Личный кабинет
Дневники

Такого давно в нашем регионе не было. И митинги, и шествия, и песни, и лозунги... Словом, Астрахань историческая.





Видео и фотофакты: http://altapress.ru/story/84148

http://bambuser.com/v/2553663



28.03.2012, 19:08
Елена Малахова

Невосполнимая утрата

Сегодня не стало нашей коллеги, Заслуженного Учителя РФ, активного участника Педсовета, одного из разработчиков "Дружеского путешествия" Нурманбетовой Миннегуль Шафиевны. Она скончалась после продолжительной болезни на 61 году жизни. Три года отлучения от школы не прошли даром. Миннегуль Шафиевна всю свою жизнь посвятила школе, детям, вместе со своими юнкорами она участвовала во многих престижных конкурсах и проектах самого разного уровня, воспитала не одно поколение достойных людей. Благодаря ей, ее стараниям и творческому подходу к делу, узнала страна о маленькой Джанайской школе Красноярского района Астраханской области, о сельских учителях и учениках.

Память об этом замечательном человеке, Учителе с большой буквы останется в наших сердцах!


Сегодня днем в Астрахани произошло преступление, которое корреспонденты «Пункта-А» просто не смогли обойти стороной, несмотря на то, что обычно наша редакция не публикует криминальные сводки. Все мы помним сюжет романа Достоевского «Преступление и наказание». Но сегодня все было наоборот...

В центре города располагается фирма, специализирующаяся на выдаче денег в долг "до зарплаты". Один из сотрудников предприятия занимался привычной работой, а именно оформлял займ одной из своих клиенток, пожилой женщине.

Женщина, стоя у окна за спиной кредитора, поразмышляла о погоде, после чего ударила ничего не подозревающего мужчину молотком по голове. Удар был такой силы, что молоток развалился на две части. Однако заемщик не лишился сознания и сумел вызвать полицию.

Скрыться с места преступления женщине не удалось. Сотрудники полиции изъяли орудие преступления и задержали нападавшую бабушку, сообщает корреспондент ИД «Провинция».

Источник: "Пункт А"

22.03.2012
175 лет назад произошла дуэль Пушкина с Дантесом




Дуэль Пушкина с Дантесомдуэль на пистолетах между камер-юнкером Пушкиным и поручиком бароном Георгом Де-Геккереном (Дантесом) 27 января (8 февраля) 1837 года на окраине Санкт-Петербурга, в районе Чёрной речки близ Комендантской дачи, в результате которой Пушкин был смертельно ранен. Спустя два дня поэт умер. Дуэль была спровоцирована анонимными письмами, намекавшими на любовную связь между женой Пушкина и Дантесом.



22 - летний корнет Кавалергардского полка, чужеземец, у которого было два имени и три отечества, Дантес ворвался в мирную, полную творческого труда жизнь Пушкина еще за два с половиной года до катастрофы.
Француз по происхождению, Дантес приехал в Россию через несколько лет после июльской революции во Франции, свергнувшей династию Бурбонов, с определенной целью сделать карьеру. Здесь он стал приемным сыном голландского посланника в Петербурге барона Геккерена.

Ему было оказано в Петербурге особое внимание. Император Николай I сам представил Дантеса офицерам полка. Взяв его за руку, он сказал: «Вот вам товарищ. Примите его в свою семью, любите... Этот юноша считает за большую честь для себя служить в Кавалергардском полку; он постарается заслужить вашу любовь и, я уверен, оправдает вашу дружбу».
К своим обязанностям по полку он относился небрежно и за недолгую службу свою был подвергнут сорока четырем взысканиям.
Из письма А. Н. Карамзина брату: "Начинаю с того, что советую не протягивать ему руки с такою благородною доверенностью: теперь я знаю его, к несчастью, по собственному опыту. Дантес был пустым мальчишкой, когда приехал сюда, забавный тем, что отсутствие образования сочеталось в нем с природным умом, а в общем - совершеннейшим ничтожеством как в нравственном, так и в умственном отношении. Если бы он таким и оставался, он был бы добрым малым, и больше ничего; я бы не краснел, как краснею теперь, оттого, что был с ним в дружбе, - но его усыновил Геккерен по причинам, до сих пор еще не известным обществу."

Дантес обладал безукоризненно правильными, красивыми чертами лица, но ничего не выражающими, что называется, стеклянными глазами. Ростом он был выше среднего, к которому очень шла полурыцарская, нарядная, кавалергардская форма. К прекрасной внешности следует прибавить неистощимый запас хвастовства, самодовольства, пустейшей болтовни... Дантесом увлекались женщины не особенно серьезные и разборчивые, готовые хохотать всякому вздору, излагаемому в модных салонах.
Уже в 1834 году Дантес встретился с Пушкиным. Поэт иногда смеялся, слушая его каламбуры, но Дантес был ему противен своей развязной манерой, своим невоздержанным с дамами языком. Дантесу нравилась Наталья Николаевна. Он стал оказывать ей исключительное внимание.



Дантес начал открыто ухаживать за женой Пушкина. Злорадные усмешки и перешептывания за спиной Пушкина усиливались. Он ни на минуту не подозревал жену, но положение его в обществе с каждым днем становилось все более трудным.
4 ноября 1836 года момент этот наступил. Группа светских бездельников занималась тогда рассылкой анонимных писем мужьям-рогоносцам - так шутливо называли мужей, чьи жены изменяли им. Пушкин получил по почте три экземпляра анонимного клеветнического письма, оскорбительного для чести его самого и жены.



Такое же письмо получили в тот день в двойных конвертах, для передачи Пушкину, семь - восемь его друзей и знакомых. Текст всех этих писем был одинаков: «Кавалеры первой степени, командоры и кавалеры светлейшего ордена рогоносцев, собравшись в Великом Капитуле под председательством достопочтенного великого магистра ордена, его превосходительства Д. Н. Нарышкина, единогласно избрали г-на Пушкина коадъютором великого магистра ордена рогоносцев и историографом ордена. Непременный секретарь граф И. Борх».

Пушкину становилось все труднее и труднее. Как-то вечером Наталья Николаевна возвращалась из театра. Шедший позади Геккерен спросил ее, когда же она наконец оставит своего мужа. Наталья Николаевна тогда же рассказала об этом Пушкину, и тот решил действовать.
Он переписал набело подготовленный черновик письма и отправил его по назначению - барону Геккерену, в здание голландского посольства. В письме этом, по выражению Вяземского, Пушкин излил все свое бешенство, всю скорбь раздраженного, оскорбленного сердца своего. Дуэль становилась неизбежной.

Условия дуэли:

1. Противники становятся на расстоянии двадцати шагов друг от друга и пяти шагов (для каждого) от барьеров, расстояние между которыми равняется десяти шагам.
2. Вооруженные пистолетами противники, по данному знаку, идя один на другого, но ни в коем случае не переступая барьера, могут стрелять.
3. Сверх того принимается, что после выстрела противникам не дозволяется менять место, для того, чтобы выстреливший первым огню своего противника подвергся на том же самом расстоянии.
4. Когда обе стороны сделают по выстрелу, то в случае безрезультатности, поединок возобновляется как бы в первый раз...
5. Секунданты являются непременными посредниками во всяком объяснении между противниками на месте боя.
6. Секунданты, нижеподписавшиеся и обличенные всеми полномочиями, обеспечивают, каждый за свою сторону, своей честью строгое соблюдение изложенных здесь условий».



... Все было готово. Противники встали на свои места. Данзас махнул шляпой, и они начали сходиться. Пушкин сразу подошел вплотную к своему барьеру. Дантес выстрелил, не дойдя одного шага до барьера.
Пушкин упал.
- Я ранен, - сказал он.
Пуля, раздробив кость верхней части правой ноги у соединения с тазом, глубоко ушла в живот и там остановилась, смертельно ранив.
Секунданты бросились к Пушкину, но когда Дантес хотел подойти, он остановил его: - Подождите! Я чувствую достаточно сил, чтобы сделать свой выстрел...
Дантес стал на свое место боком, прикрыв грудь правой рукой. На коленях, полулежа, опираясь на левую руку, Пушкин выстрелил. Пуля, не задев кости, пробила Дантесу руку и, по свидетельству современников, ударившись в пуговицу, отскочила. Видя, что Дантес упал, Пушкин спросил у д'Аршиака: - Убил я его?
- Нет, - ответил тот, - вы его ранили в руку.
- Странно, - сказал Пушкин. - Я думал, что мне доставит удовольствие его убить, но я чувствую теперь, что нет.
Дантес хотел сказать несколько слов примирения, но Пушкин перебил его словами: - Впрочем все равно. Как только поправимся снова начнем...
Пушкин испытывал жгучую боль, говорил отрывистыми фразами, его тошнило, обмороки довольно часто следовали один за другим. Карету трясло, когда его везли домой, приходилось не раз останавливаться. Ехавшему с ним Данзасу Пушкин сказал: - Кажется, это серьезно. Послушай меня: если Арендт найдет мою рану смертельной, ты мне это скажи. Меня не испугаешь. Я жить не хочу...
Наконец подъехали к дому.
Приехал известный в то время доктор Арендт, придворный врач.
- Скажите мне откровенно, - обратился к нему, медленно произнося слова, Пушкин, - каково мое положение.
- Я должен вам сказать, что рана ваша очень опасна, и на выздоровление ваше я почти не имею надежды.
Пушкин кивком головы поблагодарил Арендта, просил только не говорить об этом жене. К заявлению врача о безнадежности своего положения отнесся с невозмутимым спокойствием. Просил врача и не подавать одновременно жене больших надежд.
Можно ли было спасти Пушкина? На этот вопрос ответили известные советские хирурги. Через сто лет после смерти поэта, в 1937 году, академик Н. Н. Бурденко сообщил Академии наук, что меры, принятые врачами Пушкина, были бесполезны, а в наши дни даже хирург средней руки вылечил бы его.

http://www.abc-people.com/data/pushkin/soch3.htm

Дуэль Пушкина.

И он упал, его померкли очи,

И сердца пыл, и жар души угас.


Израненный, он стонет, что есть мочи.

Противник бледен, в ужасе Данзас.



И слышно только эхо лишь вдали:

«Прощай, люблю и верю, Натали!»

Из раны кровь струится,

Друзья везут его уже домой,

А перед взором те же лица,

Хохочут, шепчут и идут толпой…


И меркнет все!

Пред ним любимая, родная,

Та женщина, которой равной нет.

И муки, слезы, всё теперь прощая,

Он всем простил, ведь он поэт.


Вот та любовь, которой нет предела,

Вот та любовь, что жизнь и красота,

Исчезло все, что стало серо:

Холодный «свет», салоны, вечера…

И слышно только эхо лишь вдали:

«Прощай, люблю и верю, Натали!»


Малахова Елена



Еще материалы и статьи:

http://mordikov.fatal.ru/pushkin.html

http://pushkin.niv.ru/pushkin/articles/mak...-nesselrode.htm

http://www.philology.ru/literature2/baevskiy-02.htm

http://www.diletant.ru/articles/33433/
19.12.2011, 08:19
Елена Малахова

Наш герой - это время?

Мы все живем в определенную историческую эпоху, которая определяет наше сознание, отношение к происходящим событиям. И только время расставляет все на свои места, только оно способно оценить по-настоящему все то, что происходит вокруг. Сегодня как никогда актуальны слова великого Блока:

Черный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер
На всем божьем свете!


Люди выходят на митинги, борясь за честные выборы, за демократию, и наша страна - не исключение. Мы отмели старое, подвергнув его беспощадной критике, а теперь остались без идеи, без идеала, без героя. Каков наш путь? Ждать ли перемен?

Из интервью известной русской актрисы Аллы Демидовой «АиФ»:

Многие стращают сегодня «оранжевой» революцией. Я не думаю, что она возможна. У нас слишком большая страна, замедленные ритмы, адское терпение, которое никому не снилось. Всё устаканится и само придёт на круги своя. По-другому жить невозможно. И это понимают все. Даже те, кто покупает билеты на концерты шоу-бизнеса, понимают, что их кормят мякиной. Уже сейчас всё потихоньку меняется. Сужу по поэтическим вечерам, которые я иногда устраиваю. Как-то читала «Поэму без героя» Ахматовой в «Новой опере». Мне потом приятель рассказывал, как после того вечера случайно подслушал разговор двух разодетых красавиц. Одна другой говорит: «Знаешь, клёво! Стихи Демидова сочинила?» А я подумала, что это уже неплохо. Они же пришли слушать «Поэму без героя»!

— Мы сегодня тоже живём без героя? Или он есть?

— Ахматова очень мудро показала это в своей поэме. Наш герой — это время.

ДОСЬЕ «АиФ»

Алла ДЕМИДОВА окончила экономический факультет МГУ, театральное училище им. Щукина. Снималась в фильмах «Стакан воды», «Щит и меч», «Служили два товарища», «Зеркало», «Собака Баскервилей» и др. Лауреат Государственной премии СССР, лауреат премии «Ника» и премии им. Станиславского, народная артистка России.

11.11.2011, 19:57
Елена Малахова

"Триада" Достоевского.

2011 год по праву можно назвать годом Ф.М.Достоевского. Редко кому из великих людей выпадает возможность такой триады. Мы можем проследить некую магию чисел: 11 ноября 11 года, 11 месяца, 11 года исполнилось 190 лет со дня рождения писателя. Кроме того, этот год ознаменован еще двумя датами: 130 лет со дня смерти Достоевского и 505 лет роду Достоевских.

Род знаменитый, древний. Достоевские — одна из ветвей рода Ртищевых, который берет свое начало от Аслан-Челеби-мурзы, крещенного московским князем Дмитрием Донским.

Ртищевы входили в ближайшее окружение князя серпуховского и боровского Ивана Васильевича, который в 1456 году, рассорившись с Василием Тёмным, уехал в Литву. Там Иван Васильевич стал князем Пинским. Степану Ртищеву он пожаловал села Калечино и Леповицу.

В 1506 году сын Ивана Васильевича, Федор, пожаловал Даниле Ртищеву часть села Достоева в Пинском повете. Отсюда и «Достоевские».

О величайшем классике русской литературы написано немало книг, поставлено большое количество кинофильмов, Он один из самых читаемых авторов. И в этом - скорее закономерность, чем случайность.

* * *

Достоевский открывает новый духовный мир, он возвращает человеку его духовную глубину. Эта духов­ная глубина была отнята у человека и отброшена в транс­цендентную даль, в недосягаемую для него высь. И че­ловек остался в серединном царстве своей души и на поверхности своего тела. Он перестал ощущать измере­ние глубины. Этот процесс отчуждения от человека его глубинного духовного мира начинается в религиозно-церковной сфере, как отдаление в исключительно транс­цендентный мир своей жизни духа и создания религии для души, устремленной к этому отнятому у нее духов­ному миру. Кончается же этот процесс позитивизмом, агностицизмом и материализмом, то есть совершенным обездушиванием человека и мира. Трансцендентный мир окончательно вытесняется в непознаваемое. Все пути сообщения пресекаются, и в конце концов этот мир совсем отрицается.
. Достоевс­кий как явление духа обозначает поворот внутрь, к ду­ховной глубине человека, к духовному опыту, возвра­щение человеку его собственной духовной глубины, прорыв через замкнутую «материальную» и «психологи­ческую» действительность. Для него человек есть не толь­ко «психологическое», но и духовное существо. Дух не вне человека, а внутри человека.

Н.Бердяев. Миросозерцание Достоевского.



Сегодня Всемирный день действий за достойный труд. Ежегодная международная акция «За достойный труд!» проводится по решению Генерального совета МКП с 2008 года более чем в 130 странах мира и признана днем борьбы работников за социально-трудовые права.

Это день всемирной мобилизации. День, когда профсоюзы всего мира требуют достойного труда. Достойный труд должен быть в центре действий правительств по возвращению экономического роста и построению новой экономики, ставящей интересы людей на первое место.

Подробнее: http://www.unionstoday.ru/news/russian/2011/10/07/15363


Устное народное творчество - самое главное свидетельство эпохи. А исторические песни - свидетели многих событий, потому что складывал их народ "по горячим следам". И вот мне встретилась одна из них, на мой взгляд, чем-то перекликающаяся с "Песней про купца Калашникова" М.Ю.Лермонтова и со "Сказкой о золотом петушке" А.С.Пушкина.



"КОСТРЮК", историческая песня, пользовавшаяся широкой популярностью в народной среде. В ее основе — известный исторический факт о женитьбе Ивана Грозного на кабардинской княжне Марии Темрюковне в 1561. Мария Темрюковна (до крещения Кученей) — вторая жена Ивана IV Грозного. В 1560 г. Иван IV послал послов Ф.В.Вокшерина и С.Мякинина свататься к дочери Темрюка княжне Кученей (другие дочери кн. Темрюка были замужем — одна за астраханским царевичем Бекбулатом, другая — за Тинехматом, сыном ногайского князя Измаила). В 1561 г. княжна приехала в Москву и состоялась ее свадьба с царем.

Прототипом Кострюка фольклористы считают ее младшего брата Михаила (хотя имя Кострюк перекликается с именем ее старшего брата Мастрюка). Михаил долго жил при дворе Грозного и был казнен в 1571 г. В песне Кострюк хвастается своей силой и требует поединщика. Но Богатырей в это время в Москве «не случилося» – и Кострюка побеждает Потанюшка хроменький. Царица требует наказать мужика, а царь отвечает:

А не то у меня честь во Москве,Что татаре те борются;То-то честь в Москве,Что русак тешится!

Историческая песня

КОСТРЮК

В годы прежние,
Времена первоначальные,
При бывшем вольном царе
При Иване Васильевиче,
Когда холост был государь,
Царь Иван Васильевич,
Поизволил он женитися.
Берет он, царь-государь,
Не у себя в каменной Москве,
А берет он, царь-государь,
В той Золотой Орде,
У того Темрюка-царя,
У Темрюка Степановича,
Он Марью Темрюковну,
Сестру Мастрюкову,
Купаву крымскую,
Царицу благоверную.
А и царского поезду
Полторы было тысячи:
Князи-бояра, могучие богатыри,
Пятьсот донских казаков,
Что ни лутчих добрых молодцов.
Здравствует царь-государь
Через реки быстрые,
Через грязи смоленские,
Через лесы брынские,
Он здравствует, царь-государь,
В той Золотой Орде,
У того Темрюка-царя,
У Темрюка Степановича.
Он понял, царь-государь,
Царицу благоверную
Марью Темрюковну,
Сестру Мастрюкову,
И взял в провожатые за ней
Триста татаринов,
Четыреста бухаринов,
Пятьсот черкашенинов
И любимого шурина
Мастрюка Темрюковича,
Молодого черкашенина.
Уж царского поезду
Без малого три тысячи,
Везут золоту казну
Ко царю в каменну Москву.
Переехал царь-государь
Он реки быстрые,
Грязи смоленские
И лесы брынские,
Он здравствует, царь-государь,
У себя в каменной Москве,
Во палатах белокаменных,
В возлюбленной крестовой своей:
Пир навеселе,
Повел столы на радостех.
И все ли князи-бояра,
Могучие богатыри
И гости званые,
Пятьсот донских казаков
Пьют, едят, потешаются,
Зелено вино кушают,
Белу лебедь рушают.
А един не пьет да не ест
Царской гость дорогой,
Мастрюк Темрюкович,
Молодой черкашенин
И зачем хлеба-соли не ест,
Зелена вина не кушает,
Белу лебедь не рушает?
У себя на уме держит:
Изошел он семь городов,
Поборол он семьдесят борцов
И по себе борца не нашел;
И только он думает —
Ему вера поборотися есть
У царя в каменной Москве,
Хочет царя потешити
Со царицею благоверною
Марьею Темрюковною,
Он хочет Москву загонять,
Сильно царство Московское.
Никита Романович
Об том царю доложил,
Царю Ивану Васильевичу:
«А и гой еси, царь-государь,
Царь Иван Васильевич!
Все князи-бояра,
Могучие богатыри
Пьют, едят, потешаются
На великих на радостех.
Один не пьет, не ест
Твой царской гость дорогой,
Мастрюк Темрюкович,
Молодой черкашенин,
У себя он на уме держит —
Вера поборотися есть,
Твое царское величество потешити
Со царицею благоверною».
Говорит тут царь-государь,
Царь Иван Васильевич:
«Ты садися, Никита Романович,
На добра коня,
Побеги по всей Москве,
По широким улицам
И по частым переулочкам».
Он будет, дядюшка
Никита Романович,
Середь Урья Повольского,
Слободы Александровы,—
Два братца родимые
По базару похаживают,
А и бороды бритые,
Усы торженые,
А платья саксонское,
Сапоги с рострубами,
Об ручку ту дядюшке челом:
«А и гой оси ты, дядюшка
Никита Романович!
Кого ты спрашиваешь?
Мы борцы в Москве похваленые,
Молодцы поученые, славные».
Никита Романович
Привел борцов ко дворцу,
Говорили тут борцы-молодцы:
«Ты Никита Романович,
Ты изволь об том царю доложить
Сметь ли нага спустить
С царским шурином
И сметь ли его побороть?»
Пошел он, Никита Романович,
Об том царю доложил,
Что привел борцов ко дворцу.
Злата труба протрубила
Во палате белокаменной,
Говорил тут царь-государь,
Царь Иван Васильевич:
«Ты Никита Романович,
Веди борцов на двор,
На дворец государевой,
Борцов ученыех,
Молодцов похваленыех,
И в том им приказ отдавай:
Кто бы Мастрюка поборол,
Царского шурина,
Платья бы с плеч снял
Да нагого с круга спустил,
А нагого, как мать родила,
А и мать на свет пустила».
Послышал Мастрюк борцов,
Скачет прямо Мастрюк
Из места большего,
Из угла переднего,
Через столы белодубовы,
Через ества сахарные,
Чрез питья медяные;
Левой ногой задел
За столы белодубовы,
Повалил он тридцать столов
Да прибил триста гостей:
Живы, да негодны,
На карачках ползают,
По палате белокаменной —
То похвальба Мастрюку,
Мастрюку Темрюковичу.
Выбежал тут Мастрюк
На крылечко красное,
Кричит во всю голову,
Чтобы слышал царь-государь:
«А свет ты вольной царь,
Царь Иван Васильевич!
Что у тебя в Москве
За похвальные молодцы,
Поученые, славные?
На ладонь их посажу,
Другой рукою раздавлю!»
С борцами сходится
Мастрюк Темрюкович,
Борьба его ученая,
Борьба черкасская,
Колесом он бороться пошел.
А и малой выступается
Мишка Борисович,
Смотрит царь-государь,
Что кому будет божья помочь,
И смотрят их борьбу князи-бояра
И могучие богатыри,
Пятьсот донских казаков.
А и Мишка Борисович
С носка бросил о землю
Он царского шурина,
Похвалил его царь-государь:
«Исполать тебе, молодцу,
Что чисто борешься!»
А и Мишка к стороне пошел,—
Ему полно боротися.
А Потанька бороться пошел,
Костылем попирается,
Сам вперед подвигается,
К Мастрюку приближается.
Смотрит царь-государь,
Что кому будет божья помочь.
Потанька справился,
За плеча сграбился,
Согнет корчагою,
Воздымал выше головы своей,
Опустил о сыру землю.
Мастрюк без памяти лежит,
Не слыхал, как платья сняли.
Был Мастрюк во всем,
Стал Мастрюк ни в чем,
Ожерелья в пятьсот рублев
Без единыя денежки,
А платья саксонского
Снял на три тысячи;
Со стыду и сорому
Окарачках под крылец ползет.
Как бы бела лебедушка
По заре она прокликала,
Говорила царица царю,
Марья Темрюковна:
«Свет ты вольной царь
Иван Васильевич!
Такова у тебя честь добра
До любимого шурина?
А детина наругается,
Что детина деревенской,
Почто он платья снимает?»
Говорил тут царь-государь:
«Гой еси ты, царица во Москве
Да ты Марья Темрюковна!
А не то у меня честь во Москве,
Что татары те борются,—
То-то честь в Москве,
Что русак тешится!
Хотя бы ему голову сломил,
Да любил бы я, пожаловал
Двух братцов родимыех,
Двух удалых Борисовичев».



19.07.2011, 19:25
Елена Малахова

"Великий", "могучий" по-прежнему?

"ВЕЛИК МОГУЧИМ РУССКИЙ ЯЗЫКА!"
Грамотно, но мало...
Страдания о некоторых буквах и словах

Что и говорить, не везет ныне нашему великому и могучему. Куда ни поглядишь - будь то вывеска, объявление, газета, интернет-сайт или блог - повсюду увидишь некую грамматическую нелепицу. По мнению некоторых специалистов, наш великий и могучий сейчас близок к коматозному состоянию. Ему приходится отражать атаки то воинствующих невежд, возведших безграмотность в принцип, то "олбанцев", забавляющихся игрой "Ф топку русскую грамматику!". И даже государственные мужи предлагают упразднить некоторые особо "навороченные" правила.

Не читайте газет!

Раньше нас учили: хочешь быть грамотным – больше читай. Сейчас все более очевидно, что это правило не панацея. По крайней мере на современные газеты, журналы и новостные сайты оно точно не распространяется. Вообще создается впечатление, что по стране прокатился глобальный корректорский мор, покосивший если не всех, то большую часть представителей этой профессии. Но нынче хочется во всем искать позитив. Так почему бы не умилиться, читая «перлы» некоторых собратьев по перу?

"Кроме раздевалок, буфета и чистых палуб с веселенькими грибочками, в купальне установлен биотуалет. С 9 до 13 часов там бесплатно по графику будут плескаться дети с летних площадок". Думается, желающих поплескаться в биотуалете будет не так уж много.

"В этом году отсрочку от армии получили имеющие ребенка и жену, беременность не менее 26 недель". У такого призывника есть все шансы не только на отсрочку, но и на миллион долларов, завещанный Чарли Чаплином первому мужчине, который родит ребенка!

"Надо дать актеру раскрыться, а потом уже посмотреть, каков он в работе. Эмпирическим путем это не вычислишь. Только попробовать". Вообще-то «эмпирическим путем» - значит «на основе опыта». Иными словами «вычислить эмпирическим путем» – это и есть «попробовать».

"Врачи пока не разрешают передавать передачи пострадавшим, которые пострадали от взрыва на Черкизовском рынке". Мы не повторяемся, не повторяемся.

"Из 160 юношей на этом факультете было всего 15 девушек". Замаскировались, проказницы! Ни дать ни взять - «Гусарская баллада – 2»!

– Какую творческую личность вы считаете своим кумиром?

– Это Рахманинов, Моцарт, Вагнер, а из людей – мой отец.

Для истинного музыканта Рахманинов, Моцарт и Вагнер, конечно, боги, а не люди.

"К юбилею артиста театра [имя, фамилия] мы выпустили комедию Франсиса Вебера «Ужин с дураком», где великолепно обыграны возможности этого актера". М-ммм… Весьма сомнительный комплимент, не находите?

Словом, хотите быть грамотными – больше читайте. Но только классику и Розенталя.

(Все цитаты взяты из региональной и федеральной прессы.)



Мой блог - мои правила. В том числе грамматические.

В общем и целом блоги – явление весьма полезное. Особенно для представителей творческих профессий – как неформальный, быть может, даже бесцензурный выход к аудитории. Однако не нами придумано, что глаза читателя более требовательны, чем уши слушателя. Печально, но популярные астраханские блоги в общей своей массе производят на грамотного человека гнетущее впечатление… "Моей безграмотности есть логичное объяснение и конечно мне бы нужно сделать какой то верхний пост по этому поводу, что бы предупредить в будущем такие ситуации, но я дизайнер и такие истории – размышления о русском языке не в этом блоге", – устав от нападок граммар-наци (агрессивных грамотеев. – Прим. авт.), манифестирует один известный студент АГУ. (Здесь и далее цитаты из блогов приведены в оригинальном написании.) "Мне не смотря на мою безграмотность в правописании хватает грамотности что бы понимать что подобные упреки не только не коректны по отношению к апоненту, но и нелепы для его професси или жизненных принципов", – продолжает он далее.

А теперь – Nota bene: как правило, самые читаемые астраханские блогеры по совместительству еще и журналисты, и/или члены молодежного правительства области, и/или представители творческой элиты. Вроде бы все эти люди должны быть грамотными и культурными (а ведь культура речи – часть общей культуры). Но цитаты из их блогов зачастую говорят об обратном:

"Дорогие НЕастраханцы! Не переживайте за [астраханскую] экологию (до этого тут было написано, что она отвратительная, но подсказали, что не все так плохо у нас, а в Волгограде, например, хуже!) она не самая плохая в мире!" За эту антиутопию ее автор, кстати, получил награду от одной из местных турфирм в конкурсе "Восьмое чудо Астраханской земли".

Справедливости ради заметим, что некоторые блогеры нет-нет да и затронут в своих постах и комментариях тему грамотности:

"…если человек вообще напрочь не знает родного языка – пусть он хоть докажет теорему Ферма – я все равно его за умного никогда считать не буду. Потому что надо быть идиотом, чтобы не удосужиться выучить родной язык, но учить при этом что-то другое".

"…человек выносит свои работы на суд общественности. Делает он это в блогах, которые предполагают какую-никакую, а письменную речь. Поэтому, естественно, что люди обращают внимание на ошибки. Если бы он встал на ярмарке и выкрикивал рекламу устно, никто бы не обратил бы внимания".

А порой и вовсе предлагают репрессивные меры в адрес особенно надоевших словоблудов: «Я, вообще, жалею иногда, что Куклус клан распустили. Пишущих дебилов надо развешивать на наших немногочисленных астраханских деревьях, в назидание потомкам».

Однако гуманизм берет верх: это же не наш метод! Давайте лучше будем подавать им положительный пример для подражания. Хотя бы в написании слова "Ку-клукс-клан".



ЖИ-ШИ... Не вешай мне лапшы!

Вернемся к "манифесту" известного студента. В его (манифеста) финальном аккорде, как и подобает произведениям этого жанра, патетика просто зашкаливает: "Я физически не понимаю зачем ставить после буквы "Ш" мяхкий знак. И кстати сами послушайте "МЯГКИЙ" и "МЯХКИЙ" разве на "Г" мяхко? мне нет, кому тогда там эта г? И есть много подобных слов перечеслять которые я не буду, появление букв в которых для меня не понятны. Вся эта история с русским языком вообще мне кажется сомнительной, поскольку раньше букв было больше и смыслов получается тоже больше. а сейчас нам оставили всего 33 почему я должен верить 2м памятникам на красной площяди что писать "ЖИ" "ШИ" это правильно?"

Резонный вопрос – зачем вообще нужна орфография?

"Хорошо известно, что именно орфография помогает легче воспринимать написанное, то есть попросту – быстрее читать, – объясняет в своей книге "Русский язык на грани нервного срыва" доктор филологических наук, директор Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз. – Неправильное написание незначительно задерживает наш взгляд на слове, тормозя процесс чтения в целом. Если таких задержек оказывается много (то есть мы имеем дело с неграмотным текстом), чтение тормозится не чуть-чуть, а сильно. <…> Орфография помогает и быстрее писать, поскольку грамотный человек делает это автоматически". Вот, собственно, и ключевое слово – "грамотный": орфография облегчает жизнь только грамотным людям. У всех остальных же она как кость поперек горла (особенно это касается "обынтернеченных" детей и подростков, которые привыкли воспринимать многие слова не в их истинном, а в "падонкаффском" графическом облике). Специалисты бьют тревогу еще и потому, что безграмотное письмо зачастую является показателем недостатка общей эрудиции. В ранее приведенной цитате из ЖЖ-поста, например, автор спутал Минина и Пожарского – "памятники на Красной площади" – с Кириллом и Мефодием (тоже имеющим к современной орфографии, мягко говоря, опосредованное отношение).

И все-таки хочется верить, что грамотное меньшинство сдюжит и вытянет русский язык из пропасти. А пока этого не случилось, можно отшивать зануд-грамотеев, следуя совету остряка Хармса: "На замечание: "Вы написали с ошибкой" ответствуй: "Так всегда выглядит в моем написании". Ссылка на авторитет – все-таки веский аргумент. Вот и мы вынесли в заголовок строчку известного пародиста Александра Иванова.

Анна ИДИАТУЛИНА, редактор сайта для начинающих журналистов ИМХО.aspu.ru
19.07 Волга: №101 (25972)http://www.volgaru.ru/index.php?oth&issue=608


Об этой прекрасной женщине, замечательном учителе, Екатерине Васильевне Калюжной, я писала в этом блоге в канун праздника 65-летия Великой Победы: http://pedsovet.org/forum/index.php?autoco...;showentry=5703

В сегодняшнем номере районной газеты "Красноярский вестник" есть статья о ней, в которой Екатерина Васильевна рассказывает о своем детстве, опаленном войной, о блокаде Ленинграда.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Юным ленинградцам – детям блокадного города пришлось вместе со взрослыми перенести всю его трагедию. Ребята 12 – 15 лет становились станочниками и сборщиками, выпускали автоматы и пулемёты, артиллерийские снаряды… А малыши не понимали, что происходит: почему нет папы? почему мама постоянно плачет? почему всё время хочется есть, а кушать не дают? почему по визгу сирены нужно бежать в бомбоубежище?.. Сотни душераздирающих «Почему?», а ответ один – «Война!»
При упоминании о блокадном Ленинграде у многих из нас перехватывает дыхание и всплывают перед глазами отрывки из документальной хроники той поры: опустевший город, скованный холодом и снегом, понурые измождённые голодом люди, едва передвигающие ногами, замёрзшие тела вдоль улиц…
В осаждённом фашистами городе находилось 2 миллиона 544 тысячи человек, в том числе 400 тысяч детей. Кроме того, в пригородных районах, то есть тоже в кольце блокады, осталось ещё 343 тысячи человек. Несмотря на голод, холод, постоянные обстрелы, город жил, сражался и ковал оружие.
...В Красном Яру живёт женщина – Е.В. Калюжная (в девичестве Сидорова), для которой блокадный Ленинград – не просто страница в истории страны, а часть её жизни. Семья Сидоровых проживала до войны в городе на Неве, отец Василий Фёдорович трудился на заводе, мама Матрёна Ивановна была учителем. В семействе подрастало три дочери: старшая Катя, затем Галя и Валя. Кате не было и 7 лет, когда началась война и отец, в последний раз расцеловав дочерей-малюток, ушёл на фронт. Вскоре родной город оказался во вражеском кольце. Голод страшными когтями вцепился в жителей Ленинграда…
– Было очень голодно, – рассказывает сдавленно Екатерина Васильевна. – Да и зима выдалась ужасно морозная. Я всё время просила у матери что-нибудь поесть. Люди умирали от голода. В нашей семье первой умерла четырёхмесячная Валя. Спустя некоторое время – пятилетняя Галя… Мне кажется, что нет ничего страшнее мук голода. Став взрослой, я поняла: как тяжело было маме, на руках которой от истощения, в муках умерли её детки. Видимо, в порыве отчаяния она пыталась прекратить и мои страдания, когда ударила меня ножом в голову… Остался большой шрам, словно напоминание о всепоглощающей материнской любви, способной на многое, вплоть до убийства собственного ребёнка, ради избавления его от мук. В декабре 41-го мамы не стало...
Несколько дней спустя истощённую девочку нашла соседка и отвела в детский дом №15 на Фонтанке.
– Таких, как я, осиротевших детей в детском доме было много, – делится горькими воспоминаниями пожилая женщина. – И здесь было голодно. Чтобы как-то растянуть удовольствие от скудной еды, мы размазывали кашу по тарелке и слизывали её языком. Тарелки просто блестели после нашей трапезы – ни крошки на них не оставалось! Но и этой еды мы лишались, когда начинались бомбёжки и осколки оконного стекла попадали в кашу. А бомбили нас постоянно. По вою сирены мы спускались в бомбоубежище, находившееся под зданием нашего детского дома.
В начале сентября 1941 года на западном берегу Ладожского озера в 55 км от Ленинграда началось сооружение порта в небольшой бухте Осиновец. Уже 12 сентября к его причалам с восточного берега пришли 2 баржи, доставив зерно и муку. Так начала действовать блокадная «артерия» Ленинграда, которая вошла в историю как Дорога жизни. Она приобрела стратегическое значение – по ней направлялись в осаждённый город пополнение в войска, боеприпасы, топливо и, конечно же, продовольствие. А назад они везли детей, женщин, раненых. С наступлением зимы здесь была открыта знаменитая ледовая трасса. Ни постоянные налёты вражеских самолётов, ни шторма, ни хрупкий лёд не могли удержать всех тех, кто помогал голодающему городу.
– 8 мая 1942 года наш детский дом эвакуировали, – продолжает рассказ Екатерина Васильевна. – Нас привезли на железнодорожный вокзал (позже я узнала, что это был Финский вокзал). На поезде мы доехали до какой-то станции, там пересели в машины и направились к пристани на Ладожском озере. Подъезжая к порту, мы услышали страшный взрыв со стороны озера. Оказалось, что пароход, на котором эвакуировали Ленинградский дом малютки подорвался на мине… Все взрослые кто на лодках, кто вплавь бросились к тонущему судну спасать малышей. Тогда-то и попали в наш детский дом пять живых конвертиков: Натуся, Катя, Миша, Ваня и Коля. А вот фамилия у них была одна – Неизвестные. Мы очень полюбили малышей. Каждый из нас по очереди отщипывал от своего скудного хлебного пайка кусочек, чтобы подкормить их. Воспитательница заворачивала хлебушек в марлю и клала в рот младенцам, а мы с умилением смотрели как они, причмокивая, рассасывают наши гостинцы. Все пятеро малышей выжили и, мне кажется, что в этом есть заслуга нас, воспитанников детдома.
Ленинградский детский дом эвакуировали в село Устинск Кировской области. 1 сентября 1942 года четыре воспитанника детдома, достигшие 7 лет, пошли в первый класс. Среди них была и Катя Сидорова. Первая учительница детей – Екатерина Бахтина любила и жалела сирот и каждый день приносила им из дома по одной варёной картофелине, чтобы подкормить. Затем детей перевели в с. Шаранга, здесь Катя окончила 7-летку.
– Я хорошо помню 9 мая 1945 года. Радостную весть нам сообщила наша воспитательница Татьяна Васильевна Целищева, – с просветлённым лицом рассказывает Е.В. Калюжная. – Мы так радовались, обнимали друг друга, целовали, плакали, кричали от счастья! Мы ещё многого не понимали, и потому радовались тому, что теперь нам хоть немного, но прибавят хлеба. На протяжении всего нашего пути из Ленинграда до Шаранги и в годы эвакуации с нами рядом была Эльма Антоновна Гусарова, ставшая для всех второй матерью. После того, как я окончила школу, меня как отличницу учёбы направили в педагогическое училище в город Санчурск, что в 60 км от Шаранги. По окончании учебного заведения весь мой курс отправился в Ташкент учить узбекских детей русскому языку и литературе. 10 лет я проучительствовала в Каракалпакии, окончила пединститут, здесь встретила свою вторую половину – Анатолия Ефимовича Калюжного. В 1963 году всей семьёй мы переехали в Красноярский район, сначала в п. Степной, затем в районный центр. Мои попытки разыскать отца оказались безнадёжными…
В городе детства Екатерина Васильевна побывала лишь раз – в 2003 году была приглашена на 300-летие Санкт-Петербурга как житель блокадного Ленинграда. Повидала она и детский дом №15 на Фонтанке, который подарил ей вторую жизнь. Он работает и в наши дни. Здесь же произошла знаменательная встреча, о которой Екатерина Васильевна вспоминает с особой теплотой и волнением. Прогуливаясь в составе экскурсионной группы по Петергофу, она увидела женщину, у которой на груди висела такая же, как у неё, медаль «Житель блокадного Ленинграда». Подошла к ней, расспросила, и оказалось, что в годы блокады они были в одном детском доме и эвакуировали их вместе. Женщины обнялись, расплакались, вспоминая блокадное детство, педагогов и воспитателей, которые помогли им выжить в те годы, директора детского дома Оскара Соломоновича. Н. Михайлова проживает в Литве, и теперь регулярно присылает Екатерине Васильевне письма. Им есть о чём поговорить, что вспомнить…

А. Бадракова.

Краснояский вестник

6 мая 2011 г.



footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+