Личный кабинет
Елена Сироткина "Педагогическая тетрадь"

Чистоплюйская русская классика






Общественность отечественная рыдает: в школы вбрасывают единую линейку учебников по литературе. Она её, правда, окрестила сразу единым учебником. Ну, грамотная очень, знает, что как называется. На самом деле, как всегда у нас, образуется бродящий компот из нескольких пугалок.

Первая: государство лезет, куда ему лезть не следует. Воинственный режим пользуется расчудесной культурой в своих жутких целях. Новость свежайшая. Раньше, конечно, государство, просто с незапамятных времён, было добрейшее, образованнейшее и никаких корыстных целей противу народу не ставившее. Болванчиков не плодило, не лелеяло, дань не собирало, взятками не баловалось. Государство, ребята, это кто такие? Это те, которые сначала на вершину сакрально-меркантильной своей пирамиды лезет-корячится, а потом изо всех сил отгоняет тех, кто за ними такое же восхождение пробует. Нет, временами, они, разумеется, проводят самовнушение о каких-то иных интересах и заботах – оно и понятно, не могут живые люди гнобить себя признаниями всякого морального рода. Это для них слишком безнравственно.

Вторая: литература никакого воспитательного эффекта вообще иметь не может, продукт смутно-эстетический. И даже большей частью агрессивно-развлекательный. Посему забудем совковые корявые потуги навязывать младому племени некие идеалы. Нет идеалов – мифы и легенды, происки заблудшего социального сознания. Человек бесповоротно ужасен, рождён во грехе, сослан на Землю, чтобы разрушить на ней всё, что под горячую руку-ногу подвернётся, а потом вознестись в сверхъестественные пространства. Не мешайте подросткам воспарять в чёрных фантазиях. Они повоспаряют, потом обзаведутся семьями и тачками и умиротворятся реальностью. То бишь полезут на вершину государственной пирамиды. К тому времени ещё и социальные лифты поспеют.

Третья: классика наша вся замешана на розовом прекраснодушии рефлексирующих интеллигентов и должна быть заменена в школьных программах современными поэзами с правдой-маткой. Правда-матка эта слишком смахивает на фантазии обалдевших от страха наркоманов, но сие обстоятельство делу никак помешать не может. В конце концов, человек свободен, может воображать грязненько и грубенько. Он теперь вообще много чего может, кроме одного – быть похожим на нomo sapiens.

Скажу я всем этим пугальщикам вот что. Учебников развелось тьма, но и транслируют они частенько тьму и ничего более. Выгодное это дельце – учебниками торговать. В каждом регионе образовательные начальники, вошедшие в долю с издателями (то и дело своими же родственниками), обязывают школы обзавестись очень нужной продукцией. Вариативность в целом по стране бьёт рекорды, каждый недоучка старается сообщить миру о том, как рыбы летают на юг, а птицы ползают по дну океанов. Поэтому сокращение числа учебников вообще – благо.

Министерство образования и науки должно хоть как-то оправдывать буковки на своей вывеске? Пусть оправдает, дадим шанс. Если совместными усилиями с другими институциями оно родит пару-тройку страниц некоей концепции общественного взгляда на литературное существование школьников, так я поаплодирую. Но думаю, ведомство изготовит страниц триста как минимум всякой лабуды в дополнение к тем важным бумагам, которые никто никогда не читает. И, понятно, это никому помешать не сможет.

Нормальные учителя всегда пользуются больше текстами произведений, чем учебниками. А умные, читающие ученики извлекают из учебников только то, что может зацепить. И дополняют их всякими другими источниками. Так что за школьных жителей, умеющих отделять мух от котлет, беспокоиться не стоит. Ещё в мою пору преподавания на все чиновничьи телодвижения мудрые учителя реагировали фразами «Дальше школы не пошлют» и «На моё место уже давно образовалась многотысячная очередь».

Почему рыдающие граждане решили, что воспитание – это нечто категорическое, нудное и мгновенно осязаемое? Воспитывает всё, что окружает. Разговариваете с человеком – воспитываетесь. Смотрите кино – воспитываетесь. Читаете книгу – опять тот же номер. Среда нас питает. Может питать добрыми вкусностями, а может подсунуть и отраву. И разве не замечаете вы, что отравы стало многовато? Мир, который базируется на извлечении денег и власти, травит себя всё активнее.

Государственные люди просто уловили, что народ окончательно оболванить не удаётся. По крайней мере, испробованными средствами. Слово «патриотизм» попало в тренд не столько благодаря инициативам сверху, сколько снизу. Выработанная веками естественная потребность видеть реальные позитивные ориентиры в жизни, на том месте, где находишься, то есть в своей стране, в своей семье, в своём доме, уже никогда не умрёт. Разумеется, не следует её путать с шапкозакидательством и лизоблюдством по отношению к начальству. Но бесконечные чёрные фантазии не лучше.

Попытки некоторых общественников отфильтровать завизированный временем список русских классических произведений смешна. Тем более при нашем-то опыте в первую очередь бросаться на «запрещённое». Но в перечне того, что читается школьниками, не может быть слишком много текстов. Просто потому, что времени на всех не хватит. Нет, если и дальше успешно имитировать изучение литературы, то можно и тысячу опусов включить в программу. И теоретическую базу под это деяние подвести – не привыкать. Но сейчас ведь речь идёт не об этом списке, не о программе, а только о концепции. И уже затем о линейке учебников, которые ей будут соответствовать. Об общей договорённости по тем моментам, где мы все совпадаем. Не приходит же в голову христианам устраивать долгие вариации на тему заповедей? Считается, что вот, выработали с Христовой помощью основные постулаты. А вариации сами будут жизнью рождены, это неизбежно.

Но самое ужасное в общественных рыданиях то, что они выдают страшную тайну: большинство дипломированных радетелей за ученическое счастье классику-то не читало. Иначе как бы пришло им в голову, что все герои литературы прошлого – кисейные барышни и рафинированные чистоплюи? И такие все положительные до тошноты? Грязненько и грубенько классики наши не изъяснялись, это верно, им подобная «смелость» была ни к чему. Если только для себя, в порядке юношеских экспериментов, да и то в единичных случаях. Почитайте «Господ Головлёвых» – очень критическая книжица. Разберитесь с тургеневскими кавалерами – нелицеприятный приговор русской трусости. В «Войне и мире» не только Пьер Безухов и Мария Болконская (Ростова) действуют, там очень колоритные есть персонажи, олицетворяющие «очарование зла».

Учитель словесности учит всего лишь грамотно использовать слово, язык. Он не навязывает своё видение, своё мировоззрение. Но он живой человек, и то, о чём и как он сам говорит, не может не влиять на подростков. Он даже может поставить отличную оценку за словесность, однако поспорить с учеником о его жизненной позиции. Если вы так озабочены гражданским обществом, то почему вас волнует всего лишь сокращение числа безграмотных учебников? А то, что тридцатилетние дяди читают про эльфов или брутальных самцов (если вообще что-нибудь читают), – сойдёт для расчудесной культуры?

Уважаемые читатели! Я решила продолжить блог на этом ресурсе. Но если кто-то ещё не знаком с моей книгой «Педагогическая тетрадь», он может полистать её здесь же: справа представлен список ссылок на все её главы. :)


Дата регистрации: 13.03.2014
Комментарии:
4
Просмотров 21
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+