Личный кабинет
Дайджест интересного

Немного об учителях




Моя бабушка работала учителем, мой дедушка был учителем, мой папа был учителем, моя мама работала учителем, и есть еще "эн-ное" количество родственников. Среди этой педагогической кутерьмы я никогда не мечтала пойти работать в школу по стопам своих самых близких. Как-то этому нежеланию даже удивилась моя учительница в школе. 



Мне казалось, что нет здесь ничего удивительного. Дело в том, что папу, работающим в школе, я не застала, а вот маму в полной мере. Но, думаю, с папой было то же самое. 

Когда мама пошла работать в школу, я перестала видеть маму столько, сколько мне нужно. Засыпала, когда она еще готовилась к урокам, просыпалась, когда она уже убегала на уроки. За стенкой моей спальни был мамин "домашний кабинет", где она проговаривала уроки, читала множество книг, чтобы донести до учеников, (большинство из которых плевали на эти уроки), всю красоту и глубину русской классической и не только классической литературы.

Вскоре она надела очки и перестала вообще видеть без очков вблизи, паникуя, если их забыла. Сказалась проверка тетрадей с безобразными каракулями, с писаниной "для отделки". 

После первого года работы в школе она совсем посадила свое здоровье, как-то ночью даже упала с лестницы, спускаясь из своего "домашнего кабинета". Из-за усталости стала рассеянной и просто шагнула мимо ступенек. 

После Нового года начинался самый адовый этап в учебном году - подготовка к экзаменам. Мама приходила из холодной школы, быстро что-то ела и уходила давать консультации, абсолютно бесплатно. Она приходила домой до костей замерзшая, надевала валенки и долго не могла согреться. А иногда приглашала учеников домой по выходным. Опять же, бесплатно. Вы знаете, у нее никто не завалил ЕГЭ, ни разу. Хотя она всегда считала, что ЕГЭ - это самое глупое, что могли придумать для проверки знаний. 

Мама радовалась за каждого, кому удавалось сделать в сочинении не 10, а 5 ошибок, и ставила тройку с натянутым минусом. Потому что считала, что это достижение для ученика. А они вырастали и ломали нам забор, следили за любой ее оплошностью, и оплошностями ее детей.

"Вы же учитель" - тыкают ее до сих пор некоторые, если она что-то сделала не так. Ведь мама работала в селе, а в деревне каждый на виду.

В каком-то учебном году администрация школы придумала, что классные руководители должны обходить учеников из неблагополучных семей и проверять, как они делают уроки. И мама ходила, темными вечерами, туда, где пили большие компании, где дети были забыты. Ходила одна. В любую погоду. 

Как-то у нас был сломан забор. Потому что... Потому что "Вы же учитель".

Но мама продолжала верить в своих учеников, радуясь каждому правильно написанному слову, радуясь тому, что они в жизни чего-то добились после школы. 

Она принципиально не получала высшей категории, потому что считала, что высшую категорию должны иметь учителя от Бога. Сама она себя таковым учителем не считала. 

Так вот, когда-то, видя все ее слезы, все ее старания, я для себя поняла, что учитель должен быть таким, как моя мама - чувствующим, сопереживающим, безгранично верящим в свое дело и в своих учеников, не стремящимся ко всей этой "категориальной" блажи и мнимым заслугам. Еще я видела какой это неблагодарный труд и зареклась, что никогда учителем не стану. 

Ведь если работать как-то иначе, то эта работа, наверно, не имеет смысла.

Наталья Рюмина




Дата регистрации: 02.10.2014
Комментарии:
1
Коллеги 0
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+