Личный кабинет
Дайджест интересного

Об инклюзии




В ленте сегодня снова натолкнулась на проблему инклюзии в школе. Мама первоклассника пишет, что в классе, где учится её сын, есть "особый" мальчик, который ведёт себя не всегда адекватно: не чувствует границ, берёт чужие вещи без разрешения и так далее. Её сын пытается сопротивляться, один из немногих в классе.



Остальные дети безропотно отдают "особому" свои карандаши и вообще ведут себя "толерантно", понимая, что этот мальчик -- вот такой странный, он ведь "инвалид".

Мама считает, что это правильно, что надо принимать "особенности" как данность.

Просит совета у своих читателей, как объяснить сыну, что не нужно давать отпор мальчику с психическим диагнозом, а нужно принимать его таким, какой он есть и относиться к нему ровно, спокойно, "по-доброму".

По-моему, это неправильное отношение. Объясняя "особому" правила жизни в коллективе, как умеет, её сын берёт на себя функцию учителя и психолога, то есть учит его этим правилам.

Он прав, его требования к "особому" разумны и справедливы. Иногда можно и ударить... Ну, дерутся же они иногда с другими пацанами? Это и называется "равные права". Если элементарные правила поведения в коллективе не соблюдаются, такому "особому" не место в школе. А оставить его в классе и при этом игнорировать и "держаться от него подальше" -- это неправильно (а именно это советуют в комментариях).

Часто думаю об этом. Хотя я и не психолог, но связала свою жизнь с "особыми" людьми. И всё-таки, не понимаю, почему надо к ним относиться как-то "особенно".

Если уж мы говорим о равных правах, то и обязанности должны быть равными. Я люблю своих студийцев. Но не могу сказать, что готова терпеть любые проявления "особости", тем более, что в некоторых случаях очевидно, что дело не в диагнозе, а в человеческих качествах. А иногда это просто избалованность, как результат повышенного внимания и перманентной (с детства) жалости. Не собираюсь это терпеть и не хочу никого жалеть. Пытаюсь изменить ситуацию, хоть и понимаю, что иногда это сизифов труд. Но меня это не тяготит, я веду себя так потому, что и себя не чувствую такой уж "нормальной". Никаких "нормальных" вообще не существует в чистом виде. Однако для удобства мы договорились о некоторых правилах поведения в студии и учимся им следовать. Тем более, что правила эти очень просты. Надо мыть свои кисти после рисования и свою чашку после чаепития. Набрать воду в чайник или фильтр, если ты дежурный. Надо приводить в порядок своё рабочее место. Помогать другим в уборке, если видишь, что они не справляются. Нельзя никого обижать. Нельзя обижаться. Нельзя себя бить. (Что нельзя бить других, и так всем ясно, для этого не нужны правила). Нельзя кричать. Нельзя трогать чужие вещи без разрешения. Нельзя насильно кого-то обнимать. (С обниманиями бороться труднее всего, но пытаемся). Учимся усвоить эти простые вещи разными способами. Иногда рисуем на эти темы. 

Нянчиться с хамами и невоспитанными людьми, какими бы "особыми" они не считались, никто не обязан. Надо давать им отпор и учить их.

Игнорировать или "убрать" неудобного, но близкого человека из своей жизни -- не смогла бы. Не могу отказаться ни от одного из своих студийцев, но в моём случае это чистый эгоизм -- потому что мне так хочется. Мы всё время в состоянии борьбы: они меняют меня, а я -- их. Мне это нравится.

Очень неприятно игнорирование и выбрасывание из общества огромного количества "особых" людей -- и при этом в словах игнорирующих всё время мелькает какая-то лицемерная "толерантность". "Толерантный" -- для меня это значит "мёртвый". Удручают, плюс к этому, попытки фальшивой и поверхностной "инклюзии", вспыхнувшей вдруг в школах. Может, постепенно научимся. А пока -- грустно и тяжело на это смотреть.




    avatar 09.04.2017 | 12:49
    Валерий Ганузин Пользователь

    Странное и противоречивое сообщение.
    Надо просто понять, что характер и действия больного ребенка исходят из его БОЛЕЗНИ (по В.П.- из его диагноза). А допускать таких детей или нет должны на основании Индивидуальной программы реабилитации и абилитации инвалида-ИПРАИ. Загляните в ИПРАИ и все станет ясно. Там есть специальный раздел по тому где и по какой программе должен ребенок-инвалид обучаться.

    Очень резанули меня слова автора: " Нянчиться с хамами и невоспитанными людьми, какими бы "особыми" они не считались, никто не обязан. Надо давать им отпор и учить их." Вот Вам, Вера Павленко, и дали (за зарплату) обучать и воспитывать такого (больного с определенным типом мышления и поведения ) ребенка. Считаете, что Вы правы-обратитесь в департамент образования, чтобы пересмотрели ему ИПРАИ с помощью той же медико-психолого-педагогической комиссии депобразования.

    Хотелось бы знать, что об этом думает сам Коллективный Разум, помещая такие сообщения для обсуждения здесь. Мне бы хотелось посмотреть реакцию педагогов, у кого такие дети учатся и кто видел и не согласен с ИПРА по конкретным детям ( без озвучивания имен и фамилий детей).


     
      avatar 09.04.2017 | 17:06
      Коллективный Разум Пользователь

      Коллективный разум думает, что сейчас в массовой школе ничто не готово и никто не готов к инклюзии, которую уже ввели. Начиная с помещений школ, в которых нет лифтов, пандусов, туалетов для особых детей, комнат разгрузки и т.д., и заканчивая тем, что в школах нет специалистов, которые знают, как взаимодействовать с детьми с особыми возможностями и потребностями. По факту каждый учитель, в класс которого посадили ребенка с особенностями, остается с этой проблемой один на один и справляется с ней в силу своего понимания и своих возможностей. Да, есть курсы, которые готовят тьюторов. Я знаю несколько учителей, которые успешно эти курсы закончили. У них теперь есть бумажка о том, что они могут работать в классе, в котором есть особые дети. Бумажка есть, а знаний и умений все равно нет.

      Вероника Павленко много лет безо всякой зарплаты руководит студией "Особые художники" для подростков и взрослых людей. Она пишет именно о своем практическом опыте. И это интересная тема для обсуждения, особенно, из-за того, что у нас декларируется инклюзивное образование, закрываются школы для особых детей, а их переводят в массовые школы.


       
        avatar 09.04.2017 | 18:07
        Валерий Ганузин Пользователь

        Коллективный Разум,

        Коллективный разум думает, что сейчас в массовой школе ничто не готово и никто не готов к инклюзии, которую уже ввели. Начиная с помещений школ, в которых нет лифтов, пандусов, туалетов для особых детей, комнат разгрузки и т.д., и заканчивая тем, что в школах нет специалистов, которые знают, как взаимодействовать с детьми с особыми возможностями и потребностями. По факту каждый учитель, в класс которого посадили ребенка с особенностями, остается с этой проблемой один на один и справляется с ней в силу своего понимания и своих возможностей. Да, есть курсы, которые готовят тьюторов. Я знаю несколько учителей, которые успешно эти курсы закончили. У них теперь есть бумажка о том, что они могут работать в классе, в котором есть особые дети. Бумажка есть, а знаний и умений все равно нет.

        Вероника Павленко много лет безо всякой зарплаты руководит студией "Особые художники" для подростков и взрослых людей. Она пишет именно о своем практическом опыте. И это интересная тема для обсуждения, особенно, из-за того, что у нас декларируется инклюзивное образование, закрываются школы для особых детей, а их переводят в массовые школы.


        С этим я знаком. Сам вплотную работаю с подростками-инвалидами.

        НО:

        Надо просто понять, что характер и действия больного ребенка исходят из его БОЛЕЗНИ (по В.П.- из его диагноза).

        Загляните в ИПРАИ и все станет ясно. Там есть специальный раздел по тому где и по какой программе должен ребенок-инвалид обучаться.

        На вторую реплику:

        Считаете, что Вы правы-обратитесь в департамент образования, чтобы пересмотрели ему ИПРАИ с помощью той же медико-психолого-педагогической комиссии депобразования.

        И не надо сердиться, Коллективный Разум!


         



Дата регистрации: 02.10.2014
Комментарии:
3
Коллеги 0
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+