Личный кабинет
Елена Сироткина "Педагогическая тетрадь"

Часть вторая. Глава 29. Любовь красивая и добрая. Рисковые мини-проценты






Часть вторая. Сборник задач по взаимопомощи человеков

Глава 29. Любовь красивая и добрая. Рисковые мини-проценты
[attachment=59027:Старушки.jpg]

По учительской вторую неделю гуляет весеннее слово «любовь». Тётки наши не могут говорить ни о чём, кроме как о ниточке, которая протянулась между Генкой и Маринкой. Генка – молодой физик. Пришёл на педагогическую практику. А практика приготовила сюрприз – светлорусую красавицу в 11 «Б». Был весёлый студент – и не стало его, талдычит про какие-то опыты, но видит перед собой только пушистую чёлку за второй партой.

- Нет, ну он что, не понимает: она же девчонка совсем!

- И что? А он-то кто? Мальчишка!

- А как вы думаете, они уже…

- Не в этом дело: школа тут, нельзя.

- Чего нельзя? – спрашиваю сама, не выдерживая этого напористого трепета со всех сторон. – Людьми быть нельзя? Радоваться нужно: молодых человеков посетило нечто прекрасное. Ей около семнадцати, ему на пять годков побольше – всё путём. Или кого-то волнуют подробности?

- Елена Владимировна, но ведь невозможно спокойно мимо пройти: лупят друг в друга глазами просто до неприличия!

- А вы не смотрите на них. Смотрите под ноги, чтоб не споткнуться. Это самое приличное, что можно сделать в данном случае.

- Вы бы всё-таки с Мариной поговорили…

- О чём? И почему я?

- Ну, наши девчонки как-то на вас ориентируются… Пусть они посдержаннее будут. Пара-то хорошая, конечно…

- Да замечательная просто пара, загляденье. Раз в тысячу лет такая попадается. Что вы переполошились, женщины мои прелестные? Марина как училась у меня отлично, так и учится. У всех прочих, думаю, тоже проблем не возникло. Гена – вообще взрослый человек.

- Вот именно! Ему о практике надо думать, а он…

- Дамы, вы не завидуете часом?

Вздохи, вздохи, вздохи. Умолкают. Но только до следующей перемены. Что поделаешь: весна и всегда-то нагло путает учебные планы, а тут ещё такое событие! :) Опять же школа – женское начало то и дело выпрыгивает впереди педагогического.

Марина – девушка особенная. Стоп, сейчас мне придётся писать о довольно непростых вещах… Все, наверное, слышали тезис о том, что человечество может похвастаться только 2-5% творческого авангарда. Действительно, есть эта малая доля тех, кого природа послала слишком далеко по сравнению с прочими. Но прочие-то тоже весьма разнятся между собой и вовсе не лишены творческого начала. Никто на самом деле не бесполезен и не безнадёжен. Однако что делать, когда представители авангарда присутствуют там же, где рьяно соревнуются между собой неавангардисты, им же в этом соревновании просто делать нечего? Сам факт существования такой человеческой единицы может либо парализовать группу, либо подвигнуть на всякие глупости… Люди, тем более молодые, трудно смиряются с тем, что они никогда не сумеют того, на что способен некто. Общность места и времени нередко играет с нами в подлянку: рядом живущий обязан прыгать не выше меня.

Я не очень верю в школы для одарённых. Им, по большому счёту, требуются не собственно школы – они учатся сами. То есть мы должны принять как данность очень рано проявляющуюся в таких людях точность саморазвития и, как следствие, – самопонимания. Но им нужна здоровая социальная среда, потому что они живые сущности. А такая среда вслух не говорит об одарённости, она ей просто не мешает и в меру возможностей питается объявившейся одарённостью. Как правило, захваленные с детства вундеркинды вырастают во что-то не слишком привлекательное, увы. И напротив, люди, рано постигшие законы доброжелательного контакта с ближними, помогают своим талантам реализоваться, они не зацикливаются на себе, а видят мир вокруг. Признаны или не признаны эти таланты всем обществом в итоге – другой вопрос.

Так вот, из тысячи примерно моих учеников я могу вспомнить только двух, которых следует отнести к этой малой и потому очень рисковой части человечества (хотя могла в начале своей учительской деятельности кого и проглядеть). Повторяю: это не значит, что оставшиеся 998 особей, – косный балласт. Каждому человеку природа дала возможность (я бы даже сказала – обязанность) к самосовершенствованию, выполняя эту работу, он гарантирует будущее своим потомкам. И, наверное, хорошо, что вундерменш явление редкое: не все способны справиться с элементарной завистью к соседу по судьбе, с одной стороны, и с презрением – с другой. Долбить ребёнку, что он некий избранец, нельзя, его это затормозит. Нельзя и мерить его стандартными линеечками – и никого, в общем, нельзя, но тут можете получить такой взрыв, что мало не покажется. Это довольно сложная педагогическая ситуация. Знаю, несколько примеров, когда учителя не могли психологически собраться в присутствии маленьких «соперников», даже не входящих в пресловутые мини-проценты. Встречаются таковые не просто редко, а очень редко – миллионы людей могут с ними не столкнуться никогда! Однако учитель должен быть готов к сюрпризу. :)

Марина и была сюрпризом. Далеко не все преподаватели понимали, что это за бриллиант, больше обращая внимание на внешние дела: ладная, пластичная, любознательная, общительная. Литература была не просто её коньком: в книгах она купалась, но не проглатывала подряд, а создавала свой неповторимый круг духовных ориентиров. Вы спросите, может ли человек, не обладая соответствующим личным опытом, почувствовать суть того, о чём пишут другие, жившие при других обстоятельствах? Да, может. И не только тот, что входит в авангардную группу природы. Однако тот, кто в неё входит, может не только почувствовать, но и объяснить. Когда я читала сочинения Марины, я испытывала не меньшее наслаждение, чем то, которое дарили мне признанные писатели, – это не дежурный дифирамб. :) Разумеется, узнав о планах поступления девушки на филфак МГУ, я вынуждена была дать прагматичный совет: раздобыть репетитора с самого факультета. Увы, излишняя самостоятельность абитуриентов у нас приветствуется редко, приходится на всякий пожарный страховаться. Мама нужного человека организовала, тот после нескольких занятий возжелал даже со мной познакомиться. Весьма приятный был товарищ, но переоценил мои учительские потуги: успехами своими в большей степени Марина была обязана себе.

У неё не было никого, кроме мамы, которая в ней души не чаяла. Ей самой вожделенный МГУ когда-то помахал ручкой: рано выскочила замуж, уехала в какой-то провинциальный наукоград. Как и большинство женщин, уступила своей половине все не бытовые удовольствия, а через семь лет осталась без самой половины. Вернулась в столицу, сосредоточилась на дочери. Гена вырос нежданной угрозой опять похоронить высокообразовательные мечты. Ну, так ей казалось. :) Родителям частенько мерещится, что у судьбы один сценарий на все поколения.

- Елена Владимировна, поговорите с Мариной, пожалуйста, – вклинилась встревоженная мама в кабинет, в котором я засиделась над сочинениями.

- Что за дела? И вы туда же? О чём?

- Ну, вы же видите! Я просто не знаю, что делать. Так всё это не ко времени!

- Да что же вы расстраиваетесь зря? Люди друг друга полжизни ищут, тут же нате вам – явился королевич, а они прочь гонят.

- Вы смеётесь? Мне вот не смешно. Часами висит на телефоне, вечерами она срывается…

- Срывается?

- Уходит из дома.

- Дерзит, ругается?

- Что вы – нет, конечно. Но лето не за горами, экзамены. Она же не поступит!

- Почему? По-моему, шансы блестящие. Да она золотая, девочка ваша, она всё успеет. Ну, успокойтесь. Вы напрасно так драматизируете. Жизнь не глупее нас с вами.

- Это просто молодость! Через год всё улетучится…

- Не думаю, здесь другой случай. А если даже и улетучится – не беда. Вот посудите сами: если и дальше вы будете так нервно воспринимать происходящее, она будет с вами либо ссориться, либо держать суровую дистанцию, скрывать происходящее. Это же плохо, правда? Будет переживать – и за себя, и за вас. Это отвлечёт её от экзаменов куда сильнее, чем отношения с Геной. Разве можно заставлять человека выбирать дурное вместо хорошего?

- А он, Гена этот, как по-вашему, человек или дурак просто?

- Признаков излишней дурости пока не подавал. Нормальный парень, видно, что влюбился, а не приключений ищет. Я вообще думаю, что Марине очень повезло. Знаете, есть счастье, которое зависит от нас самих, а есть такое, которое зависит от других – на кого нарвёшься, что называется. К ней прибежало то, чего у многих-многих нет и не будет. Это же хорошо!

- Ой, не знаю… Я ей, конечно, не враг… Но страшно, Елена Владимировна!

- Послушайте, я этого Марине не говорю и говорить не стану, сама прозреет. А вам скажу: она человек не из общей тусовки. Возможно, Гена этот – её единственный шанс. Вам сейчас кажется, что у неё всё впереди, кого-кого, а мужчин в Москве много. Их на самом деле завались, но у неё выбор будет небогатый. Увы, это крест всех талантливых людей. Поразвлечься она, конечно, сможет, и ума, и вкуса у неё для этого хватит. Но предрекать прочный союз на десятилетия…

- Не пугайте меня…

- Я не пугаю, я называю вещи своими именами. С обывателем она не уживётся. Точнее – он с ней не уживётся, он будет воинственно требовать соответствия своим затёртым представлениям – в том числе и о том, что филфак МГУ несусветная глупость по сравнению с банальным шашлыком. Её это, разумеется, начнёт раздражать, появятся никому не нужные проблемы. Гена ещё молод, шишек в отношениях с девчонками не набил, радуется тому, что чувствует, – ровно то, что доктор прописал. Если потом она его перерастёт, это будет потом, будущее покажет, что к чему. А сейчас надо принять то, что судьба послала. Не мешайте ей. Да и с ним познакомьтесь поближе – кажется, уже пора.

С выпускного наши герои, конечно, улизнули. Тётки слегка посплетничали, но нового пожара раздувать не стали. В МГУ Марина поступила, через год вышла замуж за своего Гену: мама-таки ещё посопротивлялась. Родилась девочка Леночка, потом я потеряла семейство из виду. Надеюсь, благостный период был продолжительным. :)

На выпускной, кстати, в том необыкновенном году впервые пришли ребята, окончившие школу значительное время назад: недобрая слава о заведении уступила место благодарности за незряшные детские годы. Помню, пригласил меня на танец один бравый молодой человек.

- Ой, вас тут все так уважают! Я с пацанами говорил. А вы завучем здесь были?

- Была.

- А теперь, болтают, вы журналистка тоже?

- Не болтают – правда. Пытаюсь урвать от жизни побольше. :)

- Я тут давно не был. После армии хотел зайти, но передумал. А в этом году брат заканчивает… Девчонки у вас классные!

- Девчонки у нас что надо. Жениться хочешь?

- Хочу. Но не выбрал ещё.

- Смотри, пока выбираешь, уведут. А по какому принципу выбираем?

- Красивую, конечно! – засмеялся, запнулся, задумался. – Хотя нет, не это главное. Главное, чтоб добрая была. Ну, чтоб меня любила, ребёнка моего…

- Да, это ты прав. Заходи почаще: вдруг такая объявится!

P. S. Уважаемые читатели! Для понимания позиции автора лучше знакомиться со всеми главами книги, причём в порядке их нумерации.

Часть вторая. Глава 28. Неидеологическое радио. Бой инфантилизму


Дата регистрации: 13.03.2014
Комментарии:
0
Просмотров 12
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+