Личный кабинет
Дневники

Глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, выступая на международной конференции, посвященной взаимодействию РФ и исламского мира, которая проходила в Москве, заявил, что без Золотой Орды не было бы и современной России, что "благодаря политической воле золотоордынских ханов началось собирание русских княжеств вокруг Москвы". По его мнению, «можно согласиться с мнением выдающегося российского историка XIX века Карамзина», который сказал, что «Москва обязана своим величием хану». «Это касается и России в целом» - считает Р. Гайнутдин.
Отклики не заставили себя ждать.
Так, у историка и писателя Николая Сванидзе заявление Гайнутдина вызвало удивление. «При всем уважении к господину Гайнутдину, - заявил Сванидзе, - готов с ним не согласиться. Золотая Орда сыграла определенную роль в истории России, и назвать эту роль позитивной я бы не смог. Вспоминать сейчас о татаро-монгольском иге в нашей многонациональной стране не совсем корректно».
Не поддержал мнение Р. Гайнутдина и заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата иеромонах Филипп (Рябых), который сказал, что «точки зрения на время господства Золотой Орды могут быть разными, однако это время все же ассоциируется в России с национальной зависимостью от иноземцев. Если бы русские княжества свободно и в достатке жили в этом государственном образовании, не было бы стремления к независимости, которую русские люди отстаивали с оружием в руках на Куликовом поле».
Впрочем, не только православное сообщество с недоумением отнеслось к заявлению Р. Гайнутдинова. В частности, свое несогласие со взглядом главы Совета муфтиев России на роль Золотой Орды в истории страны выразил председатель Духовного управления мусульман Пермского края (ДУМ ПК) Мухаммедгали-хазрат Хузин,
«Я считаю, что заявление председателя Совета муфтиев о политической роли золотоордынских ханов в собирании разрозненных русских княжеств вокруг Москвы не соответствует исторической правде», - заявил Мухаммедгали-хазрат. По его мнению, сам факт распада Золотой Орды, «просуществовавшей не более трех столетий, что по историческим меркам довольно маленький срок для "сильного государства", свидетельствует о внутренних политических и экономических противоречиях в Орде».
«Более того, происходившая на закате Орды деградация ханской власти никак не могла способствовать развитию, процветанию и объединению Русского государства, полностью от нее зависимого», - заявил М.Хузин. Непонятна ему и «сама причина оглашения муфтием Гайнутдином подобного заявления в то время, когда правительство России, главы традиционных религий и сам российский народ стремятся к миру и всестороннему укреплению межнациональных и межрелигиозных отношений, что на самом деле и является укреплением основ государственности».
Ясность могли бы внести ученые-историки. Но они от подобных политизированных споров стараются дистанцироваться. Пожалуй, только И. Фроянов отреагировал быстро и обстоятельно.
«Действительно, - утверждает И. Фроянов, - у Карамзина есть такого рода высказывание, которое приводит муфтий. В его "Истории Государства Российского" есть даже соответствующая глава с характерным названием "Нет худа без добра". Карамзин, действительно, утверждает, будто самодержавная, неограниченная власть московских государей создавалась по образцу и подобию ханской власти. Но мнение Карамзина – это мнение историка из очень давнего времени. Уровень науки того времени был совсем не тот, что сейчас. Мы по-другому представляем самодержавную власть, ее суть, ее характер, ее предназначение. Сейчас мы знаем, что самодержавная власть на Руси создавалась в тесном единении, гармонии с церковной властью. Не случайно существует такое понятие, как симфония двух властей – церковной и светской. Церковная и самодержавная власть в конечном итоге стали нераздельны, они составляли органическое единство. И здесь татары, Золотая Орда никоим образом не могла служить примером. Это первое", – отметил историк.
«Второе, что хотелось сказать, – считает И. Фроянов, – Не благодаря Золотой Орде возникла мощное единое русское государство, а вопреки ей; в борьбе с татарами выковывалось русское единое государство. Борьба с очень опасным иноземным врагом поставила, я убежден, вопрос – быть или не быть русскому этносу. Поэтому необходимо было все свои ресурсы, все свои резервы, все свои возможности собрать в один кулак. Это осуществило Московское княжество в лице своих государей. И здесь велика историческая роль Москвы».
«Другое дело, что в нашей тысячелетней истории мы находились в постоянном и даже тесном контакте с представителями мусульманства. У нас огромный опыт исторического общения с мусульманским миром, и в этом наше достоинство и сила. Сейчас мы то и дело слышим, что деятельность некоторых представителей ислама будто бы угрожает стабильности и безопасности мира. Так вот исторический опыт русского народа позволяет нашей стране, будь на то желание наших руководителей и властителей, играть более активную и важную роль в современной мировой политике, прежде всего по части разрешения обострившихся ныне противоречий между исламским миром и западной цивилизацией. Что касается нас непосредственно, то благодаря нашему многовековому общению с народами ислама у нас сложились такие навыки и создана такая основа, что мы можем наладить очень хорошие, конструктивные отношения с мусульманами. Более того, я думаю, наши стратегические союзники находятся на исламском Востоке, а не на Западе. Вот что можно сказать по поводу высказывания муфтия», – подчеркнул историк.
Говоря о том, какое влияние монголо-татарское иго оказало на Русь, и, комментируя расхожее мнение о том, что это влияние ограничивалось сбором дани и носило исключительно экономический характер, известный историк отметил, что «влияние монголо-татарского ига было главным образом негативным». «Нашествие принесло стране разорение, гибель многих и многих людей. Для того чтобы понять роль монголо-татарского ига надо читать летописи, которые отразили реальные события. Обращаясь к летописям, мы видим, какую жуткую картину являла собою Русь после вторжений кочевников. Неверно считать, что татары, завоевав Русь и обложив ее данью, сидели у себя дома, получали эту дань и не вмешивались в наши дела. Они постоянно вмешивались в политическую жизнь Руси. Более того, мы наблюдаем возобновляющиеся походы на Русь, как мелкие, так и крупные, оставляющие за собой, по словам современников, "токмо дым и пепел». Таких вторжений было множество и после правления хана Батыя, и в XIV, и даже в XV веке. Последнее противостояние на Угре также связано с походом татар на Русь, с походом хана Ахмата. Так что точка зрения, согласно которой татары не вмешивались во внутренние дела Руси, расходится с действительностью. Но нельзя, конечно, абсолютизировать этот драматический период в долгой истории русско-исламских отношений. В целом опыт этих отношений следует признать, в конце концов, положительным и выгодным для обеих сторон, что наглядно демонстрирует современная история, несмотря ни на что» – считает И. Фроянов.
Комментируя заявления некоторых общественных деятелей о том, что понятие «монголо-татарское иго» носит экстремистский характер, поскольку содержит негативный оттенок в отношении представителей определенной нации, Игорь Яковлевич Фроянов отметил, что «тогда нужно предъявить претензии ко всей исторической науке и многим поколениям историков, которые высказывались в этом смысле».
Претензии предъявлять не будем, будем обсуждать и спорить. На том стояла и стоять будет…
Уважаемые коллеги, продолжая разговор о комиссии по противодействию фальсификации истории, предлагаю вашему вниманию статью Алии Самигуллиной, опубликованную в интернет-издании "Газета.ru". Процесс пошел! Неужели он не обратим?

«…Состоялось первое заседание комиссии при президенте по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам России.
Начать борьбу с фальсификациями комиссия решила с собственной страны. Ее члены объявили, что надо сосредоточиться на качестве учебников по истории и повышать квалификацию преподавателей по этому предмету.
Глава администрации президента Сергей Нарышкин, который руководит работой комиссии, отметил, что за последние годы в школы поступило несколько сот учебников и многие из них очень сомнительного качества – с фактическими ошибками и принижением роли страны во Второй мировой войне. «Часто учителя истории не в состоянии дать современные трактовки исторических процессов, освободив их от налета лжи и предвзятости», – констатировал он.
Как объяснил «Газете.Ru» член комиссии, депутат Госдумы Константин Затулин, «надо организовать поддержку исторического знания, сотрудничать с историками разных стран, спонсировать исторические публикации, планировать совместные издания». «Какого черта наши телеканалы ретранслируют бездарные блокбастеры, где американцы борются с советскими гражданами?» – удивился Затулин, правда, не пояснив связь блокбастеров с учителями в школах.
В качестве примера фальсификаций истории внутри страны Затулин назвал ситуацию, когда «в национальной республике подводят к выводу, что борьба с сегодняшней Россией является священным долгом и единственно верным выводом из собственной истории». Кроме того, по мнению Затулина, фальсифицируют сталинское время как демократы, так и консерваторы. Для этого член комиссии предлагает отправить учителей на курсы повышения квалификации и разработать специальные методички.
Затулин уверен, что в тяжелых случаях нужно применять серьезные репрессивные меры вплоть до ареста.
«О конкретном противодействии фальсификациям мы будем говорить на следующем заседании. Возможны жесткие уголовные меры – закрытие изданий и структур, которые спонсируют фальсификаторов. При наличии рецидивов возможны уголовные сроки», – сказал Затулин.
Есть у комиссии и средство против зарубежных фальсификаторов. Затулин предлагает действовать по примеру США. «Если какая-то компания будет помогать Украине объявить Бандеру национальным героем, то Россия запретит сотрудничать с этой компанией. Так США делает с нашими компаниями, помогающим иранской мирной ядерной программе», – сказал Затулин. Другой вариант, предложенный депутатом, это отказ в визах.
Замглавы Минобрнауки РФ Исаак Калина, выступая на совещании, заявил, что задачей его ведомства является научить школьников спокойно относиться к «историческим сенсациям» и объективно взвешивать исторические факты. Он напомнил, что с 2005 года была обновлена экспертиза школьных учебников, с тех пор было представлено 144 пособия, и 36 из них получили отрицательное заключение. При этом огромное количество учебной литературы не проходило экспертизу в академии наук и академии образования.
В качестве меры борьбы с перевиранием фактов в учебных пособиях Минобразования планирует начать проект «Толерантная история», в рамках которого профессиональные историки и ученые, педагоги из бывшего СССР могли бы обсуждать проблемы нетолерантого сознания вследствие фальсификации истории. В свою очередь, Институт всеобщей истории РАН подготовил проект «РАН в школе», в рамках которого разрабатываются пособия для учителей истории. Об этом рассказал директор института Александр Чубарьян, также участвующий в заседании».
По мнению гендиректора Центра по изучению СНГ при МГУ Алексея Власова, установить контроль над учебной литературой и работать с профильными преподавателями не сложно. На заседании комиссии обсуждался вариант издания совместных учебников истории, например, российско-германского. По мнению Власова, вопрос издания международных учебников пока преждевременный. «На мой взгляд, издание совместных исследований – это еще возможно, а вот создание общих учебников – вряд ли, поскольку нет единообразия в трактовке истории», – заключил он".
Не так давно Парламентская ассамблея стран Европы приняла резолюцию "Объединение разделенной Европы: защита прав человека и гражданских свобод в 21-м веке в регионе ОБСЕ", осуждающую преступления нацизма и сталинизма. Вслед за этим российские политики, прежде всего коммунисты, стали жестко критиковать инициативу политиков европейских. Очередной всплеск этой критики пришелся на годовщину пакта Молотова-Риббентропа. При этом свою точку зрения высказал теперь и президент России. "Парламентская ассамблея стран Европы буквально совсем недавно поставила на одну доску и сделала равно ответственными за Вторую мировую войну фашистскую Германию и Советский Союз. Но это, простите, уже просто циничная ложь", - заявил Дмитрий Медведев. Он также отметил, что «нельзя называть черное белым. Нельзя называть, допустим, агрессором того, кто оборонялся».
После таких слов я, как учитель истории, понял, что поставлен в довольно щекотливую ситуацию. Дело в том, что не Парламентская ассамблея в 2009 г., а Лига Наций в 1939 г. объявила СССР за нападение на Финляндию страной агрессором и исключила его из своей организации. Факт этот не является тайной за семью печатями. Но надо полагать, что отныне мне, как историку, говорить об этом нельзя или все-таки можно? Проблема однако.
23 августа 2009 года исполняется 70 лет со дня подписания Договора о ненападении между фашистской Германией и Советским Союзом, известного больше, как «пакт Молотова-Риббентропа». По поводу этого неоднозначного документа историки и политики до сих пор спорят о том, способствовал ли он непосредственно началу войны или просто облегчил Гитлеру принятие решения о ней. В связи с этим привожу мнения двух российских политиков, которые абсолютно по-разному смотрят на этот пакт. Это мнения В. Рыжкова и Г.А. Зюганова.

Владимир Рыжков, кандидат исторических наук, профессор Высшей школы экономики, председатель общественного движения «Выбор России»

«Сейчас весь мир у меня в кармане!» - такова была реакция Гитлера на подписание «Договора о ненападении между Германией и СССР» (известного как Пакт Молотова-Риббентропа) 23 августа 1939 года в Москве. Уже 11 апреля 1939 г. года Гитлер подписал план нападения на Польшу. Единственное, что беспокоило фюрера, уже проглотившего Австрию и Чехословакию, - так это опасность войны на два фронта, с Англией и Францией на Западе, и с СССР на востоке. Подписание договора с СССР устранило эту угрозу. Более того, в увязке с договором о ненападении было заключено германо-советское торговое соглашение (от 19 августа 1939 г.), по которому СССР получал образцы новейших немецких вооружений, а также современные технологии, станки и оборудование. А Германия получала то, в чем больше всего нуждалась для ведения войны – металлы, нефтепродукты, зерно и другие виды стратегического сырья.
До сих пор идут и вряд ли когда-нибудь прекратятся споры насчет того, напал ли бы Гитлер на Польшу, не дай ему Сталин гарантий своего невмешательства. Или что было бы, если бы англо-франко-советские переговоры о военном союзе, шедшие все лето 1939 года в Москве, не закончились полным провалом. И кто больше виновен в их провале – Запад или Кремль. Но ясно одно: осенью 1939 года оба диктатора пребывали в прекрасном расположении духа!
Гитлер получил все, что хотел. Он разгромил и оккупировал Польшу, удачно расколол СССР и Запад, получил доступ к советскому стратегическому сырью, находясь в состоянии войны с Англией и Францией.
Доволен был и Сталин. 17 сентября 1939 года Красная Армия вошла в Польшу и оккупировала всю ее восточную часть – в точном соответствии с договоренностями с Гитлером. 30 ноября 1939 советские войска атаковали Финляндию. В результате кровопролитной войны часть территории Финляндии отошла к СССР.
Окрыленные быстрым разгромом и разделом Польши, два диктатора поспешили закрепить успешный союз, и 28 сентября 1939 года был подписан советско-германский «Договор о дружбе и границе», также содержавший секретные приложения и карты. К сфере интересов СССР была отнесена еще и Литва. В 1940 году, в состав СССР были включены Литва, Латвия, Эстония, а также Бессарабия и Северная Буковина. Так Сталин значительно расширил свои владения, одновременно толкнув Гитлера к войне на западе, и даже немного помогая ему в этой войне. Кроме того, он значительно улучшил стратегические позиции СССР на случай нападения Германии.
Скоро выяснилось, что такая политика была крайне близорукой – расправившийся с Францией, Бельгией, Голландией, Данией и Норвегией и резко усилившийся Гитлер нанес по СССР чудовищный по силе и числу жертв удар. Но осенью 1939 года Сталин этого не предвидел.
Нет и не может быть никаких дискуссий о том, что единственным и главным виновником развязывания Второй мировой войны, унесшей жизни десятков миллионов людей по всему миру, но более всего – в СССР, является нацистский гитлеровский режим.
Однако немалая доля вины лежит и на тогдашних лидерах Запада. США долгое время полностью устранялись от европейских проблем, в итоге переросших в проблемы мировые. Лидеры Великобритании и Франции попустительствовали Гитлеру, когда он ввел германские войска в Рейнскую область в марте 1936 года. Бездействовали, когда Гитлер присоединил к Третьему рейху Австрию в марте 1938 г. Подписали позорное соглашение о разделе Чехословакии в Мюнхене в сентябре 1938 г., а затем ничего не предприняли, когда Гитлер оккупировал всю Чехию. Виноваты Лондон, Париж и Москва и в том, что не договорились об антигитлеровском союзе летом 1939 года. Доля вины лежит на Польше, Литве, Словакии, также поучаствовавших в территориальных разделах тех лет. Все эти стратегические просчеты прямо вели к большой войне.
Точно так же невозможно отрицать и большую роль в развязывании мировой войны, которую сыграла сделка Гитлера и Сталина. В отличие от позорного мюнхенского соглашения, которое передавало Гитлеру лишь часть суверенной Чехословакии, населенную преимущественно немцами, пакт Молотова - Риббентропа делил между Москвой и Берлином значительную часть Восточной Европы, решал судьбы шести суверенных государств не только без их согласия, но даже без простого уведомления, секретно. Не случайно наличие секретных протоколов всегда отрицалось советским руководством, а сами протоколы так тщательно скрывались – в личных сейфах советских генсеков.
24 декабря 1989 года по материалам работы специальной комиссии во главе с Александром Яковлевым, Съезд народных депутатов СССР – высший орган власти СССР принял постановление, в котором признал существование и подлинность секретных протоколов и осудил заключение пакта, отметив, что договоренности совершались в тайне от советского народа, «который не нес ответственности за этот сговор». Постановление подписал Председатель Верховного Совета СССР М. С. Горбачев. В 1990 г. М. С. Горбачев присутствовал при закладке камня на месте строительства мемориала расстрелянным НКВД в 1940 году пленным польским офицерам. В 1991 г. между Россией и Литвой был заключен межгосударственный договор, в преамбуле которого был признан факт аннексии Литвы Советским Союзом. Президент России Б. Н. Ельцин неоднократно публично осуждал пакт Молотова – Риббентропа, назвав его «грязной политикой Гитлера и Сталина». Сам пакт и тексты секретных протоколов неоднократно публиковались.
После этих признаний и публикаций крайне странной выглядит нынешняя позиция некоторых российских официальных лиц и государственной пропаганды, принявшихся вновь оправдывать сделку Гитлера и Сталина как вынужденное и даже «единственно правильное решение», отрицать правду о катынском расстреле, роль пакта Молотова- Риббентропа в развязывании Второй мировой войны, насильственном разделе Восточной Европы. Отчего-то гнев вызвала резолюция парламентской ассамблеи ОБСЕ, главный пафос которой заключается в резком осуждении тоталитарных режимов, главными из которых в 20 веке были режимы Гитлера и Сталина. Кто-то не пустил в российский прокат документально и художественно точный фильм Анджея Вайды «Катынь». Совершенно неясно, зачем современной России, имеющей демократическую Конституцию и официально осудившей преступления сталинского режима, брать на себя сегодня роль адвоката сталинизма как во внутренней, так и во внешней политике.
Защита сталинского взгляда на историю и сталинских подходов во внутренней политике (четко прослеживающая в новых российских учебниках истории) дискредитирует Россию, в том числе резко осложняя ее отношения с ближайшими соседями, пострадавшими в свое время от циничного сговора двух диктаторов. Трудно понять, что, кроме ложно понимаемого патриотизма и защиты чести преступных мундиров, мешает России, не имеющей никакого отношения к преступлениям сталинизма, вместе с Польшей осудить катынский расстрел 1940 года, рассекретить все имеющиеся документы? Что мешает рассекретить и опубликовать все документы по массовому голоду начала 30-х годов, организованному сталинским режимом в южных районах СССР, и осудить это преступление против человечности вместе с Украиной? Что мешает рассекретить все документы по массовым депортациям и расстрелам в Прибалтике, и осудить эти преступления вместе с Литвой, Латвией и Эстонией? Что мешает признать навязанный характер коммунистических режимов, установленных в Восточной Европе после 1945 года – и осудить их вместе с поляками, венграми, болгарами, чехами и прочими? Россия не является правопреемницей сталинского режима, и осуждение его просчетов и преступлений лишь поднимет ее международный авторитет, укрепит доверие к нашей стране и ее политике. Наоборот, защита сталинского наследия обильно подпитывает старые страхи и обвинения России в неоимперской агрессивной политике.
Осуждение преступлений сталинизма и признание преступности самого сталинского режима, ответственного в том числе и за неисчислимые жертвы, понесенные нашим народом в предвоенные годы, в годы войны и в послевоенный период, только подчеркнет и еще ярче осветит великий подвиг нашего народа, внесшего главный вклад в разгром нацизма, вопреки всем зверствам и преступлениям собственной власти.


Из интервью лидера КПРФ Г.А. Зюганова
1. Как Вы лично оцениваете факт подписания Советским Союзом пакта Молотова–Риббентропа и секретного протокола к нему?

Считаю, что Сталин принял гениальное и единственно возможное в тех исторических условиях решение о подписании Договора о ненападении между СССР и Германией, называемом ныне «пактом Молотова-Риббентропа». После того как СССР не смог договориться с западными «демократиями» обуздать фашистскую Германию, и был предпринят этот беспрецедентный шаг. Опубликованные недавно архивные документы вновь подтверждают, что это было единственно верное для нашей страны решение в условиях, когда Запад поощрял гитлеровскую военную машину двигаться на СССР, а нашей стране как воздух нужны были еще несколько лет мирной передышки для решения неотложных задач укрепления обороноспособности.
Решения в политике – это способность к стратегическому предвидению. Решение о подписании договора позволило отодвинуть нашу границу на Запад на 300 километров. Если бы Великая Отечественная война началась с эстонской границы, где сегодня задают тон местные последователи эсэсовцев, то до Ленинграда фашистам оставалось пройти всего 140 километров. Напомню, что германская армия в первый месяц войны продвигались со скоростью 34 километра в сутки. Через 5 суток они были бы у стен Ленинграда, и не помогла бы тогда Ладога. Если бы война началась с границы Литвы, от которой до Москвы напрямую 600 километров, то не было на пути ни Брестской крепости, ни Минска, ни Смоленска и ни Ельни, где родилась наша гвардия.
Заключив пакт, Сталин выиграл битву за пространство и время, что стало одним из залогов нашей грядущей великой Победы в 1945-м. Если бы не было пакта Молотова-Риббентропа, Япония вступила в войну против нас, и мы из Сибири не смогли бы перебросить 5-6 классных дивизий, которые спасли Москву. Турция тоже, видимо, открыла бы свой фронт на Кавказе. Вот в чем геополитический смысл того стратегического решения, которое было принято в августе 1939 года.
Мудрость политика – это великая вещь. Ещё раз подчеркну, что решение о заключении пакта – это одно из гениальных решений, поэтому не случайно о нем напоминают по сегодняшний день все противники России и нашего народа. Причем я иногда поражаюсь, напоминают даже те, кто ясно понимал, что, если бы фашизм взял верх, он всю Европу обтянул бы колючей проволокой и целые народы погибли бы от его рук.

2. Как Вы относитесь к решению Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года о признании недействительным и осуждении пакта Молотова–Риббентропа?Советской внешнеполитической разведкой были добыты, причем неоднократно, документальные свидетельства того, что около 40 лет назад США и рядом других стран НАТО была поставлена и с тех пор небезуспешно реализуется задача: любыми способами добиться признания Советского Союза государством-агрессором, "подлинным инициатором" развязывания Второй мировой войны, по крайней мере активным пособником Гитлера в реализации его экспансионистских планов и устремлений в Европе и мире. Этим объясняется и очередная реанимация антироссийской кампании в связи с 70-летием пакта Молотова-Риббентропа, в частности печально-знаменитая недавняя резолюция Парламентской Ассамблеи ОБСЕ «Воссоединение разделенной Европы: поощрение прав человека и гражданских свобод в регионе ОБСЕ в XXI веке». Особо кощунственен 10-й пункт названной резолюции. Призывая «объявить 23 августа, т.е. день подписания 70 лет назад пакта «Риббентроп-Молотов», общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма», ОБСЕ по существу объявила Германию и СССР одинаково ответственными за начало Второй Мировой Войны. Не только КПРФ, но около 70 коммунистических и рабочих партий стран мира осудили эту резолюцию ПА ОБСЕ.
КПРФ не раз отмечала, что в конце 1980-х годов в СССР, в частности, на 2-м съезде народных депутатов СССР, а затем и в Российской Федерации давались официальные оценки советско-германскому договору, продиктованные по большей части конъюнктурными соображениями, желанием подыграть западным партнерам.
3. Не требуется ли сегодня – особенно в связи с отмеченным выше ажиотажем вокруг 70-летия пакта – дать иную оценку этого исторического события, причем на уровне официальных государственных лиц или ведущих политических деятелей России?Вопреки крикам Запада и его российских подпевал, Договора о ненападении между СССР и Германией не только не имел "аморального" или "преступного" характера. Он полностью соответствовал нормам международного права, практике деятельности мирового сообщества и самих западных держав. Настало время дать этого документу справедливую оценку, исходящую из конкретных исторических условий того времени и высших интересов безопасности нашей страны. Пора возвращаться к признанию реальных ценностей нашей государственной внешней политики.
Понимаю, что никакими самыми убедительными аргументами ненавистников нашей страны не остановить. У них другой интерес. Допускаю, что они не хуже нас знают сомнительный характер своих доводов и призывов к России выступить с акциями публичного покаяния.
В конечном итоге призывать к акциям "публичного покаяния" нужно сегодня не Россию. Более того, «днем памяти» следует объявить 29-30 сентября – два дня, когда были составлены и подписаны Мюнхенские соглашения 1938 года. Вполне резонно объявить о равной ответственности за начало Второй мировой войны как те страны, лидеры которых эти соглашения подписали – Англию, Германию, Францию, Италию, а равно – Венгрию и Польшу, принявшие непосредственное участие в разделе Чехословакии.
Напомню, что кроме Чехословакии, ставшей жертвой германо-польско-венгерской агрессии, жертвами гитлеровской агрессии к августу 1939 года уже стали Австрия, Албания, Литва. Замечу, что к тому времени в Испании, Португалии, Италии, Румынии, Венгрии, Словакии, Болгарии реально существовали дружественные Гитлеру фашистские режимы. Чуть позже еще значительная часть стран Европы от Франции до Норвегии капитулировали перед Германией. И какое право сегодня все эти и другие европейские государства имеют упрекать СССР в договоре с Германией, если все они уже тогда и чуть позднее в 1939-41 гг. перешли на сторону фашистского рейха?
Отмечу, что Российская Федерация не владеет территориями, отошедшими к Советскому Союзу в результате "преступного сговора двух диктаторов". И если руководители республик Прибалтики, Украины, Молдавии и Белоруссии все же сочтут для себя необходимым и возможным встать на этот скользкий путь «покаяния», ведущий в никуда, они, по крайней мере, обязаны осознавать ответственность перед народами своих стран.
КПРФ считает, что пора ставить жирную точку в загадочной истории с «секретными протоколами». Если они реально существуют – пусть президент и правительство обнародуют их в строгом соответствии с определенным законом порядком опубликования внешнеполитических актов Российского государства. И несут при этом всю полноту ответственности за этот шаг.
Учитывая, что до сих пор множатся обоснованные сомнения по поводу этих «секретных протоколов» к Договору, нужно привлечь авторитет депутатов российского парламента и опыт действительно уважаемых и политически не ангажированных специалистов различного профиля для определения подлинности материалов, объявленных «секретными протоколами», и выяснения всех обстоятельств, связанных с их появлением на свет.
КПРФ призывает Государственную Думу Российской Федерации на одном из заседаний принять решения, корректирующие оценки 2-го съезда народных депутатов СССР и позволяющие окончательно пресечь фальсификацию нашей истории в этом важнейшем вопросе.
Похоже, что история ХХ столетия в очередной раз оказалась в центре самого пристального внимания российской общественности. Поводом к тому послужил указ президента России о создании специальной комиссии по борьбе с фальсификациями истории. Казалось бы, событие не особо значимое, но для нашей страны принципиально важное. И поэтому вслед за указом не только профессиональные историки, но и политологи, юристы, журналисты и даже, на первый взгляд далекие от исторических проблем, представители творческой интеллигенции, забыв на время про повседневные проблемы, вызванные мировым экономическим кризисом, взялись за активное обсуждение новой президентской инициативы.
Наиболее радикальные из числа либералов, например, доктор исторических наук, профессор Л. Клейн, тут же заявил о том, что «власть ясно говорит нам своими действиями: вы – быдло и дерьмо, вы – наши псы, к ноге, будете писать то, что мы велим, а не то отправим к Ходорковскому». А правозащитник и лидер движения «За права человека» Л. Пономарев назвал президентский указ «актом, носящим откровенно тоталитарный характер» и сравнил комиссию с оруэловским «министерством правды». Зато доктор исторических наук Н.А. Нарочницкая, между прочим являющаяся членом комиссии, абсолютно уверена в том, что «такая комиссия давно должна быть создана» и она «очень рада, что наше руководство эту задачу увидело». С ней согласен и зампред комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций С. Марков, также вошедший в комиссию. Он уверен, что «он сам и другие борцы с «не нашим» пониманием истории должны стать инструментом внешней политики страны», поскольку «происходит целенаправленная политика фальсификации истории со стороны определенных политических сил, причем большей частью эти фальсифицированные версии появляются на постсоветском пространстве». В защитники президентского указа сразу записались и коммунисты. В частности, первый зампред ЦК КПРФ, заместитель Председателя Государственной Думы РФ Иван Мельников считает, что «идея сама по себе верная. Весь вопрос в форме ее реализации. Важно, чтобы по серьезным историческим вопросам была твердая опора на науку и традиции». Между тем, достаточно знаковые для современной России эксперты-политологи Г. Павловский и В. Никонов не видят смысла в создании такой комиссии, поскольку проблемы истории и проблемы злоупотребления историей не решаются на правительственных комиссиях, поскольку это дело историков, а не государства.
Словом есть над чем задуматься. Ведь в принципе проблема фальсификации истории и манупулирования историческим сознанием вовсе не надуманная. И поэтому вопрос не в том, бороться с фальсификациями или нет, а в том, кто и как это должен делать. В демократическом государстве с фальсификациями борются в рамках открытых и свободных дискуссий, обеспечивая доступ к архивным документам. Иначе обстоят дела в государствах недемократических. Здесь предпочитают бюрократические методы воздействия на общественное мнение, например, создают комиссии. Но вот в чем беда. Способ этот, как правило, малоэффективный. В связи с этим наивно полагать, что с помощью чиновничьей по своему составу комиссии с фальсификациями в нашей стране будет покончено. Но также наивно было бы ждать от нашей государственной власти иного подхода к решению этой проблемы. Средство выбрано традиционное и, главное, неэффективное. И едва ли это попытка перехвата инициативы у радикальных консерваторов, которые активно лоббируют идею введения уголовного наказания за фальсификацию истории. Проект уже имеется. И только его дальнейшая судьба покажет, как эти два документа (указ и проект закона) взаимосвязаны.
Пока же развернулась упорная борьба за «приватизацию» созданной президентом комиссии, которая многим представляется реальным инструментом воздействия на общественное мнение. Контроль над этим инструментом является для них заманчивой перспективой. Одними из первых это поняли коммунисты, которые, по словам И. Мельникова, претендуют на участие в работе комиссии, полагая, что вопрос о вхождении представителей КПРФ еще открытый. Они даже хотят обратиться с соответствующими предложениями к президенту.
Одновременно с этим указ президента, спровоцировав дискуссию в обществе, показал его (общества) явную неоднородность и даже полярность в отношении к недавнему историческому прошлому. В очередной раз у общественных и политических деятелей появилась прекрасная возможность высказаться по многим наболевшим вопросам. И пока это единственное положительное следствие указа. Но показательное, а может даже знаковое. Общество не стало молчать. Оно протестует (петербургские историки и общественные деятели выступили с открытым письмом к президенту), спорят, дискутируют. И дискуссия получается очень интересной и, что особенно ценно, важной для формирования исторического самосознания общества. Вот, к примеру, А. Проханов уверенно заявляет, что «Победа в Великой Отечественной войне - это вершина советского строя, а не победа либерального или царского строя. Это вершина советской цивилизации, которая состоит из массы компонентов, в том числе и компоненты насилия. Если мы защищаем победу, то мы должны защищать Сталина, весь советский строй и советский период». В свою очередь, по мнению члена правления общества «Мемориал» А. Даниэля, сегодня «продолжают тиражироваться сталинские фальсификации о «пятой колонне» и «военно-фашистском заговоре» в 1937 году, по всей стране распространяются книги, где вопреки общеизвестным фактам доказывается непричастность НКВД к катынскому делу – расстрелу военнопленных поляков в 1940 году, преуменьшается или, хуже того, оправдывается государственный террор сталинской эпохи…». Достается, как это ни странно, даже членам комиссии, которых тоже обвиняют в фальсификации. В подобной ситуации одному из таких «фальсификаторов» директору Института российской истории РАН А. Сахарову остается только признать, что «самая сложная задача комиссии - это определить грань между фальсификациями, наносящими ущерб, в том числе и безопасности страны, и научной дискуссией». Но он уверен, что его коллеги по комиссии справятся с задачей. Нам же остается только ждать и надеяться на благоразумие власть предержащих, хотя благоразумие в нашей стране всегда в дефиците, в отличие от плохих дорог и дураков. Или действительно, как написали на одном из форумов: «Пони бегает по кругу. Тысячу лет. Уже, правда, безо всякого удовольствия»?
Читая сегодня отечественные газеты, не перестаешь удивляться тому, сколь активно в последнее время стали говорить о «переписывании истории». Оказывается «британцы переписывают историю», «Ющенко переписывает историю», «албанцы переписывают историю», даже прокуратура и та взялась, судя по тому, что сообщают в СМИ, за переписывание истории. И дело это, как нам пытаются показать, весьма недостойное и смахивает на примитивную пропагандистскую технологию промывания мозгов. Вот, и Оруэлла вспомнили, который, оказывается, относил переписывание истории к родовым чертам тоталитаризма. Можно, конечно, сослаться и еще на какой-нибудь авторитет. Жаль только, что подмена аргументов авторитетом тоже ведь вещь далеко не демократическая.
Так можно ли переписывать историю? И что это за страшилка такая под названием «переписывание истории»?
Лично меня, как профессионального историка, подобные разговоры, а по сути, настоящие заклинания, по поводу переписывания истории настораживают. И настораживают потому, что историки, на мой взгляд, занимаются именно тем, что не просто пишут, а, как правило, переписывают историю, привлекая для этого новые, неизвестные ранее источники, отсутствие которых, не позволяло во всей полноте воссоздать историческую действительность, а в чем-то ее даже исказить и при этом не обязательно со злым умыслом.
Мне, конечно, могут возразить и сказать, что я неправильно понимаю выражение «переписывание истории», под которым в действительности скрывается ее фальсификация. Но зачем скрывать? Зачем такая подмена? Как говорил, мой любимый философ М. Мамардашвили, «дьявол играет нами, когда мы мыслим не точно». А мыслит точно – это значит правильно и точно использовать слова для выражения мысли. Так зачем же заменять достаточно точное слово «фальсификация» на двусмысленное «переписывание». Переписывать ведь можно и не фальсифицируя, а даже наоборот.
Возникает впечатление, что таким образом просто хотят избежать ненужных и мешающих ассоциаций с советскими кампаниями по борьбе с «буржуазными фальсификаторами истории». А что тут скрывать и так все понятно, потому что, извините за религиозную терминологию, но дьявольщина все это, от лукавого. Так легче манипулировать историческими исследованиями: этих запишем в переписчики, а тех в писатели, которые, впрочем, и не пишут, поскольку имеют право только воспроизводить то, что уже было написано. Стоит ли удивляться, что в первых рядах борцов с «переписыванием истории» опять коммунисты и иже с ними. Привычка однако.
Так можно ли переписывать историю? Можно и даже нужно, потому что историки не только пишут, но и переписывают историю и, что особенно важно, имеют на это полное право, а права, знаете ли, надо соблюдать. В конце концов в условиях экономического кризиса – это последнее, что у нас осталось.
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+