Личный кабинет
Дневники

Молдавский парламент в четверг внес дополнения в закон о политических партиях, согласно которым отныне в стране запрещается использование политическими партиями атрибутики тоталитарных политических режимов, под которыми подразумевается, в частности, серп и молот. За этот документ проголосовали представляющие правящую либерально-демократическую коалицию 53 депутата из 101.

Фракция оппозиционной Партии коммунистов высказалась против.

Кроме того, депутаты, представляющие парламентское большинство, приняли на этом же заседании постановление "об исторической и политико-правовой оценке тоталитарного коммунистического режима в Республике Молдова", в котором осудило его за "преступления против человечества, а также действия всех лиц, участвовавших в совершении этих преступлений".

Лидер Партии коммунистов Владимир Воронин расценил это "как попытку исключить Партию коммунистов из избирательного поля".


Читайте далее: http://www.ria.ru/world/20120712/697863685...l#ixzz20QA54TMY
Французский историк Пьер Нора, специалист по вопросам исторической памяти, исторической политики и автор концепции «мест памяти», рассказал о том, почему история должна быть независимой от государства, чего стоит ожидать от законов «против фальсификации истории» и можно ли считать георгиевскую ленточку «местом памяти». Urokiistorii публикуют интервью с ним

http://www.urokiistorii.ru/current/view/2010/31/nora-ui

Партия «Единая Россия» издала брошюру «Партийный Проект "Историческая память"». В ней не только манифестируются цели Проекта (с большой буквы – в оригинале), но и представлена краткая иллюстрированная летопись российской истории – что именно и зачем сегодня следует вспоминать. История оказывается сборником легенд и мифов, задача которого - укрепить российскую государственность и преподать уроки патриотизма. (Юлия Черникова)


Полный текст статьи здесь: http://www.urokiistorii.ru/media/book/2010/27/EdRo-istoriya

24.12.2009, 14:02
В. К.

"Осторожно, история"

"Эхо Москвы" и РИА "Новости" подготовили совместный проект "Осторожно, история", который даст возможность всесторонне рассматривать спорные исторические явления с древнейших времен до современности. Среди них царствование Петра I, вхождение Грузии в состав России, стахановское движение, голодомор, Афганская война и др. Всего событий - 52. Каждому из них будет посвящена часовая программа на «Эхо Москвы» и круглые столы в «РИА Новости». Авторы хотят показать слушателям, что история переписывается каждый день, что "история — не компот для удовольствия", что "история — это наука".





«Покажите мне Науку, которая была бы совершенным и неподдельным Отпечатком Творения! – которая, могла бы вести меня прямым путем к познанию Истинного Бога! – Чрез которую, мог бы я, исследовать всеобщие и невидимые Сущности, Ему подвластные! Науку, которая ни в чем не подвержена злу! Науку, чрез которую могу я верно прийти, к познанию всех Таин, в Натуре сокрытых! Такова есть та Наука, в которой физика Адама и всех Патриархов состояла – и которая ему была открыта» (Евг. Филалет).

Этими словами начинается уникальное рукописное многотомное издание «Библиотека, содержащая в себе некоторые герметические, каббалистические, магические и иные книги; также писания высокохвальных Брр. З.Р.К. истинных свбднх. кмнщкв. древней системы». Составлена она не кем-нибудь, а известным русским просветителем и книгоиздателем Николаем Новиковым. Хотя какое отношение известный русский просветитель, издатель, общественный деятель имеет ко всякого рода алхимическим фантазиям, которые «трезво мыслящим» россиянам, недоумевавшим, как образованная элита XVIII века могла всерьез заниматься подобной галиматьей, казались самым настоящим «бредоумствованием». Тогда, может быть, здесь есть какая то историческая ошибка, неточность или путаница? Оказывается, нет.

Дело в том, что в начале XIX в. Н.И. Новиков, не имея печатного станка, взялся за составление рукописной многотомной «Герметической библиотеки», которая «должна была стать своеобразной грандиозной розенкрейцеровской энциклопедией, охватывающей всю систему знаний, необходимых для достижения гармонии». Именно создание «Герметической библиотеки» станет тем делом, которое составит главное содержание религиозно-просветительской деятельности Н.И. Новикова в начале Х1Х века.

Известны два ее списка. Один из них находится в РО РГБ и представляет собой 40 томов, переплетенных в зеленый сафьян. Другой список состоит из 43 томов. Из них 35, а именно 1-3, 5-16, 19-22, 24, 26-28, 30, 32-35 и 37-43, находятся в РО РНБ. Часть недостающих томов (пять томов, именно части 4, 17, 18, 29 и 31) находятся в собрании рукописей Н. С. Тихонравова в РО РГБ. Имеющиеся в РНБ Томы написаны в 1806-1815 (?) гг. разными почерками в с. Тихвинском, принадлежавшем Н.И. Новикову. Каждый том переплетен в зеленый сафьяновый золотообразный переплет, с золотым тиснением; 14, 16, 20, 21, 24, 28 и 30 писаны рукой Новикова. В томах 1, 2, 6, 11, 15, 16, 24, 26, 30, 34 и 42 имеются рисунки, художественно исполненные тушью и красками.

За редкими исключениями тома московского и петербургского списков включительно по 30-й совпадают. По мнению М.Я. Билинскиса, подготовившего специальную работу, посвященную «Герметической библиотеке» Н.И. Новикова, «в МС и ПС помещены одни и те же рисунки, оттиснутые литографическим способом, что говорит в пользу одновременности их создания». Впрочем, имеются и несовпадения.

Время начала работы над «Герметической библиотекой» исследователи относят к 1780-1790-м гг. В частности, М.Я. Билинскис утверждает, что замысел ее создания возник еще в середине 1780-х гг. и тогда же началась подготовительная работа, которая сводилась к переводам ряда текстов. Это, к примеру, «Микрокозмическое познание нового неба и новыя земли» (1790 г.), «Теоретическая и практическая ручная книга высшей химии» (1788 г.) и др. Правда, завершить эту переводческую и издательскую деятельность в силу известных причин тогда не удалось. Поэтому основная часть работы была проделана уже по возвращении Н. И. Новикова из Шлиссербургской крепости в Тихвинское-Авдотьино. Здесь усилиями С.И. Гамалеи, сына Н.И. Новикова Ивана, а также сыновьями В.А. Левшина Владимира и Льва переводились разнообразнейшие эзотерические сочинения для «Герметической библиотеки». Работали они активно. Особенно много делал С.И. Гамалея. Привлекались также масоны-розенкрейцеры Сафонов, Рябов, Рунич.

Считается, что «замысел «Герметической библиотеки» строился на общей программе розенкрейцерских знаний, расположенных по девяти степеням ордена, которая в значительной степени поясняет композиционные особенности грандиозного труда Н.И. Новикова. Однако едва ли у ее создателя имелся изначально строгий и четкий план работы и ясное представление о содержании библиотеки.

Выбор книг определялся общей идейной позицией Н.И. Новикова, который явно тяготел в сторону герметизма и алхимии. Тем не менее, в школьной учебной исторической литературе этот адепт эзотерического, в частности, алхимического, знания до сих пор преподносится как один из главных русских просветителей. Может быть авторам учебников стоило бы учесть современные научно-исторические исследования и пересмотреть место и роль Н.И. Новикова в истории отечественной культуры?
На сайте ФОМ (Фонда Общественного Мнения) выложены данные опроса на тему фальсификации истории. В опросе приняли участие 2000 респондентов, охвачено 100 населенных пункта и 44 субъекта РФ. Открытый вопрос (т.е. не предполагающий заданных вариантов ответов) звучал так: «Приведите, пожалуйста, известные Вам примеры фальсификации истории России у нас в стране или за рубежом».

На основе результатов опроса сделан наглядный интерактивный график – при наведении курсором на значимые для общественного сознания даты истории России «всплывают» примеры высказываний респондентов.

Сегодня - день памяти жертв политических репрессий, который отмечается в России с 1991 года. Президент РФ Дмитрий Медведев опубликовал в своем видеоблоге заявление, касающееся Дня памяти жертв политических репрессий. Привожу его полный текст.

Полный текст обращения Дмитрия Медведева по случаю Дня памяти жертв политических репрессий

Сегодня – День памяти жертв политических репрессий. Прошло восемнадцать лет с тех пор, как этот день появился в календаре как памятная дата.

Я убеждён, что память о национальных трагедиях так же священна, как память о победах. И чрезвычайно важно, чтобы молодые люди обладали не только историческими знаниями, но и гражданскими чувствами. Были способны эмоционально сопереживать одной из величайших трагедий в истории России. А здесь не всё так просто.

Два года назад социологи провели опрос ¬– почти 90 процентов наших граждан, молодых граждан в возрасте от 18 до 24 лет, не смогли даже назвать фамилии известных людей, которые пострадали или погибли в те годы от репрессий. И это, конечно, не может не тревожить.

Невозможно представить себе размах террора, от которого пострадали все народы страны. Его пик пришёлся на 1937–1938 годы. «Волгой народного горя» называл Александр Солженицын бесконечный «поток» репрессированных в то время. На протяжении двадцати предвоенных лет уничтожались целые слои и сословия нашего народа. Было практически ликвидировано казачество. «Раскулачено» и обескровлено крестьянство. Политическим преследованиям подверглись и интеллигенция, и рабочие, и военные. Подверглись преследованиям представители абсолютно всех религиозных конфессий.

30 октября – это День памяти о миллионах искалеченных судеб. О людях, расстрелянных без суда и без следствия, о людях, отправленных в лагеря и ссылки, лишённых гражданских прав за «не тот» род занятий или за пресловутое «социальное происхождение». Клеймо «врагов народа» и их «пособников» легло тогда на целые семьи.

Давайте только вдумаемся: миллионы людей погибли в результате террора и ложных обвинений – миллионы. Были лишены всех прав. Даже права на достойное человеческое погребение, а долгие годы их имена были просто вычеркнуты из истории.

Но до сих пор можно слышать, что эти многочисленные жертвы были оправданы некими высшими государственными целями.

Я убеждён, что никакое развитие страны, никакие её успехи, амбиции не могут достигаться ценой человеческого горя и потерь.

Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни.

И репрессиям нет оправданий.

Мы много внимания уделяем борьбе с фальсификацией нашей истории. И почему-то зачастую считаем, что речь идёт только о недопустимости пересмотра результатов Великой Отечественной войны.

Но не менее важно не допустить под видом восстановления исторической справедливости оправдания тех, кто уничтожал свой народ.

Правда и то, что преступления Сталина не могут умалить подвиги народа, который одержал победу в Великой Отечественной войне. Сделал нашу страну могучей индустриальной державой. Поднял на мировой уровень нашу промышленность, науку, культуру.

Принять своё прошлое таким, какое оно есть, – в этом зрелость гражданской позиции.

Не менее важно изучать прошлое, преодолевать равнодушие и стремление забыть его трагические стороны. И никто, кроме нас самих, этого не сделает.

Год назад, в сентябре, я был в Магадане. Мемориал Эрнста Неизвестного «Маска скорби» произвёл на меня глубокое впечатление. Он ведь был воздвигнут не только на государственные средства, но и на пожертвования.

Нам нужны такие музейно-мемориальные центры, которые будут передавать память о пережитом – из поколения в поколение. Безусловно, должна быть продолжена и работа по поиску мест массовых захоронений, восстановлению имён погибших, а в случае необходимости – их реабилитации.

Я знаю, что эта тема волнует и участников моего блога.

Вне сложной истории, противоречивой по сути истории нашего государства зачастую просто не понять корни многих наших проблем, трудностей сегодняшней России.

Но я ещё раз хотел бы сказать: никто, кроме нас самих, наши проблемы не решит. Не воспитает в детях уважение к закону, уважение к правам человека, к ценности человеческой жизни, к нравственным нормам, которые берут начало в наших национальных традициях и в нашей религии.

Никто, кроме нас самих, не сохранит историческую память и не передаст её новым поколениям.


Источник - блог Дмитрия Медведева.
Открытое письмо ученых из России, Украины, Германии, Израиля и США,
требующих прекращения уголовного преследования М.Н.Супруна и А.В.Дударева

Попытки регламентации и цензурирования исторических исследований недопустимы в свободной стране, противоречат Конституции Российской Федерации и основополагающим международным актам по правам человека. Научное сообщество не нуждается в чиновном контроле, партийном руководстве и бюрократических указаниях, от которых зависит возможность изложения собственной точки зрения, состязательной дискуссии или беспрепятственных занятий с архивными документами. Академические институты достаточно авторитетны и самостоятельны, чтобы выступить квалифицированными экспертами в научной полемике, которую лишь дискредитируют любые «комиссии по борьбе с фальсификациями истории». В действительности подлинной фальсификации отечественной истории способствует закрытое хранение многих бесценных архивных материалов и новые попытки мифологизации недавнего прошлого.

В этой связи мы заявляем решительный протест в связи с возбуждением 13 сентября 2009 года следователем по особо важным делам следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Архангельской области В. В. Шевченко уголовного дела против заведующего кафедрой «Отечественной истории» Поморского государственного университета, профессора, доктора исторических наук Михаила Николаевича Супруна и начальника Информационного центра (ИЦ) УВД по Архангельской области (АО) Александра Васильевича Дударева.

М. Н. Супрун подозревается в том, что якобы «из корыстных побуждений с целью последующего сбыта решил организовать и осуществить сбор и формирование в электронную базу данных сведений о репатриированных с территории Германии по окончании Второй мировой войны граждан СССР, являющихся этническими немцами и поляками, выселенных в административном порядке в период 1945–1956 годов на территорию Архангельской области (в дальнейшем спецпереселенцев)». В дальнейшем, М. Н. Супрун якобы «умышленно, путем уговоров склонил начальника ИЦ УВД АО А. В. Дударева обеспечить ему и указанным им лицам беспрепятственный доступ к проверочно-фильтрационным делам спецпереселенцев». А. В. Дударев подозревается в том, что «отдал указание подчиненным ему сотрудникам архива ИЦ УВД АО допускать в архив Супруна М. Н. и указанных тем лиц».

Впервые за многие минувшие десятилетия сотрудники следственных органов вновь произвели обыски у ученых-историков, изъяв не только электронные носители информации, но и документы, выявленные М. Н. Супруном в результате многолетних и кропотливых исследований в отечественных и зарубежных архивах. Травмированы не только подозреваемые, но и члены их семей, близкие, ученики…
Остановлен официальный важный проект по формированию базы данных о репрессированных, осуществлявшийся Поморским университетом и Немецким Красным Крестом.

Возмутительный характер этого чудовищного, псевдоправового действа, который наносит огромный ущерб имиджу России и научному историческому сообществу, не вызывает у нас сомнений.

На самом деле, в соответствии со статьей 18 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий», «списки лиц, реабилитированных на основании настоящего Закона, с указанием основных биографических данных, обвинений, по которым они признаны реабилитированными, периодически публикуются органами печати». При этом дело против М. Н. Супруна и А. В. Дударева было возбуждено до окончания работ и публикации ими каких-либо сведений о репрессированных.

Фактически у нас на глазах создается опасный прецедент, на основании которого можно возбудить уголовное преследование любого историка, чьи исследования по каким-либо причинам покажутся неугодными или неудобными власти. В перспективе – это возвращение к самым мрачным временам в истории советского государства, сломанные судьбы и обесцененные научные труды.

Мы выражаем солидарность с нашими коллегами в Архангельске и заявляем об их моральной поддержке. Сегодня безразличие представителей российского исторического сообщества к настоящему делу будет означать корпоративное предательство. Необходимо прекратить преследование ученых и вмешательство в исторические исследования по надуманным поводам и предлогам. Мы требуем прекращения уголовного дела в отношении Михаила Николаевича Супруна и Александра Васильевича Дударева, принесения извинений причастными к нему официальными лицами, компенсации ученым нанесенного им морального ущерба и возвращения всех изъятых на обысках документов и материалов.

Борис Ананьич, академик РАН, Рафаил Ганелин, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН;

Доктора исторических наук: Пётр Базанов, профессор Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства, Виктор Бердинских, профессор Вятского государственного университета, Андрей Зубов, профессор МГИМО(У) МИД РФ, Борис Колоницкий, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН, Сергей Красильников, зав. кафедрой Отечественной истории Новосибирского государственного университета, ведущий научный сотрудник Института истории Сибирского отделения РАН, Владимир Носков, зав. отделом Санкт-Петербургского Института истории РАН, Николай Смирнов, зав. группой Санкт-Петербургского Института истории РАН, Алексей Цамутали, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН, Александр Чистиков, зав. отделом Санкт-Петербургского Института истории РАН;

Кандидаты исторических наук: Кирилл Александров, научный сотрудник (Санкт-Петербургский государственный университет), Надежда Белова, преподаватель кафедры философии и истории Вологодского института права и философии, Геннадий Бордюгов, руководитель Международного Совета Ассоциации исследователей российского общества (Москва), Владимир Ведерников (Санкт-Петербург), Александр Гогун, докторант кафедры истории Восточной Европы Университета им. А. Гумбольдта (Санкт-Петербург), Борис Дубенцов, доцент, ученый секретарь Санкт-Петербургского Института истории РАН, Надежда Игнатова, старший научный сотрудник Института языка и литературы Коми научного центра Уральского отделения РАН (Сыктывкар), Николай Копосов, доктор философских наук, директор исследований Хельсинки-Коллегиум Хельсинского университета, Александр Кузьминых, доцент кафедры философии и истории Вологодского института права и экономики, Константин Обозный, (Псков), Сергей Подболотов (Санкт-Петербург), Алексей Раков, старший преподаватель кафедры истории России новейшего времени Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета (Москва), Михаил Рогачёв, главный редактор Коми республиканского мартиролога жертв массовых политических репрессий (Сыктывкар), Борис Соколов, доктор филологических наук, член Русского ПЕН-Центра (Москва), Никита Соколов, редактор отдела «Общество» журнала «New Times» (Москва), Дина Хапаева, Хельсинки-Коллегиум Хельсинского университета, Юрий Цурганов, доцент Российского государственного гуманитарного университета (Москва), Владимир Черняев, Санкт-Петербургский Институт истории РАН, Игорь Шауб, доцент кафедры западноевропейской и русской культуры исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета;

Яков Гордин, писатель, историк, главный редактор журнала «Звезда» (Санкт-Петербург), полковник в отставке Валентин Ещенко, главный редактор журнала «Военно-исторический архив» (Москва), полковник в отставке Лев Лопуховский, историк, кандидат военных наук (Москва);

Доктор Дитмар Нойтац, профессор Института Восточно-Европейских исследований Фрайбургского университета (Фрайбург), доктор исторических наук Александр Потыльчак, профессор, зав. кафедрой источниковедения и специальных исторических дисциплин Национального педагогического университета имени М. П. Драгоманова (Киев), доктор Анатолий Шмелёв, зам. куратора русских коллекций Гуверовского Института Стэнфордского университета (Пало-Альто), доктор Арон Шнеер, сотрудник мемориала Яд-Вашем (Иерусалим);

Доктор географических наук Павел Полян, профессор, ведущий научный сотрудник Института Географии РАН (Москва), доктор филологических наук Светлана Шешунова, профессор кафедры лингвистики Международного университета «Дубна», кандидат социологических наук Андрей Творогов, доцент кафедры философии и истории Вологодского института права и философии, кандидат технических наук Роберт Битюгов, доцент Санкт-Петербургского Института Машиностроения, Вадим Белолугов, директор центра военных и военно-исторических исследований Гуманитарного университета (Екатеринбург), Роман Биланчук, зав. отделом краеведения Вологодской областной универсальной научной библиотеки, Николай Кедров, аспирант Санкт-Петербургского Института истории РАН, Валентин Кожевников, соискатель кафедры Всеобщей истории Вологодского государственного педагогического университета, Татьяна Мельник, историк-краевед, член Архангельского отделения Российского общества историков-архивистов, член Международной организации «Русский плен», Александр Ефимов, историк, редактор издательства «Святая Гора» (Москва), Владимир Сорокин, сценарист, драматург (Москва).
Дополнения 25 октября:

Ренэ Сливовский, профессор Варшавского Университета, литературовед и переводчик русской литературы; Виктория Сливовская, историк, профессор Института Истории Польской Академии Наук, доктор honoris causa РАН.
Дополнения 26 октября:

Леонтьева Татьяна Геннадьевна, доктор исторических наук, профессор, декан исторического факультета Тверского государственного университета
Дополнения 27 октября

Леонтьев Ярослав Викторович, кандидат исторических наук (МГУ им. М.В. Ломоносова), член Совета НИПЦ "Мемориал", член Совета "Ассоциации Тверских землячеств"
Иностранная пресса о России и не только
http://www.inopressa.ru/article/07Sep2009/guardian/war.html

Найэлл Фергюсон | The Guardian
Почему началась Вторая мировая война?

В сентябре 1939 года мир погрузился в самый жестокий конфликт в своей истории. Но чтобы понять, почему это произошло, необходимо отвлечься от известной истории о приходе Гитлера к власти

Профессор Гарвардского университета, известный историк Найэлл Фергюсон на страницах The Guardian рассуждает о глубинных причинах крупнейшего конфликта в истории человечества. По его мнению, Вторая мировая война началась не в сентябре 1939 года, как принято считать, а "по крайней мере, двумя десятками лет ранее", и основным камнем преткновения в ней была не Европа, а азиатские владения великих держав.

Традиционный взгляд на начало Второй мировой "удовлетворяет скорее потому, что привычен, чем потому, что разумен", пишет Фергюсон. По его мнению, Польша к 1939 году была "стратегически малозначима и относительно бедна", а в том, что касается политических свобод и гражданских прав меньшинств, "была немногим лучше Германии". С глобальной точки зрения, обратившись в 1939 году к откровенной агрессии, Германия лишь последовала примеру Италии (Абиссинская война 1935 года и вторжение в Албанию в 1939 году) и Японии (вторжение в Маньчжурию в 1931 году).

На осколках распавшихся империй после 1918 года постоянно возникали вспышки насилия, и наиболее вопиющим это насилие было в России. "По сей день любому, кто родился в свободном обществе, трудно вообразить размах и интенсивность террора при Сталине", когда преследованиям подвергались не только меньшинства, но вообще все, и не в последнюю очередь - убежденные коммунисты, продолжает автор.

Также необходимо помнить, что к 1939 году мир был поделен между "теми, у кого что-то было", и "теми, у кого не было ничего". С точки зрения Фергюсона, именно отсюда происходит основной мотив Второй мировой войны - передел азиатских колоний и сфер влияния. Атака на "азиатские империи" шла по трем направлениям: Гитлер боролся за расширение "жизненного пространства" вплоть до Волги; Япония наступала на владения французов, голландцев, британцев и американцев; третьим направлением была внутренняя борьба колоний за самоопределение.

Не соответствует действительности и утвердившееся в историографии представление о межвоенном периоде как о мирном времени, полагает историк. К 1900 году превосходство Запада над остальным миром достигло своего пика, а поворотный момент наступил с поражением России в войне с Японией. С этого момента и до 1950-х годов "лейтмотивом истории был конфликт между западными империями - и против них - вокруг центрального вопроса о том, кому надлежит управлять огромным Евразийским континентом". В результате после окончания Первой мировой войны "не прошло практически ни единого года без серьезного насилия в том или ином уголке земного шара", указывает Фергюсон. Исходя из этого, он предлагает рассматривать период с 1904 по 1953 год как своего рода "пятидесятилетнюю войну".

Источник: The Guardian
"Мы живём в очень интересное время. И хотя неинтересных времён нет, бывают такие времена, в которых историки, оставляя чистые страницы, отмечают, что ничего не произошло. А те страницы, которые полностью исписаны, в такое время жизнь ничего лёгкого не представляет. Она тогда требует от человека очень многого. Человек перестаёт быть винтиком, у него возникает множество ситуаций, когда появляется возможность выбора: поступить одним или другим способом. Каким? - На это ему дана совесть и потому его можно судить. Нельзя судить камень за то, что он падает вниз, но не говорите себе: "Я был в таком положении, я ничего плохого не хотел, но были такие обстоятельства, я иначе поступить не мог"... Это неправда! Не бывает обстоятельств, когда нельзя поступить иначе. А если у нас такие обстоятельства всё-таки находятся, значит у нас нет совести. Совесть - это то, что диктует, как поступить, когда есть выбор. А выбор есть всегда... Выбор - вещь тяжёлая, поэтому дураком быть легче, с дурака нет спросу: "Мне приказали, а что я мог сделать?", "Меня привели, а вы бы сами попробовали..."

Я напомню слова декабриста Пущина, друга Пушкина, сказанные им в разговоре с царём. Человек, у которого руки были скованы, на вопрос Николая: "Как вы решились на такое дело?" - отвечал: "Иначе я бы считал себя подлецом". Этим он говорил: у меня есть совесть, есть выбор: либо эти руки в этих цепях, либо я сам cебя буду считать подлецом. История показала, что высокая нравственность этих людей помогла им перенести самые тяжкие испытания, выпавшие на их долю в Сибири. И физически они сохранились лучше, чем те, кто в ту же николаевскую эпоху своих друзей предал, потом сделал карьеру, и всё у них внешне шло хорошо и чудно...

Итак, чему же учатся люди? Люди учатся Знанию, люди учатся Памяти, люди учатся Совести. Это три предмета, которые необходимы в любой Школе, и которые вобрало в себя искусство. А искусство это по сути своей Книга Памяти и Совести. Нам надо только научиться читать эту Книгу".
Ю.М. Лотман
footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+