Личный кабинет
Дневники

К конкурсам можно относиться по-разному: быть сторонником, быть противником или оставаться равнодушным. Все зависит от самого человека и от того, какие задачи ставит он перед собой в своей профессии. Московский конкурс «Учитель года» проходит уже в 22 раз, для человека это - возраст молодости, желаний, уверенности в будущей успешности, возраст начала приобретения опыта и проявления собственной индивидуальности. Для конкурса 22 года – солидный возраст, за это время изменения не раз коснулись самого конкурса, отразив многочисленные реформы московского образования. Сам конкурс за эти годы уже вполне мог бы состариться и отойти в мир иной, но он здравствует, изменяясь и реагируя на веяния 21 века, принося участвующим в нем учителям победы или разочарования, желание искать новые творческие пути в своей работе или поменять работу в принципе, но в любом случае - импульс к дальнейшему индивидуальному росту, новые идеи и осознание себя самого в выбранном профессиональном пути.
В конкурс «Учитель года» приходят по-разному: по собственному желанию, поддавшись на уговоры администрации, методистов, иногда даже просто не подозревая- куда и «во что ввязываются». В конкурс приходят за разным: кто-то четко ставит перед собой цель стать директором школы или методистом, кто-то – проверить себя, свои силы и возможности, кто-то - «подпитаться» новыми идеями, общением с коллегами, кто-то в принципе и сам не понимает- зачем…Вокруг конкурса много разговоров и споров: выявляет ли он действительно «лучшего» учителя? так ли уж конкурс одинаково честен по отношению ко всем его участникам? каков «сухой остаток» конкурса и что происходит после того, когда все закончилось и начались обычные будни в обычном школьном режиме? что нужно для того, чтобы конкурс все-таки стал, как сказал Председатель номинации «Учитель года Москвы — 2012», ректор ФГБОУ ВПО “Российский университет дружбы народов” Филиппов Владимир Михайлович, не только профессиональным праздником столичного учительства, но и «важнейшим событием для всей Москвы»? И еще, на мой взгляд, самый главный вопрос - зачем? Мне нужны ответы на эти вопросы потому, что однажды пришла в конкурс сама, потому, что знакома со многими «конкурсными» людьми и знаю ответы интуитивно на уровне «ощущения кожей», но, перерыв и перечитав опубликованные материалы московского конкурса разных лет, ответов на эти вопросы там не нахожу.
Я благодарна людям, которые выкроили время и согласились дать интервью, благодарна им за искренность, за желание продолжать быть в образовании, точнее не просто быть, а жить и активно действовать – в роли учителя, директора или управленца.
Мои собеседники - люди, изначально бывшие учителями разных предметов, оказавшиеся на конкурсе «Учитель года Москвы» по разным причинам и в разные годы вынесшие с конкурса разные впечатления, выводы. Чем стал для них конкурс? как было «до»?

Ольга Донская, учитель истории и обществознания, участник городского этапа конкурса УГ - 2011:
В отличие от большинства конкурсантов, я не могу бравировать тем, что на конкурс меня выдвинули, к участию принудили, заставили, уговорили. Даже совсем наоборот. Меня уговаривали умные люди этого не делать. Не поддержала моё решение и директор школы. Мотивировала так: 1) то, чем ты (то есть я) сильна, на конкурсе востребовано не будет, 2) то, что там востребовано - ты этим не сильна, 3) то, сколько ты вложишь, будет несопоставимо с тем, сколько ты приобретешь, 4) ты ещё долго не будешь делать то, что ты делаешь, так как ты делаешь, а меня устраивает имеющийся вариант. И вот по всем пунктам она была права. Поэтому стыдно за дурь свою, за боль свою, за опустошённость... С самого начала следует ко всему этому быть готовым, хотя вообще-то мало у кого получается выйти из конкурса безболезненно.

Андрей Лукутин, победитель конкурса «Учитель года Москвы-2004», Руководитель лаборатории предметов гуманитарного цикла МЦ Южного округа г. Москвы:
К конкурсу я не готовился. Работал в школе учителем, занимался методической работой в ОМЦ вместе с методистом по истории Натальей Леонидовной Шеленцовой, пока в один из осенних дней года 2003 Наталья Леонидовна за руку не привела меня в кабинет Альбины Михайловны Константиновой и представила как будущего участника конкурса «УГ Москвы -2004», совершенно неожиданно для меня самого. Перед лицом директора ОМЦ я тогда не смог сказать «нет», но в голове было следующее: «Ладно, по разнарядке поучаствую, но после первого тура «соскочу» и буду заниматься своими делами». К первому конкурсному уроку в 10 классе в школе №1272 не готовился вообще, да еще в классе оказались одни девчонки.... Это было так плохо по моим ощущениям: не урок, а сократическая беседа на двойку с минусом… Мне было стыдно безумно!! Но на следующий тур меня пропустили. Ко второму испытанию я уже готовился - не хотелось подводить тех людей, которые пропустили меня во второй тур, да и чувство стыда сыграло свою роль.

Фёдор Окольников, учитель химии, заместитель директора ОМЦ ЮЗОУ г. Москвы, участник конкурса «Учитель года Москвы-2010»:
Мой талантливый методист по химии пригласил меня однажды в аудиторию конкурса просто посмотреть - как и что проходит на конкурсе. В следующем году я сам принял решение поучаствовать, участвовал и победил в «Педагогическом дебюте». А в 2010 году сознательно пошел на следующую ступень конкурса. Оба конкурса были естественным образом в моих планах, в моей жизни, и как подготовительный этап в последующей моей работе.
- Пришлось ли Вам столкнуться с чем-то неприятным на конкурсе?
-Да, было…самопрезентация. После нее не было ни одного вопроса, точно так же, как и после урока меня вообще никто ни о чем не спросил. Поэтому возник свой собственный вопрос: «А почему никто ничего не спрашивает? Я могу и на этот вопрос ответить, и на этот, а вопросов нет». Это было не то, чтобы негативно, но как-то неприятно и не очень комфортно. Но я, идя на конкурс, принимал все его условия, все особенности, и внутреннего негатива против чего-либо у меня не было.

Валерий Пазынин, кандидат филологических наук, учитель русского языка и литературы, лауреат конкурса "Учитель года Москвы-2006":
-Ты пришел на конкурс по собственному желанию?
-Кто ж приходит на конкурс по собственному желанию??Меня привели за руку...
- Что оказалось самым не приятным для тебя на конкурсе?
Я пошел на конкурс, чтобы увидеть новые горизонты, узнать что-то новое и интересное, поучиться. И никак не мог понять: я, какой-то там пацан со стажем не более 5 лет, который толком ни в педагогике, ни в чем таком не понимает.. и вдруг оказывается, что я еще и лучше других... Я видел некоторые уроки - просто ужас..! мне было страшно за детей, которые вот таким образом проходят литературу, какие-то другие предметы. Для меня на тот момент это был редкий опыт столкновения с учителями из других школ, вообще с российской системой образования, точнее- московской. И для меня было неприятным открытием, что средний уровень – достаточно низкий. Мне было удивительно, что я, не имея ни опыта, ни педагогического образования (Валера закончил филологический факультет МГУ (Э.)), оказываюсь на голову выше тех, кто работает в школе 20-30 лет.

Ольга Шугаева, лауреат конкурса 2004 года, учитель русского языка и литературы, директор Государственного бюджетного образовательного учреждения города Москвы центра педагогического мастерства:
Никакого собственного желания быть не могло – я об этом конкурсе понятия не имела. Зато его имел мой директор, которая и решила, что это мое. Так что «меня женили без меня». И это, кстати, с моей стороны вызывало очень серьезное сопротивление, психологическое, так как я человек упрямый и не люблю, когда со мной происходит что-то, про что «не я решила», что так правильно. Вообще, я конкурсу очень противостояла.
Победа на округе, конечно, была приятна. Но я почти не видела, что делали другие, тогда формат конкурса вполне это допускал, поэтому не знала, с чем соотносить свою победу.
На городе было очень нелегко. Я, кстати, и не должна была стать лауреатом, ведь я не прошла городской этап успешно и не вышла в финал. Но раньше было такое правило: если из какого-то округа никто в финал не вышел, то надо отправить того, кто набрал большее количество баллов на городском отборочном этапе, чтобы округ не обидеть и дать шанс. Это и была я. Не скажу, чтобы было очень обидно. Я, вообще, не очень тяжело переживала все проигрыши. Знала причины. Урок у меня на городе провалился. Ну, так получилось… Не удалось до детей «достучатся». Так бывает. Даже со своими учениками так бывает. Я не обижалась.
Но было очень некомфортно оказаться в финале вроде как не по праву, «прицепом», да еще и совсем одной, никого не знаю, все лица чужие, и мне казалось, что все знают, что я не имею права здесь быть. Жуткое ощущение! Но оно быстро прошло. Люди замечательные все были. И как оказалось, всем абсолютно все равно, какие у меня здесь права на присутствие. Важно, что ты транслируешь, какой ты. А я старалась делать то, что мне самой нравилось, казалось красивым, а поэтому и правильным. Может, в этом секрет побед?
«Конкурс» - через польск. konkurs от лат. concursus ("стечение; столкновение; совпадать; вместе; содействие". Словарь Макса Фасмера)
Столкновение

«Столкновение» - на конкурсе неизбежно: с собственными комплексами, амбициями, эмоциями, «непониманием» со стороны членов жюри, необходимостью «выложиться без остатка» и возможностью оказаться «опустошенным» на продолжительный период времени, в этом смысле конкурс- жесток.
Ольга Донская, учитель истории и обществознания, участник городского этапа конкурса УГ – 2011:
«Я люблю конкурсы. Может, потому что по натуре спортсменка, может, потому, что игрок. Сама очень много проигрывала, много и выигрывала. Люблю не момент объявления победителя, люблю драйв предвыборной гонки. Технологии подготовки к конкурсам я изучаю с пристрастием, стратегии меняю и дорабатываю. В моей области мои ребятки выиграли всё, что нам хотелось бы, а занимаюсь я исследовательской деятельностью в школе. Всероссийские чтения им. Вернадского, Федеральная программа "Шаг в будущее", все городские гуманитарные конференции, конкурс проектов на грант префекта ЦАО и т.д. Для меня это связано с очень личным, но очень принципиальным моментом.
В детстве, когда мне было года 2, моя бабушка водила меня в сельский клуб, где, поставленная на табуретку, при большом скоплении народу я выдавала наизусть какое-то нелепое стихотворение, как сейчас помню, про Клима Ворошилова. Забывала середину, путала финал, но в конце... всегда были аплодисменты. Клуб давно разобрали на кирпичи, да и бабушкиного лица я уже почти не помню, но зато точно уверена, что эти аплодисменты будут со мной всегда. Это пережитое состояние успеха и есть косица, за которую ты вытягиваешь себя как Мюнхгаузен из любого болота, это шаг к формированию чувства собственного достоинства.
Учителя часто сравнивают со скульптором, с садовником, гончаром и т.д. Я не склонна свою профессию сакрализовать, от демиурга в учителе не много. По мне учитель - это человек с табуреткой. Его может быть не видно, не заметно, но в нужный момент, он должен помочь ребенку стать чуть выше, подняться над собой, получить может быть первые в жизни аплодисменты. Чем сложнее ребенок, тем больше ему это необходимо.
Среди "целей" большинства подобных конференций - выявление одарённой молодёжи, стране ведь нужна "одарённая". А остальной (98%) куда деваться?...Искать и выявлять следовало бы не среди детей, а в каждом ребёнке. Свою профессиональную цель я вижу в деятельном обосновании идеи всеобщей, поголовной одарённости, тем и промышляю: "Каждый может выиграть конкурс, нужно только правильно выбрать конкурс и правильно к нему подготовиться". Я не правильно выбрала конкурс и не правильно к нему готовилась. Мой мастер-класс... мне за него стыдно, потому что он был уместен на этом конкурсе, как вокальный номер на соревновании по бильярду. Он был не плох, но не в формате, он был вызовом, но он был не уместен. Причём поняла я это в процессе, менять ничего не стала, и провалила его заведомо.
Я шла на конкурс с идеей, которая нова и, вероятно, спорна. Провалившись, я провалила и её. После конкурса я перестала делать то, что делала. Была интересная практика, хотя бы по авторитетному мнению моих коллег, а сейчас заставить себя не могу. Полгода объезжала за квартал Дом учителя, потом осознала проблему и поехала прямо туда (как раз Соловейчиковские чтения проходили), походила по коридорам, посидела в зале, поднялась по ступенькам... Всё равно, СТЫДНО.

Ольга Шугаева, лауреат конкурса 2004 года, учитель русского языка и литературы, директор Государственного бюджетного образовательного учреждения города Москвы центра педагогического мастерства:
Если говорить о столкновении на конкурсе, то я бы сказала о столкновении позиций, мнений, идей. Если говорить о банальном понимании слова «столкновение», как о столкновении людей, то в конкурсе участники не борются за приз. Скорее – за признание. То есть, опять же – твоей позиции, идеи, мнения. Хотя в прошлые годы была возможность благодаря неким достижениям на конкурсе, победе, лауреатству, получить более высокую квалификационную категорию. Потом от этого отказались, сочтя конкурс не вполне правильной профессиональной ситуацией для традиционно принятых процедур по оценке уровня профессионального мастерства. Конкурс, о котором мы говорим - педагогического мастерства общественного признания - конкурс очный, где каждый педагог выходит на публичную арену для того, чтобы (м.б., это звучит жестко) себя не просто показать, но каком-то смысле продать этой отрасли и людям, ею управляющим, как профессионала, интересного для отрасли уровня. Ведь, возможно, потенциал этого человека не раскрывается целиком в ставшем давно привычном режиме школьных уроков и внутришкольных событий. Главное столкновение на конкурсе – это столкновение с собой. Себя, каким ты был и есть, с собой, каким ты становишься. И я считаю, что это одно из самых важных столкновений в жизни.

Андрей Лукутин, победитель конкурса «Учитель года Москвы-2004», руководитель лаборатории предметов гуманитарного цикла МЦ Южного округа г.Москвы:
На городском конкурсе уже в первом туре я увидел, что может сделать конкурс. Со мной вместе в такой же ситуации оказались такие же учителя, не выходящие ранее за пределы 4-х стен класса, а на городском туре появилась возможность посмотреть уроки не только по своему предмету. И вот тут появился азарт, т.к. между нами была серьезная конкуренция - из 13 чел. историков выбирали двоих. Каждый из 13 надеялся, что попадет в эту «двойку». Не верьте, когда говорят: «мне все равно, как оценят, я все равно самый лучший!» Каждый хочет, чтобы его оценили не для того, чтобы пройти дальше, а потому, что вложился в конкурс по полной программе.
- Не пришлось ли тебе на конкурсе «зажать» свои амбиции?
Что ты, наоборот! Я как раз проявлял все то, что не мог проявить в условиях школы. Постарался показать все то, что умею и чем владею. Все личностные и профессиональные характеристики, которые тогда во мне были - сыграли в плюс. Какой я есть, таким и был на конкурсе. Кто-то «играл», но это не оказалось им на руку, т.к. в жюри сидели люди, видевшие конкурсанта «от и до», и выбиравшие, как говорила Г.А.Китайгородская, не учителя Москвы, а учителя России, т.к. все понимали, какого уровня во всех отношениях должен был быть победитель.
- Какова физическая и моральная нагрузка конкурса? многие конкурсанты говорят о «выжатости», опустошенности после конкурса. А как чувствовал себя ты в этом смысле?
- Если говорить о физической и интеллектуальной нагрузке марафона, я бы сказал, что для меня это был нормальный и естественный темп и ритм, в котором я всегда жил, живу и работаю, это был мой темп. Сложно было на городском финале сконцентрироваться на чем-то одном, хотелось показать все и вся. Свой мастер-класс я переделывал уже в ночь перед выступлением. Конкуренция и расталкивание локтями - было, не физически, но в выступлениях, разговорах за пределами конкурса, на "кухнях"- такая вот соревновательность была. Но этому выплеснуться не давала Китайгородская, она занимала нас таким образом, что у нас не хватало времени меряться - ни профессиональными качествами, ни харизматическими. В конкурсе побеждают в основном те, кто этим же занимается в жизни. Если мастер-классы, лекции, публичные дискуссии сделаны специально для конкурса- это не пройдет. В этом надо жить и делать это не в первый раз.

Валерий Пазынин, кандидат филологических наук, учитель русского языка и литературы, лауреат конкурса «Учитель года Москвы-2006»:
Конкурс дал мне довольно многое, но это выяснилось гораздо позже. В процессе было много напряженной работы, стресса - это дало мне устойчивости в дальнейшем к жизненным испытаниям. Ведь это стресс- пойти к незнакомым детям и рассказать свою любимую тему, к тому же незнакомые люди смотрят и оценивают твою работу, твое поведение и работу детей- это все несколько волнительно, не знаешь как все пройдет, тем более на конкурсной основе. Но мы не очень серьезно относились к конкурсной составляющей. Мы - это я и те конкурсанты, которые меня окружали и с которыми я близко общался. У нас не было установки непременно победить, обойти друг друга во что бы то ни стало, и было приятно, что отношения конкуренции не мешают нам общаться, обмениваться опытом и взаимообогащаться. В процессе было много полезного и интересного - уроки, лекции, мастер-классы, но самое главное последствие оказалось отложенным: конкурс вывел меня на более широкий круг общения и поэтому возникающие проблемы можно было решать на другом уровне. Если бы не конкурс, я не смог бы поучиться во всех местах, где я поучился после него, а это оказалось принципиальным. Конкурс явился для меня не фиксацией того уровня которого я достиг, а, наоборот, - мощным пинком, чтобы начать движение: я вообще сейчас веду уроки от и до буквально во всем не так, как в тот момент, когда участвовал в конкурсе.

Совпадение

«Совпадение» - на конкурсе происходит обязательно: во взглядах, методиках, интересах, любви к профессии, неравнодушии к проблемам образования и поискам путей выхода из общих проблем, и в этом смысле конкурс- толерантен и терпим.

Ольга Шугаева, лауреат конкурса 2004 года, учитель русского языка и литературы, директор Государственного бюджетного образовательного учреждения города Москвы центра педагогического мастерства:
Конкурс - это лица, люди, личности. Может, поэтому так хочется иногда посмотреть конкурсные фотографии? На конкурсе происходит столкновение импульсов - разнозаряженных (отсюда конфликты) или равнозаряженных, и отсюда эта приставка «со» - соединение в рамках профессии. И тогда приходит понимание, что твой импульс вписывается в единый поток всего того, что происходит сейчас в политике, в экономике, в области культуры, науки, социальных процессов. В жизнь. Важно, чтобы ты на этом конкурсе с тобой произошло состояние, что ты не один. Это не всегда понимается тут же. Иногда на уровне рефлексии приходит воспоминание о том, что ты когда-то где-то в этот поток уже попадал. Точки схода между людьми - носителями культурных, интеллектуальных, профессиональных традиций, собственных ценностных измерений. Может быть, никто из нас не знал до участия в конкурсе о педагогике Шалвы Александровича Амонашвили, не понимал, что делают в образовании такие люди (носители собственной профессиональной и человеческой идеи), как Сергей Зиновьевич Казарновский или Евгений Александрович Ямбург.
Конкурс - это уникальное условие для педагога, который в него приходит, и это условие провоцирует вскрытие спрятанного, невостребованного потенциала. Но, безусловно, психологическая ситуация на конкурсе достаточно трудная: по-разному люди переживают этот момент «вскрытия»: кого-то оно спасет, для кого-то оно заканчивается плачевно. Точно как на хирургическом столе. Кто-то ждал этого момента, только не хватало, чтобы этот конкурс вскрытие совершил, а кто-то не переживает того, что надо всю свою профессиональную жизнь пересмотреть после этого, перестроить, начать в каком-то смысле с нуля. Учителя в этом отношении – люди особенные, трудно отказывающиеся от того, что раньше сами себе ставили в определенную заслугу. Очень трудно учителю себе сказать: «А на самом деле я даю плохие уроки, как оказалось». Конкурс выявляет в учителе то, насколько соответствует учитель тем образцам, с которыми ему в рамках конкурса удается столкнуться. И поэтому, так как конкурс - ситуация не каждодневная и не привычная, его легко обвинить, оправдывая свою собственную неудачу. Мнения «все куплено», «все заранее решено» ведь доходят до нас.
И каждый год мы, те, кто занимается организацией и проведением конкурса на городском уровне, придумываем и делаем новое, надеясь, что конкурс этого года сможет переломить эту ситуацию, изменить к нему отношение.
- На форуме Педсовета шло обсуждение конкурса прошлого года в номинации «Сердце отдаю детям», и в дискуссии была приведена фраза одного из членов жюри: «Что вы хотите получить от конкурса, если ваш регион ничего для него не сделал?»
- Почему кто-то должен что-то для нас сделать, чтобы таким образом купить наше усилие? История «товар-товар», известная нам еще со времен советского дефицита. Каждый из нас, кто занимается этим конкурсом, должен дать самому себе честный и правдивый ответ – для чего он это делает? Чтобы отдавать? Или чтобы получать? Если отдавать, тогда не будет таких вопросов. Я для себя однозначно отвечаю: для образования и для этого конкурса каждый из участвующих в нем, уже сделал важное дело - он стал учителем, он работает в школе. Принять решение стать учителем и не уйти из школы, работать в ней - это серьезное решение, если человек относится к этому с головой и сердцем, а не по остаточному принципу: «а что мне еще остается!?» и «можно подумать, меня где-то ждут!?» Наш, конкурсный человек, учитель уже себя отдал, в т.ч. и конкурсу. Мне всегда обидно, что такие реплики звучат… Мы приходим в профессию для того, чтобы для людей создавать условия, способствующие личному, творческому, профессиональному росту, чтобы что-то менялось к лучшему, повышалось качество жизни, приумножалось красивое. Но не торговать ими. Это другая профессия.

Андрей Лукутин, победитель конкурса «Учитель года Москвы-2004», руководитель лаборатории предметов гуманитарного цикла МЦ Южного округа г. Москвы:
Городской финал проходил в Поведниках. И чем выше был градус соревновательности, тем интереснее были люди. Поведники «убивают» в хорошем смысле навсегда, потому что там происходили встречи с людьми, о которых ты читал, о которых тебе говорили и которых иногда ты видел по телевизору. Встреча с мэтрами образования (Г.А, Китайгородская умела организовывать встречи и общение с интереснейшими людьми, создавать ту ауру, в которой все «варились»), оторванность от внешнего мира и погружение в эту среду- стоит гораздо больше, чем все конкурсы вместе взятые. 1, 5-2 недели после Поведников невозможно войти в свою обычную колею: по эмоциональному накалу, потому, что за неделю пребывания в Поведниках ты переосмысливаешь всю свою прежнюю работу, ты пропитываешься новыми идеями, которые, как сам понимаешь, возможно, никогда и нее воплотишь в жизнь; ты понимаешь, что работать «как раньше» уже не можешь. В этом одно из преимуществ конкурса. Я не разу не пожалел, что вошел в эту воду. А после этого выйти было уже очень сложно и не потому, что не было других дел, а потому что:
- я нашел ту среду, в которой можно было придумать нечто для реализации чего-то;
- те люди, которые меня окружали, были так понятны мне и близки, что нужно было найти новую форму общения, и мы выбрали форму вокруг конкурса,
- харизматичность Г.А.Китайгородской, решившей собрать команду координационно-экспертного совета, готовившею конкурс и продолжающую это делать до сих пор;
-некие амбиции в разных значениях этого слова, которые можно было реализовать через конкурс.
Я до сих пор благодарен Н.Л. Шеленцовой, взявшей меня за руку и поставившей перед фактом.
-Скажи, «протаскивание своих» было невозможно в условиях конкурса? или все же имело место?
Было, локально было. Но уже тогда Галина Александровна подбирала так членов жюри, чтобы взаимоотношения округа и человека, сидевшего в жюри, было минимально. Разговоры, что все заранее известно, все уже решено, и что,если в этом году победил этот округ, то в следующем году должен победить другой - такие разговоры ведутся. Я с 2005 года в жюри и могу сказать, что «протаскивания» своих не было. В ночных «закрытых» заседаниях, которые проводила Китайгородская, было ясно, кто лоббист, и это быстро пресекалось. каждый всегда высказывал и обосновывал свою точку зрения. так было всегда. Голосование было закрытым. Да, мы обменивались друг с другом впечатлениями, обсуждали, разговаривали, каждый всегда высказывал и обосновывал свою точку зрения. Так было всегда, но в итоге победителем конкурса всегда становился человек, которого принимала бОльшая часть жюри. И самое главное- в течение с 2004 по 2012 год (7 лет!) - нельзя по блату выбрать людей, которые потом «разорвут» всю Россию. Пятерка лауреатов обтекаема всегда. Но в данный момент, в этом формате и с этим жюри выбрана именно вот эта «пятерка». При выборе победителя, конечно, конъюнктура играет роль: лучше говорит, кандидат наук, лучше держится. Когда говорят, что это лучший учитель Москвы, не верьте никогда: это человек выбранный посредством конкурсных испытаний в этом формате для того чтобы представить Москву на Российском конкурсе. Поэтому он должен быть: а); б); в); г) и т.д. Мы перестали уже всей общественности доказывать, но говорим- приезжайте и смотрите сами.

Федор Окольников, учитель химии, заместитель директора ОМЦ ЮЗОУ г. Москвы, участник конкурса «Учитель года Москвы-2010»:
- Оказались ли созвучны вам на конкурсе идеи, методики? Были ли люди, с которыми вам интересно общаться? сотрудничаете ли вы с ними сейчас?

- Да. Это Лариса Николаевна Кукоева, учитель музыки. Мы стали партнерами на третьем этапе, когда нужно было выбрать знаковые темы, и мы, посмотрев друг на друга, выбрали тему «Образование и религия». Конкурс уже прошел, а мы продолжали работать как завучи своих школ, мы сделали совместную программу «Учитель в Год учителя», до сих пор продолжаем дружить, работать, общаться, делать совместные проекты.
-Что дал Вам конкурс?
- Дал огромную уверенность в себе. Сознательно- не бояться ничего нового, идти вперед и верить, что все равно сделаю нечто правильное интересное и законченное. Бессознательно конкурс дал критерий сравнения- как на конкурсе и как без конкурса, честно или нечестно. Помогает по жизни понять, что ты делал и чего не стал бы делать. В 2005 году очень много пересмотрел, погрузился в материалы ВИПа, выкристаллизовал для себя свое содержание, а после 2010 года я пересмотрели методику обучения своему предмету, понял, что так, как мы изучаем химию в школе с немотивированными детьми, так делать нельзя, и теперь я усложнил себе задачу.. Главное- я пересмотрел отношения с людьми, как общаться с профессионалами, с творческими людьми, как общаться с людьми, если их мнение не совпадает с твоим. Сейчас мне очень помогает научение общения с разными людьми.
Вместе и со-действие
«Вместе» и «со-действие» - происходят уже после конкурса, когда стихают страсти и разговоры, уходят эмоции и обиды, жизнь возвращается в привычный темпо-ритм, но остается вопрос – как теперь быть и что делать дальше? В этом смысле конкурс – дружественен и консолидирующ. И как результат консолидации сил, опыта, знаний, интересов, идей - созданный в 2006 году Клуб учителей года Москвы - некоммерческое объединение «Столичный учитель», Президентом которого вот уже в течение 6 лет является победитель конкурса «Учитель года Москвы-2004» Андрей Лукутин. Как результат – Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы центр педагогического мастерства, созданный когда-то по инициативе Галины Александровны Китайгородской при поддержке Департамента образования города Москвы. Сейчас его возглавляет бывший конкурсант, лауреат конкурса 2004 года Ольга Шугаева. Как результат - Зимняя и Летняя школы Учителей года России, действующая благодаря энтузиазму учителей, участников российского конкурса.

Ольга Шугаева, лауреат конкурса 2004 года, учитель русского языка и литературы, директор Государственного бюджетного образовательного учреждения города Москвы центра педагогического мастерства:
Конкурс - это уникальное явление, событие в жизни профессионала с точки зрения его действительного, настоящего, качественного, в практике произошедшего повышения квалификации. Ничто так не способствует профессиональному росту учителя, как ситуация, когда ты должен собрать, систематизировать, отобрать лучшее, выставить на суд, экспертизу, оценку, «переварить» эту оценку, сопоставить с опытом других и - двигаться дальше! Это и есть тот рубеж, когда ты поднимаешься на ступень выше. Никакая традиционная процедура аттестации работника 1 раз в 5 лет, никакая процедура повышения квалификации в рамках годичного курса лекций и традиционных форм контроля такого эффекта не имеет. Именно благодаря этому вокруг конкурса, после конкурса появляются со-единения учителей в сообщества, группы, клубы, объединения. Это как раз одно из СО-. Эту ситуацию они пережили вместе, и это «вместе» становится для них неотъемлемой составляющей ощущения качественной профессиональной жизни.
В этом году конкурс перестал быть проектом, включающим в себя 8 отдельных, самостоятельных конкурсов, живших ранее своей жизнью, по своим правилам. Я радуюсь тому, что у нас теперь конкурс педагогов, где ощущение «вместе» не теряется до самого последнего шага. 15 мая на сцене Театра Советской Армии 9 победителей от 9 номинаций опять будут там вместе, и даже то, что они будут соревноваться друг с другом - это уже не самое важное. Важно, что это будет энергетическое интеллектуальное усилие этой группы людей по продвижению образования как отрасли вперед, ведь 9 пар рук способны сдвинуть гораздо дальше, вперед, эффективнее и больше, чем одна. Есть замысел просветительского тур в следующем году: команда из 9 победителей приедет в каждый округ, чтобы показать мастер-классы, прочитать лекции, представить свои проекты для того, чтобы Москве было понятно, что это ее учителя, ее достояние, не выбрано кем-то и где-то, где «все свои, все куплено», что это наши люди, педагоги, воспитатели, мастера производственного обучения, педагоги-психологи, работающие вместе, в одном профессиональном поле, думающие в унисон.

Ольга Донская, учитель истории и обществознания, участник городского этапа конкурса УГ - 2011:
Что объединяет и что притягивает после конкурса? Ну, это просто: хорошие люди, неравнодушные профессионалы, нашли друг друга, им друг с другом интересно, нам со стороны (из списка вычеркнутым, но, тем не менее, формат ты или не формат) интересно за ними наблюдать. Традиционно в России в силу геополитических обстоятельств крайне слабо развиты разнообразные вертикали, вот в обществе и возникают горизонтали для решения насущных проблем. То, что делается в рамках конкурса в тысячу раз интереснее педагогам-практикам (опять таки неравнодушным), чем все диссертации вместе взятые, защищённые, ну, к примеру, в МПГУ за последние 5 лет. Конкурсное движение, по крайне мере то, что делает В.Д.Головнер - это чистая горизонталь.
После конкурса…
Жизнь после конкурса не заканчивается для его участников. Даже, скорее наоборот – все только начинается…Начинается в новом качестве, и необязательно при этом меняется статусность, прежде всего - меняется что-то внутри себя самого, и осознание своего собственного потенциала, возможностей, необходимости учиться дальше поднимает участников конкурса на новую ступеньку мастерства, творчества, профессионализма.
В середине марта я побывала на финале сетевого экологического фестиваля «Сохраним окружающий нас мир», который проходил между командами школ Юго-Западного округа уже в 11 раз. Именно здесь мы и встретились с Фёдором Борисовичем – заместителем директора МЦ Юго-Западного округа.

Федор Окольников, учитель химии, заместитель директора ОМЦ ЮЗОУ г. Москвы, участник конкурса «Учитель года Москвы-2010»:
- Вы продолжаете преподавать химию в школе? или целиком ушли в новую должность?
- Продолжаю преподавать химию, химию и экологию. Мои конкурсные наработки продолжаются, развиваются, вот сделал лабораторную практику по итогам конкурса, это встроилось в мою работу органично. Стараюсь показывать делиться с другими учителями. Кто-то понимает, кто- то отвергает… Вообщем, получается, что конкурс продолжает жить. А моя новая должность – это работа в инновационном пространстве, с инновационными программами как отдельных учителей, так и отдельных учреждений. Это не уход в сторону от предмета Химия это взгляд сверху более системный, ведь это не только химия, но другие предметы, это может затронуть систему управления школой, систему общественности, которая занимается этим предметом.
-Вы амбициозны?
Да, очень, и это мне сейчас немножко мешает. Но ко всему я еще и идеалист. С другой стороны, это мне помогает преодолевать стереотипы, делать через «не могу», не «хочу».
- Если бы Вам предложили стать директором школы, согласились бы?
- Сейчас нет, у меня мало опыта в финансовых делах. Но я учусь. Я взял более высокую планку – заместитель директора ОМЦ, мне все же это рановато, наверное, надо начинать со школы, погрузиться в содержание и финансовые вопросы. Сейчас дана достаточная свобода тем директорам, которые ждали эту свободу, которые ее хотят и понимают, как ею распорядиться. И конечно, большие проблемы возникают у тех директоров и завучей, которые привыкли жить в несколько ином формате. Сейчас все приходит в свою форму, мы заявили один процесс, но попав в реалии жизни, он, видимо, приобретет несколько иные очертания. Думаю, что будет интересно.
- Согласно своей должности Вы готовите новых участников конкурса?
- Да, мы поняли, что надо их готовить системно, с самого начала, не ждать , когда звездочка появится сама. Мы набираем "добровольцев" и начинаем обучать, проводя через все те части, которые необходимы для подготовки к конкурсу: общение с передовыми директорами Юго-Запада, общение с социальными партнерами, с наиболее активными родителями, такими, как П.Ю. Максименко, общение с управой, с социальными центрами, с методистами-предметниками. У нас проходят скайп-семинары, скайп-конференции. Отпадают те, кто не имеет такого широкого взгляда, но мы их не бросаем, взращиваем дальше, помогая использовать этим учителям свой потенциал.
- На ваш взгляд, нужен ли конкурс? и если нужен- то зачем?
- Конкурс очень нужен, особенно в части общественного признания, нам нужны те люди, которые понимают, что это такое - общественное признание? Конкурс помогает развернуть общество к учителю. понять и поднять его потенциал. Конкурс- это вызов обществу технологическому, финансовому в части вопроса - а что будет дальше? и как не потерять традиции , соединив их с инновациями?

Я побывала на нетрадиционном уроке русского языка, который проводил Валерий Пазынин в 8 классе. Сначала даже не поняла, что это было: ни объявления темы учителем, нет ни «валяниядурака» отдельными личностями, ни повышенных интонаций или окриков, ни просто «отсиживающих» урок – ничего этого не было, как и не было функции оценивания учителем работы детей, но зато была удивительная мотивированность детей, был выбор темы урока ими самими, были сомнения и рассуждения, были оценивание работы друг другом и вывод, сделанный ими же в конце урока о том, что самостоятельную работу им писать рановато, надо еще потренироваться. Это была настоящая серьезная заинтересованная работа детей, умело организованная учителем.

Валерий Пазынин, кандидат филологичес
footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+