Личный кабинет
Актуальное прошлое и настоящее

Александр Евгеньевич Пресняков






Выдающийся русский историк А.Е. Пресняков родился 21 апреля (3 мая) 1870 года в Одессе в семье Евгения Львовича Преснякова, инженера-путейца, члена правлений различных железных дорог, автора статей по экономике путей сообщения. Вскоре после рождения Александра, Евгений Львович становится управляющим Закавказской железной дорогой, и вся семья переезжает в Тифлис. Пресняковы часто переезжали с места на место, при этом они не бедствовали и уделяли серьезное внимание образованию сына. Александр учился неплохо. В 1889 году он окончил гимназию в Тифлисе, а потом поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. История с детства занимала А.Е. Преснякова, поэтому уже в годы обучения в университете он начинает заниматься научной деятельностью.

В университете Александр познакомился и подружился с профессором кафедры русской истории Сергеем Федоровичем Платоновым (1860-1933), под руководством которого он и начал свою научную работу. Совсем еще молодым человеком студент Пресняков писал матери о том, какие перспективы открывает ему университетский диплом и каким ему представляется правильный выбор карьеры. Поражает здравость его оценок – ведь в 1893 году, в год окончания университета, А.Е. Пресняков уже удостоен золотой медали за конкурсное сочинение «Царственная книга, ее состав и происхождение» и оставлен при университете «для подготовки к профессорскому званию»: на два года со стипендией.

Но не только научной работой занимается Пресняков. В его непосредственные планы входит и преподавательская деятельность, прежде всего потому, что учительство – это гарантированный заработок, который поможет создать семью, ведь он всегда разделял науку как служение истине и науку как карьеру. После окончания университета А.Е. Пресняков пишет в одном из писем матери: «…наука, умственные интересы и т.д. – это одно, а ученая карьера – другое, которая сама должна к первому приложиться, а гнуть первое под второе – дело нежелательное. Я не хочу умножать числа quasi-ученых, написавших книгу и читающих лекции, хотя им – по совести – нечего сказать с кафедры». Поэтому после окончания университета Пресняков начинает преподавать русскую историю и историю русского права в различных учебных заведениях Петербурга, в том числе в частных гимназиях Таганцевой и Стоюниной, в Екатерининском сиротском институте, на Педагогических курсах при петербургских женских гимназиях. Когда в 1903 году на базе Высших женских курсов, был основан Женский педагогический институт, А.Е. Пресняков стал одним из его организаторов и ведущих преподавателей. Первым директором института стал учитель А.Е. Преснякова – С.Ф. Платонов.

К этому времени молодой ученый уже обзаводится семьей. Его женой становится Юлия Петровна Кимонт – молодая женщина из традиционной польской семьи, студентка художественно-промышленного Училища барона Штиглица. Личная жизнь А.Е. Преснякова вовсе не складывалась безоблачно. Брак потребовал от него немалых усилий. Родители Юлии Петровны совсем не мечтали видеть в зятьях молодого человека с невнятными для них жизненными перспективами: не помещик, не чиновник, без гарантированного заработка. Положение несколько улучшается в 1907 году, когда А.Е. Пресняков получает должность приват-доцента Петербургского университета и начинает читать там курс лекций по русской истории.

Основными темами научных интересов Преснякова в предреволюционный период были история политических отношений на Руси до XVI века, источниковедческие вопросы летописания XVI в., история общественной мысли XIX века. Он отвергал теорию «родового княжеского владения» в Киевской Руси, полагая, что в основе княжеской собственности лежит «семейное, отчинное право». Разрабатывая историю «княжого права», А.Е. Пресняков считал, что одним из важнейших направлений деятельности древнерусских князей было создание рядом с обычно-правовыми союзами членов племени особого «союза княжой защиты», в который входили и княжеская дружина, и население княжеских сёл. Он также считал, что княжая защита была «общеисторическим явлением у всех европейских народов».

А.Е. Пресняков исследовал процесс централизации в тесной связи со всем комплексом международных отношений Северо-Восточной Руси; он изучил процесс объединения русских земель с позиции внутренней истории не только Московского великого княжества, но и удельных – Тверского, Рязанского и Нижегородского. Он был противником резкого противопоставления истории Киевской и Владимиро-Суздальской Руси, доказывал, что семейно-вотчинные разделы волостей-княжений во Владимиро-Суздальской Руси всегда были лишь продолжением семейно-вотчинных разделов Киевской Руси. Киевскую Русь Пресняков рассматривал как общую основу исторического развития русского и украинского народов. Пресняков был выдающимся археологом и исследователем древнерусских летописей. Результаты его исторических исследований выразились в крупной монографии "Княжое право в Древней Руси: очерки по истории X-XII веков" (1909), которая была его диссертацией на степень магистра русской истории.

Влияние супруги Преснякова, польки по происхождению, приводит к тому, что он начинает изучать польский язык и буквально преклоняться перед польской культурой, что едва не привело к разрыву отношений с С.Ф. Платоновым. Пресняков начинает читать лекции по истории западной Руси и Литовско-Русского государства. Впервые эти лекции были им прочитаны в университете в 1908/09 и 1909/10 годах. В дальнейшем курс истории Литовско-Русского государства повторялся автором еще несколько раз. В основу этого курса легла самостоятельная работа не только над печатными, но и над архивными источниками. А.Е. Пресняков совершил даже специальную научную командировку в Краков для работы в архиве. Особой заслугой автора надо считать выделение вопроса о русских землях в составе Литовско-Русского государства и непосредственное изучение исторических судеб этих земель. В частности Пресняков особо подчеркивает многоплеменной состав великого княжества Литовского и в дальнейшем Речи Посполитой и внутреннюю разобщенность отдельных земель, входивших в их состав, исключавшую возможность их действительного превращения в единое централизованное государство. Под углом зрения феодальной раздробленности дан интересный анализ политического строя Литовско-Русского государства и рассмотрен последовательный ход его истории до Люблинской унии 1569 года.

Тем не менее, преимущественной сферой интересов А.Е. Преснякова была все-таки история Древней Руси. Исследования ученого охватывают множество вопросов – древнейшее расселение восточных славян, отношения Руси и варягов, племенной быт восточных славян и образование городских областей, образование Киевского государства, крещение Руси, общественное положение князя, княжеская администрация и суд в древней Руси, уставное законодательство и многое другое. В результате своих исследований А.Е. Пресняков более полно и достоверно, чем его предшественники, показал политическую сторону объединения земель Северо-Восточной Руси. Но Пресняков не связывал выдвинутую им в противовес государственной школе идею собирания власти князьями с развитием социально-экономических отношений. В сочинении "Московское царство" (1918) Пресняков рассматривал Русское государство XVI-XVII веков в духе государственной школы, как надклассовое, в равной степени закрепостившее все сословия русского общества.

В 1918 году А.Е. Пресняков стал доктором русской истории, защитив диссертацию на тему «Образование Великорусского государства. Очерки по истории XIII-XV столетий» и был избран на должность штатного экстраординарного профессора по кафедре русской истории Петроградского (затем – Ленинградского) университета.

После 1918 года Пресняков продолжал исследования в области истории средневековой Руси, в частности, занимался теоретическими вопросами феодализма в России. Он стал одним из организаторов (в 1921) и директором (с 1922 года) Исторического научно-исследовательского института при Петроградском университете (институт фактически существовал до 1925 года).

После Октябрьской революции А.Е. Пресняков пытается приспособиться к новой действительности, стремится усвоить марксистскую методологию, что, в частности, отразилось в его интересе к социально-экономическим вопросам. Значительное внимание он теперь уделяет вопросам русской истории XIX века, в том числе и революционному движению, пишет работы по теории марксизма. Занявшись изучением восстания декабристов, он к 100-летию восстания издает три обстоятельные научно-исследовательские работы – "Александр Первый" (1924), "Апогей самодержавия. Николай I" (1925) и "14 декабря 1825 года" (1926), создает исторические портреты российских императоров, основанные на архивных источниках.

В 1921 году А.Е. Пресняков был в числе создателей научно-исторического общества "Старый Петербург". Вместе с такими известными русскими учеными как Л.А. Ильин, А.Н. Бенуа, П.П. Вейнер, В.П. Зубов, В.Я. Курбатов, С.Н. Тройницкий, С.Ф. Платонов, А.Ф. Кони, Н.П. Анциферов, И.А. Фомин, А.П. Остроумова-Лебедева он занимался вопросами охраны, изучения и восстановления памятников прошлого, проблемами современного строительства и архитектуры. В 1920-е годы он преподавал историю в Институте Красной профессуры, с 1927 года был профессором этого института. Кроме того, он был профессором Ленинградского Педагогического института им. А.И. Герцена, а также Археологического института (Пресняков был также деканом археографического факультета). В 1920 году А.Е. Пресняков был избран членом-корреспондентом Российской Академии Наук (с 1925 – АН СССР). В 1927-1928 годах был директором Ленинградского отделения Института истории РАНИОН (Российской Ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук).

Пресняков был не только замечательным ученым и педагогом, он был в высшей степени культурным и интеллигентным человеком. При всей напряженности профессиональных и социальных коллизий, будучи утомлен уроками в гимназиях и уроками частными, лекциям и экзаменами, трудами в архивах и работами над статьями, заботами о заработках и быте семьи – он находил время и на то, чтобы заниматься музыкой, литературой. Еще совсем молодым человеком А.Е. Пресняков вошел в кружок Г.В. Форстена, составленный как кружок меломанов, хотя интересы «форстенят» отнюдь не ограничивались музыкой. Вполне обычным времяпрепровождением для круга друзей Александра Евгеньевича было собраться за фортепьяно с клавиром оперы, проиграть ее всю и спеть. Не менее показателен был и сам стиль дружеского общения. В одном из писем А.Е. Пресняков рассказывает, что на днях он где-то задержался, вернулся домой, швейцар сообщил, что его ждут какие-то господа. Это пришли его друзья, которым прислуга сказала, что хозяин скоро вернется. Друзья расположились в гостиной, разложили ноты, открыли крышку рояля... Пришел хозяин, присоединился к ним – и в музицировании они провели время до утра. Так описано домашнее исполнение оперы Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери», клавир которой к тому моменту еще не был напечатали.

Огромное место в жизни А.Е. Преснякова занимает искусство – театры, концерты, выставки. Большое впечатление произвело на него посещение Щукинского собрания, о котором до того он только слышал, но теперь смог приобщиться к Гогену, Матиссу и Моне. Глубокие дружеские отношения связывали Преснякова с людьми разных интересов и профессий – но, прежде всего, это были люди творческие: Сергей Адрианов – историк и журналист, Константин Крафт - художник и скульптор, Иван Лапшин – философ и психолог, Владимир Головань – искусствовед, страстный путешественник и экскурсовод. Общительность, открытость и доброжелательность Александра Евгеньевича проявились и в том, что он был членом разных университетских кружков. Причем, он мог входить в разные кружки и учиться одновременно у разных учителей, не создавая при этом конфликтных ситуаций.

А.Е. Пресняков был человеком сердечным и отзывчивым. Он любил и жалел художника Г.М. Манизера, овдовевшего после трагической гибели на пожаре его жены и маленького сына Гвидо – крестника Преснякова. Когда Г.М. Манизер болел, А.Е. Пресняков ухаживал за ним как за самым близким родственником, всячески помогал его многодетной семье. То же самое можно сказать и о профессоре университета И.М. Гревсе, которому Пресняков также много помогал. В доме у Преснякова постоянно кто-то жил, гостил, ночевал… Он то и дело решал чьи-то проблемы. Что уж говорить о привязанности А.Е. Преснякова к собственной семье и детям! Без всяких сомнений, он был любящим сыном, преданным мужем и кормильцем большой семьи. Сильное впечатление производит сдержанная печаль, с которой он описывает в дневнике короткую болезнь и смерть своего первенца Путика. О глубине отношений Александра Евгеньевича с женой свидетельствует множество сохранившихся писем к ней, где и через много лет Пресняков не устает повторять, что жизнь его держится на чувстве ее постоянного присутствия в его душе.

Выдающийся русский историк, А.Е. Пресняков стал подлинным ученым, не оставив педагогической деятельности, до конца своих дней читая лекции, воспитав многих учеников, среди которых наиболее известны Б.А. Романов и С.Н. Чернов. Являясь не только исследователем, но и выдающимся педагогом, А.Е. Пресняков с необыкновенной точностью и доходчивостью изложил один из сложнейших периодов в русской истории, который вызывает значительные сложности при его изучении. Лекции А.Е. Преснякова, изданные впервые в 1938-1939 годах, были предназначены не только для студентов и школьников, но и для всех любителей русской истории. Его труды издавались и после его смерти (в последний раз в 1993-1998 годах, письма изданы в 2005 году), были переведены на иностранные языки.

Выдающийся представитель петербургской школы историков, член-корреспондент Академии Наук СССР, профессор А.Е. Пресняков в последний год жизни тяжело болел, но не думал о смерти и продолжал работать, живя по пословице "умереть сегодня – страшно, а когда-нибудь – ничего". Он лечился в Париже, но, вернувшись в Ленинград, скончался в страшных мучениях в Мечниковской больнице. Это произошло 30 сентября 1929 года в Ленинграде. Умер он, что называется, «своей смертью» - от рака языка. Некролог Преснякову успел написать его учитель С.Ф. Платонов, который уже 25 января 1930 года был арестован по сфабрикованному ОГПУ «Академическому делу». В числе 85 арестованных по этому делу были многие коллеги А.Е. Преснякова, элита историков Москвы, Ленинграда и других городов. Шестерых ученых приговорили к расстрелу, еще двое умерли в ссылке, в том числе и С.Ф. Платонов (он был сослан в Самару, где умер в 1933 году от сердечной недостаточности).

А.Е. Пресняков был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Архитектурное надгробие с барельефом ученого, установленное в 1931 году, выполнил его друг, скульптор М.Г. Манизер. В том же 1931 году библиотека А.Е. Преснякова была продана Колумбийскому университету в США.



Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)


Источник: http://funeral-spb.ru/necropols/nikolskoe/presnyakov/


Ракитин С.А. Об изучении творческого наследия А.Е. Преснякова в школе // Фестиваль педагогических идей. http://festival.1september.ru/articles/532592/


Дата регистрации: 19.08.2007
Комментарии:
0
Просмотров 53
Коллеги 0
Подписаны 0
Сказали спасибо 0
Сказать спасибо
footer logo © Образ–Центр, 2018. 12+