Личный кабинет
Всё с нуля

Музей русского слова






В свои 15 лет я была уверена, что всю жизнь проработаю в школе. В свои 19 лет я бросила педвуз, точно зная, что ноги моей в школе не будет никогда. В свои 35, будучи все так же максимально далеко от российской школы, я придумала мечту - музей русского слова. Мечта обрушилась на меня внезапно во время поездки в Переславль-Залесский и первой встречи с тамошними музеями чайника и утюга. Я буквально влюбилась в два этих маленьких, таких домашних, таких уютных и таких непривычных музея. Именно в тот момент я поняла, что хочу быть хозяйкой музея. И чуть позже это желание трансформировалось в мечту о музее русского слова. Долгие месяцы я шлифовала эту идею, продумывая все: и задачи музея, и его разделы, и оформление экспозиций, и всякие мелочи. Я носилась со своей идеей как курица с яйцом, пытаясь увлечь ею хоть кого-нибудь из тех, кто может поспособствовать реализации этой идеи. Безуспешно.

Через полтора года я рассказала про идею создания музея в гимназии, в которой учился мой сын, и к моему огромному изумлению директор гимназии заинтересовалась и предложила мне попробовать сделать музей в гимназии. Я пришла в гимназию только и исключительно ради исполнения мечты, и сейчас мне уже не вспомнить, как же так случилось, что теперь я в гимназии днюю и ночую, занимаясь и музеем, и преподаванием, и изданием газеты, и созданием видеороликов, и сайтостроением, и проектной деятельностью. Так получилось. Говорят, что работа в школе - это наркотик. Ну вот я и стала школьным наркоманом.

Когда я придумывала музей русского слова, я представляла себе его так: большой бревенчатый деревенский дом, несколько комнат, скрипучая лестница на второй этаж, дубовая мебель, большой стол для чаепитий, никаких табличек "руками не трогать", современное техническое оснащение, позволяющее в любом месте музея послушать аудио-запись или посмотреть видео. Мне хотелось, чтобы музей был не столько музеем в обычном понимании этого слова, сколько клубом, собирающим в своих стенах ценителей русского слова, превращающим каждого пусть даже случайного посетителя в такого ценителя...

Три года назад, когда я только начала работать в гимназии, помещения для музея не нашлось, но мне выделили уголок в читальном зале и выдали два шкафа. Полки этих шкафов экспонатами забились моментально, потому что несколько лет после той памятной поездки в Переславль-Залесский я потихоньку собирала их, еще и не предполагая, что когда-то найду место, где смогу их разместить. Я сделала сайт музея, я проводила экскурсии, участвовала в окружных музейных конкурсах, уплотняла на полках экспонаты и мечтала о своем большом помещении для музея. С самого моего первого дня в гимназии я чувствовала заинтересованность в том, что я делаю, со стороны всех своих коллег и постоянную поддержку директора Марины Анатольевны. Они дарили мне экспонаты, выслушивали мои пространные эмоциональные монологи о будущем музея, помогали советами. У Марины Анатольевны в какой-то момент оформилась идея весь второй, гуманитарный, этаж гимназии превратить в единый музейно-образовательный комплекс, задействовав и учебные классы, и библиотеку, и коридоры. Возможно, когда-нибудь мы это реализуем. А пока ... Год назад было принято решение разместить музей в рекреации. Гимназия выделила деньги на мебель, и дальше все завертелось, как говорится. Мы купили мебель, подготовили оформление музея, перевезли и разместили экспонаты. Сейчас, наконец, музей стал музеем. В нем просторно, красиво, уютно...

Основная цель музея, ну и всего того, что мы в нем делаем, довольно проста и очевидна - возродить в наших соотечественниках, детях и взрослых, интерес к родному языку, поспособствовать сохранению языка и его развитию. Мне хочется, чтобы музей был не только хранилищем эталонов русского языка, местом, где отслеживается история языка и всех изменений, которые с ним происходили, но и пространством, в котором хватит места всему интересному, необычному, может быть даже скандальному из того, что связано с русской речью.

Принято считать, что любой школьный музей - это звено в цепи непрерывного образования. Конечно, это правда, но не вся. Все, что происходит в школьном музее, является продолжением образовательной урочной деятельности, музей дает пищу умам, но он и влияет на души. Все основополагающие документы в образовании, все эти новые стандарты и программы говорят о том, что необходимо в детях воспитывать уважение к прошлому нации. Конечно, надо. Но как это можно сделать? На уроках истории? Да. На уроках литературы? Тоже да. Празднуя в школах День Победы? Естественно. Но мне кажется, в музее для этого даже не надо ничего особенного делать, уважение к прошлому воспитывается само собой. В музее все связано с человеком. Каждый экспонат хранит тепло рук людей, живших много лет назад. Каждый предмет в музее хранит историю, как своих бывших владельцев, так и через их истории - историю всего народа. Оказываясь в музее, среди экспонатов, которые в несколько раз старше нас, невозможно не проникнуться особой музейной атмосферой, в которой тесно переплетены прошлое, настоящее и будущее.

И еще есть немаловажный момент, который я проиллюстрирую примером. Приходит ко мне барышня, ученица гимназии. Достает из сумки старую потрепанную брошюру, говорит: "Вот дома нашла, мама сказала, что ей не нужно, можно сдать в макулатуру". Я беру в руки книжечку, раскрываю, это учебник русского языка, выпущенный в 1895 году. Старенький, с выпадающими страницами, с оторванной обложкой. Для барышни на данный момент это мусор, который она принесла мне с мыслью "ну а вдруг пригодится". И когда девочка видит, как эту старую рваную брошюру бережно реставрируют, аккуратно вшивают все странички, помещают в витрину под стекло, разыскивают информацию о том, кем была она напечатана, где использовалась, оформляют на нее паспорт нового музейного экспоната, барышня смотрит на этот "мусор" уже совсем другими глазами. А уж если она сама принимает участие в реставрации и поиске данных, то отношение меняется еще сильнее.

Но в нашем музее представлено не только прошлое, настоящему в нем уделяется не меньшее внимание. Русский язык - живой и динамичный, он не может быть загнан в жесткие рамки, он развивается, меняется постоянно. В "Словарь поколения 21 века", который мы начали создавать, войдет и слэнг, и падонкофский язык, Интернет-мемы, и современные жаргонизмы, поскольку все это - часть нашего общего родного языка.

Кстати, интересный факт. До того момента, когда я стала всерьез заниматься музеем, я была очень консервативна и даже непримирима в отношении языка. Я искренне считала, что русская речь имеет право таковой называться, только если она грамотна и литературна. Я сама тяготела к анахронизмам в речи, говорила и писала "отнюдь", "ежели", "посему"... Сейчас мое мнение изменилось. Я стала существенно лояльнее, с интересом читаю материалы о современных слэнгах, изучаю Интернет-мемы, не смущаюсь задавать вопросы подросткам в гимназии, когда слышу от них какие-то пока мне незнакомые слова и выражения. И хотя я до сих пор дергаюсь, когда кто-нибудь употребляет слово "кофе" в среднем роде, я могу написать "превед", когда этого не противоречит контексту и стилю всего текста. Мне кажется, главное - видеть грань, за которой новое интересное явление в языке превращается в пошлое малограмотное коверканье. У "олбанского" языка есть своя идея, своя концепция, есть свои правила, которые ничуть не проще правил русского литературного языка. Писать на грамотном, правильном "олбанском" довольно сложно. Поэтому он - явление, достойное изучения и внимания. А вот традиция "чмоков", "пусечек" и "нямок" - это квинтэссенция пошлости и только уродует наш язык. Поэтому "чмоков" в музее русского слова не будет никогда. :)

Еще для меня очень важно то, что я не чувствую себя одинокой в том, что делаю. Учителя-словесники очень рады появлению в гимназии нашего музея. Какие-то темы по программе изучают около витрин с экспонатами. Я сейчас пишу программу экскурсий, разрабатывая в том числе и экскурсии, связанные с конкретными темами школьной программы. А вообще у меня планов громадье. Пишу сценарии литературных праздников в музее, продумываю формы проектной работы, есть в планах и издание собственного альманаха с творческими и исследовательскими работами детей, обрастает "мясом" идея создания собственных видео-программ о самых интересных явлениях русского языка и его истории. Если же говорить о пополнении музейных фондов, то это происходит настолько быстро, что я уже опасаюсь - скоро в музее станет тесно. Педагоги, гимназисты, родители, мои друзья и знакомые приносят мне столько всего интересного, что регулярно приходится теснить имеющиеся экспонаты на полках.

Мне интересны все без исключения экспонаты музея. Конечно, особый трепет вызывают вещи с огромной историей и долгим прошлым. Например, газета "Русское слово" от 21 февраля 1902 года, которая полностью была посвящена 50-тилетию со дня смерти Гоголя. Или рукописная книга конца 19 века "Канон Святителю Николаю". На форзаце книги есть карандашная пометка "Сей канон принадлежит Агриппине Московкиной". Мы пытались выяснить, кем была эта женщина, пока не удалось. Но еще не все возможности использованы, так что со временем узнаем что-нибудь. В разделе про русский театр у нас хранится программка бенефиса великой актрисы Малого театра Александры Яблочкиной. Александра Александровна была не только талантливейшей актрисой, но и пропагандистом совершенного владения русской речью. Бенефис ее состоялся 30 января 1957 года в связи с ее 90-тилетием и 70-тилетием в профессии, и на программке есть ее собственноручный автограф. Много в нашем музее документов и писем времен войны. Есть письма настолько пронзительные, что читать их тяжело, слезы застилают глаза. Но в нашем музее хранятся и совсем другие экспонаты, появившиеся на свет совсем недавно. Дело в том, что мы вот уже три года проводим конкурс. Это конкурс рукотворных работ под названием "Любимое русское слово". Конкурсантам предлагается материализовать свое любимое слово русского языка. Ограничений в техниках и материалах нет. А работы - победители конкурса становятся экспонатами музея. Когда я придумывала этот конкурс, мне даже в голову не приходило, насколько у наших детей богатая фантазия и небанальное мышление. Работы по-настоящему удивительны и уникальны, и по праву занимают место в нашем музее.

У нашего музея два лица. Одно - это экспонаты на полках, которые можно потрогать, взять в руки. Другое - виртуальное отражение музея, его сайт. Мастеря сайт музея, я предполагала, что он будет исключительно обзорным, дающем общее впечатление о музее, информирующем о его существовании. За три года существования музея и сайта концепция изменилась сама собой. Сейчас сайт стал полноценным виртуальным отражением музея. На нем представлена бОльшая часть музейной коллекции, есть возможности для каждого посетителя внести свой вклад в расширение экспозиции - например через интерактивную форму прислать свой афоризм о русском языке или вопрос о значении того или иного заимствованного слова. Есть планы сделать экскурсию по музею в формате видеоролика и разместить на сайте. А оцифровка книг и газет - экспонатов музея уже идет вовсю.

Наш музей усилиями многих людей стал живым домом русского слова. Мне очень приятно, когда к нам приходят ребята из других школ, студенты педагогических ВУЗов, жители района. Люди приходят, смотрят, слушают, участвуют в дискуссиях, задают вопросы, приводят своих друзей и знакомых. Значит, все, что мы делаем, мы делаем не зря.



    19.04.2012 | 12:13
    Нина Поелуева Пользователь

    Замечательный сайт, замечательный музей. Обязательно дам ссылку всем своим коллегам и ученикам. Спасибо за работу.


     

    avatar 18.04.2012 | 14:20
    Светлана Лаврентьева Пользователь

    Сайт музея - http://sch1636.ru/_/mrs/


     

    avatar 18.04.2012 | 12:52
    Татьяна Дедюлькина Пользователь

    Замечательно! Может быть поделитесь фотографиями экспонатов или ссылками на Ваш сайт


     

Дата регистрации: 23.10.2010
Комментарии:
3
Просмотров 21
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+