Личный кабинет
Дневники

Фотографии ниже из альбома первой послевоенной всемирной фотовыставки 1953 года" The family of men". С этих фотографий в 1981 году началась серия разговоров с десятиклассниками о красоте и ценности человеческой жизни. И о важнейших исторических событиях, когда об этом забывали.
17.06.2012, 00:32
Борис Бим-Бад

На пире Платона во время чумы

На пире Платона во время чумы



Ольга Балла-Гертман

17.06.2012

Томас Венцлова. Собеседники на пиру: Литературоведческие работы. – М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 624 с. - (Научное приложение. Выпуск CVIII)

Жанр собранных в этой книге статей литовского поэта, эссеиста, филолога, публициста, критика, переводчика, американца по месту жительства и всеевропейца по внутреннему устройству Томаса Венцловы – вообще-то образцово строгих в смысле своей безусловной принадлежности к литературоведению – я имею сильный соблазн определить как «неявная культурология». На статус и позицию «культуролога» - человека, высказывающего обобщённые суждения - Венцлова в данном случае не претендует ни единым движением. Он вообще – по крайней мере, в текстах, представленных в этом сборнике - предпочитает вести максимально конкретный разговор о конкретных литературных фактах и лишнего шага в сторону с этой тропы без особенной необходимости не сделает. Он точен до скрупулёзности, до суховатости и педантизма, он «даже» не эмоционален – и предельно, кажется, далёк от соблазнов эссеизма с присущей тому склонностью к высказываниям столь же далеко идущим, сколь и нестрогим. Тем не менее (именно благодаря этому), в каждом из этих текстов и всеми ими в совокупности, пусть и не прямо (непосредственные предметы их внимания - совсем другие, гораздо более «точечные»), зато самим их устройством говорится о том, как устроена культура вообще и европейская – в частности.

Далее
12.06.2012, 18:51
Борис Бим-Бад

Проза поздней осени

Проза поздней осени



Ольга Балла-Гертман

12.06.2012 18:32

Михаил Новиков. Природа сенсаций: рассказы / Предисловие Леонида Костюкова. – М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 312 с. – (Уроки русского).

Погибшего почти 43-хлетним Михаила Новикова (1957-2000), безусловно, следует отнести к непрочитанным авторам, хотя со времени его гибели прошло уже двенадцать лет. И это при том, что его никак нельзя назвать незамеченным. Он вообще был человеком заметным и ярким, в качестве литературного обозревателя отдела искусств газеты «Коммерсантъ-Daily», где работал последние четыре года, наверняка запомнился многим. Да, из тех, кому Новиков был в этом качестве заметен, в самом деле не слишком многие знали, что он пишет стихи и прозу. Однако публиковался он уже при жизни, начиная с восьмидесятых, причём не только в самиздате, но и в том, что называется «центральной прессой» - в газете «Гуманитарный фонд», в журналах «Сельская молодежь», «Соло» и даже «Новое литературное обозрение». Издал даже свой авторский сборник «Московские штучки, или Школа одиночества» (1989), который тогда, правда, большого внимания на себя не обратил, а сегодня уже наверняка – библиографическая редкость.

Далее
24.04.2012, 14:37
Борис Бим-Бад

Ольга Балла. Создать Создателя

Опубликовано в журнале:
«Дружба Народов» 2012, №4

Ольга БАЛЛА

Создать Создателя

Литература о религии и религия в культуре начала XXI века
Единственная — зато самая важная — черта, объединяющая книги, составившие на сей раз предмет размышлений, — то, что все они были изданы в контексте стремлений нашего посттрадиционного времени как-то определиться со своим отношением к религии и Богу как культурной универсалии. Без Того и без другой советская культура, в которой выросли почти все ныне живущие поколения, кроме разве двадцатилетних и тех, кто еще младше, несколько десятилетий честно старалась обходиться, а культуры Запада, по существу вроде бы от них не отказываясь, сохранили с ними по большей части вполне формальные отношения.

Культура нынешняя — по обе стороны наших западных границ — вроде бы пытается заново включить эти старые добрые универсалии в свой состав: без полноценного их присутствия в ее составе упорно ощущается, как оказалось, некоторая неполнота. Но получается, честно сказать, не очень — во всяком случае, явно не получается ничего цельного и непротиворечивого. Имею в виду культуру в целом, а не отдельных людей — у некоторых как будто даже вполне получается. Однако состав общекультурных очевидностей за прошедший век бесповоротно изменился. Опыт жизни нескольких воспитанных в безрелигиозности (или, что то же, в религиозности формальной и внешней) поколений все-таки не мог пройти даром. Чересчур много накопилось недоверия и невосприимчивости к этим предметам — или, что опять-таки то же, слишком растратилось умение воспринимать их с безусловным доверием.

Одним из сквозных вопросов пострелигиозной культуры явно должен быть признан следующий: что делать с Богом? Как распорядиться этой унаследованной универсалией, утратившей очевидность прежних времен? И что может значить для нас, верующих и неверующих, религия сегодня?

Книги, которые мы собираемся рассмотреть, представляют собой разные варианты попыток на этот вопрос ответить.

Далее
16.04.2012, 00:37
Борис Бим-Бад

Внутренняя Польша Асара Эппеля

Внутренняя Польша Асара Эппеля

Ольга Балла-Гертман



16.04.2012

Асар Эппель. Моя полониана: Переводы из польской поэзии. – М.: Новое литературное обозрение, 2012. – 448 с.

Сам Асар Исаевич, не доживший до выхода своей последней книги совсем чуть-чуть, успел подготовить её к печати и написать в предисловии к ней, что названа она "задиристо и самонадеянно": не просто полониана, а "моя", собственная! И всё-таки это высказывание в гораздо большей степени отражает внутреннюю стилистику самого Эппеля, чем характеризует сборник его польских переводов. Перед читателем – именно персональная, внутренняя, избранная Польша одного русского переводчика. Его параллельная жизнь. Его, как он признался в том же предисловии, полвека – и пять столетий польской поэзии, во множестве её стилистических регистров и интонаций: от ренессанса до современности. От Миколая Рея, вся жизнь которого уместилась в XVI век, с его витиевато-сочными возрожденческими скабрёзностями, до эппелевского ровесника Станислава Гроховяка, горького сновидца, умершего сорокадвухдетним в середине 1970-х.

Далее
Пластика пустяков и большие смыслы



Ольга Балла-Гертман

09.04.2012

Светлана Махлина. Художественные стили в жилом интерьере. – СПб.: Алетейя, 2012. – 168 с.

Книга петербургского культуролога, семиотика (кстати, известного исследователя семиотики повседневности) и художественного критика Светланы Махлиной выполнена в скромном жанре словаря. И даже так: словаря-конспекта, где в небольшие главки – они в основном действительно невелики по объёму, как и книга в целом, - собраны и расположены в простейшем из порядков – алфавитном, - сведения и основные исследовательские мнения о больших европейских художественных стилях в той их части, какой каждый из них касается человеческого жилища. На самом деле этот словарик - гораздо более любопытное и дерзкое интеллектуальное предприятие, чем может показаться с первого взгляда. Материала, а пуще того – смыслового потенциала здесь – даже не на энциклопедию (хотя это напрашивается в первую очередь), но по меньшей мере на целую монографию со связующей материал воедино концепцией, а по большому счёту – на отдельную культурную нишу.

Далее
30.03.2012, 00:20
Борис Бим-Бад

Что мне делать с ним?

Что мне делать с ним?



Ольга Балла-Гертман

26.03.2012

Мелвин Коннер. Еврей телесный / Перевод с английского Е. Левина. – М.: Текст; Книжники, 2012. – 348 [4] с. – (Чейсовская коллекция) .

Был ли среди книжных людей русской культуры тот, кто ни разу не цитировал себе, в смятенных раздумьях о своей неотменимой телесности, хрестоматийных строк юного Осипа Эмильевича: "Дано мне тело. Что мне делать с ним?"?! Ну, может быть, кто-то без такого цитирования умудрился обойтись, не настаиваю. Зато у соплеменников поэта, не покидавших пределы традиции, на мандельштамовский вопрос неизменно находились совершенно точные ответы. Какие именно и почему – мы имеем возможность узнать из небольшой, но весьма содержательной, а главное - систематичной книги Мелвина Коннера.

Далее
18.03.2012, 16:46
Борис Бим-Бад

Они там всё делают по-другому

Они там всё делают по-другому



Ольга Балла-Гертман

18.03.2012

Юрий Зарецкий. Стратегии понимания прошлого: Теория, история, историография. – М.: Новое литературное обозрение, 2011. – 384 с. – (Научное приложение. Вып. C.)

Ситуацию в историческом знании нашего времени, вызвавшую к жизни книгу историка Юрия Зарецкого, можно описать как нарастание неочевидности. Если уж прямо не как разрастание областей незнания и вычерчивание всё более и более точной их карты. Причём такой карты, которая в любом случае больше говорит о своих составителях, чем об особенностях картографируемой территории.

Дело в том, что, как показывает нам автор, в отношениях историков с предметом их исследования - так называемым прошлым - на протяжении последнего, примерно, века обнаруживались всё новые и новые препятствия; в историческом же знании как таковом – всё новые обусловленности, ограниченности, привязки к контекстам… - которые и сами по себе, в свою очередь, становились предметом увлечённого исследовательского внимания.

Далее
Ольга Балла-Гертман

Послесловие к расставанию: оптика дистанции



12.03.2012

Александр Гольдштейн. Расставание с Нарциссом: Опыты поминальной риторики. – 2-е изд. – М.: Новое литературное обозрение, 2011. – 360 с.

"Эта книга, - так начинается "Расставание с Нарциссом", - написана под знаком утраты". Она и читается под знаком утраты – теперь, через пятнадцать лет после выхода её первого издания и через шесть – после ранней смерти её замечательного, стоящего совершенно особняком в русской словесности автора. Умерший сорокадевятилетним в Израиле писатель Александр Гольдштейн (1957-2006) успел оставить по себе в формальном отношении не так уж много: два сборника эссе – "Расставание с Нарциссом" и "Аспекты духовного брака" - и два романа: "Помни о Фамагусте" и "Спокойные поля", последнюю точку в которых он, неизлечимо и мучительно больной, успел поставить за несколько дней до смерти. Посмертно, в 2009-м, вышел ещё третий сборник его эссе и критических очерков (в случае Гольдштейна говорить о жанровой принадлежности текстов вполне проблематично) – "Памяти пафоса", посвящённый некоторым ключевым и проблематичным культурным фигурам ХХ века. Фигурам, родственным самому автору: эксцентрическим, с трудом укладывающимся в жанровые рамки и в типовые ожидания вообще.

Что означала книга о "расставании с Нарциссом", - самая первая, которой Гольдштейн заявил своё культурное присутствие, когда она только вышла – в конце 90-х, и кто таков её главный, окидываемый прощальным взглядом герой? Читать далее
06.03.2012, 22:06
Борис Бим-Бад

В режиме ветвящегося дерева

Ольга Балла-Гертман

В режиме ветвящегося дерева



05 марта

Александр Алексейчик, Галихан Идрисов, Виктор Каган. Разговоры о психотерапии. – Вильнюс: Институт гуманистической и экзистенциальной психологии, 2011. – 200 с.

В этой книге с тремя авторами-собеседниками человек, несведущий в психотерапии или, по крайней мере, имеющий опыт участия в терапевтическом диалоге в статусе клиента, получает редкую возможность заглянуть на "ту сторону" этого взаимодействия. Ему станет известно кое-что из того, "как это делается" - по крайней мере, как оно чувствуется и понимается самими психотерапевтами. Кое-что – хотя далеко не всё: "всего", как читатель легко убедится, не знают даже сами терапевты. И вряд ли надеются когда-нибудь узнать. Зато они явно нацелены на то, чтобы выяснять это постоянно.

Далее
footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+