Личный кабинет
Безопасность

Ювеналы наступают






В Госдуме прошли слушания по теме “Законодательное обеспечение практики внедрения ювенальных технологий в деятельность судов общей юрисдикции и комиссий по делам несовершеннолетних и защите из прав в Российской Федерации”. (О том, как проходило заседание – http://www.mnogodetok.ru/viewtopic.php?f=116&t=18525).

Ювенальная юстиция представляет собой весьма сложное множественное целое – комплекс концепций и “схем” влияния на подростков, массу конкретно-практических ситуаций воздействия на человека, семью, первичные группы (непосред­ст­вен­ное окружение подростка), а также социальные институты.
http://www.a-z.ru/assoc/sydebnprav/uvenal.html

Если проще – это мощнейший инструмент контроля за семьей и детьми со стороны государства и, соответственно – воздействия на родителей.

Наиболее интересна Ювенальная Юстиция в плане “защиты прав детей”. Уже сейчас эти “права детей” защищаются вовсю:
Владлена
В Балашихе идет скандальный судебный процесс: Александра и Зинаиду Лапиных лишают родительских прав. По уверениям прокуроров и милиционеров, Зинаида Лапина избивала свою пятилетнюю дочь. По рассказам врачей, воспитателей и знакомых — это полная ерунда.



Александр и Зинаида Лапины преподают в Московском государственном университете приборостроения и информатики. Женаты семь лет.

Год назад они нашли Владилену в провинциальном детдоме. В 4 года она весила 9 килограммов 300 граммов (норма — 16,5) и имела несколько недетских диагнозов.

Далее — обычная история: суд, удочерение, смена имени и даты рождения девочки. Из детдома девочку отдали голую — одежды в детдоме было немного, и новоиспеченные родители до Москвы ее везли, завернув в армейский плащ.

Владилена прятала хлеб под подушку, съедала по 10 сосисок за раз, панически боялась кошек (в детдоме воспитатели обещали запереть шалунов в чулане вместе с кошкой: «Она-то вам ноги пообгрызает»). Владилена не умела мыться, боялась садиться на качели, почти не улыбалась. Увидев ананас, устроила истерику: «Я не буду есть эту шишку!»

Через пару недель Владилена стала вставать по ночам: столбиком стояла у кровати родителей. Они просыпались — молча хватала за руку, сжимала. То и дело с удивлением повторяла: «У Владочки — своя кроватка? У Владочки — свои игрушки? Платьица свои?»

Через месяц, по свидетельствам знакомых и соседей, Владилена смеялась, первая здоровалась со взрослыми, болтала без остановки.

Через год читала по слогам, выполняла простые арифметические действия в пределах сотни. Сотрудники детсада, врачи, милиционеры — все — характеризуют Владилену как коммуникабельную, открытую, очень развитую для своего возраста девочку.

Люди, бывавшие дома у Лапиных, свидетельствуют — баловали ребенка оба родителя. Санаторий, танцевальный кружок и уроки рисования, музеи и театры, быстрорастущая гора игрушек… Эта симпатяшка была долгожданным ребенком…

В детском саду, из которого, по официальной версии, поступил сигнал о жестоком обращении с Владиленой, меня приняли странно. Сначала отказались пускать на порог и что-то комментировать. Потом догнали, провели к заведующей и два часа не отпускали: поили чаем, устроили экскурсию по территории. Заведующая Надежда Николаевна Романова за это время сказала три вещи: следов жестокого обращения ранее на Владке не было, о сигнале она (Романова) не жалеет, никаких конфликтов с садиком у Лапиных не возникало («они люди вообще неконфликтные»). Остальное время рассказывала, что садик работает «в тандеме с замечательной администрацией города и с департаментом образования в частности». Номер детского садика попросила не называть…

Свидетели обвинения — два соседа и продавщица из соседнего магазина. Поставив под показаниями «с моих слов записано верно», на очную ставку идти отказались. При личном разговоре и вовсе вышел конфуз. Соседка Алевтина Николаевна Иванова говорит, что все беды научных сотрудников Лапиных — от заумности: «Книг — до хера, больные этими книгами. Уезжают утром, приезжают вечером — работают в институте. Вообще обнаглели, да? Диссертация вот на фиг нужна? Лучше одевайтесь и ешьте нормально!»

Другой свидетель — местный экстрасенс Сергей Корнеев, тот самый, который вызвал милицию 2 апреля. Природа его неприязни к Лапиным так и осталась мне непонятной. Но отчим Сергея рассказал мне, как самолично порезал входную дверь Лапиным, подозревая, что они пытались его собственную дверь подпалить. На мое замечание о том, что на день появления пятна от зажигалки на корнеевской двери Лапиных просто не могло быть в городе, Корнеев-старший самокритично согласился: возможно, имела место ошибка…

Третий свидетель — продавщица. Судя по материалам уголовного дела, она свидетельствовала об Александре Лапине, ежедневно читающем лекции студентам, как о запойном алкоголике. Но при этом не смогла опознать якобы своего постоянного посетителя ни по фотографии, ни по имени.

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/086/17.html

Закончилась эта история печально – девочку отобрали окончательно.

На заседании 24 ноября детозащитники заявили, что решение Балашихинского городского суда об отказе им в иске и возврате Владилены усыновителям было незаконно, поскольку «жестокое обращение с ребенком» подтверждалось показаниями свидетелей. Думаю, для наглядности стоит привести несколько примеров этих показаний. Показания воспитательницы Р.С. Алешиной: «Нельзя им отдавать ребенка. Он же (Лапин) приходил с комсомольским значком!» (Александр и Зинаида состоят в ВКП (б), принимают участие в проходящих в Балашихе выборах, пишут аналитические статьи о развале российской армии. Автору материала представляется, что это, скорее всего, и было реальной причиной их преследования). Показания Смирновой Г.Ю., начальника отдела опеки и попечительства г. Рыбинска, разрешившей Лапиным усыновить ребенка: «Александр Александрович и Зинаида Петровна постоянно ходят за руку … Это не нормально, что женатые люди ходят за руку».

Судьи Мособлсуда вынесли решения в пользу опеки.

Всякие мелочи типа показаний большинства соседей Лапиных, а также детского врача, осматривавшего Владилену, и преподавателя кружка танцев, в который Владилена ходила, о том, что никаким избиениям ребенок не подвергался, были судом проигнорированы.

Слова самой Владилены, во время допроса в Балашихинском суде заявившей, что никто ее не бил, и никто над ней не издевался, что она любит приемных родителей и хочет вернуться к ним, также остались не услышанными.

http://t-moshkin.livejournal.com/19681.html
Отец, воспитывая тринадцатилетнюю дочку один, приучал ее бегать по утрам. Соседки пожаловались в органы опеки, что он “мучает” ребенка. Они вообще-то и раньше любили жаловаться. Молодая женщина, поведавшая нам эту историю, рассказала, что они когда-то доносили и на ее мать. В тот раз им не нравилось, что ребенка “мучают” уроками музыки, лишая детства. Но 20 лет назад права детей у нас в стране еще не были на должной высоте, и сигнал остался без ответа. Зато сейчас ответ последовал незамедлительно. Отец и глазом моргнуть не успел, как его лишили родительских прав, а девочку поместили в детдом. Потом она, правда, как нидерландская Ирина, сбежала домой. А поскольку ювенальное законодательство у нас еще не принято и в деле было допущено множество нарушений, от этой семьи отстали. Девочка опять живет с отцом. Он потребовал возвращения ему родительских прав, но оказалось, что вернуть права куда сложнее, чем их лишиться. По крайней мере, спустя полтора года после начала этой истории отец в своих правах еще не был восстановлен…


Видимо, в ожидании ювенальной юстиции и, соответственно, в предвкушении богатого улова в России открываются иностранные агентства по усыновлению. Говорят, это поможет упорядочить процедуру. Что ж, и вправду поможет: отняли ребенка и быстро переправили в Париж, Франкфурт или Амстердам. А там – ищи ветра в поле. Сколько наших женщин годами не может вернуть детей, вывезенных за границу мужьями-иностранцами! И ведь этих женщин никто не лишал родительских прав, но они все равно бесправны. Что же говорить о тех, кого лишат?

Вполне возможно, российская специфика ювенальной юстиции проявится и в разрешении донорства детских органов, за которое летом 2007г. начала агитировать замминистра здравоохранения О.В.Шарапова (между прочим, активная и достаточно давняя сторонница “планирования семьи”, а значит, и секспросвета в школах. Да, “узок был круг этих революционеров”…).

Озабоченный состоянием детского здоровья Минздрав примерно в то же время вышел и со второй, не менее важной инициативой, предложив узаконить медицинские эксперименты на детях. Якобы иначе нельзя испытывать новые лекарственные препараты. У взрослых же другой организм! Хотя еще недавно это не мешало вполне эффективно лечить детей. По крайней мере, детская смертность в Советском Союзе была одной из самых низких в мире.

http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&am...mp;newsid=10261
У нас на работе женщина работает уборщицей и ночным сторожем. С мужем не живёт и у неё 6 детей. (младшему 1 год)


Мать с детьми
Сразу скажу, что женщина не пьёт , не курит, очень ответственная. Так вот по инициативе органа опеки состоялся суд, по которому вынесено решение о лишении родительских прав(маленькая жил. площадь и т.д.)Это простое решение для нашего государства: вместо того, чтобы помочь многодетной семье и дать квартиру побольше, они выбрали вариант проще-забрать детей в детский дом. Но, слава Богу, краевой суд отменил решение и мать занимается оформлением бумаг, чтобы снова вступить в родительские права.

Но речь даже не об этом. Всё время пока шли суды, дети находились в детском доме(убегали домой, и х снова приводили и.т.д.)

Таквот два дня назад два сына её пришли к ней на работу. Младший со следами побоев на лице. Сказали что его побили и просили слёзно забрать домой. Мать поехала в дет. дом и поговорила с мед. сестрой, которая сказала, что ребёнок четыре дня лежал в лазарете и по её подозрениям он изнасилован.

Мы подали заявление в прокуратуру, обзвонили СМИ(где нам сказали, что нужны доказательства)Сегодня на работу приходил старший сын женщины и сказал, что малыш хотел выпрыгнуть в окно. Сейчас ему колят транквилизаторы.Я просто не могу всё это воспринять. Я уехал, но постоянно на связи. Ничего не делается. Сегодня я звонил минестерство по правам человека. Внятного ничего не услышал.

http://community.livejournal.com/anti_ju_ju/18602.html
В Ярославле мне рассказывали воспитатели, что у них содержатся четверо детей, которых забрали у мамы (родной), потому что у нее плохое жилье,маленькое и ветхое. С ней оставили только младшего. Дали год на улучшение жилищный условий. Это не издевательство? Мать-одиночка, работает кем-то малооплачиваемым, и малыш на руках, которого теперь даже со старшими не оставишь. Конечно, она не смогла ничего Через год — ЛРП.
Мама эта каждую неделю оставляет с кем-то малого, набирает сумки гостинцев и прется через полгорода проведать деток. Воспитатели без слез не могут говорить, как они вокруг нее все садятся и прижимаются, “как на свидании в тюрьме”. Хорошо, что нормальный персонал, никому в голову не приходит не пускать, все сочувствуют.


http://ludmilapsyholog.livejournal.com/25005.html
В семье Вороновых семеро своих детей. Семья благополучная и имеет хозяйство: рядом с коттеджем обустроен сад, растут овощи, гуляют куры и индейки. Когда Галина и Виктор шесть лет назад взяли на воспитание троих больных и отстающих в развитии девочек, они даже купили козу, чтобы отпаивать дочек молоком. Шесть лет женщина выхаживала Машу, Дашу и младшую Настю, у каждой из которых было по шесть диагнозов. Теперь многие диагнозы врачи сняли. Счастье сломалось этой осенью. Настя упала на тренировке по бальным танцам и набила синяк. «Дети видели, что Настя упала сама. А в детском саду написали в опеку, и ребенка прямо из детского сада отвезли в реабилитационный центр. После этого Опекунский совет по городу Белгороду решает всех троих детей забрать», – рассказывает «НИ» председатель Белгородского регионального отделения Всероссийского сообщества «Много деток – хорошо!» Марина Ганичева. Приемная мать Галина Воронова в беседе с «НИ» путается в словах и едва сдерживает слезы: «Дети очень плакали, когда их забирали».


http://www.newizv.ru/news/2009-12-03/118395/
Еще несколько лет назад моя дочь боялась — хотя и с тайным восторгом — «серого волчка» и «буку». Теперь Дарье десять. Про «серого волчка» поет котенку, в Деда Мороза не верит, к домовому и лешим только начала присматриваться… Дверь чужим не открывает, с неизвестными на улице не разговаривает, в лифт с незнакомым не сядет… Впрочем, это не страх, а элементарные правила безопасности ребенка. Десять лет — отчаянный возраст. В это время дети ничего не боятся.


Моя дочь боится лишь одного — «комиссии»…

Едва попав в мой дом, одна устремляется на кухню — ее «дело» содержимое холодильника, вторая — в комнату, оценивать кровати, шкаф, полки, письменный стол, третья занимает меня «светской беседой»: «дочка не болеет?», «а как она учится?», «а вы с ней справляетесь?», «а вы сами не болеете?», «может, вам нужна помощь?» и т.д. Потом заглянут в санузел, досмотрят книги, Дашкины тетрадки… Через двадцать минут, одарив меня улыбками и очередными ЦУ, они наконец исчезнут, пообещав вернуться. Обещанное будет исполнено… Особую активность они проявляют осенью (в октябре, например, заглядывали каждые две недели) и весной. Зимой и летом у нас поспокойней… Никакие ордера им не нужны, легитимности им придает «святость дела», они представляют собой «Комитет по правам несовершеннолетних», «Комитет по делам опеки», защиту чего-то там, патронажную систему, «Детский реабилитационный центр»… Даже известная контора позавидует их правам и возможностям…

http://community.livejournal.com/anti_ju_ju/26429.html
Проблемы у семьи Волковых начались в феврале 2008 года. А именно Волкова Марина Александровна, однажды не дождалась свою 8-летнюю дочь Леру из школы, а, придя за ней, узнала, что Лера была отправлена в 27-ю больницу для беспризорных детей (впоследствии, 21 февраля в приют «Зюзино») в качестве «безнадзорного» и «беспризорного» ребенка.


Затем были составлены материалы на возбуждение на Марину Волкову уголовного дела по ч.1 ст.116 УК РФ. По версии детозащитников мать систематически избивала ребенка. В качестве доказательства оных экзекуций фигурировал акт об обнаружении у Леры царапины на лбу и двух синячков на лице. По версии следствия они появились следующим образом – мать повалила дочь на пол и долго била руками и ногами. Если принять данную историю на веру, то результат выглядит явно не соответствующим приложенным для его достижения усилиям.

В итоге, Лера провела в приюте более полутора месяцев и сидела бы и дольше, если бы отчаявшаяся мать не выкрала дочь из казанного дома. К тому времени Лера успела получить сильную психологическую травму, достаточно сказать, что на момент освобождения Волкова-младшая перестала выговаривать 10 (!!!) букв алфавита.

Волковы в зале суда

Состоялся суд. Марина Волкова пояснила, что синяки у дочки появились в результате бытового «несчастного случая». Марина (в момент произошедшего она была беременна, что придает действиям опеки особую омерзительность) полезла по хозяйственной надобности на стул, не удержалась, упала и, падая, толкнула дочь. Сама Лера заявила, что мать никогда ее не била и единственным дисциплинарным взысканием, которому она (Лера) подвергалась, было лишение мороженого. Следует отметить, что ребенка хотели допросить в отсутствии матери, но сделать это не получилось. Лера, услышав, как Марине Волковой сказали выйти, видимо, испугалась, что ее хотят забрать снова, вцепилась в мать, начала рыдать и дико кричать: «Мамочка! Не уходи ради бога!».

http://t-moshkin.livejournal.com/21215.html
А здесь можно посмотреть видео про Ювенальную Юстицию:


http://kolohost.ru/?p=3647

Если найдутся люди, верящие в то, что заграницей-то Ювенальная Юстиция действует хорошо:

- Муж сфотографировал свою жену, когда она кормила сына грудью. Арест за сексуальные действия с несовершеннолетними (ртом тыкать парня в женские сиськи!), ребенок в приюте.

- У ребенка появились трещины в костях из-за недостатка витаминов. Авитаминоз был вызван неправильным питанием, которое РЕКОМЕНДОВАЛ доктор. Супруги арестованы за возможное причинение насилия к детям, дети в приюте. После трёх лет судебных мытарств признана врачебная ошибка, вердикт суда – “детей не отдавать, слишком поздно”.

- Ребенок ударился о кофейный столик и получил синяк, мать показала синяк педиатру. Арест, ребенок в приюте.

- Один рассеянный профессор купил семилетнему сыну на стадионе бутылку лимонада. Лимонад оказался алкоголесодержащим, типа пива. Профессор про подобную бурду никогда не слышал. Профессор в суд, ребенок – в детдом. Прямо со стадиона.

- Мать отошла на минуту (одну) от машины со спящей дочерью на 10 (десять) метров положить монетку в благотворительную кружку. Арест, детдом.

- Мать близнецов меняла подгузники одному, тогда как его восьмимесячная сестра попыталась встать и упала, ударившись головой. Педиатр, конечно, настучал. Детей (грудных!) в детдом, позже вернули бабушке ($75000 потрачено на адвокатов), матери запрещено к ним приближаться.

- Родители заснули днём, ребенок отправился на прогулку без присмотра. Арест, детдом.

- Женщина отправила троих детей в школу, четвертого оставила дома дожидаться няню, сама пошла на работу. Ребенок залез на подоконник, вахтер заметил и вызвал полицию. Тюрьма, в детдоме все четверо.

Ну и напоследок, английская история. Лишена родительских прав мать-наркоманка. Суд последовательно отказал в усыновлении:
а) родным бабушке с дедушкой (46 и 59 лет);
б) нескольким “обычным” парам.

Двое детей, мальчик и девочка, переданы на усыновление паре гомосексуалистов.

Пришли и забрали вообще без суда и без следствия трёхлетнего ребёнка. На две недели без права общения даже по телефону. Через две недели вернули: “Если ещё раз повториться, мы будем жёстче”. Спрашиваю: “А что повторится-то?” Сучка 23-летняя из социальной защиты ничего не ответила. Ничего не ответила.

http://egland.livejournal.com/183068.html
Вернувшись домой, я нашла обескураженную двоюродную сестру. Ребёнок мой был забран социальными работниками в интернат. Алла рассказала мне подробности случившегося.
Когда я пошла на работу, она уложила малыша спать, а сама убежала, (как уверяет, совсем не на долго) на свидание.


Парень мой проснулся, открыл окно и стал смотреть на улицу. В России он всегда так коротал время. Мы жили с ним вдвоём, и если я отлучалась в магазин, он выходил на балкон и «общался с народом». Жили мы на первом этаже, и возвращаясь с сумками, я видела у окна очередную добрую тётю, которая успокаивала мальчика: – Вон, уже бежит твоя мамка.
И на этот раз пятилетний оратор обратился «с трибуны» к народу.

– Дя-дя! Тё-тя!
- Мальчик, где твоя мама?
- Её нет дома.
- Ты один?
- Один.

И началось… В полицию сообщили, что ребёнок собирается спрыгнуть с окна и закончить жизнь самоубийством. Мать у него, ну конечно же проститутка. Из России все разведёнки-проститутки, а мужики, естественно, мафия…

http://rimmalove.livejournal.com/59072.html
Кевин Радд обратился к так называемым “забытым австралийцам” – детям из неблагополучных, бедных европейских семей, которые были переселены в Австралию для увеличения численности белого населения. По этой программе в Австралию перевезли около 500 тысяч детей-мигрантов. Причем зачастую взрослые не подозревали, что их дети будут отправлены за границу. Детям же говорили, что их родители умерли.


“Простите, что в детстве вас забрали от родителей и переселили в приюты, где над вами издевались. Простите за физическую и душевную боль, за то, что вы не знали любви, нежности и заботы. Простите за большую трагедию потерянного детства”, – заявил австралийский премьер.

http://lenta.ru/news/2009/11/16/children/
Напомним историю Натальи Захаровой. В начале 1990-х годов она вышла замуж за француза, уехала в Париж и родила дочь. Однако жизнь не сложилась, так как супруг жестоко обращался с девочкой и употреблял наркотики. После развода, по решению суда по семейным делам, Маша осталась с мамой, и, если бы дело происходило в России, так продолжалось бы и по сей день. Но во Франции существует еще и ювенальный суд. Когда Маше было три года, ее, по просьбе бывшего мужа Натальи, насильно разлучили с мамой, отдали в приют, а затем в приемную семью. И вот уже девять лет Наталья не может вернуть дочь, несмотря на то, что ее дело получило широкую международную огласку и обсуждалось на самом высоком межгосударственном уровне. С просьбой помочь воссоединению семьи обращался к кардиналу Франции (а во время своего визита во Францию еще и к президенту Николя Саркози) и Святейший Патриарх Алексий II. Но проблема до сих пор не решена, потому что ювенальная юстиция – это государство в государстве. Она являет собой этакий «правовой Ватикан» и действует по собственному усмотрению…


“Меня обвиняли в том, что я хочу сохранить с ней слишком тесную связь и «удушаю ее своей материнской любовью». В деле Маши есть запредельные по своей наглости и цинизму рапорты сотрудников социальных служб, которые не были с нами даже знакомы! Работая в нашей ассоциации и разбирая судебные решения, мы с удивлением обнаружили, что рапорты, составленные на пострадавшие семьи, опять-таки слово в слово повторяли друг друга! Менялись только фамилии и адреса. И мы еще раз убедились, что существует некая единая «рыба». Судьи выносят одни и те же решения, обвиняя родителей в «удушающей любви к своим детям»…

Для многих французских судей по детским делам «удушающая, захватническая любовь» – самое опасное деяние, которое может нанести страшный физический и моральный вред ребенку. Например, судья Валентини, четвертая по счету в нашем деле, заявила в разговоре с моим адвокатом, что в девяти случаях из десяти она отнимает детей у родителей именно на этом основании…

…Отняв детей, родителей еще и обязывают платить за то, что их ребенок отобран и воспитывается чужими людьми. Поэтому чем родители богаче, тем выгоднее у них отбирать детей…

Таких случаев масса. Приведу те, которые потрясли меня больше всего. У нас было большое совещание, на котором присутствовало 250 пострадавших семей из разных городов Франции. Рядом со мной сидела молодая беременная женщина. Она рассказала, что после развода с мужем сотрудники социальных служб написали на них донос, и их маленький ребенок был помещен в приют. Потом она встретила другого мужчину, вышла за него замуж. И когда родила от него ребенка, то малыша забрали прямо с родильного стола. Она даже не успела его рассмотреть!

Заявили, что раз она была плохой матерью для первого ребенка, то, вероятно, будет плохой и для второго. Не могла же она так быстро «исправиться»! Поэтому жизнь новорожденного в опасности, его надо срочно изолировать от матери.”

http://www.pravoslavie.ru/guest/080131143826.htm
Когда моему старшему сыну Андреасу было полтора года, я водила его в открытый детский садик. Это такой платный садик, куда дети ходят вместе с мамами, и каждая мама самая смотрит за своим ребенком. В то время я была беременна вторым ребенком. И вот работники детсада подали на меня жалобу в Комитет, мол, я утомленная, нахожусь в депрессии. Как я уже говорила, в Норвегии принято всегда улыбаться, что не является свойственным мне. Да если бы я знала, какие из-за этого буду иметь проблемы, улыбалась бы из последних сил, – рассказывает Оксана. – Заодно пожаловались и на то, что мой полуторагодовалый сын не всегда смотрит в глаза взрослым, если с ним разговаривают.


Нам было не легко избавиться опеки Комитета. Только родился мой второй сын Герман, как там решили, что с одного года он обязательно должен посещать детский садик. Не прекратили они наблюдать и за старшим сыном. Каждую неделю работники Комитета посещали его в детском садике, кроме того, приходили к нам домой и давали советы, как воспитывать детей.

Такая навязчивая опека очень нас бесила, поэтому мы решили обратиться в суд и наняли адвоката. Адвокат говорил нам, что от советов можно было отказаться, однако в Комитете настаивали на этом. Они утверждали, что легче формировать маленького ребенка, чем подростка, который уже испорчен.

Был случай, когда в Комитет направили жалобу на подростка и выяснилось, что его родители в свое время отказались от воспитательных советов. Это сыграло решающую роль, подростка забрали от родителей, мол, им в свое время предлагали сформировать ребенка, а они отказались.

http://pan-baklazhan.livejournal.com/9313.html
Абсурд? Кто-нибудь сомневается, что после введения Ювенальной Юстиции у нас все это будет выглядеть в разы хуже и абсурднее?


А вот мнение типичного сторонника введения Ювенальной Юстиции в России:

Правильно, что сверху прикажут. А я больше 25 лет работаю с детьми, и вижу, какие ужасы с ними творят в семьях, а сделать ничего нельзя, повлиять на семью, где ребёнка систематически избивают, никак нельзя. И не только в битье дело. Иногда внешне всё культурненько, а на деле… Сколько сломанных судеб, вы бы знали… Сколько попыток суицида, сколько побегов из дома… Должен кто-то иметь влияние на семью, чтобы прекрастили измываться над детьми?

А сколько “многодетных”, у которых дети по интернатам, но которые активно борятся за права многодетных? А сколько детей, искалеченных неправильным лечением и питанием?
Необходим орган, который отслеживал бы жизнь ребёнка в семье! Родители должны знать, что ребёнок – не их игрушка, что его есть кому защитить!

А ещё вы, очевидно, не знаете, что такое детский дом. В 90% детский дом – очень комфортное заведение. Даже чрезмерно.

http://fritzmorgen.livejournal.com/255782....01350#t49901350
Источник http://www.berkem.ru/o-yuvenalnoj-yusticii-2/


Дата регистрации: 20.10.2008
Комментарии:
0
Просмотров 25
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+