Личный кабинет
Дневники

Петергофская гимназия начала учебный год со скандала, в результате которого уволен директор учреждения Галина Никитина. Поводом к скандалу послужила публикация в сети "Фейсбук" заслуженного учителя РФ, учителя года России -2007, проработавшего в гимназии № 415 в Петергофе 17 лет Дмитрия Гущина, почему он больше не работает в гимназии.

Такое мнение выразила министр образования и науки РФ Ольга Васильева в ходе ответов на вопросы граждан и представителей региональных общественных палат в рамках проекта "Час с министром".

Начался набор на дистанционные экспресс курсы повышения квалификации «Технология оценивания воспитательных достижений ОО и субъектов воспитания в целенаправленных воспитательных системах». Обучение: бесплатное.
19.01.2016, 19:17
Татьяна Падалко

Хочется кричать...

Несколько дней не могу не следить за развитием дичайшей истории, приключившейся в общежитии Карсунского техникума Ульяновской области.

Группа девиц в сопровождении молодых "людей" с видеокамерой жестоко издеваются над учащейся-первокурсницей этого же техникума. Всё пишется и выставляется в интернет.

Причина-повод для издевательств: "у неё педикулёз, и она заразила нас"-"она переспала с моим молодым человеком и заразила его"- "мне не нравится, как она себя ведёт, как разговаривает с нами, старшекурсниками"...
Последнее объяснение успела сделать на ток-шоу "Прямой эфир" ( Россия1), успевшая попасть туда (вместо КПЗ) миловидная девица, с глазами тоскующей по приключениям Пустоты, самоутверждающейся унижением беззащитной перед групповым насилием девчонки, выросшей в детском доме...
Пустота, она же Плюмбум в девичьем обличии, отстаивающая ею же самой придуманные "законы общежития", держится на ток-шоу "геройски" - никакие эксперты, будь они представителями ГД, представителями юстиции, педагогами, знаменитыми актёрами, журналистами и ещё кем угодно, не могут своими вопросами и оценивающими репликами посеять в ней хотя бы тень сомнения в справедливости содеянного стаей под её предводительством...


Высказалась в передаче и директор техникума... Боже, лучше бы она вообще молчала... Какую ахинею про "хороших -активных - творческих-выступающих на всех мероприятиях "девочек" она несла в скайп... Произнесла заготовку речи перед следователями и в суде, речи, оправдывающей и "девочек-учениц", и себя, "педагога"...

После просмотра ролика с издевательствами над девочкой - плакала, после просмотра передачи - хочется кричать. Ждала, что девки вырвались из-под "домашнего ареста", чтобы покаяться, попросить прощения - ан нет, они поймали всей чередой "приключений" свою "минуту славы" . Свою же "минуту славы" поймала и директор ( основной смысловой единицей её защитного речепотока были "мероприятия", которых в техникуме много и главными персонажами которых являются её "активистки").
" Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос. Он носом тянется туда, куда душою не дорос." Омар Хайям.

___________________________

На программе же женщина из Симферополя (или Севастополя) обратилась к избитой, находящейся у психологов, девушке с приглашением в свою семью. Женщина воспитывает шестерых детей. - И эта женщина со своим обращением к Оксане - единственное основание для веры в то, что Оксана выберется из ситуации, выпрямится, будет жить, не боясь "активисток" и "педагогов". Всё остальное (записи в твиттере П.Астахова, увольнение с работы сторожа, дежурившего в общежитии в ночь издевательств, вопли матери одной из девиц, активность журналистов и "сетевиков", реактивность педколлектива техникума и его администрации) - суета, ставшая привычной.

http://www.zeit.de/2015/11/erziehung-liber...-david-eberhard
http://www.vospitaj.com/blog/tak-my-vyrash...ikh-parshivcev/

Шведский психиатр, автор книг Дэвид Эберхард говорит, что либеральное воспитание вредит и детям, и родителям. Жаннетт Отто беседует с ним в Стокгольме.

"Цайт": Когда Вы в последний раз были со своими детьми в ресторане?

Дэвид Эберхард: Совсем недавно. Почему Вы спрашиваете?

"Цайт": Потому что владельцы заведений в Стокгольме сыты по горло детьми, не умеющими себя вести. Одно кафе даже запретило вход для семей [с детьми]. И это в чадолюбивой Швеции.

Эберхард: Я прекрасно понимаю, о чем идет речь. Всегда находятся дети, которые орут, проливают напитки, носятся по помещению или при температуре минус пять градусов открывают входную дверь настежь. Родители сидят рядом, и даже не думают вмешиваться.

"Цайт": Почему тогда детей не урезонивают другие?

Эберхард: На это никто не решается. Родителям очень неприятно, когда критикуют их детей. Раньше наше общество было обществом взрослых людей. Были единые ценности касательно вопросов воспитания. Если ребенок вел себя неприлично, к нему подходили и говорили: прекрати! Такой согласованности больше нет. Мы, взрослые, теперь отвечаем не друг за друга, а лишь за своих детей.

"Цайт": Ваша новая книга "Дети у власти" через несколько недель выходит на немецком языке. В ней Вы утверждаете, что либеральное воспитание как метод провалилось. Почему?

Эберхард: Потому что родители больше не ведут себя как ответственные взрослые. Они полагают, что должны быть лучшими друзьями своих детей. Они ставят себя на одну ступень с детьми, не отваживаясь перечить им и устанавливать границы. Они больше не принимают никаких решений, а хотят быть такими же крутыми, продвинутыми бунтарями, как их дети. Теперь наше общество состоит только из одних тинейджеров.

"Цайт": Вы действительно полагаете, что и немецкие родители позволяют своим детям диктовать себе, куда ехать в отпуск, чем питаться и что смотреть по телевизору?

Эберхард: Многие узнают себе в этом портрете. Родители неохотно выносят вовне свои проблемы с воспитанием. Они говорят: у нас всё в порядке, это не про нас! Тем не менее, их постоянно гложет совесть, потому что они считают, что многие вещи делают неправильно. Они приходят усталые вечером с работы, и готовят то, что нравится ребенку, потому что не хотят вступать с ним в дискуссии. Они позволяют ему сидеть за телевизором дольше оговоренного времени, чтобы побыть в покое. Они проводят свой отпуск там, где дети будут заняты, хотя без детей ноги бы их там никогда не было. Я не говорю, что это неправильно. Я говорю лишь, что жизнь родителей не должна вращаться лишь вокруг ребенка. Нет никаких научных доказательств тому, что это как-то положительно влияет на будущее детей, что они становятся более успешными или беззаботными во взрослой жизни.


Название книги: "Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания"

Дэвид Эберхард принял меня для интервью в своей квартире в центре Стокгольма. Щебечет волнистый попугайчик, дети еще в школе и детсаде. Дэвид достает из книжного шкафа четыре написанные им книги. Его любимые темы - воспитание, стремление общества к защищенности и помешательство взрослых на безопасности. В шведском издании его новой книги запечатлен его сын в жилете из светоотражательной ткани, каске, пристегнутый в детском автомобильном сиденье. Для разговора он пришел прямо из своей клиники. Он - ведущий психиатр в коллективе из 150 сотрудников, его третья жена - медсестра.

"Цайт": Вы сами имеете шестерых детей. Кто устанавливает правила в семье?

Эберхард: Я.

"Цайт": И нет никаких демократических семейных структур?

Эберхард: Я не нахожу, что семья вообще должна быть демократическим институтом. Отношения между взрослыми и детьми всегда асимметричны. Это отношения мастера и ученика. Один учит, другой слушает. Родители могут лучше оценивать обстоятельства, потому что у них больше опыт, они больше знают. Они и должны устанавливать правила.

"Цайт": Как Вам удается посреди либерального шведского общества воспитывать собственных детей в строгости и авторитарной манере?

Эберхард: Я не могу слишком отличаться от других родителей, иначе у моих детей будут неприятности. Да и воинствующий авторитаризм мне бы не позволили.

"Цайт": То есть Вы должны держать себя в руках?

Эберхард: Да ну, ладно (смеется). И мои иные читатели думают, что я хочу возврата к военному воспитанию, обратно к телесным наказаниям. Я никогда не писал подобного. Я никогда не бил детей.

"Цайт": В Германии сейчас много дискутируют о высказывании Папы римского о приемлемости легких шлепков как метода воспитания. В своей книге Вы пишете, что нет никаких доказательств тому, что воспитанным в строгости детям, включая тех, кто подвергался побоям, хуже потом живется. Насколько близки Вы к мнению Папы?

Эберхард: В этом вопросе совершенно не согласен с ним. У меня речь идет о том, что для детей важно, чтобы они были воспитаны так, чтобы соответствовать ценностям и нормам общества, в котором живут. Для детей, выросших в обществе, где такие удары приняты за норму, их это не столь [душевно] травмирует. Но родители на Западе боятся сейчас всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка. Они больше не считают нужным сказать дочери в пубертатном периоде: не ешь так много шоколада, иначе растолстеешь, - потому что боятся, что девочка тут же ударится в другую крайность вплоть до анорексии. При этом мы вполне можем что-то требовать от детей, они выдержат это. Не стоит обращаться с ними, как с фарфоровыми куклами.

Эберхард подробно разбирается в книге со страхами родителей. Хотя сегодня вряд ли существуют серьезные опасности для молодых семей, возникают все новые и новые страхи. Эберхард на многих примерах показывает противоречия современных родителей. Он провоцирует их, хочет побудить их задуматься над своим поведением. Свои выводы он берет из многих международных исследований. К примеру, чтобы усилить жизнестойкость детей, говорит Эберхард, нужно с малых лет учить их справляться с неприятностями.

"Цайт": Откуда берется страх причинить ребенку вред воспитанием и строгостью?

Эберхард: У меня такое впечатление, что родители этим обязаны специалистам.

"Цайт": ... то есть людям вроде Вас?

Эберхард: Я говорю родителям, что они не должны читать слишком много разных советчиков.

"Цайт": Только лишь Вашу книгу, этого достаточно.

Эберхард: Меня можно упрекнуть в этом. Но, к примеру, Джон Боулби, теория привязанности которого считается не вызывающей сомнений, зачастую интерпретируется специалистами слишком вольно. Это приводит к тому, что родители думают, что навредят детям, если слишком рано отдадут их в ясли, где те будут проводить больше времени с воспитательницей, чем с матерью. Но мне не доводилось видеть еще ни одного ребенка, который был бы больше привязан к воспитательнице, чем к матери.

"Цайт": Датчанин Йеспер Йуул собирает в Германии целые залы на свои доклады о аутентичности и партнерском обращении с ребенком.

Эберхард: Ох, если бы я захотел, то скоро было бы также и со мной!

"Цайт": Как Вы объясняете успех Йуула?

Эберхард: Он появился в подходящий момент и направился прямиком в этот воспитательский вакуум. Авторитарного воспитания уже не хочет никто, равно как и аналога "невидимой руки рынка", которая сама воспитает ребенка. Собственных родителей не хочет слушать никто, а полагаться лишь на интуицию кажется черезчур легкомысленным. Йеспер Йуул говорит очень простые вещи. Иные - разумные, остальные не очень. Его первая книга "Компетентный ребенок" обошлась без единой рекомендации, родителям это было безразлично. И вдруг все заговорили о том, что ребенка нельзя не только наказывать, но и хвалить.

"Цайт": Нельзя хвалить?

Эберхард: Да, и такое говорит не только Йуул. Если моя дочь хочет показать мне свой рисунок, то максимум, что я могу, так это сказать: О, рисунок! Как интересно! Ты стала счастливой, рисуя картинку? Но это же неправильная коммуникация, я не такой, почему я должен притворяться? Родители должны точно подбирать каждое слово, прежде чем произносить его ребенку. Лишь бы не пристыдить его, не лишить уверенности в себе или подвергнуть гнету конкуренции. Проблема с экспертами в их морализаторстве. Они говорят родителям, что делать, а что нет. Родители в поисках ориентиров впитывают догмы и идеологии, от которых не так то просто потом избавиться.

Эберхард жестко судит о специалистах в области воспитания, хотя и не говорит, что родители не могут что-то почерпнуть у них. Экспертные знания слишком часто основываются на собственных воззрениях и здравом смысле, то есть вещах, которые родители могут постичь сами. Важно то, что в собственном доме никто не может быть экспертом. Первоклассными специалистами являются лишь родители без детей.

"Цайт": Немецкие родители мечтают о Бюллербю или Лённеберги.

Эберхард: Да и шведы все еще влюблены до безумия в истории Астрид Линдгрен и все эти идиллические картины. Но подумайте над тем, как выросли дети в этих книгах. Они целый день бродят туда-сюда, без присмотра, без шлемов и шляп от солнца. Михель привязал свою маленькую сестренку Иду на верхушке флагштока. А Лотта с улицы Крахмахер каталась с братьями-сестрами на крыше Фольксвагена-"жука". Теперь это все стало совершенно немыслимо. Сегодня родители и ведомство по делам несовершеннолетних (Югендамт) взаимно держат друг друга на мушке. В детском саду моего сына все дети должны носить шлемы уже при катании на санках!

"Цайт": Что плохого в желании защищать детей?

Эберхард: Сверхопека. Если мы хотим получить этого компетентного ребенка, то ему нужно позволить ходить в школу одному. В возрасте шести лет ребенок уже способен к этому, даже в городе с большим движением транспорта. Родители не допускают этого, но в то же время предлагают ребенку принимать решения или обсуждать каждый вопрос наравне со взрослыми. Многие взрослые поступают противоречиво, совершенно не смысля в том, что подстегивает ребенка, продвигает в развитии, а что ложится излишним грузом.

"Цайт": Какие это имеет последствия?

Эберхард: Мы плохо готовим детей к взрослой жизни, дурача их, что с ними никогда не случится что-то плохое, что мы всегда существуем для них, что они - пуп земли. В своей психиатрической клинике я встречаюсь с молодыми людьми, которые пришел ко мне потому, что, к примеру, с ними рассталась подруга по причине смерти собаки. У них налицо трудности с тем, чтобы справляться с обычными переживаниями.

"Что-то не так" - таково частое экспертное заключение Эберхарда в практической работе. Родители искали медицинские ответы на свою беспомощность. И диагноз - синдром дефицита внимания с гиперактивностью, они восприняли с облегчением, потому что получили объяснение поведению ребенка, и могли далее уже не обвинять самих себя. Родители изумляются тому, что их дети усталые, раздраженные, гиперактивные, но им не приходит в голову мысль отправить чадо спать пораньше или запретить тинейджеру полночи торчать перед компьютером. Эберхард не скупится на критику.

"Цайт": Германия уже давно ориентируется на Швецию в деле заботы о детях и равноправии. А теперь скажите: прекратите же, наконец, идти за нами!

Эберхард: Потому что мы перегнули палку. Мы уже не контролируем либерализацию, а тема равноправия стала одной из общественных догм. Все мы отдаем детей в ясли уже в возрасте одного года. Далее, матери и отцы работают по возможности равноправно, по возможности одинаково много, по возможности на равноценных позициях. Никто не должен быть у кого-то в хвосте. Работа - единственный путь, чтобы стать человеком. Мы это впитываем с младых ногтей. Родительство само по себе уже не ценность. Родители сразу должны решать, кто остается дома с ребенком и как долго, а кто продолжает работать.

Звонит телефон, это его жена. Он должен развесить постиранное белье. Постельное белье младшего сына должно высохнуть до вечера. Он прерывает интервью, чтобы уладить домашние дела.

"Цайт": А что, если женщина решит дольше остаться дома?

Эберхард: Этого себе не может позволить уже ни одна женщина. Обвинение будет чрезмерным. Она превратится в реакционную, старомодную изменницу своего пола.

"Цайт": "Хен", личное местоимение среднего рода, стало официальным в шведском лексиконе. Тем самым должны избегать говорить о ребенке "он" или "она".

Эберхард: Это жестокое обращение с детьми, к счастью, практикуемое пока лишь в нескольких детских учреждениях. Эта уравниловка игнорирует все научные знания о биологическом развитии детей. У нас колоссальная проблема с юношами подросткового возраста (тинейджерами). Они уже не справляются самостоятельно со школьными делами, потому что с ними больше не обращаются, как с мальчиками.

"Цайт": Поэтому шведские школы так упали по сравнению с международным уровнем?

Эберхард: Не только по этой причине. Проблема и в наших учителях. Их авторитет ничтожен. Дети не считают нужным слушаться их, раз не слушаются и собственных родителей. Как следствие, падение результатов. Согласно исследованию Pisa шведские школьники лидируют по части прогулов уроков, оскорблений учителей и вандализма. И не забудьте: по части самоуверенности!

"Цайт": Типично для детей, постоянно находящихся в центре заботы и внимания.

Эберхард: Да, и эти дети-"пупы земли" становятся потом взрослыми, и приходят, например, на шведское телевизионное шоу "Идол". Там ищут певческие таланты, которые завтра станут суперзвездами. И вот они приходят туда, и вообще не могут петь. Но они даже не знают этого. Жюри, оправившись от изумления, спрашивает: тебе что, никто никогда не говорил, что ты не умеешь петь?

"Цайт": Его родители были слишком трусливы?

Эберхард: Они не хотели травмировать бедное дитя. Так и вырастают дерзкие паршивцы, идущие в мир с совершенно искаженной картиной о собственных способностях. Фокусировка только на ребенке - не самый лучший метод воспитания в мире. Если бы это было так, наши дети любили бы нас больше, чем кто-либо где-либо кого-либо в мире. Но это не так. Как только мы стареем и дряхлеем, они сдают нас в дом престарелых. В остальных странах семьи живут вместе, потому что родители и в пожилом возрасте еще ценятся.
http://www.aif.ru/society/history/paradoks...ire_no_ne_u_nas
Константин Кудряшов

Парадокс системы Антона Макаренко. Ее внедряли во всём мире, но не у нас


«Три кита» знаменитой на весь мир системы педагога Антона Макаренко - воспитание трудом, игра и воспитание коллективом - у нас были причудливо искажены.

13 марта 1888 г., в семье рабочего железнодорожных мастерских родился мальчик, которого впоследствии ЮНЕСКО назовёт «одним из четырёх педагогов, определивших способ педагогического мышления в XX веке». Мальчика назвали Антоном, что можно перевести как «состязающийся». Фамилия - Макаренко.

Его официальная биография может вызвать только чудовищную зевоту. Начальное железнодорожное училище, годичные педагогические курсы, учительский институт, руководство колонией для беспризорников... В промежутке - неудачные литературные опыты. Несколько ранних романтических рассказов, высланных Горькому, «буревестник революции» раскатал в тонкий блин и наложил резолюцию: «Писателя из вас не выйдет никогда». Иными словами, скука и серость, умноженные на традиционную нелюбовь к учителям.

Не нужен Родине?

Разумеется, всё это сущая ерунда. К тому же несправедливая. Биография Макаренко состоит из таких вывертов и парадоксов, что даже удивительно, как это до сих пор по ней не сняли блокбастера. Вот, скажем, детство героя. Антоша, этот будущий «укротитель шпаны», был хилым и близоруким, авторитет его среди сверстников измерялся отрицательными величинами: гопники города Крюкова частенько его поколачивали и отжимали гривенники в свою пользу. Юные годы. Будущее светило защищает диплом на интересную тему: «Кризис и крах современной педагогики». Зрелость ещё интереснее. Антон Семёнович спокойно работает в аппарате НКВД, при этом имея родственника за границей. И не какого-нибудь «правнучатого племянника со стороны свояка», а родного брата Виталия. Брат, между прочим, живёт во Франции и является эталонной «белогвардейской сволочью», поскольку служил офицером под началом Деникина. А советский патриот Макаренко открыто пишет брату-белоэмигранту: «Я живу среди тёмных дикарей. Здесь мерзость запустения. Ничего похожего на твою жизнь... Ты в Ницце - об этом можно только мечтать!» И - ничего страшного, никаких репрессий! Более того - орден Трудового Красного Знамени.

Главный же парадокс заключается в том, что никто не может понять, как это Макаренко удавалось управляться с теми самыми «малолетними преступниками». Причём не просто управляться, а каким-то волшебным образом их перевоспитать. И, чёрт возьми, почему у современных педагогов, которые должны быть знакомы с его трудами, с его теорией воспитания, ничего подобного не получается, хоть ты тресни?

Ответов припасено в достатке. Дескать, в колонии Макаренко оказалось много беспризорников из «благородных» семейств, попавших под «цунами» революции и Гражданской войны: «Эти подростки ещё сохраняли дворянские понятия справедливости, законности, чести и уважения к труду. Они-то и воплощали в колониях потерянный рай своего детства. А наивная и беспомощная система Макаренко здесь ни при чём». На самом деле придётся признать, что «ни при чём» здесь как раз подобного рода измышления. Внятный ответ дал немец Зигфрид Вайтц, который занимался изучением и внедрением системы Макаренко ещё в ФРГ: «Знакомство с его наследием носит в СССР поверхностный характер. Именно это является источником разного рода недоразумений и упрощений, которые не дают воплотить в жизнь теории знаменитого педагога».

Труд и коллектив

В этом есть смысл. Те самые «три кита» системы Макаренко - воспитание трудом, игра и воспитание коллективом - были у нас причудливо искажены. Вот, скажем, труд, или, как это ещё иронически называют, «трудотерапия».

Думается, многие могут повторить вслед за героем Василия Аксёнова из повести «Звёздный билет»: «Учили нас в школе труду. Это такой урок, на котором хочется всё ломать». Святая правда. Если «труд» - это такая штука, где все уныло клеят коробочки или шьют брезентовые рукавицы, то никакого «воспитания» из этого не выйдет. Кстати, сам Макаренко был с этим согласен: «Эти мастерские, сапожная, швейная и столярная, считались альфой и омегой педагогического трудового процесса. Они вызывали у меня отвращение. Я совсем не понимал, для чего они устроены. Поэтому я закрыл их через неделю».

Труд, и уже без кавычек, состоял в том, что Макаренко своим малолетним преступникам доверял. И потому они с нуля построили два высокотехнологичных завода - по производству электромеханических инструментов (австрийская лицензия) и знаменитых фотоаппаратов ФЭД (немецкая лицензия). Колонисты освоили сложнейшие технологии, успешно работали и давали хай-тек-продукцию своего времени. Это было смело до безумия. Попробуйте себе представить современную колонию для несовершеннолетних, которая наладила бы выпуск, скажем, компьютерных игр или антивирусных систем. Не бывает? А вот тогда очень даже было!

То же самое с коллективизмом. Если немцы, изучавшие и внедрявшие систему Макаренко, делали ставку на труд, то японцам очень понравилось сочетание ответственности и творчества, а также круговой коллективной поруки. В 1950-е годы работы Макаренко стали там издавать массовыми тиражами. Для руководителей предприятий. И теперь практически все японские фирмы строятся по лекалам трудовой колонии нашего педагога.

И вдвойне обидно, что эти самые принципы Макаренко теперь возвращаются к нам. В виде «корпоративных мероприятий», «тим-билдинга» и «умения работать в команде». В виде «воспитания сотрудника путём повышения его мотивации».

Это всё придумал и воплотил Макаренко. Но - нет пророка в своём отечестве. Его труды у нас не переиздавали довольно долго. Кстати, последнее переиздание его собрания сочинений было осуществлено - вот где позорище-то! - одной западной косметической компанией. С характерным предисловием: «Он сделал для процветания нашей фирмы больше, чем кто бы то ни было».
06.10.2015, 08:15
Татьяна Падалко

Ещё раз про школу


http://souzveche.ru/articles/culture/28166/

Ирина Купченко: Школа сейчас - на линии огня
Все учителя, которые видели этот фильм, плачут... В ноябре он выходит в прокат, увидят его и в Беларуси


В КЛАСС В ЧЕТВЕРТЫЙ РАЗ

- Ирина Петровна, в вашей кинобиографии, после картин «Чужие письма», «Розыгрыш» и «Хомо новус», это четвертая учительница на экране. Как изменилось за это время положение учителя в обществе?

- Изменилось не в лучшую сторону. Связано это с тем, что живем в обществе потребления. У учителя отняли воспитательную функцию, которая была важна в школе старого образца. Он превратился в человека, который просто дает знания. При этом дети могут вести себя, как угодно. Влиять на их учитель как бы уже не может. Изменилось и отношение родителей к школе, они вслух обсуждают поведение учителей - берет-не берет взятки и т.д. Подростки каким-то таинственным образом очень хорошо осведомлены о подноготной учителей, и без родителей все видят и знают. Изменились и сами учителя.

На самом деле родители понимают, что личность их ребенка формируется именно в школьные годы. И в том, как государство оплачивает этот важнейший труд - огромная его вина. Многие педагоги уходят в частные гимназии или вообще меняют профиль. На учительский оклад не протянешь.

ОХ, МОЛОДЕЖЬ!

- Ваша героиня - учительница истории Алла Николаевна, как и 18 ее учеников, на протяжении фильма переживает целую жизнь…

- Моя училка - не идеал. Потому что запуталась в личных проблемах, особенно с дочерью, вышедшей замуж в Германию. Переживает депрессию, и в таком состоянии приходит в класс. А учитель не имеет на это права, он должен всегда быть в форме. Поэтому у нее и контакта с детьми поначалу нет.

Она, как и ученики, несет ответственность за все произошедшее в классе. Мы не обвиняем только ребят. Учитель тоже виноват. И нам хотелось показать, как у человека в пограничном состоянии что-то щелкает в голове, и он меняется внутренне. Ведь изменились в лучшую сторону не только дети, но и она сама. Ее взгляд на мир стал иным. Еще много спорят - мог ли быть хэппиэнд в нашем фильме? Утверждаю - мог, потому что в жизни возможно все.

- Что вы думаете о современной молодежи, которую принято ругать?

- Ругать нельзя. В том, что они такие, виноваты взрослые. Они разные, как и все мы. Вот говорят, они не читают! А знаете ли вы, что библиотеки переполнены молодежью? На самом деле, и читают, и учатся. Есть замечательные ребята, которых воспитала семья или настоящие педагоги, к которым относится наша Алла Николаевна. Наш фильм адресован тем, кто потерялся в этой жизни. Ребятам, которые запутались, не зная, что хорошо, что плохо. Просто так случилось - им не объяснили этого ни дома, ни в школе. Есть учителя, которые устали, и не хотят утром идти на работу - им тоже нужно помочь. Вот мы и пытались поднять эту тему, чтобы люди задумались.

КАК СТАТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

- Расскажите о своих учителях, как они на вас повлияли?

- Училась я в Киеве. Нельзя сказать, что на меня повлиял какой-то один учитель. Все педагоги формировали меня как личность, как человека. Просто люди тогда были немножко другие. Школа - это было святое. Даже дискуссия на эту тему была невозможна. При этом не могу сказать, что очень любила школу. Может, мне была не очень интересна компания...

- Фильмы, подобные «Училке», посылают обществу сигнал, что оно подошло к роковой черте. Что предпринять, как думаете?

- Нужно останавливать агрессивность, этот процесс нельзя пускать на самотек, потому что последствия могут быть губительны. Педагог Алла Николаевна, доведенная до отчаяния «отмороженными» одиннадцатиклассниками, взялась за пистолет. В заложниках - целый класс...

Педагог Алла Николаевна - героиня актрисы

ОТКРОВЕННО
«Стрелялки» небезобидны

- Обсуждали во время съемок страшные истории с реальной стрельбой в российских школах, как вы расцениваете это явление?

- Как всплески агрессии. Она существует в обществе и сильно поддерживается кинематографом - с его страшными фильмами и интернетом.

«Стрелялки» формируют в ребенке эмоциональное состояние, которое не особо осознается даже родителями. «Ну, играет, ну, стреляет - мальчишки всегда играли в войну». Но чтобы вот так - сутками сидеть у экрана и стрелять, убивать, бить, согласитесь, такого не было.

Вот эти агрессивные фильмы и игры, а также то, что детям никто, кроме церкви, не объясняет правила жизни, и приводят к тем страшным явлениям, которые сотрясают общество. Государство и школа устранились от воспитания детей, да еще и церковь обвиняют в том, что она начинает влиять на сознание ребенка. Так сами влияйте, что же мешает?!

- Каково было сниматься с подростками, которые демонстрировали эту самую агрессию?

- Встретились в первый съемочный день. Заранее нас не знакомили, чтобы отношение ребят ко мне было как к учительнице, а не как к Ирине Петровне. Мы не продумывали, кто и как будет себя вести, кто из учеников и что скажет в следующую минуту, как отреагирует учитель - все возникало спонтанно. Безусловно, я читала сценарий и знала, о чем будет идти речь, но нужна была естественная реакция.

- Были в классе молодые люди, которых исправить уже невозможно?

- Я считаю, исправить можно любого. Помните, в «Мастере и Маргарите», когда Иешуа разговаривает с Пилатом, присутствует его охранник Крысобой, страшный, жестокий тип? Пилат называет его «хладнокровным убийцей». А Иешуа отвечает - «Ах, если бы я мог с ним поговорить, как бы он изменился!..» Передаю мысль, конечно. А она в том, что любой человек может измениться, важно найти того, кто сможет с ним «поговорить».
6 советов по воспитанию от мамы-миллионера http://marketium.ru/6-sovetov-ot-mamy-millionera/

Дени Джонсон – успешная деловая женщина, мать пятерых детей и бабушка нескольких внуков. В 17 лет она впервые стала мамой, в 21 оказалась без крова над головой, а уже в 23 года заработала свой первый миллион.

Сейчас она путешествует по разным странам и проводит популярные семинары, в которых призывает родителей задуматься и не допускать ошибок, которые уже долгие годы повторяют родители. Несомненно, следует учитывать, что эти советы дает американская мама. Но нам некоторые из них тоже могут пригодиться.

1. У ребенка цель должна появиться еще в детстве

Богатые люди знают, что цель должна появиться у ребенка еще в детстве. Они воспитывают будущих выпускников Оксфорда и Гарварда, которые впоследствии станут талантливыми врачами, успешными руководителями и президентами.

А большинство людей воспитывают своих детей с мыслями: «определимся позже» или «может, повезет». «В семье моих друзей, которым принадлежит издательство, сын вообще не хотел учиться и не знал, чем будет заниматься в жизни. Тогда отцу пришлось кардинально изменить эту ситуацию. Он отправил сына поработать в приют для бездомных, без личных средств. Через неделю беззаботный тинейджер вернулся иным человеком. Мальчик искренне желал повысить свою успеваемость и даже изъявил желание участвовать в семейном бизнесе», — рассказывает Джонсон.

2. Никаких телевизоров и смартфонов

Кто в постоянных «друзьях» у наших детей сегодня? Чаще всего — компьютер, телевизор и мобильный телефон. Все дети Дени Джонсон получили свои первые смартфоны в 16 лет, а первым их компьютером был компьютер отца, а вот телевизора в доме вообще нет. Удивительно, не правда ли? Но такая стратегия дала свои плоды.

«Мои дети не могут позволить себе ноутбук или мобильный телефон, потому что ничего не зарабатывают. Мобильник не дает человеку нормально организовывать и планировать свое время, а телевизор демонстрирует шаблонные модели жизни. Чему может научить, например, мультик про Губку Боба? Ленивый персонаж, который постоянно радуется, что ловко обводит других вокруг пальца. А вы хотели бы, чтобы ваш сын вырос таким? А хотели бы такого мужа для дочери? Если ваш ребенок не будет смотреть телевизор месяц, он легко избавится от этой зависимости», — уверена Дени Джонсон.

3. Учим детей любить работу

Приближаются выходные, и что слышат зачастую наши дети? «Наконец-то, пятница!», «теперь отдохну от ЭТОЙ работы», «начальник — свинья» и в таком же духе про «глупых» подчиненных и прочий негатив. По мнению Дени, такая позиция с ранних лет учит ребенка, что работа — это что-то тяжелое и неприятное. Дети, которых так «программируют», не захотят в будущем работать или начинать бизнес.

В ее семье дети уже с двух лет начинают помогать делать простую работу по дому, а к 11 годам их вклад в общие обязанности весьма заметен. «Это своего рода плата за проживание и питание в нашем доме. Ведь они должны помнить, что в жизни ничего не бывает бесплатно», — полагает Джонсон.

Она осознанно не пользуется услугами повара, горничной и няни — со всей работой справляется дружная семейная команда. При этом важно, чтобы ребенок умел выполнять работу, которая ему не очень нравится или заставляет потрудиться — это только укрепит его характер и воспитает силу воли. Если же делать все время только то, что хочется — пользы и развития такой образ жизни не даст.

4. Ребенок должен понимать, как появляются деньги

«Я даю своему ребенку 50 долларов в год на обувь и покупаю 4 пары джинсов. Роскошную обувь за такие деньги никогда не купишь, но если очень хочется — иди и заработай или ищи распродажу!» — Джонсон делает акцент на том, что ребенок должен быть обеспечен необходимым, но особые желания должен пытаться реализовывать сам.

«Самое неудачное, что могут сделать родители — зарабатывать деньги только для того, чтобы обеспечить детей тем, о чем сами мечтали в детстве. Когда дети вырастают, они попадают в жесткий мир, где не смогут позволить себе жить без забот, как привыкли», — отмечает бизнес-леди.

5. Лучше тратить или копить?

Тут два варианта: покупать ненужные вещи (и обеспечивать детей тех бизнесменов, которые торгуют этими вещами) или объяснить детям, что деньги можно копить, зарабатывать и инвестировать. «Как же мотивировать юное поколение не тратить деньги без смысла? У нас в доме есть такое правило: накопи 10 долларов, и тогда я дам тебе еще 10. А если сумма собрана, то тратить ее можно только на такие вещи, которые способствуют твоему развитию: музыкальный инструмент, велосипед, познавательная поездка», — рассказывает Джонсон. И не следует покупать вещи только потому, что их покупают другие! К тому же лишние вещи только занимают место.

6. Щедрость присуща успешным людям

Отличительной чертой многих успешных людей являются эмоциональная и материальная щедрость. Они не завистливы и всегда рады поделиться своим изобилием. «Учите ребенка уважению к нуждам других!», — призывает Дени Джонсон. Не случайно в Библии сказано, что десятую часть доходов нужно жертвовать. Ее дети тоже отдают 10% от каждого заработанного доллара неимущим. 20% они оставляют себе на отдых и развлечения, а остальная сумма идет в копилку — для реализации будущих идей.
В самых последних числах мая в крае случилось большое несчастье: паводок, подобного которому жители края, привыкшие, в общем-то, к ежегодным подтоплениям поселений в поймах рек, не помнят... Промёрзшая с осени без снега земля, не успевшая оттаять холодной весной, не впитывает обильные дождевые осадки. Все реки и речушки в Горном Алтае и Алтайском крае разлились с небывалой скоростью и на небывалую площадь... Люди, застигнутые врасплох, спешно убегали от бурлящей воды, не только не успев вывезти какой-либо скарб, но даже не прихватив с собой документы. К несчастью, есть погибшие. В том числе и ребёнок. Но все, кто мог, помогали друг другу, сами себе... Сейчас вода отошла. В жильё возвращаются только для того, чтобы посмотреть, ЧТО осталось пригодным к использованию и проживанию после того, как вода разрушительно хозяйничала в домах, садах, огородах в течение двух-трёх суток. Очень трудно психологически- в момент наводнения мысль о необходимости просто спасти собственную жизнь и жизнь детей не давала задуматься о том, как жить дальше. На видео, выложенном в интернет, многие жители погружаются из своих по крышу затопленных домов в лодки, тракторные тележки с шутками, смехом... Теперь тот самый сакраментальный вопрос "как жить дальше?" заставляет на многое посмотреть иначе. Я рада видеть в социальных сетях, на подъездах, на стойках для реклам адреса и телефоны, по которым жители, не пострадавшие от наводнения, могут оказать помощь пострадавшим... С удовлетворением отметила, как стараниями самих жителей и правоохранительных органов были пресечены попытки мародёрства... Очень трудно детям, вывезенным из мест, где стихия особенно разгулялась, в приспособленные для их приёма школы, больницы, детские садики... Не могу забыть звонка от коллеги по работе из сельского района, где в день, когда вода пошла по селу, утащив на глазах жителей посёлка в Катунь два дома, плачущие, перепуганные девятиклассники писали ГИА... Учителя, которым тоже вроде бы надо было спасать себя и своё жильё, принимали экзамены... Если через несколько лет, в такую же невзгодицу эти бывшие учащиеся, аттестованные государством в не самых подходящих для этого условиях, будут должны проявить мобильность, сочувствие, сострадание, понимание других, но не смогут (не захотят) этого сделать, "незачот" надо будет ставить организаторам этого, "паводкового", ГИА...
Вчера мы с садиковской группой праздновали 23 февраля. Пораньше, чтобы успеть приготовиться к 8 марта. Вся жизнь - праздник. Эта установка очень напрягала меня, когда в начальной школе училась дочь. Мне как-то ближе "делу время, а потехе час".

Но с Димой другая история, я сама стараюсь как можно чаще создавать ему условия, которые приподнимают его настроение и жизненный тонус.

На праздник были приглашены все представители мужской "половины" семей. Если папам некогда или такового нет, приглашались старшие братья, дяди, дедушки...

Этого седовласого, исполненного достоинства, мужчину я видела в группе впервые, не обратить на него внимания не могла, так как он очень нежно, но без "сю-сю" общался с самым проблемным ребёнком в группе. Мальчик вследствие родовой травмы имеет невосполнимые дефициты и неснимаемые проблемы общего развития. В группу пришёл осенью прошедшего года, место получил в рамках программы инклюзивного образования...

Самой большой общей для всех детей, родителей и воспитателей проблемой в связи с его приходом была возросшая в группе, у всех детей, агрессивность. N "продуцировал" её, заражая желанием плюнуть, царапнуть, толкнуть, взвизгнуть и просто подраться всех других детей, не проявлявших ничего подобного в прошлом году. Я видела, какого терпения всем (и воспитателям, в особенности) стоило медленно, шаг за шагом, снижать эту агрессивность, в первую очередь у N, и, как следствие, у всех остальных детей. Делали это, включая мальчика в посильные для него виды продуктивной деятельности, отмечая малейшее его достижение.

И в общем-то в обычной, не парадной и непраздничной, жизни группы ребёнок и отношение к нему со стороны детей и взрослых вполне отвечают "концепции инклюзивного образования". Но праздник и парад - это всегда теперь в жизни детей, и в ДОУ, и в школе, предполагает наличие зрителей, жюри, ценителей, оценщиков и т.п...

Я видела, как дед, переживающий семейную трагедию с ребёнком острее, чем молодой папа, старается "вписать" своё чадо в общее конструктивное русло: говорил с ним о том, что будет происходить, просил показать, как тот будет "маршировать", выразил готовность "отстаивать честь команды" на утреннике...

Войдя в зал, я увидела, что мальчика какая-то из женщин (видимо, няня), отделила от всей группы и усадила рядом с собой в зрительских рядах. Тот сидел поначалу спокойно, дед тоже спокойно, но выжидательно стоял среди зрителей, не присаживаясь и не сводя взгляда с внука... Чем азартнее становились участники "праздничных состязаний" (две группы, ряженные в морпехотинцев и пограничников), тем беспокойнее вёл себя N, выражая желание пойти ко всем и делать то же, что делают другие дети из его группы. Сидящая рядом женщина цепко держала его, не выпуская из рук, от себя... Дед начал волноваться, но ничего не решился предпринять. Я, понимая деда и ситуацию, тоже не решилась попросить организаторов действа разрешить деду сесть рядом с группой и забрать к себе внука. Струсила нарушить устоявшийся "порядок": мы демонстрируем свои "достижения", всё должно быть на "5" и т.п. и т.д...

В конце концов державшая ребёнка женщина из-за усталости или по недосмотру выпустила его. Всхлипывающий и озлобленный мальчишка пробрался к деду, тоже пробирающемуся навстречу внуку... Взявшись за руки, они вышли из зала и ушли домой.

"Отряд не заметил пропажи бойца", и вскоре жюри объявило, что "победила", как всегда, "дружба", стали раздавать медальончики, пришедшим взрослым мужчинам раздали приготовленные детьми подарки -аппликация с "корабликом мечты"...

Ровненькая, как у всех, аппликация, приготовленная N для деда, осталась сиротливо лежать на столе. Вскоре дети обнаружили "лишний" медальончик... "Картина маслом", рисованная на этапе введения программы инклюзивного образования ( среди весело соревнующихся на переменке детей в школе - мальчик в инвалидной коляске, который на равных соревнуется с другими, пользуясь поддержкой одноклассников) НЕ СКЛАДЫВАЕТСЯ. Мешает пресловутое желание "выглядеть", "казаться". А дети "с особыми потребностями", "с ограниченными возможностями" могут только "быть"...

----------------------

С курсов повышения квалификации в Москве вернулась преподаватель лицея. Сообщила, что выслушала лекции и рекомендации самого начальника отдела стандартизации в образовании в ФИРО ( за точность названия должности и отдела не ручаюсь). Основной вопрос, который волнует лицейских преподавателей, как выдержать проверки рособрнадзора. Тот требует работы "в соответствии со стандартными требованиями и в точном соответствии с программами, утверждёнными и рекомендованными"... А в лицее со дня его основания работают специалисты, разработавшие свои программы (между прочим, в соответствии с настроениями, "разрешёнными" в начале 90-х и сохранявшимися до недавнего времени, ровно до появления такого органа, как рособрнадзор). Рекомендация "осовбодителя" сводилась к "А вы создайте прецедент, не пишите фиктивных программ под проверку, а выложите в её процессе те, по которым работаете. Да, неизбежны сдебные разбирательства, но должен же кто-то положить конец этой вакханалии рособрнадзора"...

-----------------

О том, ЧТО происходит с одиннадцатиклассниками в связи с последними новшествами на встпительных экзаменах в вузы, не пишу. Просто, взрослые в своём "реформаторском зуде" опозорятся в очередной раз (набрать свой "контингент" вузы будут вынуждены всеми правдами и неправдами) и просигналят взрослеющим детям о том, что слова, приказы, указы, распоряжения - это не более, чем страшилки. Любой из них в любое мгновение без видимых на то причин и объяснений можно изменить, а значит, выполнять их, прислушиваться к ним - не обязательно.
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+