Личный кабинет
Актуальное прошлое и настоящее

Ценность профессии учителя в советской культуре






Сидорова Галина Петровна
кандидат исторических наук
кафедра истории и культуры, Ульяновский государственный техническй университет

Ценность профессии учителя в советской культуре и ее отражение в массовом искусстве 1960–1980-х

Ценность – одна из форм духовной предметности культуры. Анализ ценностных оснований деятельности является одним из ведущих направлений культурологического исследования. Профессия – важнейшая социальная ценность и базовая ценность хозяйственной культуры. Ценность профессии учителя в образах массового искусства изучается на основе системного подхода, который требует исследовать культуру во взаимосвязи ее материальной, духовной и художественной подсистем. Искусство, согласно системной модели культуры М. С. Кагана, – единственный плод деятельности, воссоздающий человеческое бытие в его целостности, позволяющий проникнуть в глубинную суть представляемой им культуры. В искусстве можно найти знания и ценности, отражение реальности и идеалы [4, с. 19]. В изучении ценности профессии через образы массового искусства применяется семиотическая теория Ю. М. Лотмана, согласно которой исходно заложенный в текст смысл подвергается в ходе культурного функционирования текста сложным трансформациям, в результате чего происходит приращение смысла [5, с. 190].

ОбзорЦенность профессии с 1960-х гг. входила в поле зрения советских социологов, экономистов, философов, рассматривалась или затрагивалась в рамках многочисленных исследований массового сознания, ценностных ориентаций и образа жизни (Б. Грушин, П. Ф. Дубовой, Е. Н. Жильцов, А. Г. Здравомыслов, В. А. Ядов, М. А. Славина). В 1990-е гг. ценность профессии затрагивается в рамках исследования особенностей социально-экономической структуры советского общества (В. В. Радаев), хозяйственной этики в советский период (Н. Н. Зарубина). Опыт исследования художественных репрезентаций профессии гораздо скромнее. В советское время интерес исследователей был направлен преимущественно на воплощение в искусстве рабочих профессий (Е. В. Николаева). Из современных авторов следует отметить О. В. Теплинского, чей труд посвящен изучению репрезентации научной интеллигенции в советском кинематографе [11]. Что касается профессии учителя, есть публицистика, где рассматривается трансформация образа учителя в советском киноискусстве с конца 1940-х до времени Перестройки, от «справедливо-плакатных» и монументальных учителей до учителя-друга и наивного учителя [6]. Таким образом, тема репрезентации в советском искусстве профессий вообще и профессии учителя, в частности, остается мало изученной.

Основная частьЗадачи статьи: выявить особенности художественной репрезентации профессии учителя в советском массовом искусстве 1960–1980-х. В художественных репрезентациях выявить особенности профессии учителя в аспекте ее ценности для получения материальных благ, в динамике от времени «оттепели» к «семидесятым». В решении поставленных задач применяется официальная советская социальная структура «2+1» и аксиологическая типология субъекта советской хозяйственной культуры, выстроенная автором по критерию ценностной мотивации деятельности: «строитель коммунизма», «честный труженик», «обыватель». В художественных репрезентациях профессии выделяются два дискурса: идеологический и повседневный. Идеологический дискурс: профессионализм трудящихся имеет важное значение для создания материально-технической базы коммунизма. Повышение профессионального мастерства – одна из задач формирования нового человека. В СССР всякий труд и всякая профессия почетны. Авангард общества – рабочий класс. «Учитель с СССР осуществляет коммунистическое воспитание, образование и обучение подрастающего поколения. Основой его авторитета служат коммунистическая убежденность, широта кругозора, высоконравственное поведение и педагогическое мастерство» [13]. Повседневный дискурс: в массовом сознании приоритет отдавался «интеллигентным» профессиям, высшее образование воспринимали не только как приобретение профессии, но и как рост престижа семьи [3, с. 117]. Дипломы освобождали от тяжелого физического труда, обеспечивали сносный доход и определенный престиж занятий. Повышалось материальное и социальное положение групп, причастных к распределению в сфере торговли, снабжения, транспорта [8]. В начале 1960-х ценности профессии и профессионализма были высоко значимы для молодежи всех социально-профессиональных групп [2, с. 185]. С середины 1960-х более важный для общества квалифицированный труд стал приносить все меньшие доходы и пользоваться меньшим уважением в обществе, чем труд неквалифицированный, и тем более тот, что приносил незаконные доходы [10, с. 282]. Среди молодежи ценность профессии снизилась. Рос престиж управленческих профессий и должностей.

Если в изобразительном искусстве 1960-х создаются преимущественно образы людей рабочих профессий, то в литературе, драматургии и киноискусстве заметно растет количество образов людей интеллектуальных профессий. Здесь отразился один из основных социальных процессов времени НТР – устремление массы людей в профессии нефизического труда, чему способствовала отмена платы за обучение в старших классах средних школ, в средних специальных и высших учебных заведениях СССР с 1 сентября 1956 года.

Художественные репрезентации говорят о престиже профессий нефизического труда в обществе, особенно среди колхозников. Объяснить это несложно: в условиях оплаты труда колхозников по трудодням до 1966 года, «специалисты» в колхозе – бухгалтер, агроном, зоотехник, инженер-механик, врач, учитель и председатель получали ежемесячную денежную зарплату.

Престиж профессии учителя сложился в 1930-е годы, когда масса советских людей была неграмотна и малограмотна, а СМИ, СМК, сеть библиотек были развиты слабо. Получение знаний в большой степени зависело от учителя. На этом строился его авторитет. В начале 1950-х, по воспоминаниям актрисы Э. Быстрицкой, профессия учителя была очень уважаемой [1, с. 26]. В 1960-х престиж профессии учителя в обществе еще высок, отчасти это дань традиции. Но на фоне стремительного развития СМИ, СМК и средств транспорта, сети библиотек учителю все сложнее заслужить авторитет.

В искусстве «оттепели» образов учителей немного, но достаточно для понимания их роли в обществе и материального благосостояния: Ю. Семенов «Петровка, 38», В. Распутин «Деньги для Марии», х/ф «Весна на Заречной улице». Художественные тексты показывают, что по отношению к профессии учителя общество, во всяком случае, городское, стало дифференцированным: всеобщего и безусловного уважения нет, «обыватель» с 7 классами образования, рабочей профессией и хорошим заработком к учителю относится свысока (х/ф «Весна на Заречной улице»). Поскольку индустриальное общество в СССР развивалось неравномерно, более высоким оставался авторитет сельского учителя: Евгению Николаевичу 36-37 лет, «но в деревне его величают все, даже старики, потому что вот уже лет пятнадцать он директор школы» (В. Распутин «Деньги для Марии»). В 1961 году средняя зарплата по стране – 81 рубль в месяц, в народном образовании – 72 рубля [9],[7]. В художественных образах городских учителей показан средний или ниже среднего уровень благосостояния. Рядовой учитель, «честный труженик», увлеченный своим делом, непритязателен к материальным благам и живет на зарплату – скромно. Молодому специалисту, не имеющему детей, маленькой зарплаты хватает на то, чтобы вполне добротно и модно одеваться (х/ф «Весна на Заречной улице»). Зарплата учителя не позволяет в равной мере удовлетворить потребности духовные и материальные. «Честный труженик» отдает предпочтение пище духовной и жертвует материальными благами: в квартире пожилого московского учителя Льва Ивановича множество книг и поломанная тахта со старым порыжелым одеялом. Он одет не просто скромно, а бедно. Приглашает любимого ученика в театр, но из‑за своих рваных ботинок «ужасно конфузится», в антракте не встает с кресла и не выходит (Ю. Семенов «Петровка, 38»). У сельского учителя благосостояние выше, чем у колхозника. Поэтому Кузьма, в поисках денег на покрытие недостачи у жены в магазине, в первую очередь идет к директору школы: тот держит большое подсобное хозяйство и «деньги у него есть. Живет он вдвоем с женой – она у него тоже учительница, – зарплата у них хорошая» (В. Распутин «Деньги для Марии»).

В «семидесятые» годы среди молодого поколения снижается ценность профессии учителя. На фоне развития СМИ, СМК, транспорта, сети библиотек общество становится все более информированным, образованным и независимым от учителя в получении знаний. Престиж профессии снижается на фоне развития советского общества потребления, дефицита материальных благ и роста престижа профессий в сфере торговли, общественного питания и сферы услуг: В 1970 году средняя зарплата по стране – 115 рублей в месяц, зарплата учителя – 108 рублей, в 1980 году соответственно 155 и 136 рублей [9],[7], как в сфере торговли и общепита, а возможности получения материальных благ гораздо ниже. Преимуществом профессии учителя считается отпуск 48 рабочих дней. Сельские учителя обеспечиваются бесплатной квартирой с отоплением и освещением, земельным участком.

В искусстве 1970-х количество образов учителей заметно растет. В советской культуре, где главными функциями искусства считаются ценностно-ориентирующая и воспитательная, это говорит о нарастании социальной проблемы: Г. Полонский «Доживем до понедельника», Н. Долинина «Разные люди», х/ф «Розыгрыш», «Ключ без права передачи», «Приезжая», «Расписание на послезавтра», «Дневник директора школы», «Вам и не снилось» и др. Художественные тексты отражают отношение общества: столичные ученые сочувствуют сельскому учителю из-за огромной перегруженности в школе и на общественной работе. «Плохо то, что некогда книгу почитать, фильм посмотреть. Они падают от усталости». Теперь колхозник сочувствует учителю: «я, необразованный человек, живу лучше ее… Она наших детишек учит, а живет хуже» (В. Шукшин «Печки-лавочки»). В середине 1970-х городской и сельский учитель живет скромно (х/ф «Ирония судьбы», «Розыгрыш», «Приезжая»). Диалог московского врача и ленинградского учителя: «И все-таки у нас с вами самые замечательные профессии, самые нужные! – Судя по зарплате, нет» (х/ф «Ирония судьбы, или с легким паром!»). Зарплата сельского учителя повышается за счет приписывания для отчетности часов по каким-либо дисциплинам, уроки труда иногда проводятся в домашнем хозяйстве директора школы (х/ф «Приезжая»). Приехавшие по распределению в село не всегда получают законные блага и от трудностей быта через полгода сбегают (х/ф «Баламут»). В конце 1970-х обывательская молодежь профессию учителя презирает: «Что вы! Педагогика нынче – ужас! Учителя все как на подбор недоумки» (х/ф «Вам и не снилось»), «Педагогика непрестижна. Идут в нее только неудачники» (Г. Щербакова «Дверь в чужую жизнь»). При этом «девчонки идут в педагогический только потому, что не знают, чему учиться, нет никаких серьезных пристрастий». (А. Лиханов «Благие намерения»). Отсюда большое количество непрофессионалов. Свою профессию и детей они не любят, общество отвечает им тем же: замкнутый круг. Многие выпускницы пединститутов, чтобы не работать по распределению в селе, выходят замуж и работают в городе не по специальности («Благие намерения»). Престижным был труд преподавателей вуза, оплачивался он выше, особенно при наличии ученой степени, но «преподавательская работа вообще тяжела, а здесь она была поистине каторжной» (И. Грекова «Кафедра»).

Художественные образы учителя говорят о том, что в социалистическом индустриальном обществе эта профессия стала сферой преимущественно женского труда. В живописи, литературе, драматургии и кино мужчина-учитель, особенно талантливый, выступает в меньшинстве (х/ф «Доживем до понедельника»). Напротив, среди преподавателей вузов – доцентов и профессоров мало женских образов. Здесь искусство отражает жизненные реалии: в подавляющем большинстве женщины работали в средних школах, в 1986 году 75% работников народного образования, составляли женщины [12].

ВыводыИзучение профессии учителя в образах массового искусства, с применением системного подхода, сравнительного и семиотического анализа, приводит к следующим выводам. Искусство в целом репрезентировало ценность профессии учителя в двух дискурсах: идеологическом и повседневном. В песне, прикладной графике и отчасти в живописи представлен идеологический дискурс о профессии. В литературе, драматургии и кино, отчасти в живописи репрезентации профессии соединяют в себе идеологический и повседневный дискурсы.

В художественных репрезентациях профессии учителя отобразилось советское общество – смешанный тип индустриального и доиндустриального, традиционного и инновационного, закрытого и открытого, массового, потребительского. Отобразился субъект культуры – человек разных аксиологических типов. В образах учителей искусство в целом и по-разному отобразило идеалы и реалии советской культуры, ценности официального и повседневного уровней, достижения и проблемы, гендерные особенности профессии, развитие инновационного типа культуры и сохранение традиционных технологий. Художественные репрезентации профессии в динамике от времени «оттепели» к «семидесятым» отражают смещение ценностных ориентаций от социалистических к традиционным ценностям и ценностям массового общества потребления, показывают рассогласованность декларируемой финальной ценности (коммунизм) и реальных финальных ценностей, мотивирующих деятельность подавляющего большинства субъектов культуры. Изучение динамики ценности профессии учителя в советской культуре способствует пониманию природы кризисных явлений в культуре и жизни современной России.

Библиография 1. Быстрицкая Э.А. Встречи под звездой надежды. М.: Вагриус, 2003. 256 c. 2. Грушин, Б. А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. В 4 книгах. М.: Институт философии, 2001-2006. Книга 1. 624 с. 3. Зарубина, Н. Н. Социально-культурные основы хозяйства и предпринимательства. – М.: Магистр, 1998. 360 с. 4. Каган, М. С. Философия культуры. Санкт-Петербург, 1996. 416 с. 5. Лотман, Ю. М. К современному понятию текста / Ю. М. Лотман // История и типоло-гия русской культуры. СПб.: «Искусство СПб», 2002. С. 188-191. 6. Любимые фильмы о школе: уроки жизни. Зина Корзина URL: http://lady.mail.ru/article/75668/ (дата обращения 03.09.2012). 7. Оплата труда и доходы населения URL: http://www.great-contry.ru/content/sssr_stat/ (дата обращения 25.08.2012). 8. Радаев, В. В. Хозяйственный мир России: советское общество // Российский экономический журнал. 1996. № 4. С. 69-76. 9. Средняя заработная плата в России и СССР с 1883 по 2010 годы URL: http: //tort.blog.ru/ (дата обращения 25.08.2012). 10. Сусоколов, А. А. Культура и обмен: Введение в экономическую антропологию. – М.: SPSL. – «Русская панорама», 2006. 448 с. 11. Теплинский, О. В. Научная интеллигенция в советском кинематографе: Основные тенденции репрезентации: Диссертация. – Краснодар, 2006. 209 с. 12. Труд // Великая страна СССР. URL: http://www.great-country.ru/content/sssr_stat/(дата обращения 10.07.2012). 13. Учитель //БСЭ URL: http://slovari.yandex.ru (дата обращения 05.09.2012).


    21.12.2012 | 21:44
    В. К. Пользователь

    Кто бы мог подумать, но оказывается уже в 60-е гг. прошлого века авторитет учителя дал трещину. Да ничего не происходит вдруг и сразу.


     

Дата регистрации: 19.08.2007
Комментарии:
1
Просмотров 99
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+