Личный кабинет
Всё с нуля

Так было 2 года назад. А что сейчас?




Эту запись я написала в своем личном дневнике 2 года назад. Сейчас нашла, прочитала и задумалась: а что из этого списка стало работать на пользу школе или исчезло вовсе за прошедшие 2 года? Помогите разобраться.



2 сентября была полукруглая дата – пять с половиной лет моей работы в школе и в этой системе вообще. До 2 марта 2009 года с системой образования меня связывало только то, что мои дети учились в школе. Теперь все совсем иначе.

Я сегодня думала о чем-то другом, с работой не связанным, но как-то так получилось, что стала вспоминать о тех событиях в системе образования за последние пять с половиной лет, которым я была свидетелем. И теперь попытаюсь записать. Нет, это не анализ. Что-то важное я, наверняка, забуду. Хронологии придерживаться не смогу. Одно лишь могу сказать: если я про это сейчас вспомнила, значит, это событие достаточно сильно повлияло на школу и на меня соответственно.

И еще одна ремарка: какие-то изменения, о которых я сейчас напишу, являлись следствием принятого в 2012 году закона об образовании, какие-то – результатом инициатив московского образовательного начальства, но все, что я перечислю, пришло в школу сверху, чаще всего с нажимом, прессингом.

Итак, поехали.

  1. Введение обязательного 3 часа физкультуры для всех классов. С учетом того, что в большинстве школ спортивный зал один, а классов много, это привело к тому, что частенько в зале занимается одновременно 2 класса, то есть плюс минус 50 человек. Следствие – участились травмы, получаемые на уроке.

  2. Уравнивание финансирования гимназий, лицеев, центров образования с районными школами. Следствие – в школах повышенного уровня стало меньше денег, а, значит, меньше возможностей предоставлять этот повышенный уровень , сократилось количество дополнительных занятий, факультативов, элективов.

  3. Введение новой системы оплаты труда. Теперь зарплата учителя зависит от величины так называемого ученико-часа. В итоге учитель, который работает в классе, в котором меньше учеников, получает меньше денег по сравнению с учителем, работающим в классе большей наполненности.

  4. Прекращение действия лужковского решения о двукратном увеличении зарплаты учителям иностранных языков. Следствие – много опытных учителей ушло в репетиторы, в школы пришли юные барышни, выпускницы институтов, которые, проработав пару лет, уходят в декрет. У моего сына за 7 лет учебы сменилось пять учителей английского языка. У дочери за 4 года – 4 учителя.

  5. Кампания по объединению школ и детских садов. В итоге образуемые в процессе объединения образовательные монстры практически не управляемы. Сокращаются ставки, ради экономии из школ и садиков увольняют психологов, логопедов, социальных педагогов. Детей тасуют по зданиям, как колоду карт. Школа из подобия дома (где-то удачного подобия, где-то нет) превращается в фабрику по производству выпускников.

  6. Узаконены платные услуги. Теперь школа может зарабатывать деньги, а чиновники – те вовсе уверены, что она обязана это делать. В итоге то, что еще год назад дети в своей школе получали бесплатно, теперь предлагается им за деньги.

  7. Появление федеральных государственных стандартов – ФГОС. Слова в этих стандратах написаны вполне разумные, но реализовано это так, как описано, быть не может. Но чиновники требуют результат. Следствие: учителя вынуждены отказываться от некоторой части наработанного опыта и получать новый, по ФГОСам, в режиме реального времени, то есть на своих учениках. У учителей нет уверенности, что это приведет к повышению уровня образования детей, но многие считают, что случится обратное.

  8. Введение ОРКСЭ, курса преподавание культуры разных конфессий или светской этики. Готовых преподавателей этого курса нет. Редкая школа может предложить родителям реальный выбор, поэтому чаще всего склоняют к тому курсу, по которому есть хоть какой-то преподаватель. Многие педагоги, преподающие основы православной культуры, пытаются примерить на себя роль пропагандистов православия. 

  9. Перевод школ на пятидневный учебный план. Следствие: у детей есть два полноценных дня в неделю, но у детей из школ повышенного уровня в остальные дни по 7-9 уроков. Например, у моей дочери, девятиклассницы, два раза в неделю уроки заканчиваются в 17.30. Особенно непросто тем детям, которым теперь приходится выбирать: остаться в школе на урок второго иностранного (который они изучают с 5-ого класса) или идти в художку, музыкалку или спортивную школу, в которой они тоже давно учатся.

  10. Организованная поездка детской группы (класса) за пределы МКАДа теперь практически невозможна. Потому что разрешение на нее надо получать в окружном управлении образования, предварительно оформив огромное количество документов. Конкретно в нашей школе традиционные поездки по городам Золотого кольца стали исключительно воспоминанием.

  11. Электронный документооборот: облачные кадры, облачная бухгалтерия, информационные системы. Результат – бюрократическая нагрузка возросла, а не уменьшилась. Создано огромное количество разнообразных баз данных, в которые школа обязана вносить разнообразные сведения. Как правило, одни и те же, но в разные базы. Базы написаны криво, работать в них неудобно. 

  12. Постоянные изменения в ЕГЭ и ГИА. Каждый год в процедуре или заданиях что-то меняется. Учитель вынужден на ходу перестраиваться и подстраиваться под новые требования. У детей нервозность только повышается от того, что правила игры меняются постоянно. Школа выпускает 30 процентов готовых невротиков.

  13. Покупки через торги. Теперь свои бюджетные деньги школа может тратить только через торги. Даже для покупки коробки мела надо формировать заявку (по непростым правилам), открывать аукцион, заключать договор с победителем. Как показывает практика, через торги все обходится существенно дороже.

  14. Появление электронного журнала. Очень удобно и для учителей, и для детей, и для родителей. Было до этого года, когда все московские школы принудительно подключили к новому журналу МРКО, который неудобен всем пользователем от директора до ребенка.

  15. Создание однотипных, убогих официальных сайтов для всех образовательных учреждений Москвы с требованием публиковать на них бОльшую часть документов учреждения. В итоге вместо виртуальных отражений, в которых было видно, как живет школа, чем дышит, что в ней происходит, должны остаться бюрократические свалки, которые, по мнению чиновников, только и могут быть представительством образовательного учреждения в интернете.

  16. Введение рейтинга школ. Критерии оценки школ крайне сомнительны. При этом администрации многих школ теперь живут под девизом: «Все для рейтинга! Все для победы!» То, что на рейтинг не влияет, внимания администрации не удостаивается, каким бы прекрасным, полезным и замечательным оно ни было.

 

Конечно, я что-то забыла.  Но хочу сказать, что все, что я перечислила, так или иначе влияет на жизнь школы, детей и учителей. Самое главное следствие всего произошедшего, на мой взгляд, - уничтожение в школьном образовании нормальной рабочей атмосферы. Спокойно работать, сидючи на пороховой бочке, которая регулярно потрескивает, - невозможно. 




    avatar 27.11.2016 | 15:49
    Василий Пастушенко Пользователь

    С ужасом констатирую, что главные проблемы, волнующие в данной момент учителей, являются зарплата и хаос от организационно-административной чехарды образовательных властей, демонстрирующих какие-то движения, необходимые для отчетов, но мало продуманные и целесообразные.

    Ни в одном пункте не была высказана потребность в совершенствовании методологии обучения детей. А это именно центр внимания в моей концепции. Что ж, остаётся надеяться, что такой перекос озаботит образовательные власти. Я в такой ситуации бесполезен и, очевидно, "не актуален".


     
      avatar 27.11.2016 | 15:59
      Светлана Лаврентьева Пользователь

      Я не учитель, я не преподавала в школе, занималась в ней совсем иными вещами, поэтому для того, чтобы говорить что-то про методологию обучения, не имею ни права, ни необходимых знаний.


       
        avatar 28.11.2016 | 19:39
        Sergey Passionar Пользователь

        Светлана Лаврентьева,

        Я не учитель, я не преподавала в школе, занималась в ней совсем иными вещами, поэтому для того, чтобы говорить что-то про методологию обучения, не имею ни права, ни необходимых знаний.

        Светлана Витальевна, верно ли то, что Вы - журналист, редактор портала, а обратная связь с учителями у редактора очень объемная. По открытым личным данным Вы - из Питера или Москвы?

        Обращают на себя внимание две нестыковки:
        - Учителям английского не сняли лужковские, а перевели на НСОТ и контракты. Как директор (прикрытый Советом школы) повернул, так учитель и получит, или нет.... То же касается всех работников школы.

        - Окружных управлений в Москве давно нет, может пока остались в Питере....

        Интуинтивно перечисленное объективно СОЧУВСТВУЕТСЯ учителями, но чиновники и сотрудники вышесидящие требуют "статистики" в качестве оснований для таких тезисов....
        Ваше мнение частное, как гражданина, родителя или как журналиста СМИ, сотрудника редакции Педсовета.ОРГ выше?




         
          avatar 28.11.2016 | 19:47
          Светлана Лаврентьева Пользователь

          В данном случае я выступаю как частное лицо. Как человек, дети которого учились и учатся в российской школе, как человек, работавший в школе и чувствующий все эти изменения "на собственной шкуре".


           
            avatar 28.11.2016 | 23:09
            Sergey Passionar Пользователь

            Светлана Лаврентьева,

            В данном случае я выступаю как частное лицо. Как человек, дети которого учились и учатся в российской школе, как человек, работавший в школе и чувствующий все эти изменения "на собственной шкуре".


            Спасибо за честное, непредвзятое мнение. Жаль, что сейчас учителям навязаны иные "ценности".


             



        avatar 27.11.2016 | 17:15
        Василий Пастушенко Пользователь

        Светлана Лаврентьева,

        Я не учитель, я не преподавала в школе, занималась в ней совсем иными вещами, поэтому для того, чтобы говорить что-то про методологию обучения, не имею ни права, ни необходимых знаний.


        Я тоже не профессиональный школьный учитель, хотя преподавал физику в вечерней школе в Москве и читал лекции студентам в Австрии. Однако убежден, что имею полное право говорить о школе вообще, уже на основе памяти о своей школе: многое до сих пор помню, хотя в чем-то оценки происшествий поменялись. И все же школа - это главная ступень превращения из несмышленого ребенка в человека разумного. По этой причине не может быть запрета сказать свое слово на эту тему тому, у кого есть что сказать.


         
          avatar 28.11.2016 | 19:49
          Светлана Лаврентьева Пользователь

          Я написала именно то, что написала: поскольку я не работала учителем, я не могу писать о методологии обучения.


           




Дата регистрации: 23.10.2010
Комментарии:
7
footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+