Личный кабинет
ПРЕСС-РЕЛИЗЫ

Информация о круглом столе на тему «Социальная и педагогическая эффективность реформ образования на рубеже XX – XXI веков».




Информация о круглом столе на тему «Социальная и педагогическая эффективность реформ образования на рубеже XX – XXI веков».


Открыл работу «круглого стола» депутат Государственной Думы Федерального собрания РФ V созыва, лидер Регионального отделения Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Алтайском крае А.В. Терентьев.
Приветствие А.В. Терентьева участникам «круглого стола»
«16 сентября 2010 Политической Партией СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ был организован круглый стол по теме «Федеральный закон о «коммерциализации» бюджетных учреждений - модернизация социальной сферы или ее разрушение?» в конференц-зале «Комсомольской правды» в городе Москве. Были приглашены к открытой дискуссии о ФЗ-83 (о коммерциализации бюджетной сферы) депутаты Государственной Думы фракции «Единая Россия», которая единогласно проголосовала за этот закон. «Единая Россия» от дискуссии отказалась, а присутствовавшие на «круглом столе» представители Министерства образования сказали: «… Вы – депутаты Государственной Думы приняли этот закон, а мы будем его претворять в жизнь».
Но мы не уступаем и движемся дальше, считая, что этот закон – последний гвоздь в крышку гроба нашего образования, здравоохранения и культуры. В Алтайском крае Партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ собрала 41 тысячу подписей против принятого закона, против его реализации.
И когда я слышу, что не нужно говорить о платности школьного образования, что все услуги будут бесплатные, я вспоминаю ситуацию с высшим образованием. Нам тоже говорили, что результатом реализации закона об автономизации образовательных учреждений 2006 года только 10-15% высшего образования сделает платным, а сегодня мы имеем свыше 60%. То есть процесс идёт только в сторону увеличения доли платного образования, в то время как весь западный мир датирует из своих бюджетов порядка 70-90%бесплатного высшего образования. В нашей стране процесс обратный: от «социалки» государство планомерно избавляется.
Бесплатное образование нам гарантируется Конституцией. Авторы закона нас хотят убедить, что речь идёт только о платном дополнительном образовании. Действительно, исходя из того, что дополнительное образование стало в большей части платным, мы уже потеряли массовый спорт. Многие родители не имеют возможности оплатить занятия ребёнка в спортивной секции, приобрести спортивную форму, инвентарь, осуществить поездку на спортивные соревнования. Логика ФЗ-83 приводит к выводу, что такие же результаты мы получим завтра в области и физики и математики и так далее.
Я хочу, чтобы Федеральный закон №83 не прошёл мимо граждан, как было с ФЗ-122, ФЗ-131. Закон о коммерциализации бюджетной сферы несёт ещё больший вред нашему обществу, так как усилит стагнацию нашего села, приведёт к сокращению наших школ. Люди будут, наверное, стремиться к одному – плавно переселиться в более удобные для жительства места, в города, в столицу. Может быть сузить границы РФ до московской кольцевой?
Наше правительство не научилось зарабатывать, поэтому считает, что учителя и врачи пусть сделают это, научатся зарабатывать на нашем образовании, на нашем здоровье, а не выполнять те предназначения просвещать, воспитывать, учить, лечить, которые являются их главной служебной обязанностью.
Сегодня хочу услышать авторитетное мнение специалистов в области образования о ситуации в этой сфере.
Желаю продуктивной работы нашему «круглому столу».

Центральное место в работе «круглого стола» занял доклад доктора социологических наук, члена – корреспондента Российской академии образования, вице-президента Союза социологов России С.И. Григорьева по теме: «Социальная и педагогическая эффективность реформ образования на рубеже XX – XXI веков».

«Социальная и педагогическая эффективность реформ образования на рубеже XX – XXI веков»
(тезисы)
Григорьев С.И.
Актуальность точной и своевременной оценки социальной и педагогической эффективности реформ образования в современной России в главном обусловлена следующими причинами:

1. Во-первых, конечно, глобальным движением человечества к ноосферному образовательному обществу, усилением роли качественного образования в социокультурной дифференциации населения;
2. Во-вторых, масштабным реформированием основ российской системы образования в первое десятилетие XXI века, его социальной и педагогической неэффективностью.
3. Новой антинациональной, антигосударственной идеологизацией и политизацией образования в России начала XXI века;
4. Уничтожением системы региональных государственных вузов, «болонизацией» высшего образования на основе ГОС ВПО третьего поколения, компетентностного подхода к оценке качества обучения и воспитания;
5. Ликвидация в России системы педагогических вузов, многоуровневого педагогического образования;
6. Редукция начального профессионального и среднего специального образования;
7. Деморализация, деградация всех уровней образования, их взаимодействия с родителями и работодателями.

Отношение экспертов, общественности современной России к социальной и педагогической эффективности ЕГЭ (Единого государственного экзамена)*:
1. Однозначно позитивно – 4%; **
2. В главном положительно – 5%;
3. Противоречивое отношение – 31%;
4. В главном отрицательно – 27%;
5. Однозначно негативно – 23%;
6. Другое – 1%;
7. Трудно сказать - 9%.

* Опрос конца 2008 – начала 2009 г. (опрошено 372 эксперта в 7 федеральных округах России)
** Чаще позитивные оценки дают руководители вузов, базовых для обработки данных по ЕГЭ

Отношение педагогической общественности России к оценке социальных последствий введения в действие Закона об автономных научно-образовательных учреждений (оценка экспертов конца 2009- начала 2010г.)*:
01 – однозначно поддерживает, выступает за – 4%; (17%)**;
02 – в основном одобряет – 6%; (12%);
03 – относится противоречиво, в чем-то одобряет, в чем-то – нет – 19%;(28%);
04 – в основном осуждает, не одобряет – 31%; (12%);
05 – категорически против – 32%; (19%);
06 – другое – 5%; (4%);
07 – трудно сказать – 7%; (8%);

* Выборка 2009 года- 274 человека в 7 федеральных округах;
** В скобках указана оценка отношения к Закону населения страны


Оценка экспертным сообществом России социальной и педагогической эффективности «Года молодежи» в 2009 г.* - начале 2010г.(%) (общая оценка экспертов):
01 – это в высшей мере эффективные и полезные мероприятия – 11%; (11%);**
02 – в большинстве своем, в главном это нужные мероприятия – 14%; (13%);
03 – среди этих мероприятий немало и полезных и вредных – 25%; (26%);
04 – в большинстве своем это мало полезные мероприятия – 22%; (23%);
05 – это пустопорожнее, даже вредное дело – 18%; (17%);
06 – другое – 2%; (1%);
07 – трудно сказать – 8%; (9%).

* Опрошено 347 экспертов в 8 федеральных округах;
** Оценка экспертов отношения к «году молодежи» населения страны.

Экспертная оценка социальной и педагогической эффективности мероприятий «Года учителя» в 2010 году (общая экспертная оценка):
01 – это проект, мероприятия первостепенной значимости – 11%; (14%);**
02 – это один из весьма значимых, положительных проектов – 19%; (26%);
03 – это - обычное мероприятие со своими плюсами и минусами – 27%; (25%);
04 – это – мало значимый проект – 23%; (20%);
05 – это – пустопорожнее, даже вредное мероприятие – 10%; (9%);
06 – другое – 1%; (1%);
07 – трудно сказать – 9%; (5%).

* Опрошено 347 экспертов в 8 федеральных округах;
** В скобках оценка экспертами отношения к «Году учителя» населения в целом.

Экспертная оценка социальной эффективности либерально - рыночных реформ в России рубежа XX- XXI веков (влияние на социальное благополучие человека)*:
01 – это влияние максимально положительно – 3%; (4%);
02 – в главном это влияние позитивно – 9%; (7%);
03 – это влияние противоречиво, в чем-то положительно, в чем-то – нет – 15%; (10%);
04 – в главном такое влияние отрицательно – 34%; (32%);
05 – это влияние максимально негативно – 28%; (32%);
06 – другое – 2%; (1%);
07 – трудно сказать – 11%; (7%).

* Опрошено в конце 2009 – начале 2010 г. 325 экспертов в 8 федеральных округах
** В скобках даны величины показателя оценки влияния реформ на благополучие общества.





Содокладчиками С.И. Григорьева выступили алтайские учёные:
• В.А. Вакаев, к.ф.н., доцент АлтГПА. Тема содоклада: «Модернизация страны и реформа образования как разнонаправленные векторы»;
• Н.А. Матвеева, д.с.н., заведующая кафедрой социологии, политологии и экономики АлтГПА. Тема содоклада: «Педагогические кадры как объект и субъект реформ образования в России»;
• И.Н. Каланчина, к.ф.н., доцент АГАУ. Тема содоклада: «Политика реформ: курс на колониальное образование»;
• В.С. Ревякин, д.г.н., профессор АлтГТУ. Тема содоклада: «Землеустройство в процессе дебилизации населения России»;
• Л.Г. Гуслякова, д.с.н., профессор АГУ, заместитель председателя Алтайского регионального научного Центра Сибирского отделения Российской академии образования. Тема содоклада: «Социальная и педагогическая эффективность реформ образования на рубеже XX – XXI веков».

Модернизация страны и реформа образования как
разнонаправленные векторы
Вакаев В.А.
В политике есть такое понятие «повестка дня». Это тема, которая в данный момент наиболее актуальна для общества. Думаю, для всех присутствующих очевидно, что таким вопросом для нашей страны является и будет в ближайшие годы являться пресловутая модернизация. Ровно год назад Президент России обратился к обществу с программной статьей «Россия – вперед!», в которой сформулировал основные проблемы, стоящие перед страной, признал ее отсталость и провозгласил курс на модернизацию.
С тех пор слово «модернизация» стало наиболее часто употребимое в кругах наших властных элит. О ней говорят все кому не лень, правда, зачастую не зная не только, как это осуществлять, но и что это такое.
Если с определением все более или менее понятно – под модернизацией мы понимаем усовершенствование, улучшение, обновление объекта, приведение его в соответствие с современными требованиями и нормами, то с принципами и методами модернизации страны многое остается неясным.
В истории нашей страны можно выделить около десятка попыток модернизации, но лишь две из них оказались относительно удачными. Это петровская и сталинская модернизации. Что интересно, обе из них проходили по совершенно однотипному сценарию. Сначала страна сталкивается с вызовом в виде более развитого противника, который ставит под угрозу независимость страны (Смута и интервенция начала 17 века и Крымская война). Потом предпринимаются попытки мягкой модернизации (Алексей Михайлович и реформы Александра II и Александра III). Которые оказываются недостаточными. А потом – сверхмобилизация (собственно, реформы Петра и индустриализация Сталина) и модернизационный рывок. Вывод страны в число мировых лидеров. А потом фаза отдыха и восстановления надорванных сил. И… вновь отставание.
Предшествующие модернизационные рывки имели ряд общих черт, которые могут повториться и в новом модернизационном проекте: высокая степень государственного насилия; приоритет государственных интересов над интересами населения; господство государственной бюрократии в экономической, социальной и духовной сферах; отчетливая милитаристическая направленность, вытекающая из образа врага. Многие из этих черт можно увидеть в современной России, которая последние годы вновь пытается встать на путь модернизации.
Однако, пытаясь использовать традиционную модель, российская власть совершает стратегическую ошибку. Очевидно, что в современных условиях подобная модель явно неприменима. Ведь и петровская и сталинская модернизация проводились в условиях формирования индустриальной цивилизации. Модернизация с целью перехода к постиндустриальному обществу не сможет осуществляться по традиционному силовому и волевому сценарию. В основе современного развития лежит активность населения страны, выражаемая в производственной, интеллектуальной, творческой, управленческой деятельности. Чем более интенсивна эта деятельность, тем выше темпы развития общества. Прежняя, принудительная, модель повышения активности жителей страны в условиях информационного общества и «экономики знаний» невозможна.
Для осуществления третьего модернизационного рывка нужны широкое участие населения в процессах управления, дебюрократизация, социальное творчество масс, развитие гражданского общества, свободный доступ к сбору и обработке информации, индивидуализация производства, хозяйственная демократия, совершенствование интеллектуального потенциала общества, интенсивное развитие системы образования, главной целью которой становится свободная, творческая, активная личность. Таким образом, вектор постиндустриального развития прямо противоположен вектору традиционной российской модернизационной модели: в нашей стране модернизационный рывок осуществлялся посредством сверхцентрализации власти и лишения свободы населения.
В последнее время мы видим, что модернизационные усилия власти разнонаправлены. Есть попытки запустить традиционные модели – мы это видим при стремлении построить пресловутую вертикаль власти и повысить роль бюрократии. Есть попытки проводить преобразования и в рамках модернизационной стратегии Запада.
Думается, не надо объяснять, что подобная разнонаправленная деятельность в лучшем случае не приведет к каким-либо сдвигам. А в худшем – способна привести к серьезным проблемам. Так, пресловутая вертикаль власти, которая при Петре и Сталине худо-бедно работала на модернизацию, в современных условиях превращается в тормоз для развития страны.
С этих позиций и необходимо рассматривать проводимые в последнее десятилетие преобразования в области образования. С одной стороны мы видим стремление ужесточить контроль над системой образования, сделать ее более управляемой, встроить в вертикаль власти. Это касается и университетов, которые фактически потеряли свою самостоятельность и школ, в которых сегодня учителя превращены в госслужащих – речь идет не о льготах и зарплатах, а о подавлении инакомыслия, введении жесткой дисциплины. Кстати, ярким примером этого является активное использование чиновниками педагогов в манипулятивных избирательных технологиях – именно из учителей состоят многие избирательные комиссии.
С другой стороны – предпринимаются попытки стимулировать развитие в системе образования технологий, важных для постиндустриального общества. Это касается и компьютеризации школ, и политики направленной на поощрение творческой деятельности педагогов. Кстати, и пресловутый Болонский процесс в некоторой степени можно рассматривать как попытку внедрить модель профессионального образования постиндустриального типа. Которая в современных российских реалиях оказывается чудовищной пародией.
Скандально известный 83-й закон «о коммерциализации социальной сферы» в концентрированном виде отражает подобное противоречие. С одной стороны, в нем отчетливо проявляется логика типично западной модели модернизации: повысить эффективность использования ресурсов, ликвидировать архаичные формы работы, стимулировать творческую активность.
Но есть в нем и другая логика, логика «традиционной» модели модернизации. Очевидно, что закон приведет к еще большему встраиванию системы образования в вертикаль власти, к еще большей зависимости учреждений социальной сферы от чиновников, которые будут распределять госзаказ. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Другая скрытая составляющая закона – ориентация на сегрегацию населения. Но ведь это логика нашей традиционной модернизационной модели – узкий слой начальников и масса исполнителей.
И наличие в законе этого второго, диаметрально противоположного слоя позволяет сделать предположение о том, что он, как и все модернизационные усилия нашей власти, в лучшем случае будет топтанием на месте. А в худшем, приведет к демонтажу пусть и устаревшей, но все еще функционирующией системы образования.
А ведь в этом законе, как и во всей деятельности российской власти последних лет есть и третий слой. Нужно помнить, что в стране есть и силы, которые вообще не верят в возможность модернизации страны: они считают, что Россия настолько безнадежно отстала от передовых стран, и у нее настолько «неправильный» менталитет, что любые попытки догнать развитые страны обречены на провал. Они предлагают окончательно превратить страну в сырьевой придаток. И главное следствие закона – появление огромных масс малообразованных людей, легко управляемых и неспособных осознать всю тяжесть своего положения – играет именно на руку таким силам.
В завершение.
Однажды Сергей Михайлович Миронов, говоря о том, как проводится в России процесс модернизации, привел очень точную метафору: наша страна напоминает вагон, стоящий где-то в тупике и который нужно сдвинуть с места, начать движение. Но пока власти лишь раскачивают этот вагон из стороны в сторону, пытаясь имитировать движение. А по моему мнению, они даже не раскачивают. Они просто пытаются имитировать движения, пробегая с ветками мимо окон и имитируя шум движения – гудки, стук колес и т.д. Вот почему наша общая задача – показать власти, как запустить этот паровоз и куда на нем двигаться.




Педагогические кадры как объект и субъект
реформ образования в России
Матвеева Н.А.
В 2000 году я сделала вывод о том, что российское образование теряет силу инерции. Инерция рассматривается мной как позитивная сила, способствующая устойчивому развитию образования. И основной силой сохранения инерции оставалось одно только учительство, всё остальное было уже разрушено ещё тогда. Сегодня я, к сожалению, с одной стороны, наукой удовлетворена как исследованием, что мои научные прогнозы сбываются, а с другой стороны, как преподаватель, как человек, как гражданин России, естественно, я не просто не довольна, а скорее, возмущена существующей ситуацией. Обращаю ваше внимание вот на какой парадокс. Посмотрите, с одной стороны, любые реформы, в том числе и реформы в образовании направлены на активизацию тех социальных групп, тех социальных слоёв, которые осуществляют ту или иную деятельность. Если это реформа образования, то она предполагает активнейшее участие учительства, педагогической общественности в реализации тех задач, которые ставит власть. С другой стороны, сегодняшняя ситуация указывает на то, что педагоги, учителя, являясь объектами реформ образования, при этом перестают быть социальными субъектами образовательной и воспитательной деятельности. Чтобы не быть голословной, я сейчас сошлюсь в этом своём тезисе на результаты социологических исследований, которые мы проводим регулярно, я имею в виду исследования всероссийского и регионального масштаба, проводимые нашей кафедрой и учебно-научно исследовательской лабораторией нашего ВУЗа. О чём гласят результаты социологических исследований. Если обратиться к мнению самих учителей, то их мнение таково: более 40% учительства считает, что за эти годы, я имею в виду последнее десятилетие, статус учителя в обществе снизился. Перспективы учителей тоже не радуют, примерно такое же количество педагогической общественности предполагает, что статус будет снижаться и дальше. Если брать одну из составляющих этого статуса, материальное положение учительства, то более 60% наших респондентов считают, что денег им хватает только на питание и на приобретение товаров первой необходимости. Когда мы исследовали мотивацию учителей, что же их всё-таки ещё держит в школе, если в начале 2000-ых годов это был интерес к профессии, это было желание остаться в профессии и реализовать себя в интеллектуальном и творческом труде. То сегодня всё большее количество учителей, отвечая на вопрос: «Почему вы хотите остаться в школе?» Отвечают: «… мне не куда больше идти». То есть 1/3 учителей реально боится безработицы.
Но основные направления модернизации вам, наверняка, известны, и результаты, практически, очевидны. Если взять эксперимент ЕГЭ, то он превратился в имитацию образовательной деятельности, как со стороны педагогов, так и со стороны учеников и родителей. Это всё ушло в область коммерции, обмена образовательными услугами. Понятно, что это стало не частью образования, а частью рынка. Если брать пресловутое подушевое финансирование и спускание распределения финансов на региональные и муниципальные уровни образования – это якобы демократично распределять средства внутри школы. Вы должны понимать, что это сегодня бомба, которая уже разрывает педагогический коллектив изнутри. Мы констатируем в наших исследованиях глубочайшие конфликты внутри педагогических коллективов, где материальный ресурс становится не последней причиной этих конфликтов. Если говорить о государственно-общественном управлении школы - это тоже одно из направлений модернизации образования. С одной стороны, реализация этого направления как будто бы породила активность родителей, учащихся, общественных организаций. Но вот эта игра в самоуправление вновь срикошетила на учительство. По результатам наших исследований учителя категорически против участия родителей в оценке их профессиональной деятельности. Это реальная обеспокоенность тем, что оценкой деятельности труда будут заниматься не профессионалы. Кстати сказать, ещё меньше современное учительство доверяет региональным и муниципальным органам управления власти, опасаясь их, а не ожидая от них каких-либо конструктивных шагов в сохранении и развитии. Не так давно возник новый поворот информирования образования, касающийся педагогического образования. Стала фиксироваться идея об универсализации педагогического образования, я бы сказала, депрофессионализации. Достаточно внятно произнесённая мысль о том, что в учебных заведениях могут преподавать специалисты с высшим образованием, но необязательно с педагогическим, муссируется и уже реально рикошетит на состояние педагогического образования. Опять же проблема безработицы педагогических кадров, научных кадров, становится совершенной реальностью. В этом плане и учительство и педагоги высшей школы оказываются практически бесправными. Здесь в этом отношении я бы как эксперт указала на безусловную слабость организации педагогической общественности.
В окончании своего выступления, я настоятельно хотела бы включить в резолюцию нашего «круглого стола» положение о тревожном, критическом состоянии педагогического образования в России, о необходимости обращать внимание на проблему снижения социального статуса учительства, на проблему незащищённости педагогов и на проблему сохранения его в традиционном качестве массовой российской интеллигенции.


Политика реформ: курс на колониальное образование
Каланчина И. Н.
Внимательный и беспристрастный анализ реформ, проводившихся в России, убеждает в том, что они фактически являются попыткой разрушить систему образования как один из важнейших институтов социализации подрастающих поколений, а также ликвидировать научно-педагогическую интеллигенцию как государствообразующий слой.
Российских детей в течение последних 20 лет методично и целенаправленно лишают доступа к качественному и фундаментальному образованию – причем проводится все это под самыми благовидными предлогами: реформирования и модернизации образования, интеграции в мировое образовательное пространство, автономизации образовательных учреждений и т. п.
Перечислим лишь отдельные «нововведения», запущенные в контексте глобалистско-колониальной модернизации, — это разрушение уникального дидактического и методического аппарата, упрощение и сокращение содержания учебных программ, профанация содержания учебников, тотальное введение тестирования и абсолютизация его и как метода обучения, и как метода контроля знаний (пресловутый ЕГЭ); переход высшего образования на двухступенчатую систему по болонскому шаблону; коммерциализация и превращение образовательных учреждений в сферу услуг, что сегодня теперь закреплено на законодательном уровне в так называемом законе о бюджетный учреждениях – ФЗ № 83.
Но все это, так сказать, внешние формы, с помощью которых по сути разрушаются лучшие содержательные достижения не только отечественной, но и общемировой философии образования, кристаллизовавшиеся и формировавшиеся в предыдущих эпохах даже в течение многих веков.
Система образования – это ключ доступа к менталитету нации и является одним из самых эффективных инструментов социального управления. Существует несколько взаимообусловленных факторов влияния через систему образования на сознание широких слоев населения: 1. мировоззренческий базис, с помощью которого ценностные приоритеты экстраполируются в образовательную деятельность; 2. методологические комплексы, с помощью которых формируются базовые принципы и частные методы для воспроизводства духовного, когнитивного и социального опыта в подрастающих поколениях; 3. целевая направленность, которая определяет ожидаемые результаты образовательной системы – прежде всего это образ человека, личности, который должна формировать система образования.
Для наглядности сравним по вышеназванным основаниям советскую и постперестроечную системы образования. При наличии ряда несовершенств и отдельных недоработок в советской средней и высшей школе ее качество было несопоставимо выше.
В мировоззренческом отношении ключевыми являлись – признание безусловной ценности человеческой личности и равных стартовых возможностей – вне зависимости от социального и материального статуса; ценности знаний; ценности свободы творческого развития через реализацию всех задатков и способностей формирующегося человека; ценности нравственного императива.
Методологические принципы в первую очередь были направлены на формирование целостной системы фундаментальных знаний, поскольку истинные знания дают только фундаментальные дисциплины, а истина, и это показывает исторический опыт, - и наиболее технологична. При этом особое внимание уделялось предметам гуманитарного цикла, так как творческие способности воображения и систематического логического мышления лучше всего формируют литература, история, и философия.
В советской системе образования совершенно четко – на уровне директив министерства народного образования - ставилась цель формирования гармонически развитой личности, имеющей целостную систему знаний на основе современных научных открытий; творчески мыслящей и нравственно действующей, имеющей свое неповторимое и оригинальное лицо.
О значении фундаментального и всестороннего образования в становлении свободной, самостоятельно мыслящей личности - писал еще выдающийся русский философ-педагог И. С. Гессен в работе "Основы педагогики. Введение в прикладную педагогику": "Образование есть необходимое условие осуществления лицом его свободы, и это тем более, чем сложнее становится обстановка жизни и борьбы современного человека. Чтобы уметь отстаивать свое право, чтобы не стать слишком легкой жертвой злоупотребляющего своей свободой соседа, чтобы даже в подчинении оставаться лицом, сохраняющим свою самоценность, - для этого ныне необходим некоторый минимум образования, при отсутствии которого лицо утрачивает свое человеческое достоинство и превращается в простое орудие чужих замыслов...".
Сегодня отечественному образованию очень далеко до того минимума, о котором в 1923 году писал Гессен, и очевидно, что курс взят на колониальное образование. Об этом прямо сказал в 2001 году в интервью «Учительской газете» Ярослав Кузьминов: «В школе 21-го века знания, умения и навыки - не актуальны, главное сегодня - научить молодых людей умению продать себя на рынке…»
Главное, что вызывает особую тревогу, это то, что в современной педагогике намеренно разрушается школа мысли, свободного мышления, так как «выхолащивается» та методологическая база, которой всегда славилась отечественная система образования и благодаря которой ее выпускники имели репутацию высокообразованных специалистов разных уровней, способных находить оригинальные решения в самых сложных, нестандартных ситуациях.
Во-первых, утрачиваются уникальные методики по развитию у школьников основ самостоятельного мышления – через развернутые ответы-рассуждения – как в вербальном, так и символическом выражении. Сегодня не востребованы и вытеснены тестовой формой ЕГЭ методы обучения написанию сочинений и всем другим видам развернутых письменных и устных форм изложения учебного материала (причем не только в сфере гуманитарных, точных, но и естественнонаучных дисциплин). И, следовательно, у детей не формируются в полной мере основы мышления – от способности логически структурировать тексты и задачи до умения анализировать и описывать явления, обобщать, рассуждать, выстраивать логические цепочки и обосновывать те или иные умозаключения.
Во-вторых, не соблюдаются - и даже отрицаются! - основные дидактические принципы: системность и последовательность изложения, закрепление материала, соответствие количества часов на преподавание - возрасту ученика и пр. В итоге ребенок просто не может усвоить и «переварить» огромную массу хаотичной и плохо объясняемой информации.
Причем, сегодня под надуманным предлогом перегрузок существенно сокращают школьную программу и базисный учебный план. Особенно заметно это на преподавании русского языка и литературы. В сравнении с 80-ми годами количество уроков словесности с 2004 года сократилось в два раза. Так, если в 4-м и 5-м классах на уроки русского языка и литературы прежде отводилось 11 часов в неделю (7+4), то сегодня - в базисном учебном плане указано 5 часов (3+2). Правда, до сих пор большинство директоров школ пытаются довести количество уроков словесности до 7 и даже 9 часов в неделю – но это исключительно за счет часов регионального компонента, факультативов и т. д. Но в ближайшее время прогнозируется сокращение и даже полное изъятие регионального компонента и, соответственно, лишение администраций школ последней возможности для маневрирования. В сегодняшнем базисном плане также в два раза сокращены часы на преподавание естественнонаучных дисциплин: вместо двух часов в неделю – по одному часу.
В-третьих, разрушаются социальные отношения «учитель-ученик», опять же под предлогом развития самостоятельности детей. Поощряется «свободное» (а на деле - хамское и неуважительное по отношению к учителю) поведение: хождение по классу, громкие разговоры, перебивание учителя и друг друга. И в результате, кроме плохого преподавания и воспитания, дети получают испорченную нервную систему и психику - потому что ритм, ПОРЯДОК, школьная, да и любая дисциплина - для человека естественны и соответствуют природным законам, а хаос и бесконтрольность - разрушительны, если даже обозвать их «свободой».
4. Еще одна колониально-глобалистская тенденция - насаждение «рыночного подхода» к образованию. Это означает, что вечные цели педагогики - дать ребенку знания о мире, развить его как многогранную, широко мыслящую, нравственную личность - практически отвергнуты. Теперь школа должна - в соответствии со «спросом на рынке» - создать биокомпьютер, и вложить в него заказанные программы. В данной системе координат учитель рассматривается не как носитель культурного опыта социума, ответственный за его воспроизводство, а как инструмент для достижения определенных псевдообразовательных целей. Не случайно стали говорить об «образовательных технологиях», а не об искусстве учителя и педагогическом творчестве. Технологии же, конечно, формируют не человека, а механизм, машину.
Причем «рыночный подход» прямо противоречит и пропагандируемой «свободе личности», развитию индивидуальности ребенка. О какой индивидуальности и свободе можно говорить, когда все диктуется спросом на рынке?
В лучших российских традициях целью образования было воспитать Человека – разносторонне развитого, нравственного, ответственного, чувствующего себя частью общества и мира. Такими личностями были и сами деятели русской культуры.
Сегодня же подрастающие поколения оказалось под воздействием мощного социокультурного вмешательства, в итоге которого остро стоит угроза вымывания творческого личностного начала, торжества массового сознания, легко поддающегося манипулированию. Способствует усилению данных процессов определенным образом организованная система образования, с помощью которой искусственно тормозится когнитивное и духовное развитие целых поколений. По сути - это попытка сжать сознание до уровня витальных рефлексов - лишая доступа к качественному и широкому образованию детей, которая осуществляется в интересах определенных политических кругов - с целью (без затрат на содержание полицейской машины) управлять миллионами и миллиардами неорабов. Кроме того, эти негативные явления усиливаются потоками продукции масс-медиа, захлестнувшими СМИ и особенно телевидение.
Таким образом, та модернизационная модель образования, которая у нас внедряется, по своей сути носит антигуманный, антиэволюционный, противоестественный характер, так как направлена на формирование противоречивого, несчастного, зависимого интеллектуально неразвитого существа. С одной стороны, это плохо социализированный, невоспитанный индивидуалист, с мозаичным набором разрозненной информации. А с другой стороны - есть индивидуализм, но нет ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ, так как нет ни глубоких знаний, ни мировоззрения, ни нравственных убеждений - зачем все это обитателю сырьевой колонии?
Шанс на спасение есть, но осуществить его можно, только при условии пробуждения социальной ответственности и активности в среде научно-педагогической интеллигенции, поскольку именно она является едва ли не единственным социальным слоем в России, сохранившим верность профессиональному долгу, корпоративное единство и последовательность в отстаивании приоритета духовных ценностей над материальными.
Т. е. мы должны осознать ту цивилизационную ответственность, которая возложена на нас в силу наших профессиональных и интеллектуальных ресурсов и кардинально изменить курс проводимых реформ.


В обсуждении докладов и проекта резолюции в режиме «свободного» микрофона приняли участие:
1. Морозова Е.В., председатель Краевого Союза за здоровое развитие детей. Предложила Общественной палате Алтайского края высказать отношение к Федеральному закону №83, организовать общественные слушания по вопросам реформирования образования.
2. Степурко А.В., председатель комиссии по образованию, культуре и делам молодёжи Общественной палаты Алтайского края: в докладах отмечалось падение уровня профессионализма учителей, нарушение традиций по преемственности опыта. С целью повышения уровня методического мастерства и обмена лучшим педагогическим опытом предложил создать сеть площадок в г. Барнауле и городах Алтайского края на базе Школы эффективного учителя.
3. Гальченко Ю.К., депутат Алтайского Краевого Законодательного Собрания, фракции ЛДПР подчеркнул, что депутаты всех фракций (кроме фракции «Единая Россия») готовы поддерживать научно-педагогическую общественность и предложил активнее задействовать депутатский корпус для публичного обсуждения вопросов образования.
4. Хабарова И.В., председатель АКОО «Вместе против рака» отметила, что большая часть населения не знает о содержании и последствиях проводимых реформ, в том числе о Федеральном законе №83 о коммерциализации бюджетной сферы. В СМИ слабо отражается эта тема.
5. Князева Л.Н., АКОО «Общественный родительский комитет» рассказала о своём опыте борьбы по защите прав детей.
6. Сафронов В.А., депутат Алтайского Краевого Законодательного Собрания, фракции КПРФ сообщил, что он часто выезжает в сельские районы края и видит в них плачевное состояние сельской школы и сельских учителей. Он считает, что пора переходить от оценок к конкретным действиям, что нужны массовые совместные акции протеста.
7. Григорьев С.И., д.с.н., член–корреспондент Российской академии образован


Дата регистрации: 21.05.2009
Комментарии:
0
Просмотров 82
Коллеги 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+