Личный кабинет
Всё с нуля

Главная елка советской страны. Взгляд изнутри.




В середине-конце 80-ых годов я четыре года подряд работала на главной елке страны – в Кремлевском Дворце съездов. Работала пионеркой. Нас, таких, много было. По моим прикидкам человек от 200 до 300 пионеров работало каждые зимние каникулы на елке в КДС.



Вот чего не знаю, так это - как отбирали. Мы туда впервые попали в 85-ом: однажды старшая вожатая в школе собрала весь совет дружины и сказала, что есть такая возможность – поработать на елке. Мы все, конечно, согласились. Ну а потом соглашались так же каждый год. Хотя пионерами уже давно перестали быть, но кого это остановит?

Нам всем делали пропуска с фотографиями, без которых проникнуть в КДС было невозможно. В 20-ых числах декабря мы ехали в первый раз на генеральный прогон. Там нас распределяли по залам, объясняли, что и как будет происходить, а потом было первое представление от и до, только без зрителей.

День работы на елке для каждого работающего там пионера происходил так: вставали в 6 утра, выезжали из дома около 7. По дороге от метро до КДС пропуска у нас проверяли раза три, и еще два раза уже внутри дворца.

Заходили через служебный вход и шли в раздевалки в цокольном этаже. Оттуда девочки бежали в туалет, потому что надо было снять колготки, надеть белые гольфы, прикрепить к голове банты. Да, рабочей одеждой у нас была парадная пионерская форма: белые рубашки, форменные сине-серые юбки у девочек, брюки – у мальчиков, ремень, красные пилотки, у девочек обязательны белые гольфы и белые банты. Ну и галстук, и значок, конечно.

В 9 утра мы были уже на постах. Кто-то – в Зеркальном зале на нижнем этаже, где гардеробы.

Работающие там встречали детей, помогали раздеться, собирали их в кучи и эти кучи отдавали разводящим. Разводящие вели кучи либо в Гербовый зал, либо в Паркетный. Мы всегда работали в Паркетном. И ужасно завидовали тем, кто в Гербовом, потому что именно там стояла елка. Та самая. Главная елка страны.

Мы на своих местах должны быть встречать детей, выстраивать их в зале буквой П. Затем начиналась музыкально-игровая программа.

В нашем Паркетном зале каждый год работал какой-то ВИА. Точно помню, что как-то была «Кукуруза». Остальных уже не помню. Бели ведущие, которые должны были создать новогоднее настроение. Ну а от нас требовалось организовывать детей для игр и танцев, с ними играть, плясать, веселиться. Это веселье продолжалось минут 40, затем мы провожали детей в зрительный зал.

За каждым из нас было закреплено несколько рядов, нам надо было усадить детей, предупредить о том, чтобы они не кусали и не царапали кресла, которые очень дорогие, и следить за порядком во время спектакля, сидя на ступеньках лестницы рядом со зрительными рядами. На экране перед представлением демонстрировали мультфильмы, потом начинался сам спектакль. Конечно, это было волшебно!

Прекрасные декорации, костюмы, спецэффекты, качественный звук, много песен, танцев, великолепные актеры… Правда, вот сценарии были своеобразными, но дети в зале, конечно, взгляда от сцены не отводили, переживали, ахали, дышать забывали. Потом спектакль заканчивался, мы должны были проводить детей, показать им, где они могут получить подарок, пройтись по своим рядам, проверить, не забыли ли, не потеряли ли чего зрители. Если что-то находили, бежали относить это вниз, чтобы уже там искали владельца. Чаще всего дети теряли билеты и номерки из гардероба.

После первой елки мы шли в банкетный зал обедать. Кормили там вкусно. Больше всего нас радовало, что на третье давали не компот или, прости господи, кисель, а газировку.

В 14.00 все начиналось по новой. После второй елки – полдник. Третья елка кончалась около 9 вечера, и мы совершенно без сил плелись вниз одеваться и ехать домой.

Работали мы так две недели через день. В предпоследний день нас награждали за труды – давали каждому по бесплатному билету. Мы могли по нему либо получить подарок, либо провести в последний день кого-то из родственников или друзей.

Самих нас к последним дням уже серьезно тошнило и от песен, под которые мы плясали с детьми перед спектаклем, и от мультиков на экране, и от самого представления, которое, конечно, мы знали уже наизусть.

Но каждый год было ровно одно по-настоящему волшебное представление, которое мы ждали и которое боялись пропустить. Это первая елка первого января. За четыре года не было ни разу так, чтобы она прошла без сучка и задоринки, так же, как в другие дни. То Дед Мороз не в состоянии устоять в санях и валится, как подкошенный, в разные стороны. То Баба Яга выбегает на сцену в джинсах и кроссовках, забыв переодеться в сценический костюм полностью. То Снегурочка виснет на дедушке и без поддержки двух шагов пройти не может. Короче, первая елка нового года всегда была лучшей елкой. Вот только оценить это могли только мы, поскольку к этому моменту уже хорошо знали, а как оно должно быть и видели все отличия.

Вообще, надо сказать, что мы выдерживали эти каникулы с трудом, но как их выдерживали актеры – я вообще не понимаю. Три полноценных спектакля в день. С танцами, в тяжелых костюмах. Каждый год нам как-то удавалось пробираться в их гримерные за автографами. Работали на елках популярные артисты. Помню клоунессу Ириску, Александра Ленькова, который совершенно сказочно играл роль Бабы Яги. Да, это он 1 января выбежал на сцену загримированный, в каком-то рваном балахоне, но в ярко-синих джинсах и адидассовских кроссовках.

Уставали мы сильно. И каждый раз к концу каникул мы говорили: «Больше никогда!» А через год опять соглашались, потому что это было здорово. Тянуло.




Дата регистрации: 23.10.2010
Комментарии:
0
footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+