Личный кабинет
Человек как воспитатель и воспитуемый

Поучительная история с географией






Одна из первых запрещенных в России книг

В 1795 году в Петербурге была издана книга под длиннейшим, по тогдашнему обычаю, названием: «Новейшее повествовательное землеописание всех четырех частей света, с присовокуплением самого древнего учения о сфере, также и начального для малолетних детей учения о землеописании. Российская империя описана статистически, как никогда еще не бывало. Сочинено и почерпнуто из вернейших источников, новейших лучших писателей, учеными Россианами. Иждивением книгопродавца Ивана Глазунова. В Санкт-Петербурге, при Императорской Академии наук».

Это был трехтомный труд по географии и истории, тесно связанных вместе. В «Преуведомлении» утверждалось, что «в опровержение тех обидных для Российского Народа мнений якобы оный больше влечения имеет к чтению растлевающих книг, каковы Фоблазы, Кандиды, Вертеры, Новые Елоизы, Совестьдралы, глупые и невкусные сказки о Бовах, Ерусланах и сим подобных — сей народ наиглавнейшее имеет устремление к чтению отечественного, а купно и других народов Землеописания и Истории, яко первоначального источника просвещения».

В первой части сведения по географии излагались в форме вопросов и ответов, например:

В. Как земля вообще разделяется?

О. На известный и неизвестный мир.

В. Какие малоизвестные земли лежат к югу?

О. Оных число велико, и потому новейшие землеописатели побуждены были сделать из оных пятую часть света — Австралию.

Вторая часть содержит «Статистическое землеописание Европейской России», весьма полное и интересное, причем дано немало сведений по истории. Вот здесь-то авторов и издателя ждали крупные неприятности.

Через несколько месяцев до ведома Екатерины II было доведено, что это сочинение содержит вольные мысли. Императрица велела запретить его продажу и отобрать у книгопродавцев все выпущенные экземпляры.

За шесть лет до того Екатерина запретила «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева как «книгу, исполненную самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный». Эти «вредные умствования» виделись ей теперь всюду.

В первую очередь ее возмутило то, что здесь была, хоть и робко, приоткрыта завеса над некоторыми страницами русской истории.

Так, сообщалось, что царь Федор Алексеевич назначил наследником младшего своего брата Петра, в обход другого брата — Ивана, «в рассуждении неспособности оного к правлению по болезни и слабодушию».

Далее говорилось, что Петр Первый «сам, умирая, не нарек себе наследника. Оставалось неизвестным, кому по нем царствовать; большая часть народа желала иметь государем своим принца Петра, сына несчастного Алексея, но сильнейшая сторона употребила все меры к возведению на престол Екатерины, супруги Петра».

В главе, посвященной Франции, о ее королях говорилось без всякого почтения: читателям сообщалось, что там царствовал «Людовик XIV, которого честолюбие привело в великое истощение доходы государственные, и которого пустосвятство лишило государство трудолюбивейших жителей. В правление его, по низости его ласкателей, деспотизм взошел на высочайшую ступень, путем уничтожения вольности и священных прав народа».

Как тут не вспомнить о Радищеве?

«Людовик XV предавался величайшим распутствам, оставляя правление своим министрам и любовницам, и подданные его начали скучать таковым поносным игом, которое частию сами на себя возложили».

Какие аналогии тут напрашивались! Можно ли было допускать столь крамольные высказывания?

В Москве полиция конфисковала 359 экземпляров «Новейшего повествовательного землеописания», и от всех книгопродавцев и содержателей типографий отобрали подписки с обязательством не продавать эту книгу, «яко запрещенную», под угрозой строжайшего взыскания. Продано до этого было только 36 экземпляров. Конфискованные были по приказу императрицы доставлены для хранения в Академию наук.

Этим дело не ограничилось: власти велели допросить цензора Князева, уже находившегося в отставке, «почему он сию книгу с таковыми выражениями пропустил для печатания».

Князев очень испугался и в пространном ответе оправдывался: «Ежели подлинно сии статьи напечатанными оказались, то сие последовало не от умышленности какой моей, но, может статься, были мною вымараны, а после сочинителем поновлены и прибавлены после моего подписания. Должность свою исправлял я рачительно и книги рассматривал со всей осторожностию».

«Новейшее землеописание» есть в отделе редких книг библиотеки имени В. И. Ленина. Но вот что примечательно: процитированные нами места, послужившие причиной его запрета, значительно смягчены. В них уже не упоминается ни о слабоумии Иоанна, ни о «несчастном Алексее». О Людовике XVI уже не сказано, что «он согласился на перемену в прежнем образе правления» — как можно! Вместо этого: «Людовик XVI происками беззаконнейшего сборища Якобинцев сужден был и бесчеловечно торгового смертию казнен в Париже».

Можно предположить, что «криминальные» фразы были изменены по указанию цензуры и часть листов напечатана в типографии Академии наук вновь, после чего книгу освободили из-под ареста.

Валентин ДМИТРИЕВ

===============

Наука и жизнь. 1978. № 11. С. 72-73




Дата регистрации: 21.10.2006
Комментарии:
0
Просмотров 26
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+