Личный кабинет
Школьное естествознание и современная наука.

Пища для тела и ума. Что мы больше лелеим?






"Выключите телевизор и займитесь дифференциальным исчислением"
М. Макдональд "Научи свой мозг работать".

Когда мы говорим, что человек следит за собой, что мы имеем в виду? Конечно же тело. И говорим, что следить за собой - это непременный компонет культуры. Мы отдаём должное человеку, который регулярно тренирует своё тело - занимается утренней или вечерней гимнастикой, йогой, футболом. Какой он молодец. Это видно, это бросается в глаза.
Конечно люди по разному "следят за собой": одним силы воли не хватает, другие - просто профессора самообманных наук, придумывают причины. Но, тем не менее, мы понимаем - следить за собой - это вроде как непременный атрибут культурного человека, это - тот идеал, которому желательно соответствовать.
Однако контрастным на этом фоне выглядит другой компонент - наш разум. О нём и поговорим.
Слово предоставляется известному педагогу-математику, получившему известность, однако, за несколько своих произведений - Льюису Кэроллу (с сокращениями):

"Завтрак, обед, чай. В худшем случае первый завтрак, второй завтрак, обед, полдник, ужин и стакан чего-нибудь горячего перед сном.

Какую заботу мы проявляем о пище для нашего счастливого тела! Кто из нас уделяет столько внимания своему разуму? В чем причина такого различия? Неужели из двух — тела и разума — первое гораздо важнее второго?
Отнюдь! Но от того, достаточно ли пищи получает тело, зависит жизнь, в то время как наше существование вполне может продолжаться на уровне животных (ибо слово «люди» здесь вряд ли уместно), даже если наш разум находится в состоянии крайнего истощения и мы полностью забываем о его нуждах. Именно поэтому Природа заботится о том, чтобы мы не могли сколько-нибудь серьёзно упустить из виду потребности нашего тела: ужасные последствия нашего легкомыслия — неприятные ощущения и боли — вскоре напомнят нам о наших обязанностях. Кроме того, заботу о некоторых жизненно важных функциях Природа берет на себя, не оставляя нам ни малейшего выбора. Если бы мы обрели возможность управлять собственным пищеварением или кровообращением, то для многих из нас это закончилось бы весьма плачевно.
Итак, говорю я, последствия пренебрежительного отношения к телу нам нетрудно представить и ощутить. Для некоторых из нас было бы неплохо, если бы наш разум стал таким же видимым и осязаемым, как и тело, чтобы его можно было, например, показать врачу и дать пощупать пульс.

— Любопытно, что это вы проделывали со своим разумом в последнее время. Хватало ли ему пищи? Он очень бледен, и пульс у него чрезвычайно замедлен.

— Должен признаться, доктор, что мой ум последнее время получал пищу не слишком регулярно, а вчера я обкормил его леденцами.

— Леденцами? А что это за леденцы?

— Множество головоломок, сэр!

— Я так и думал. Имейте в виду: если вы и впредь будете позволять себе подобные шутки, то рискуете окончательно испортить зубы своему разуму и заболеть умственным расстройством. В течение ближайших нескольких дней вам надлежит соблюдать строжайшую диету и исключить из пищи для вашего ума все, кроме самого лёгкого чтения! Будьте осторожны! И ни в коем случае не читайте романы!

Учитывая тот обширный печальный опыт, который многие из нас приобрели в выборе и дозировке пищи для тела, я считаю уместным попытаться переделать некоторые правила рационального питания тела в соответствующие правила питания ума.

Во-первых, мы должны заботиться о том, чтобы наш ум получал пищу надлежащего сорта. Мы очень скоро узнаем, какая пища полезна и какая вредна для нашего тела, и не испытываем особых трудностей, отказываясь от куска соблазнительного пудинга или пирога, который ассоциируется в нашей памяти с ужасным приступом расстройства желудка. Одно лишь название опасного яства неудержимо вызывает в памяти настойку ревеня и магнезию. Однако для того чтобы убедить нас в несъедобности определённой части излюбленного нами круга чтения, необходимо несравненно больше уроков. Вновь и вновь мы употребляем в пищу заведомо непригодный для этого роман, вслед за чем непременно следует обычная полоса дурных настроений, нежелание работать, безразличие, т. е. наш ум испытывает кошмары.

Во-вторых, мы должны тщательно следить за тем, чтобы наш разум получал съедобную пищу в надлежащих количествах. Умственное переедание, или чтение избыточного количества литературы, — опасное пристрастие, приводящее к ослаблению способности усваивать пищу и в некоторых случаях к потере аппетита. Все мы знаем, что хлеб — вкусная и здоровая пища, но кому из нас пришло бы в голову съесть за один присест два или три каравая хлеба? Однажды мне довелось услышать, как врач сказал своему пациенту, единственная болезнь которого сводилась к перееданию и отсутствию физических упражнений:

— Самым ранним симптомом переедания является гипертрофированное развитие жировой ткани.

Не сомневаюсь, что звучные длинные термины послужили мощной опорой несчастному, изнемогавшему под все возраставшим грузом жира.

Интересно, существует ли в природе такая вещь, как Разжиревший Ум? Мне кажется, что один или два раза я встречал нечто подобное: умы, которые не могли выдержать даже лёгкой пробежки самой медленной трусцой в разговоре, были неспособны даже ради спасения собственной жизни преодолеть логическую стенку, вечно увязали (причём весьма быстро) в любом необычном рассуждении, короче говоря, не были способны ни на что, кроме беспомощного блуждания по свету.

В-третьих, даже если пища доброкачественна, а порции её умеренны, то все равно не следует поглощать слишком много сортов пищи за один раз. Дайте жаждущему кварту пива или кварту сидра, или даже кварту холодного чая, и он, вероятнее всего, возблагодарит вас (хотя в последнем случае его благодарность не будет звучать столь горячо, как в первых двух!). Но каковы, по вашему мнению, будут его чувства, если вы предложите ему поднос, на котором будут стоять маленькая кружка пива, кружка сидра, кружка с холодным чаем, кружка с горячим чаем, кружка с кофе, кружка с какао и соответствующие сосуды с молоком, водой, разбавленным бренди и сывороткой, полученной при сбивании масла? Общее количество жидкости может быть по-прежнему равно одной кварте, но разве для того, кто изнемогает от жажды на сенокосе, это одно и то же?

После того как мы установили надлежащий сорт, количество и разнообразие пищи для нашего ума, нам остаётся проследить, чтобы между последовательными приёмами пищи соблюдались надлежащие интервалы, и, не торопясь, проглатывать пищу после того, как мы тщательно разжуём её, чтобы она полностью усвоилась. Оба замечания, относящиеся к пище телесной, в равной степени применимы и к пище духовной.

Начнём с замечания относительно интервалов между приёмами пищи. Для ума они столь же необходимы, как и для тела. Единственное различие состоит лишь в том, что телу требуются три или четыре часа покоя, прежде чем оно будет готово к очередному приёму пищи, в то время как уму во многих случаях будет достаточно трёх или четырёх минут. Я убеждён, что интервал между двумя последовательными приёмами духовной пищи в действительности гораздо короче, чем принято думать. Исходя из личного опыта я рекомендовал бы всякому, кому приходится проводить по нескольку часов подряд за размышлениями на одну и ту же тему, испробовать на себе действие таких перерывов, устраивая их, например, один раз в час и отрываясь от предмета размышлений лишь на пять минут, но тщательно следя за тем, чтобы в течение этих пяти минут разум был полностью «отключён» и полностью занят размышлениями о других вещах. Удивительно, сколь сильный импульс и гибкость вновь обретает разум после такого кратковременного отдыха.

Обратимся теперь к пережёвыванию пищи. Применительно к духовной пище оно означает просто обдумывание того, что мы читаем. Для этого требуется гораздо большее напряжение ума, чем при пассивном восприятии произведения того или иного автора. Напряжение это столь велико, что, по словам Кольриджа, разум часто «с негодованием отказывается» подвергать себя подобному испытанию. Напряжение это столь велико, что мы слишком склонны вообще пренебрегать им и продолжаем изливать свежую пищу на поглощённые ранее непереваренные массы до тех пор, пока наш несчастный разум не оказывается полностью поглощённым этим нескончаемым потоком. Но чем больше усилие, тем ценнее (в этом можно не сомневаться) достигаемый им эффект. Один час сосредоточенного размышления на какую-нибудь тему (для подобного занятия очень подходит, ничуть не уступая другим оказиям, пешая прогулка, совершаемая в одиночестве) стоит двух или трёх часов чтения..."


А делаете ли вы гимнастику для ума? Закончился ли ваш спорт с окончанием вуза (если он вообще там был)?
Вы хотите своему телу предоставить разные прекрасные испытания? Вы не альпинист, но хотели бы залезть на гору? Вы не аквалангист, но хотели бы спуститься в море?
Вам знакома мышечная радость? А знакома ли радость интеллектуальная? Вы помните ещё то удовольствие в детстве, которое вы испытали освоим нелёгкую нетривиальную задачу.
А готовы ли вы вдруг ни с того, ни с сего, будучи биологом, раз - и осовить квантовую механику - просто так, для разминки? Или вам это страшно, потому что это не принято? И ум напрячь, и насладиться совсем другими сторонами реальности.
Вот интересно, насколько бы вы этого стеснялись? Мне кажется, что иногда даже больше, чем разговоров о сексе.

Модное слово - бодибилдинг. А как насчёт брэйнбилдинга?

Что вы думате об этом? Должна ли быть компонентом массовой культуры не только та часть культуры, которая получила название физическая, но и интеллектуальная?


    avatar 17.04.2012 | 16:09
    Валерий Чернухин Пользователь

    Конечно же Вы говорите верные вещи, Ольга Викторовна насчёт меры. А сравнение - образное. И у Кэролла, хоть и образно, но подробно говорится о сбережении ума от изнеможения: " все равно не следует поглощать слишком много сортов пищи за один раз. Дайте жаждущему кварту пива или кварту сидра, или даже кварту холодного чая, и он, вероятнее всего, возблагодарит вас (хотя в последнем случае его благодарность не будет звучать столь горячо, как в первых двух!). Но каковы, по вашему мнению, будут его чувства, если вы предложите ему поднос, на котором будут стоять маленькая кружка пива, кружка сидра, кружка с холодным чаем, кружка с горячим чаем, кружка с кофе, кружка с какао и соответствующие сосуды с молоком, водой, разбавленным бренди и сывороткой, полученной при сбивании масла? Общее количество жидкости может быть по-прежнему равно одной кварте, но разве для того, кто изнемогает от жажды на сенокосе, это одно и то же?"


     

    30.03.2012 | 12:45
    Ольга Зимина Пользователь

    Я считаю, что в организме все взаимосвязано. Но сравнивать количество принятой физической и духовной пищи как-то не очень правильно. Есть люди, поглощенные умственной работой доводят себя до изнеможения, забывая о физической пищи. И наоборот, отказ от умственной деятельности приведет к "заплыванию ума жиром". Поэтому ненужно впадать в крайности. Все должно быть соразмерно и гимнастика ума, и правильное питание.


     

    19.10.2011 | 17:10
    Дмитрий Шишкалов Пользователь

    Согласен.Для лёгкой разминки годятся судоу и кроссворды на иностранных языках.Для серъёзной действительно полезно освоить "на отлично" какую-нибудь смежную отрасль знаний.


     

Дата регистрации: 19.07.2011
Комментарии:
3
Просмотров 15
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+