обучение, сколько денег было бы сэкономлено. Вот они деньги, которых так не хватает государству.
Я написал 43 книги. Там все есть. Более того, я щедро делился своими знаниями, через мои руки прошли сотни тысяч учителей. Вся страна. Сюда, в Донецк, приезжали по 500 физиков, по 500 математиков, я с ними работал по неделе. Здесь, в Донецке, под эгидой Министерства образования Украины на базе школы №5 с 1979 года работала лаборатория проблем интенсификации учебно-воспитательными филиалами в Донецкой области. В 1987 году она перешла под патронат НИИ Академии педагогических наук СССР, я был ее заведующим, небывалый случай – простой учитель занимает профессорскую должность. Но в 1991 году финансирование из Москвы прекратилось – и лаборатория тихо умерла. А перебираться из Донецка в какую-нибудь столицу вам никогда предлагали?
Предлагали много раз. Даже говорили, если дадите согласие, через два дня у ваших окон будет стоять машина с прицепом, на новом месте устроим с комфортом. Но я отказывался, я коренной дончанин, родился в Донецке, всю жизнь здесь прожил. Только во время войны на семь лет уходил. В 1944 году призвали в ряды Советской Армии и я оказался на Дальнем Востоке. Детей для ваших занятий вы выбрали особо? Детей никогда не выбирал, занимался со всеми: и с середнячками, и со слабенькими и с сильными. Среди тех школьников, которых я учил физике и математике, 64 кандидата наук и 12 докторов наук. Мне есть чем гордится. Со многими моими учениками мы по-прежнему встречаемся.
Два раза в год они приходят ко мне домой. Второго мая поздравляют меня с днем рождения, а 23 сентября мы отмечаем сентябринку – день, в который я впервые переступил порог ОШ № 13.
Был у меня и довольно интересный опыт преподавания математики в спецшколе в деревне Большие поля Сланцевского района Ленинградской области. Там в колонии для несовершеннолетних годичный курс седьмого класса 11 подростков прошли за три с половиной часа. Занимались по 15 минут в день после зарядке до завтрака и между ужином и кино. Импровизированной комиссии из 30 учителей экзамен был сдан на отлично.
Виктор Федорович, а как вы относитесь к реформам образования последнего времени?
Станки совершенствуются по линиям скорости и точности обработки деталей, лекарственные препараты – по линиям побочных реакций и статистике лечебной надежности, селекционное дело – по линиям урожайности и климатической устойчивости. Все эти параметры находятся в сферах объективного контроля и надежных экспериментальных сопоставлений.
И только система образования в отсутствие инспекционных срезов за последние 60 лет не могла завершить ни одну из многочисленных реформ доказательным анализом целесообразности насаждавшихся новшеств, циркулярных инструкций и программных реконструирований. Рухнула идея раздельного обучения образца 1943 года. Горечь огромных финансовых потерь осталась от попытки внедрения так называемого производственного обучения. Захлебнулась идея массового привода в школы детей-шестилеток. Неухоженными реликтами сохранились ныне одинокие интернаты от многочисленных государственных насаждений середины 60-х годов. Тихим кошмаром осталась в память учителей и абитуриентов трубадурная идея перевода цикла математических дисциплин на теорию множеств. Едва слышны сегодня марши 70-х годов о всесильности классов выравнивания и школ с продленным днем обучения. Оглушающей языковой и математической безграмотностью обернулись упразднения оценок за письменные работы по языкам и уничтожение тригонометрии как самостоятельного предмета. Ждут сегодня своего неизбежного краха принудительные насаждения 12 летнего обучения и 12 балльной системы учета знаний.
Имея огромный опыт работы, вы разделяете теорию, согласно которой люди бывают с гуманитарным складом ума и с математическим?
Всякие разглагольствования о физиках и лириках надуманы. Есть масса примеров, когда математики великолепно играли на музыкальных инструментах, пели, знали языки. Да и я ведь, не только математикой увлекаюсь, но и о литературе не забываю. Недавно написал книгу «Почему погиб Лермонтов», перевел на русский язык поэму Ивана Франко «Из ничего».
Действительно, обманывают ещё кое-где у нас порой. Есть два аргумента в защиту Шаталова. Невозможно 35 лет морочить головы инспекторам Минпроса и учителям со всего мира, которые сидели на каждом уроке!! ( до 40 человек ежедневно) К тому же можно взять кассеты домой под залог стоимости и после просмотра вернуть. До сих пор никто не возвращал. К моменту написанию материала вышло ещё несколько книг и фильмов, которые вы можете приобрести, позвонив по т. 8-920-622-15-93 или сделать заказ по электронной почте. Ulson2008@ya.ru
Ирина Попова “Донбасс” 2007г.
Александр Ульянов ( Пользователь )
Интервью Народного учителя СССР Лысенковой С.Н.


Учить маленьких надо в игре. Но только многие учителя, которые пытаются спуститься в младший, мало знакомый им возраст, неправильно понимают игру. Первоклассникам, например, они говорят: "От перестановки мест слагаемых сумма не изменится". А приходя к подготовишкам... они берут в руки Буратино и Мальвину, но что делают сказочные герои? Они говорят те же самые слова: От перестановки мест слагаемых сумма не изменится", Это не игра.
А вот уроки Софьи Николаевны очень плотно организованы, очень высокий темп - именно такой, какой бывает в настоящей игре. Её уроки для дошкольников и есть настоящая игра по правилам, в которую включен каждый маленький ученик.
Начинается все с управления, которое задает крючков. Но вот урок Лысенковой: движение вниз - раз, движение вверх- и. Учитель на доске, ученики -в тетради, Раз - и. раз - и. Ни замечаний, ни ходьбы по классу. "У тебя не так, ты съехал". - Некогда, учитель пишет на доске, дети в тетрадях: раз и, раз и. "Коля, веди". - И вот уже ритм классу задает не учитель, а ученик. Это интересно. Через минуту уже слышится: "А можно я буду вести?" - "Веди" - Один за другим ученики становятся ведущими. У Софьи Николаевны они будут совершенствовать эту роль на протяжении всей начальной школы. Она станет привычной. Сначала простое управление. Потом - комментированное -с объяснением всех встреченных по пути правил. Сначала самые смелые и сильные, а за ними все, потому что алгоритм игры ясен, много раз повторен другими.
За многие годы новаторского поиска на уроках Софьи Николаевны бывали многие учителя, ученые, методисты.
Открытие ее растащили по множеству методичек и учебников, жалко только, что никто не ссылается на автора, а часто неточно интерпретируют идеи, Софья Николаевна смеется над тем, как в некоторых методичках советуют учить писать, комментируя, но вместо четкого ритма: раз - и, раз – и - вниз, вверх, вниз, вверх, - появляются всякие: веду влево, веду вниз, веду вправо. Мелочь? Но вместо
помощи - помеха. Дошкольник не настолько бойко освоил право и лево, чтобы эти слова были для него беспрекословной командой. И вместо четкой ритмичной работы в классе шум и возня. Дети выясняют,
где право, где лево, кто-то сбился, отстал. В то время как цель управления по Лысенковой именно в том, чтобы никто от работы не отстал.
Управление идет на опорах, на поддержках. Опорные схемы Софья Николаевна разработала 45 лет назад, начала работать по ним в 1960-м году. На каждое важное правило, на каждый новый тип задачи, таблица-алгоритм, сухой остаток объяснения учителя, шпаргалка, по которой даже слабый ученик ответит. С опорой не страшно, с опорой не теряется время урока на вспоминание, раскачивание. Таблица - опора не только мысли, но и ритма урока. Опору никто не уберет, пока она нужна хоть кому-то в классе. Но кто-то смотрит на нее при каждом ответе, а кто-то давно отвечает сам, но каждый -точно и правильно» не надо тратить время на исправление и объяснение ошибок. Их нет. Только замялся, а Софья Николаевна уже ставит указку на опорную таблицу. И ответ вырывается. Ответ будет правильным, Никто не боится отвечать, никто не боится говорить. Вот и нет молчунов в классе. Есть привычка к правильным ответам, привычка к успеху. Никакого опыта неуспешности. Каждый успевает, каждый успе¬шен. Никаких разносов, ругани, замечаний. У Софьи Николаевны около 150 больших и малых таблиц. Большие - это опоры, которые она вывешивает к уроку, зная, чем будет заниматься с классом. Малые - это рабочий материал для урока, помогающий быстро и дифференцированно работать.
Надо сказать, что таблицы Лысенковой продаются в магазинах педагогической книги, но не только гонораров автору не приносят, но и просто славы - авторства на изданных материалах Лысенковой нет, они просто украдены неблагодарными коллегами. Хотя авторство очевидно: опорные таблицы опубликованы впервые еще в брошюре Московского институ¬та усовершенствования учителей в 1972 году в статье "Использование опорных схем в повышении эффективности обучения", а потом в книге Лысенковой "Когда легко учиться", которая вышла в 1980 году.
На комментированном письме с опорой на таблицы начинается опережение: сэкономленное на уроке время используется для постепенного выращивания новой трудной темы задолго до того, как она подойдет по программе. Благодаря этому долгому подходу - по нескольку минут на уроке, но на протяжении многих недель, а иногда и месяцев, к тому моменту, когда время трудной темы придет, она будет доступна всем. Все справятся с контрольной. Двоек не будет. Будет всеобщий успех. И дети в очередной раз скажут, что они хотят учиться с отметками. Потому, что им их отметки нравятся. Хорошие у них отметки.
Софья Николаевна притом, что сама давно занимается подготовкой к школе, очень озабочена идеей предшколы; Озабочена потому, что боится мотивов, которые лежат в основе этого начинания. Как мы уже сказали, Лысенкова против деления детей. Она может выучить всех, никогда не отбирала и не отбирает себе учеников. Массового введения предшколы она боится потому, что это может быть еще одним трамплином для еще более раннего подготовку, то есть в педшколу. А к тому моменту, как надо идти в школу, одного - в класс для способных, другого - в класс коррекции. А по законам своего развития дети еще и не должны были быть готовыми к учебе. Кто-то развивался быстрее, кто-то медленнее, но он еще имел полное право дорас¬тать, дозревать, доигрывать, он и не должен был показывать удовлетворяющих учителей результа¬тов. Сегодня ребенок отстает, а через год он будет совсем иным. Развитие - не равномерное движе¬ние по прямой. Оно, бывает, скачет. Помочь такому ребенку – да, но не оценивать и не вешать ярлыки, не устраивать отсев на входе в школу. Только ве¬рить в ребенка и обеспечивать ситуацию успеха. Это забота учителя, а не отбор и выбор!
- Имейте совесть, господа! - говорит Лысенкова. Эксперименту по педшколе, не оснащенному методически, ставлю единицу - оценку, которую не поставила никогда ни одному ребенку.
Но с одной стороны, опасаясь массового введения предшколы, с другой - Лысенкова говорит, что надо быть честными с родителями: - Я бы на всех столбах развесила объявления:
Школа должна признаться, что учить всех не может, до сих пор методика, которая позволяет это делать, не поддерживается министерством. Роди¬телям надо повторять: не верьте, если вам говорят, что готовить детей к школе не надо. Надо. Потому что, принимая в первый класс, их будут проверять, и, не умея учить разных детей вместе, будут делить по способностям.
Отрицательная мотивация на учебу ~ нежелательный эффект раннего обучения, построенного по школьному принципу. По исследованиям Инс¬титута возрастной физиологии, 71 процент де¬тей, прошедших обучение в дошкольной гимна¬зии, идти в школу не хотят. Эти дети уже знако¬мы с недовольством взрослых, знают, что такое - не получается, знают, какого большого напряжения требует школьная работа. Второклашки С.Н. Лысенковой переходили сразу в пятый класс.!!! Ну скажите какая методика может дать такие результаты. Это происходит последние 45 лет, т.к. она продолжает преподавать в свои 84 года!
Александр Ульянов ( Пользователь )
Вот ещё пища для информации.

С трудом удерживаю на руках один из томов энциклопедии «Лучшие люди России» (издательство «Спецадрес», Москва, 2005 г.). Дивлюсь, как только Софье Николаевне удалось дотащить с почты такой груз, с ее-то ломаными-переломанными в гололед руками на пути в школу, к детям. Среди многочисленных разделов издания из педагогов лишь двое — Мария Комлева и Софья Лысенкова. — Софья Николаевна, вы во многом первопроходец. Это ваше фактическое «опережение» — по сути дела, «мосты», связывающие между собой годы обучения. Когда в 1-м классе учить и по 2-му, во 2-м и по 3-му, в 3-м и... Ну не приснилась же вам, как Менделееву его таблица, такая игра со временем, умение удлинять его, растягивать? Ведь на освоение сложной темы одним детям нужны пять уроков, другим — пятьдесят. Как тут наладить общий темп работы? — Начинается все в первом классе и с самого первого урока, с чистого управления. У нас так. Алеша смотрит в окно, но уже звучит голос ведущего: «Пишу... пишу...» Алеша берет ручку и активно старается оказаться вместе со всеми. Саша на первом уроке как-то еще работает. На втором — уже лежит на руке. А на третьем — пополз по классу. Хорошо хоть за ноги никого не хватает. Ползает сегодня, завтра, неделю. А уши-то все слышат, что происходит в классе какая-то деятельность. И деятельность эта всем нравится. На игрушки уже не смотрят. Мишки-куклы просто улыбаются им, будто поощряя. И Саша «вернулся» в класс: уселся и стал реагировать на наши сигналы. Управление — это сигнал и ничего больше. Никаких лишних слов: «Почему отвлекаешься? Куда полез?» Этот двигатель действует гораздо сильнее, чем строгий голос учителя. Детям одинаково нравится быть и ведущим, и ведомым. Игра! — Сразу снимаю вопрос о «железной» дисциплине на уроке. — Зато с ходу, как на ладони, видны возможности каждого ученика: кто «берет» с первого объяснения учителя, кто укладывается в норму уроков по программе. А кому нужно дать времени побольше. На самом деле главная направленность опережения — удовлетворить природные потребности ребенка. Опережение — это не гонка вперед любыми средствами. Наоборот, значительное увеличение времени на прохождение каждой сложной темы. — Софья Николаевна, ваши коллеги часто смешивают управление с комментированием. — Управление, — подчеркиваю, настаиваю я. Потом как бы само собой складывается комментируемое управление, когда с помощью опор дети начинают рассуждать, доказывать и доказывать свои действия. И, наконец, идет комментирование. Еще один двигатель опережения — десятибалльная система оценки знаний. — Если заглянуть в классные журналы школы №1130, где вы прежде работали, можно увидеть и... разноцветные пятерки. — Самой счастливой на свете я была, когда все, что я придумывала, было только в моей голове. Результат пришел на первом же месяце. Я готова была ночевать в школе, почувствовала, что нашла прямо слиток золота. — Помню педагогические баталии в АПН СССР, когда М. Моро и другие «придумали» переход на трехлетку. Так, знаменитый математик М.Скаткин говорил: «Коли не проходит, материал надо упрощать». Споры разрешил президент академии Всеволод Николаевич Столетов: «не сдерживать «сильных» и «выводить «слабых». И тут нужны особые методы работы. Вы, пожалуй, первая с легкостью решили эту задачу. А точнее, эти методы у вас уже вовсю давали результаты. — Опережение, по-моему, — это не загруженность с утра до вечера уроками, домашними заданиями. Это учеба, при которой дети могут и должны ходить в театры, заниматься спортом, получать музыкальное, художественное образование. И просто гулять. Они набираются всего. Вот и все воспитание. — Получается ваш знаменитый класс «Э» — эстетический с выходом на глубокое опережение — тоже «приснился»? — Не смейтесь, Лена. Уж так устроена моя голова. Профессию свою я люблю, а на пути то и дело возникают препятствия. Они ставят передо мной проблему. И голова помимо меня начинает думать. И самое главное, почему я сказала: «однажды приснилось...». Потому что решение этой проблемы приходит ночью. Я ложусь спать утомленная повседневными заботами. Немножко отдохнешь и вдруг просыпаешься. Вдруг — как на блюдце — вот оно, решение. Эврика! И тогда я вскакиваю, кладу на стол чистый лист бумаги и большими буквами записываю. А утром только и остается, что расшифровать эту идею. — Вы что, стенографируете сны? — Да, в войну я была стенографисткой в штабе МПВО при Ярославской железной дороге в Москве. — Ваши любимые «эшники» — еще одна, очень серьезная и актуальная находка, как выяснилось, напрямую связанная с самой нерешаемой сегодня проблемой воспитания. А ее корни, начало, опять там — в 1130-й средней. Крылатское. Как она-то сложилась, ваша первая школа полного дня? — В 1990-м решили пригласить эстетов. Первоклассники весь год ходили на занятия самой разной направленности. Специалисты предлагали продолжить эксперимент вплоть до 10-го класса. Но я с улыбкой спросила: «Вы будете получать деньги, а я что, работая помощницей в реализации системы?» — «А вы хоть раз в жизни получите сильных умных детей. Неугодных будем вышибать». — «Вышибать?! Куда, в соседний класс, что ли? Этому никогда не бывать!» И я продолжила начатое по-своему. В кружках. — Я что-то слышала о мальчике, который подвиг вас на новое дело. А был ли мальчик? — Увидела первоклашку, который был первым на изо, а на занятиях по бальному танцу все время проводил за дверью. Так зачем ему и на втором году стоять в коридоре? Значит, это не его. А вот то, что они «понюхали» все, все пять направлений, очень важно. Пусть во 2-м каждый ребенок скажет, что он хочет за собой оставить. Мальчик остановился только на изостудии. — Кстати, еду к вам по площади Победы. Не нужно даже из троллейбуса выходить — посмотрите направо — центр творческого досуга «Аструм». — Только я бы на дверях такого заведения наклеила еще маленькую записку: «Без больших денег не входить». 2,5 тысячи рублей берут его работники за подготовку детей к школе. А я бы, если бы дали такую возможность, на всех столбах расклеила: «Родители, если не хотите, чтобы ваш ребенок попал в так называемый класс коррекции или выравнивания, готовьте его к школе сами». — Это ваше эксклюзивное «Учим сами»? — И это начинание апробировано с успехом. Родители были с малышами в школе весь год. Но один раз в неделю, по выбору. Говорю: «Можете садиться с ребенком. Но только на боковых рядах. Или в амфитеатре». Но когда дети пришли ко мне в первый класс, увидела, что может быть тут же задействован учебник и для второго. — А что еще вы могли бы посоветовать родителям? — Вот пример. Мальчик учился на тройки по математике. Маме я сказала: «Не обращайте внимания! (Она возила сына далеко, в школу им. Гнесиных). Вот эту школу не бросайте». Кто-то был успешно задействован в спорте... А на каком-то уроке, скажем, внеклассного чтения, давала им еще время похвалиться. Нет-нет, я опять за свое: «Детки, расскажите, где вы, чем занимаетесь?» Зато когда объявлялся конкурс «Алло, мы ищем таланты!», мне нужно было лишь десять минут, чтобы составить программу. И вот этот мальчонка, с тройкой по математике, как он играл! А другой на сцене — как выплясывал! И все занимали первые места. — Софья Николаевна, вернемся к тому, что вы все же отступаете на своих уроках от привычного: «Ни одной минуты на уроке не должно тратиться на пустые разговоры, кроме как по их теме». — Пустые?! Иногда и пол-урока не жалко отпустить на разговор «по поводу». Обычные детские неразберихи — один другого обидел, обиженный плачет, а обидчик уже громко возмущается: «А он первый начал! Я ему сдачи дал!» Вот как было однажды, рассказываю я, пытаясь убедить и первого, и особенно второго. Обычная школа пятиэтажка в нашем дворе, где я начинала работать. Перемена. 2-й класс поднимается наверх, на физкультуру. В руках у малышей — чешки. А с пятого этажа спускается 7-й — кончился урок физики. Все чинно, организованно. На лестничной клетке на уровне четвертого и пятого этажей второклассник ударил чешкой (а это что-то вроде тапочек) семиклассницу. Девчонка с размаху наотмашь дала сдачи, да так, что малыш вылетел в окно на улицу. Медицина оказалась бессильной. Потом был суд. Судили завхоза: окно было не зарешечено. Адвокат объясняла, что завхоз, молодая женщина с двумя детьми, и проработала всего две недели, не успев освоиться со своим хозяйством и его «болевыми» точками. Защитник переносила всю ответственность на директора. Кончилось все так. Завхоз получила два года условно. Поседела. Конечно, ушла из школы. Родители погибшего мальчика, замечу, совсем не хулигана, напротив, отличника, сказали в заключение: «Новых жертв не хотим. Только, пожалуйста, поспособствуйте нашему переселению из этого дома». Окна квартиры смотрели прямо на школу.

Директор пережила случившееся по-своему. Заболела, перенесла инфаркт и, будучи молодой и красивой женщиной, умерла. А детям я задаю вопрос: «Кто же виноват в этой истории — первый или второй?» Начинаются споры, раздумья. — Вы сейчас обронили — «воспитание поступком». Мне кажется, вы сами, ваша семья достойны быть упомянуты в этой связи. На каждом шагу сейчас слышим избитую фразу «Работать надо, деньги под ногами, по ним ходим». А вот поступки, действительно, на каждом шагу. Одна из проблем превратилась уже в телевизионную рекламу. Когда показывают деток, выглядывающих из своих кроваток, как из клеток, и на все голоса зовущих: «Возьмите меня! Выберите меня!» Речь идет о сиротах. В Америку отказываемся отдавать, а сами? Вы понимаете, мой вопрос не случаен. — Я как-то зимой пошла в отдел опеки муниципалитета Западного округа. За билетом на елку, для внучки, которая у нас в семье воспитывается уже четыре с половиной года. И, между прочим, спросила: «Много ли таких семей, которые берут детей из дома ребенка?» «Родственники, которые забирают осиротевших, есть, и то немного. А таких, как вы, — и показывает пальчик, — одна». Тамара, Тамаша, как мы с дочерью ее зовем, уже учится во 2-м классе, ей семь с половиной. Школа — общеобразовательная, учительница — опытная, ответственная. Повезло! Надеюсь, девочка наша успешно закончит школу. Мечтаю, получит достойное образование. Выберет любимую творческую профессию. Одну на всю жизнь.

А вам, дорогие читатели «УГ», — творческих успехов, блестящих результатов и прекрасных учеников.


Елена КОМАРОВА



Всё это хорошо и понятно, а вот ктонибудь сразу учил детей из 2-3-4 классов одновреммено. Скажу с большой вероятность нет !!! А Софья Николаевна Да . И мне этот уникальный материал удалось записать . И Горжусь этим и С.Н.
Он жива здорова и продолжает писать книги. Правда здоровье уже нето, всё таки годы, сами понимаете , но какой опыт у нее, который мог помочь многим. Расскажу ещё, что кино снималось в Москве, по субботам и воскресениям. С 10.00 дошкольники , через 30 мин, 2-3-4 класс одновременно, по 2 урока. Уроки шли феврал, март, апрель . По окончанию таких занятий, а там от 12 до 17 детей, несколько человек перепрыгнули через класс, а там далеко не отличники. и всё это можно приобоести.
Александр Ульянов ( Пользователь )
А вот ещё пища для информации, и то, о чём я писал раньше, есть ли смысл изобретать что-то новое.

МОИ ДЕТИ ЗАКАНЧИВАЮТ ШКОЛУ НЕ В 11-М, А В 9-М КЛАССЕ !


Имя педагога-новатора из Донецка. Виктора Шаталова— народного учителя СССР и заслуженного учителя Украины— было широко известно в советское время. Его эксперимент гремел по стране, он собирал всесоюзно-телевизионные залы в Концертной студии Останкино, имел множество энтузиастов-последователей. Но все изменилось. Ныне Виктор Шаталов — профессор донецкого Института социального образования. На Украине его поиски мало интересуют начальство от образования. А потому он пишет книги и уже четвертый год подряд в Москве в осенние каникулы проводит занятия для всех желающих с 5-го по 11-й класс. За 5 дней дает годовой курс геометрии, физики, тригонометрии. Такие же занятия Виктор Федорович организовал этим летом. А в сентябре Шаталов приглашен провести открытые уроки для учителей Подмосковья. С Виктором ШАТАЛОВЫМ встретилась обозреватель «Известий» Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА.

— Что необычного в вашем подходе? - Во-первых, то, что дети заканчивают шко¬лу в 9-м классе. Учатся не 12, а 9 лет. Хотя у меня ученики сдавали экзамены за курс полной школы даже в 7-м и в 8-м классах, А 8-летние дети успешно решали математику за курс 9-го класса,
Насколько я знаю, вы работаете с самыми обыкновенными школьниками. Как сделать из слабого ученика сильного?
-Недавно я проводил семинар в Москве,
Сидела у меня рыженькая девочка семи- классница. Ее звали Рузанна. Когда я вызывал её к доске, она очень робела, не отвечала. Тогда я се спросил: Рузанна, а тебя в шко¬ле спрашивают? Отвечает; нет, уже второй год не вызывают. Она была абсолютно «по¬гибший» ребенок. На нее махнули рукой. Так вот, она отзанималась у меня все 5 дней (10 часов). А потом прислал! письмо: По геометрии получила 5, потом по само¬стоятельной и по контрольной — «5» и даже «музыку» в музыкальной школе сдала на «4» и «5», Рецепт успеха ученика прост: нужно верить в ребенка и при малейшей возможности да¬вать ему высказаться, чтобы над ним не висел страх оценки, страх отчуждения и осуждения. А во-вторых, учителю нужно очень четко все объяснять.
— Но это штучное дело, которое не вся-кому учителю но плечу... В том-то и беда: приезжают на семинары учителя математики (раньше их были тысячи), и сами не знают математики,,. После того как проходят недельный семи¬нар, через 3~-4 месяца я начинаю получать письма из разных точек страны. И в них звучит одна и та же мысль: Виктор Федорович, чтобы полностью освоить методику, нам ну¬жен не один, а три семинара (по неделе каждый). То есть на первом семинаре мы проходим материал 7— 8-го класса, на втором — 9—10 го, и потом-10 - 11 го. Другие учителя приезжают через год и сооб¬щают мне: «Я с ужасом убедилась, что не умею говорить». Умению четко и акцентировано выражать свою мысль у нас не учат. В математике при доказательстве нельзя ска¬зать ни единого лишнего слова, Одно такое слово уводит мысль в сторону, ребенок запутывается.
— А как вам удается в такие рекордные сроки выучивать детей?
-Знаете, как мы изучаем геометрию 7-го класса? Нам нужно на это 3 дня. В первый день я им даю «скелетную> геометрию - всю формулировочную часть; все правила, аксиомы, теоремы, следствия. Всего 70 определений. Я все показываю на чертеже, но ничего не доказываю. Сколько» но вашему, нужно времени, чтобы ответить на 70 вопросов?
— Ой, много.
А я вам отвечу; 7 минут. А потом раздаются листы, мы всё многократно повторяем.
Во второй день дети все как один отвечают на мои вопросы и получают оценки.
Если кто-то сегодня не смог ответить, отвечает завтра. Он попадает в поток, из которого ему не выйти. На следующий день я объясняю половину теорем 7-го класса— уже с полными доказательствами, выкладками. Их 35. Навсе теоремы у меня уходит не более 30 ми¬
нут, А на третий день мы даем остальные теоремы, И начинается решение задач.
А встречаются те, кто не может их решать?
- Конечно, А зачем нужен я? Я же подбираю задачи не бездумно... Сегодня уровень математических учебников резко упал. Нынешние задачи рассчитаны! на среднего дебила.
— Знаю, что у вас нет домашних
Заданий.
— Да, в начале учебного года каждый ребе¬нок получает бумажку. Она вся покрыта квадратиками,
и в каждом из них номер упражнения: 500 штук на полгода. Сколько решишь, столько и решишь. Но каждая задача проверяется, отмечается в ведомости.
— Это не домашнее задание, а домашнее предложение. Если у тебя трудный день, много уроков
можешь не решать. А когда день посвободней — можешь попробовать,
— И как ведут себя дети, когда нет обязаловки?
— Учительница из Екатеринбурга, побывав
на нашем семинаре, предложила ученикам
подобную форму решения задач. И она пи¬шет мне через 2 месяца: каждый день дети решают по 10—15 задач. Она спросила: «Ребята, почему раньше, когда я вам давала одну задачу и один пример, вы не дописывали и не решали?
— А сейчас все наоборот».
Одна девочка встала и говорит: «Так рань¬ше же мы решали для вас, а теперь — для себя»,
— За счет чего всё это получается?
— Мы просто раскрываем такие внутренние
ресурсы детей, о которых раньше никто не
подозревал. Я приходил в школу и просил
самые слабые классы. Смешивал их и работал. Начинал и с 5—6-х классов (чем раньше
начинаешь, тем больше выигрыш во времени). Если я брал 8-й класс, в 9-м ученик уже
сдавал экзамены за весь школьный курс. Я
преподавал алгебру, геометрию, физику,
природоведение, историю, географию, астрономию. Так можно давать все предметы.
Причем значительно проще преподавать историю, географию: они не сопряжены с решением задач.
- Зато они сопряжены с затратами памяти…
Память человеческая безразмерна. При правильном повторении, а у нас вся работа
построена на ни на что не похожем повто¬рении. Каждый день у нас физкультура. Кроме того, у нас один день в неделю свободный (в четверг дети не занимаются, нет и домашних заданий).
— Сегодня вам все-таки удается продолжать¬
эксперимент?
—До 1991 года в Донецке я был заведующим лабораторией Академии педнаук. Со мной работала группа научных сотрудников. К нам приезжали тысячи учителей, мы проводили семинары по русскому языку, по исто¬рии, по географии, по математике, иностранным языкам, ездили по стране. Москва всемерно поддерживала нашу лабораторию, финансировала ее, Киев относился к этому прохладно. А когда развалился Советский Союз, финансирование лаборатории прекратилось. И мы расползлись кто куда, — Как вы относитесь к: ЕГЭ?
- Это долгий разговор. Важно одно: это;
структура, которая работает на власть имущих. Нечто похожее на тестовую систему в США. Там есть IQ - коэффициент интеллектуальности. Это стандартная полоса задач, на которых нужно просто набить руку. Семья, способная оплатить репетитора по тестовой системе, натаскает ребенка на эти тесты,
— Что было бы нужно, чтобы распространять вашу систему?
-- Нужны встречи с умными людьми, я полагаю, что такие есть и в Министерстве образований, и в Академии наук. В прошлом году я выступал в Академии погранвойск. По моей методике ведь учатся и летчики, и другие военные: Борисоглебское училище, Ейское,Сыктывкарское, Новосибирское.
Я называю только летчиков.
— Но вы же не можете научить человека управлять истребителем?
— Этому тоже можно научить. Написан курс;
самолетовождения по опорным сигналам; Шаталова,
— Виктор Федорович, вы думаете, что по системе Шаталова нужно перестроить все наше образование?
— Конечно, Все готово, книги написаны! нужно готовить учителей.
У В.Ф Шаталова нет домашних заданий, нет дневников, только лист группового контроля, каждый день физкультура, все ученики успевают усваивать школьный материал, все 40 000 учеников поступили в институты, решать вам, что делать, мучится в школе или всё выучить за несколько часов дома.
Александр Ульянов ( Пользователь )
За последнии сутки мне уже прислали 34 сообщения и 18 заказов. Дополнительно могу сказать , что лучше раз увидить, чем сто раз прочитать. Для тех кто мне пишет, что Шаталов умер . успокойтесь . жив и благополучно продолжает работать , правда уже перенёс 2 операции . в Донецке. иногда преподаёт в Москве. на достигнутом не останавливается . я готовлю новый фильм и с его участием. нужно только подождать . эффект будет хорошим. А вот ещё инфа, четайте пожалуста не жалко. К стати меня один товарищ с просил, а как ваши дети учатся, он у меня першел в 6 класс. за 6 дней выучил по фильму Шаталова геометрию , спокой но не напрягаясь . такой же двоишник как и все . проблеммы только с Русским. может кто посоветует, у кого можно снять русский? кто готов потрудится на благо Российских детей!
.


Мои ученики помнят все

У народного учителя Виктора Шаталова семиклассники знают программу десятого класса.

Наталья Савицкая.
Вечером позвонили старинные приятели: «Хочешь встретиться с Шаталовым?»
- «С народным учителем СССР?» - «Тем самым...» Кто же откажется от возможности поговорить с живой легендой. 50 лет педагогического стажа, 40 из них отданы педагогическим исследованиям и экспериментам. Автор более 30 книг, которые переведены на 17 языков мира. Итоги преподавательской работы Шаталова
- 58 кандидатов, 12 докторов наук. Виктор Федорович Шаталов, спортивный, подтянутый, бодрый, невероятно энергичный... в свои 75 лет.
- Виктор Федорович, где вы работаете сейчас?
- Я профессор кафедры педагогики Донецкого института социального образования. Много разъезжаю за рубежом и по стране с лекциями, пишу книги. В этом году вышло 9 моих книг, одна из которых – художественная – дань памяти предвоенному детству. И, конечно же, вышли новые книги по дальнейшему развитию школьного дела.
- Достаточно произнести слова «опорный конспект» - и большинство россиян мгновенно вспомнят ваше имя...
- На самом деле опорные конспекты – не главное в системе работы. Если выстроить 6 ступенек пьедестала к вершине знаний, то конспекты стоят на самой нижней ступени. Опорный конспект – серьезный элемент, но он определяет далеко не все. Например, ступенью выше стоит система инспекции. То, чему научил, - молодец, но пока тебя не проверят и не утвердят твоего результата – работа ничего не стоит. Еще выше стоит (вы не поверите!) – спорт. Каждый день – урок физкультуры. Из наших экспериментальных классов вышли 64 мастера спорта. Еще выше – система решения задач и затем методика повторения. Работает совершенно необычная методика повторения. Лучшие из дидактов прошлых веков говорили, что «повторение – мать учения». В российской школе было и остается просто катастрофическое отсутствие продуманной системы повторения. Отсюда – извращений. Кто из выпускников школы хорошо знает иностранный язык? Поговаривают, что скоро у вас его введут со второго класса. И вы думаете, от этого знать английский будут лучше. Не будут. Только лишняя трата средств.
- А как повторяете вы?
- У нас ученики ничего не забывают. Весь программный материал мы повторяем столько раз и так, что ученики сохраняют глубокие знания на долгие годы. В наших классах – от 30 до 40 человек. В течение последних 25 лет, после 11 ноября 1971 года (дата появления первой статьи в «Комсомольской правде»), в наших классах на уроках постоянно присутствуют от 40 до 80 человек. В конце урока я говорю детям: «К следующему уроку повторить геометрию – 8-го». Учителя после урока спрашивают, а что задано на дом. Отвечаю, годичный курс геометрии восьмого класса. Учителя недоумевают, переспрашивают, у вас завтра – экзамен? Нет, отвечаю, завтра обычный урок.
- И такое домашнее задание возможно?
- А почему бы нет? И готовятся к уроку школьники, кстати, не более 30 минут. Наши дети заканчивают средний курс обучения в 9-м классе. Есть отдельные ученики, которые уже в 7-м классе знают всю алгебру и геометрию из программы средней школы.
- Сколько учеников вы успеваете опросить на уроке?
- На каждом уроке оценку получает каждый ученик.
- В былые годы много писали о ваших опорных конспектах. Порой случалось и такое:
«Опорные сигналы лишают учителя творчества». На каких принципах строится ваша система опорных сигналов?
- Наверное, будет лучше, если я сразу приведу пример. Возьмем словосочетание «Древний Рим». В строительстве при выборе коэффициента безопасности К необходимо учитывать две крайности. Слишком высокий К приведет к неоправданному перерасходу материала, слишком низкий - к аварийном ситуациям. В Древнем Риме существовал закон: если разрушалось здание, но при этом никто не погибал, казнили архитектора. Если же были жертвы, казнили с ним вместе его семью. В более поздние времена известный Журавский, конструктор новых мостов, чтобы доказать надежность своего сооружения, становился под ним, когда по мосту проходил первый груженый железнодорожный состав. Иногда под мостом становилась вся семья инженера-конструктора... Теперь если вы назовете словосочетание «Древний Рим», то сразу же вспомните, что нужно учитывать при выборе коэффициента безопасности. Сложно это? Есть здесь творчество? А принципы построения сигнала разные: это и неожиданность, и экономность, и ассоциативность, и так далее.
- И все же... Один известный педагогический деятель недавно сказал мне, что вашу систему невозможно внедрить в массовом порядке, потому что она - «авторская».
- Это действительно сложно сделать, но совсем по другим причинам. Например, пока существует почасовая оплата учительского труда, наша система может существовать с трудом., Сегодня учитель заинтересован в количестве проведенных уроков. Какое же при этом может быть качество уроков и какое творчество!

Наталья Савицкая
“Русская газета” 15 ноября 2002 года
Александр Ульянов ( Пользователь )
I Доступно- с удовольствием- успешно.
мнение практика
Надо ли готовить детей к школе? Уточню: нужно ли учить их читать, считать и даже писать? Вопросы риторические. Родители все больше убеждаются; надо! Но как и чему конкретно? С какого возраста начинать?
Учителя долгое время повторяли за учеными: "Надо развивать, а читать, считать, а тем более писать - школа научит. Даже хорошо, когда все дети приходят в первый класс ничего не умеющими". А на самом деле про себя радовались каждому подготовленному к школе ученику. Но таких умеющих читать и считать оказывалось немного, и чуть ли не с первых уроков учеников делили на успевающих и отстающих. И то пресловутое деление сказывалось потом - при переходе из начальной в среднюю школу. Так складывались (и складываются!), с одной стороны, гимназические классы, лицеи, ас другой - отсевные классы так называемого выравнивания.
И потому я хочу сказать родителям: "Если вы хотите, чтобы ваш ребенок не попал в класс выравнивания, не испытал горькой судьбы отстающего, готовьте его к школе и вместо школы сами!"
Однажды я заинтересовалась, каким образом дети выучиваются до школы этому главному умению - читать. Вот некоторые ответы:
Лариса: Просила маму почитать. А когда она читала, смотрела в книгу и запоминала буквы. Постепенно научилась читать сама.
Катя: Буквы запоминала по азбуке в кубиках. Потом мне подарили книгу "Азбука" - и я начала читать.
Артем: Из нашего окна был виден магазин "Галантерея*. Мне очень хотелось прочитать, что там написано. Я просил маму: "Скажи, какая это буква, а та? " Спрашивал буквы
Андрей: Научился от брата. Брат оставляя рабочие прописи на столе. Я срисовывал буквы, а потом спрашивал, что я нарисовал,,, Так научился читать.
Какой вывод можно сделать из этих мини-рассказов? Детей никто не заставлял учиться, Они сами захотели этого, а хотение -мощнейший стимул в любом деле.
Вот почему самое главное ~ создать обстановку непринужденности, когда желание научиться чему бы то ни было возникает ес¬тественно, как бы само собой. Потом, используя различные приемы (о которых будет сказано), надо, чтобы это желание не погасло от первых же трудностей (путь от незнания к знанию - труд!), а превратилось в волю к преодолению препятствий, своего неумения, в устойчивый познавательный мотив.
Другими словами, нельзя учить ребенка из-под палки, заставлять его делать то, что он не хочет (точнее, не готов)! Надо предоставить (создать) ему возможность с первых же занятий быть активным, уверенным в себе, т.е. обеспечить ситуацию успеха, подарить окрыляющее человека чувство: я могу! У меня получается! Я сегодня узнал, сделал то, чего не знал, не умел вчера!
Ведь мы все знаем, как учение превращается в мучение, и все благие намерения обучающих разбиваются о сопротивление ре¬бенка, потерявшего веру в себя.
Мальчик Денис в этом году идет в школу. Целый год готовился к школе в детском саду. Но послушайте его отчаянный крик: "Не говорите мне про школу! Не хочу никакой математики!" А ведь это результат неумения взрослых. Оно-то, это неумение, и порождает мысль: а может, и не надо математики, достаточно просто развивать малыша? Я же убеждена, что обучение чтению, счету, письму и есть развитие интеллектуально-духовных сил ребенка, а "развитие", под которым иные разумеют занятия танцами, лепкой, рисованием (хотя все это, несомненно, нужно!), очень часто вовсе не гарантирует успехов ребенка в основном его труде в школе - учении.
Однако научить ребенка учиться, помочь ему стать учеником на всю последующую жизнь и видеть в этом радость непросто. Это станут и для них, и для вас удовольствием, а не мукой. Это вполне возможно, уверяю вас. Попробуйте делать, как я.
По моей методике (если ее хорошо освоить) можно заниматься с ребенком и индивидуально, но лучше работать с группой ребят. Учиться вместе не только веселее и интереснее, но и результативнее.
8 мою группу подготовки к школе приходят ребятишки 4-6 лет (большинство, конечно, шестилеток) без всякого отбора или тестирования, все, кто хочет учиться. Занимаемся один раз в неделю (день выбираем наиболее удобный для всех): два урока по 35 минут каждый. Мы не просто играем в школу, а учимся. А так как учетный материал преподносится детям доступно, то учатся они с удовольствием, а значит, и успешно.
Достичь этой триады (доступно - с удовольствием - успешно) помогают мои методические изобретения: 1) опережающее обучение (введение трудного материала до того, как дети начнут основательно его усваивать), позволяющее каждому ребенку работать не спеша, в соответствии с его силами и возможностями, и столько времени, сколько нужно для того, чтобы уверенно двигаться вперед; 2) самоанализ (проговаривание-объясне-ние) того, что делаешь; 3) управление учебной деятельностью (пишу, выполняю задание за ведущим, которым может быть учитель, другой ученик, сам ребенок), т.е. все, что делает ученик, выполняется осмысленно, анализируется; 4) опоры (наглядные образцы деятельности), обеспечивающие доступность заданий и уверенность ребенка в их выполнении, и другие учитывающие психологические особенности мышления детей методические приемы, среди которых нет мелочей (каждый, даже самый простой на первый взгляд, продуман и наце-
Так, прописи ребята выполняют, обводя ручкой написанное мною карандашом. Это называется у нас "идти по лыжне* Казалось бы, мелочь. Не что дает этот прием? Такая зрительная опора для мышц кисти (ориентир в пространстве) нужна для того, чтобы малыш не терялся перед листом бумаги, перед значительной пока еще для него трудностью -нарисовать букву, а сосредоточивался на отработке навыков письма, тренаже руки. Идя по проложенной учителем "лыжне", он как бы осваивает каждый свой шаг, постигая, что, как и почему он делает.
Некоторые полагают, что сейчас, когда есть компьютеры, работа с прописями -анахронизм. Я думаю иначе.
Существует, убеждена, удивительная, тонкая (если хотите - мистическая) связь между пишущей, "думающей" рукой и мозгом. Образы букв, цифр, слов в таком случае глубже запечатлеваются в сознании, осваиваются, я бы сказала, интимно. Только этот процесс должен быть не механическим, а осмысленным, вот почему у нас на занятиях записи в прописях проходят как игра: ведущий (а им бывает каждый) вслух проговаривает (объясняет), что и как он делает-вырисовывает. Рука отстает от мышления, плохо слушается мысленных приказов, и карандаш - зрительная опора, помогающая руке. Ребенок не сразу научается писать свободно, автоматически. Он представляет образ буквы, слога в слове, а рука еще не умеет их воспроизвести, но есть опора-"лыжня" - карандашная запись, и все идет как по маслу. Напомню: вначале ведущий -учитель, а потом подключаются сами ребята: "Можно я?", "Я хочу вести!"
Немаловажная деталь: рядом с детьми-четырехлетками сидят их мамы. Так теплее и уютнее. Другие тоже напросились: "Можно и нам посидеть?" Я не возражаю, наоборот, радуюсь. Они не просто сидят - учатся учить. На собрании я сказала родителям: "Теперь вы можете помочь только своему ребенку, но и соседскому при случае'*. Мы часто слышим и сами повторяем фразу: "Дети любят учиться". Уточню: дети любят хорошо учиться. Об этом и заботьтесь!

СОФЬЯ ЛЫСЕНКОВА, НАРОДНЫЙ УЧИТЕЛЬ СССР
Александр Ульянов ( Пользователь )
Перед тем как написать новый пост мне позвонили ,( предположительно из Москвы звонок скрытый) и просили, чтоб я не криттиковал министра, ха-ха, а я им сказал," а пусть они проживут на зарплату в 4,5 - 5,0т руб принагрузке в 17 часов да ещё с детьми поработают.!!" А министр если умный пусть выводы делает, или пускай сделает красивый ход как Ельцин в своё время.


Парабола Шаталова

Школьный курс - за пять дней
Уникальный шанс выпал столичным школьникам на весенних каникулах - легендарный педагог Виктор Шаталов давал открытые уроки. За пять дней его ученики успевают пройти весь школьный курс математики и физики. Увы, воспользовались редкой возможностью в этом году всего полтора десятка человек. О методике Виктора Федоровича сегодня знают немногие. Он же, в силу возраста, редко бывает в Москве, а ведь когда-то его имя гремело... Корреспондент МК оказался единственным журналистом, побывавшем на уникальных уроках. За партами в основном мальчишки, но впереди, как всегда девочки. Шаталов играючи объясняет то, чему ребят безуспешно пытались обучить в течение нескольких лет.
- Вы должны запомнить одно: сумма углов треугольника всегда равно 180 градусам, - поясняет Виктор Федорович одну из главных тем геометрии. - Остальное следует из этого.
Ребята слушают открыв рот. - Смотрите, - Шаталов показывает на треугольник, - зная один угол и длину двух сторон или два угла и одну сторону, легко нарисовать любой треугольник. И тут же демонстрирует это на доске. Объяснять сложное через простое - основа уроков Шаталова. Он первым применил интенсивную методику в математике, до этого считалось, что интенсив годится лишь для иностранных языков. Дима Горяинов из подмосковного Королева пришел на занятия с бабушкой.
- Математичка в школе объясняет непонятно, - жалуется Дима, - а потом дает упражнения. Каких делать - никто не знает. У меня по геометрии никогда хороших отметок не было, а теперь любую тему смогу ответить. В начале урока Шаталов дает материал в целом. Он сравнивает учебу с разглядыванием картины. Если разбить полотно на кусочки и брать их по отдельности, то неизвестно, сложится ли целостное представление об изображении. Но именно так сегодня преподают в школе. А если вначале дать "общую картину", то кусочки легко встанут на свои места. Свою уникальную методику Виктор Федорович создал не сразу. Пятьдесят лет назад он начал карьеру учителя в родном Донецке. Через несколько лет молодой математик задумался: почему ребята буквально "вымучивают" алгебру, физику? И сделал вывод: дело не в тупости учеников, а в несовершенстве преподавания. Ученикам вдалбливают в головы сложнейшие правила и формулы и не учат мыслить логически. А ведь математика построена на логике.
Шаталов по-новому подошел к подаче знаний. Он принципиально отказался от традиционного линейного обучения, когда тему идут строго одна за другой. Виктор Федорович брал самый сложный раздел учебника и начинал с него. Вокруг этого центра строил все остальное. Шаталов "минимизировал" учебники - "выжал из них всю воду", оставил лишь существенное. Поэтому его книги выгодно отличаются от школьных талмудов - они в несколько раз тоньше.
Для проверки результатов метода педагог брал самых безнадежных двоечников. Объяснял просто: "Отличников учить легко. А ты попробуй заинтересовать ребят, на которых все махнули рукой". Новации учителя приняли далеко не все - чиновники отнеслись к ним весьма прохладно. Им проще и привычней было идти по проторенному пути. Но главными противниками педагога были…школьные учителя. Когда он просил класс для эксперимента, даже самые продвинутые из них отвечали отказом. "Шаталов научит моих ребят за месяц, - разоткровенничалась одна учительница, - а что мне потом с ними делать?" Зато сами школьники быстро убедились: учиться "по Шаталову" намного легче и интересней, чем по старым учебникам. Вместо "двоек" у ребят стали появляться "пятерки", уменьшились прогулы. Многие из учеников Виктора Федоровича сделали успешную научную карьеру. Среди его воспитанников - 62 кандидата и 12 докторов наук, 64 человека стали мастерами спорта.
После обретения Украиной независимости интерес к методике Шаталова на его родине угас. Шаталов сегодня трудится профессором в Донецком институте социальной педагогики и лишь во время школьных каникул приезжает в Москву, чтобы провести занятия с ребятами.

Игорь Сергеев 8.04.2004 - Московский комсомолец
Эльвира Федюшина ( Пользователь )
(Ulson @ 08.07.2008, 13:28) <{POST_SNAPBACK}>
Я автор фильмов О Народном учителе СССР С.Н. Лысенковой, Соавтор фильмов о В.Ф. Шаталове. Только у меня полная версия всех вильмов. Лучше в стране нет ничего.
Снято интервью С.Н. Лысенковой в июне, ей заданы вопросы, о методике и проблеммах в школе. подробно, что она делает и как, материал в работе. 28 учителей уже защитились на высшую категорию по этим методикам. 69 школ закупили фильмы, выбирать вам. можно по безналички. Вышлю всем нуждающимс . осенью планируется фильмы по русскому языку.


В Школе-студии Шаталова-Лысенковой можно приобрести комплект 5 DVD С.Н.Лысенковой по русскому языку для начальной школы
http://www.shatalovschools.ru/books.php?cat=video

footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+