Личный кабинет
Сергей Казарновский

Зачетная работа по сценической речи




Авторы: Асфари Люси, Владимирова Иветта, Колоколова Маша. Бродя между ранним Маяковским и эссе Кандинского «Внешнее-Внутреннее» они сделали замечательное малюсенькое кино.



Экзаменационная работа по сценической речи


Содержит:

I. Вступительный текст Василия Кандинского «Внешнее - внутренне»:
Всякое явление можно пережить двумя способами. Эти два способа не произвольны, а связаны с самими явлениями – они исходят из природы явления, из двух свойств одного и того же:
Внешнего – Внутреннего.
Улицу можно наблюдать сквозь оконное стекло, при этом ее звуки ослабляются, ее движения превращаются в фантомы, и сама она сквозь прозрачное, но прочное и твердое стекло представляется отстраненным явлением, пульсирующим в «потустороннем».Или открывается дверь: из ограждения выходишь вовне, погружаешься в это явление, активно дей-ствуешь в нем и переживаешь эту пульсацию во всей ее полноте. Ме-няющиеся в этом процессе градации тона и частоты звуков обвивают человека, вихреобразно возносятся и, внезапно обессилев, вяло опада-ют. Движения точно так же обвиваются вокруг человека – игра горизон-тальных, вертикальных штрихов и линий, устремленных в движении в различных направлениях, сгущающихся и распадающихся цветовых пя-тен, звучащих то высоко, то низко.
II. Видеоработу
III. Текст из ранних стихотворений Маяковского (1912-1923)

Угрюмый дождь скосил глаза.
А за
решёткой
чёткой
железной мысли проводов —
перина.
И на
неё
встающих звёзд
легко опёрлись ноги.

Кровать.
Железки.
Барахло одеяло.
Лежит в железках.
Тихо.
Вяло.
Трепет пришел.
Пошел по железкам.
Простынь постельная треплется плеском.
Вода лизнула холодом ногу.
Откуда вода?
Почему много?
Сам наплакал.
Плакса.
Слякоть.
Неправда —
столько нельзя наплакать.
Чертова ванна!
Вода за диваном.
Под столом,
за шкафом вода.
С дивана,
сдвинут воды задеваньем,
в окно проплыл чемодан.

Ванны.
Души.
Лифт.
Лиф души расстегнули.
Тело жгут руки.
Кричи, не кричи:
резок
жгут
муки.
Ветер колючий
трубе
вырывает
дымчатой шерсти клок.
Лысый фонарь
сладострастно снимает
с улицы
черный чулок.

Но
гибель фонарей,
царей
в короне газа,
для глаза
сделала больней
враждующий букет бульварных проституток.
И жуток
шуток клюющий смех
из желтых ядовитых роз
возрос
зигзагом.
За гам
и жуть взглянуть отрадно глазу:
раба крестов
страдающе-спокойно-безразличных,
гроба домов
публичных
восток бросал в одну пылающую вазу.

Недвижный,
страшный,
упершись в бока столицы,
в отчаянье созданной мною,
стоит
на своих стоэтажных быках.
Небо воздушными скрепами вышил.
Из Вод феЕрией стали восстал.
Глаза поднимаю выше,
выше...

Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река - сладострастье, растекшееся в слюни.
Отбросив белье до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.
Я вышел на площадь,
выжженный квартал
надел на голову, как рыжий парик.
Людям страшно - у меня изо рта
шевелит ногами непрожеванный крик.
Но меня не осудят, но меня не облают,
как пророку, цветами устелят мне след.
Все эти, провалившиеся носами, знают:
я - ваш поэт.


Не потому ли, что небо голубо,
а земля мне любовница в этой праздничной чистке,
я дарю вам стихи, веселые, как би-ба-бо
и острые и нужные, как зубочистки!
Женщины, любящие мое мясо, и эта
девушка, смотрящая на меня, как на брата,
закидайте улыбками меня, поэта,-
я цветами нашью их мне на кофту фата!

Как трактир, мне страшен ваш страшный суд!
Меня одного сквозь горящие здания
проститутки, как святыню, на руках понесут
и покажут богу в свое оправдание.
И бог заплачет над моею книжкой!
Не слова - судороги, слипшиеся комом;
и побежит по небу с моими стихами под мышкой
и будет, задыхаясь, читать их своим знакомым.




    avatar 03.08.2017 | 21:51
    Надежда Крючкова Пользователь

    Пронзительно трогательная работа! И тезисы, и музыка, и кино - всё умно, тонко и гармонично
    ....И снова хочется, задыхаясь, читать эти стихи своим знакомым - ученикам..


     

Дата регистрации: 28.12.2015
Комментарии:
1
Коллеги 0
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+