Личный кабинет
Дневники

15.04.2012, 00:07
Борис Бим-Бад

Христос воскресе, друзья!

Люди к Богу приходят, когда они в беде,
молят о помощи, просят счастья и хлеба,
избавления от болезней, вины и смерти.
И так поступают все, все — христиане и язычники.

Люди к Богу приходят, когда Он в беде,
находят Его в нищете, позоре, без крова и хлеба,
видят его подвластным греху, бессилию и смерти.
Христиане с Богом в Его страданиях.

Бог приходит ко всем людям, когда они в беде,
насыщает плоть и душу своим хлебом,
умирает на Кресте за христиан и язычников,
и прощает тех и других.

Дитрих Бонхёффер. Христиане и язычники.

Эти стихи были написаны 21 июля 1944,

когда Дитрих узнал о провале заговора адмирала Канариса 20 июля.

К тому времени он уже больше года сидел в тюрьме
Христос воскресе, друзья!

Да откроются наши сердца чудесному таинству Воскресения!

Ибо первым присутствием Иисуса для нас является его второе Присутствие.

Здесь и теперь.

И если где и есть место для Бога в человеке – говаривал некий М.Э. – то это – Бог!

Будем же держаться этого в себе.

Христос воскресе, друзья!

Рене
Южная Георгия - обитаемый остров в регионе Антарктики. Среди нескольких десятков жителей, четыре постоянных: представитель администрации, почтмейстер и 2 смотрителя музея.
Среди свидетельств о том, что американцы все-таки побывали на Луне, есть самое неопровержимое и сильное. Это – главное впечатление, которые вынесли Нил Армстронг и Эдвин Олдрин из своего путешествия в июле 1969 г. Лунный ландшафт их поразил гораздо меньше, чем открывавшийся с Луны вид Земли, которая оказалась такой компактной и единой. Это впечатление столь же трудно подделать, как сымитировать стигматы верующего.

Чем ближе к Земле, тем тупее это чувство – самосознания землянина, самосознания человека. И в итоге – «лицом к лицу лица не увидать». Именно стремление осознать и познать себя во все времена тянуло человека в Космос. Нынешние космические проекты, особенно те из них, что помасштабнее, часто вызывают недоверие у распорядителей кредитов, ибо их затратность много превышает сиюминутную отдачу, на которую они, собственно, и не рассчитаны. Ведь их «сверхцель» - даже не в постижении галактических далей и овладении ими, а в раскрытии реального диапазона человеческих возможностей, о которых их носитель знает не больше, чем о структуре черных дыр. Блокирование космических инициатив равноценно бегу от себя в своей подлинности.

Космос стал фактом жизни человека задолго до того, как люди дерзнули шагнуть в него. Да и поначалу такой задачи – шагнуть – не стояло и не могло стоять. Зачем «шагать», когда Космос уже в тебе. Более того – продолжение и отражение тебя: в древних мифологиях и ранних «философиях» макрокосм мыслился по аналогии с микрокосмом, в образе живого одушевленного существа. Космос был домашним, почти ручным. К нему не приближались – его (в лучшем случае) приближали. Единственной картой, которой располагали древние мореплаватели и сухопутные странники, служило, по словам философа Э.В.Ильенкова, звездное небо. И ведь добирались туда, куда надо! Их не покидало ощущение того, что и это здесь.

Смотреть и читать далее
08.04.2012, 12:17
Борис Бим-Бад

С праздником, друзья!

2012-04-07

Только что, выйдя на своей конечной станции из вагона метро, я увидел, как на перроне встретились две прекрасные женщины. Похоже, встреча эта была случайной, хотя они и знали друг друга. И вот они стояли друг против друга, улыбаясь, смотрели друг на друга, нет – друг в друга. И мне показалась, что между ними возникла как бы бесконечная анфилада чудесных зеркал, как бывает, если поставить друг против друга два зеркала. И я видел, как многократно отраженная в этих зеркалах их сияющих нечаянной радостью лиц, росла и множилась их красота – красота каждой из них. И, как в какой-то миг, где-то между ними, в каком-то «нигде» возникло еще что-то «третье», быть может - красота «вообще», сама красота, как новая жизнь, которая родилось внутри этого, молниеносно разросшегося между ними, чудесного преображающего взаимного «отражения». Справа и слева сновали люди – немолодые и совсем юные, женщины и мужчины, и многие из них как-то по-особому трогательно бережно держали небольшие пучки вербных веток. И я почему-то вдруг подумал, нет – почти въяве увидел это - что вот так когда-то стояли друг перед другом и так же вот смотрели друг в друга, в эти разверзшиеся перед каждым из них, бесконечные анфилады взаимных чудесных преображающих отражений – Мария и Ангел, возвестивший ей новую Жизнь, которая, быть может, вот так же чудесно, родилась где-то в «нигде» между ними, но осталась с Марией, когда он отошел. И еще я подумал, нет – ясно понял, что это маленькое чудо взаимного просветления и преображения, которое я видел, было бы, конечно, невозможно, если бы не случилось того. Да, собственно, то, что я видел – неважно: понимали это те две женщины, или нет – и было явлением - среди бела дня – и не на иконе, не в храме, но вот здесь – в случайной на миг встрече в снующей толпе на платформе этих двух женщин - все того же чуда – здесь и сейчас.

Радуйтесь!

Рене
[attachment=42735:Аверинце...овещение.docx] [attachment=42736:Андрей_Р...__деталь.jpg] [attachment=42737:Андрей_Р..._Гавриил.jpg] [attachment=42738:Андрей_Р...__деталь.jpg] [attachment=42739:Андрей_Р...___Мария.jpg] [attachment=42740:Артемий_...ми_двери.mp3] [attachment=42741:Дионисий..._Гавриил.jpg] [attachment=42742:Дионисий...___Мария.jpg]
27.03.2012, 22:32
Борис Бим-Бад

К Международному дню театра

Наталья Долинская

" Весь мир театр. А люди в нем актеры..."
У. Шекспир

Прощай, театр! В любом - живет актер.
Роль сыграна, вослед не важен отклик.
Есть эхо, отозвавшееся с гор,
И зарева, струящиеся нотки,
И по утру волн сильное плечо -
Раскинув руки, улетаешь в небо!
В лицо мне ветер дышит горячо
И парусам крепчает на потребу.
Все - высота! Ее не покорить
В пылу игры ни пряником, ни плетью,
Как миг свободы, давший ощутить,
Что я еще жива на этом свете.

Из цикла "Крымская тетрадь"</h6>
08.03.2012, 18:40
Борис Бим-Бад

C самым чудесным праздником!

Друзья!

Что ж это такое? Как это понимать?

Сегодня же – праздник! Так!

Самый большой и самый чудесный праздник в году – больше и чудесней, чем Новый год, чем все Новые (и старые новые) годы вместе взятые, больше, чем день Сурка, Слона, Кота, Козы – опять же – вместе взятые, больше, чем все дни рождения, с которыми я поздравляю вас по несколько раз на дню, больше даже – тут надо сделать небольшое усилие – больше даже моего собственного дня рождения!

Впрочем, это ведь – одно: все эти Новые годы и дни рождения, включая даже (да, да, Рене – не возражай!) и мой собственный, и – сегодняшний праздник!

Ибо он ведь – Анат.Ник. и все философы всех времен и народов не дадут соврать – ибо ведь он – сегодняшний день – не иначе, как трансцендентальное (то бишь – онтологическое, бытийно=со-бытийное!) условие возможности всех остальных! Так!

Ну, как бы я мог родиться (вторым рождением, понятно!), как бы мог начаться хотя бы один, любой Новый год моей жизни, и чем бы он был, друзья, если бы не Женщина? – Прекрасная женщина!

Которых – на мою бедную голову – больше, чем всех этих Новых годов и дней рождения (включая и мои – а их, как вы понимаете – немало) вместе взятых!

Так –

Эвтерпа, ты? Куда зашел я, а?
И что здесь подо мной: вода? трава?
отросток лиры вересковой,
изогнутый такой подковой,
что счастье чудится,
такой, что, может быть,
как перейти на иноходь с галопа
так быстро и дыхания не сбить,
не ведаешь ни ты, ни Каллиопа.

Вот-вот!

Какая там Каллиопа, Иосиф – даже и ее мамаша, Мнемозина, не помнит, никто уже не помнит и не ведает, даже и - Никто, и тот уже не ведает.

Но я–то ведаю, но я-то помню, с чего начал, и тебе, хитроумный Рене, не заморочить мне голову – помню!

А начал я, друзья, с того, что сегодня - самый большой и самый чудесный праздник в году, а вот время уже за полдень (ну, у меня, понятно - еще раннее утро), а до сих пор никто меня с этим главным для меня праздником не поздравил!

Ну, что ж – не впервой!

Несколько раз на дню я ведь я и поздравляю сам себя – не возражайте: знаю, знаю, как вы читаете мои рассылки – с днем рождения, - поздравлю и сегодня!

И ведь никто не сделает этого лучше, чем я сам.

Даже, если вы и не читаете мои рассылки, то и без того знаете, что никто никогда не говорил так о Женщине (и уж, конечно – не скажет! – как этот старик, Рене (ну, разве что мой друг – Марсель, да только его-то еще меньше читают!), ибо, как сокрушенно сказал мне однажды другой поэт (у которого тоже вот скоро день рождения): «тщетно у варваров своих ты ищешь под этим солнцем: благородные души – их нет!»

Нет, Фридрих, дорогой – есть они, есть, еще встречаются, но – на другой половине рода человеческого – там они есть, еще водятся, как редкие звери, которых нужно занести в «красную книгу», ты знаешь.

Да, Фридрих, дорогой: «Глух ((– был бы -)) наш путь, и беседа – с небом!», если бы – не они! Но ведь и они – пришельцы! Не иначе, как – оттуда!

«Одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия! Взгляни … »

Да – не туда! – куда это вы головы задрали? – не там небо! – тут оно, тут – над новой землей!

Когда и впрямь моя душа – твой храм,
То ты, войдя в него, его собою освятила.
Сор вымела и паутину по углам,
И лик записанный своим дыханием раскрыла.
Когда и впрямь душа моя – твой храм,
То ты – алтарь в нем и молитва.
Все утра мира, дни и вечера,
И – кисти чуда, и его палитра.

Но – кончаю, ибо, как сказал тот же поэт:

«Богам не угодно, когда
Муж свою душу не хочет, щадя
Сдержать, но так он должен: ведь у него
Отнята скорбь»

Рене

Как: Рене? Но ведь я тоже – Рене! Ничего не понимаю.

Рене

[attachment=41352:Kancheli___V___V.mp3] [attachment=41353:Sandro_B...для_Рене.jpg] [attachment=41354:Ван_Гог_...для_Рене.jpg] [attachment=41355:Марсель_...для_Рене.docx]
Коллеги по гендерным признакам, уважаемые мужчины, поздравляю вас с самым сладким праздником на свете - днём чествования наших женщин!

Женщины дают нам не только жизнь, а ещё и смысл жизни: стали бы мы вкалывать и выкладываться, если бы не ради них!

Слава женщинам, позволяющим нам о них заботиться, дарить им себя и плоды своих забот!

Слава женщинам, гармонизирующим жизнь!

Дорогие мужчины, желаю нам здоровья и сил, чтобы никто из женщин не оставался обиженным на нас!

Ура!
2012-02-15

Нет, друзья! Не успеваю я отправить вам эту рассылку до нашей полуночи, поскольку решил все-таки добавить одну часть удивительного сочинения Альфреда Гарриевича Шнитке – из его Четвертой симфонии.
Помню ее московскую премьеру, на которую трудно было попасть – в ужасном по акустике Зале Чайковского, но зато – в замечательном исполнении (фрагмент записи которого я и выкладываю сегодня) с Геннадием Николаевичем Рождественским,
Четвертая симфония Шнитке (сочинение 1984 года) – сочинение «программное».
Причем ее пронизывают, накладываясь друг на друга, два программных плана.
Один составляет католический Розарий - символический «венок из роз» - сплетение трижды пяти таинств: пяти радостных, пяти скорбных и пяти славных (о нем я писал вам в рассылке о Бибере).
Другой — идея единения всех мировых религий, идея пути к духовному единству человечества (ох, не люблю я это пустое слово).
В первом плане следуют пятнадцать эпизодов из жизни Марии Богородицы, которые вмещают и всю жизнь Иисуса.
И вот среди первых пяти - «Пяти радостных таинств» - мы и находим и Сретение.
Последовательность эпизодов в Первой части, которую я и выкладываю, такова:

1. Благовещение. "Ангел, вошед к Ней, сказал: радуйся, Благодатная!.." (Лк., 1, 28).
2. Навещение. "Елисавета исполнилась Святого Духа, и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего!" (Лк., 1, 41—42).

3. Рождество Христово. "И родила Сына Своего первенца, и спеленала Его..." (Лк., 2, 7).

4. Сретение Господне. "А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим..." (Лк., 2, 22-23).
5. Иисуса-дитя находят в храме. "Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей..." (Лк., 2, 46).


Как замечает исследовательница творчества Шнитке – сестра Юрия Николаевича, с которым вы знакомы по вчерашней рассылке о Волконском – Валентина Николаевна:

«В самой композиции Розария для Шнитке уже звучала вокально-оркестровая симфония, структурированная в виде симметричного триптиха: повествовательный первый раздел, драматический второй и славильный третий.
Соответственно пятнадцати частям Розария была применена форма из пятнадцати вариаций ((…)).
Символически в симфонии были представлены и разные религиозные конфессии — иудаизм, католицизм, протестантизм и православие. Для этого Шнитке сочинил четыре определенных музыкальных лада, каждый с соответствующим характерным интонационным оборотом.
В заключении симфонии все они гармонично объединились, как в светлом Небесном граде, охватываемые ре мажором — символической тональностью Gloria».

Радуйтесь и вы, друзья!

Ренатус

2011-02-15
Всмотритесь внимательно в этот удивительный и загадочный лист Рембрандта, который выкладываю для вас со сканера со своего редкого промежуточного состояния доски.

Ренатус

[attachment=40269:brodsky_...sretenie.mp3] [attachment=40270:Альфред_...фрагмент.mp3] [attachment=40271:Антоний_...Господне.doc] [attachment=40272:О.Седако...Сретение.doc]
Елена Агеева поделилась фотографией от Vladimir Larionoff.


Иосиф Бродский

Сретенье

Анне Ахматовой

Когда она в церковь впервые внесла
дитя, находились внутри из числа
людей, находившихся там постоянно,
Святой Симеон и пророчица Анна.

И старец воспринял младенца из рук
Марии; и три человека вокруг
младенца стояли, как зыбкая рама,
в то утро, затеряны в сумраке храма.

Тот храм обступал их, как замерший лес.
От взглядов людей и от взора небес
вершины скрывали, сумев распластаться,
в то утро Марию, пророчицу, старца.

И только на темя случайным лучом
свет падал младенцу; но он ни о чем
не ведал еще и посапывал сонно,
покоясь на крепких руках Симеона.

А было поведано старцу сему
о том, что увидит он смертную тьму
не прежде, чем Сына увидит Господня.
Свершилось. И старец промолвил: "Сегодня,

реченное некогда слово храня,
Ты с миром, Господь, отпускаешь меня,
затем что глаза мои видели это
Дитя: он - твое продолженье и света

источник для идолов чтящих племен,
и слава Израиля в нем".- Симеон
умолкнул. Их всех тишина обступила.
Лишь эхо тех слов, задевая стропила,

кружилось какое-то время спустя
над их головами, слегка шелестя
под сводами храма, как некая птица,
что в силах взлететь, но не в силах спуститься.

И странно им было. Была тишина
не менее странной, чем речь. Смущена,
Мария молчала. "Слова-то какие..."
И старец сказал, повернувшись к Марии:

"В лежащем сейчас на раменах твоих
паденье одних, возвышенье других,
предмет пререканий и повод к раздорам.
И тем же оружьем, Мария, которым

терзаема плоть его будет, твоя
душа будет ранена. Рана сия
даст видеть тебе, что сокрыто глубоко
в сердцах человеков, как некое око".

Он кончил и двинулся к выходу. Вслед
Мария, сутулясь, и тяжестью лет
согбенная Анна безмолвно глядели.
Он шел, уменьшаясь в значеньи и в теле

для двух этих женщин под сенью колонн.
Почти подгоняем их взглядами, он
шагал по застывшему храму пустому
к белевшему смутно дверному проему.

И поступь была стариковски тверда.
Лишь голос пророчицы сзади когда
раздался, он шаг придержал свой немного:
но там не его окликали, а Бога

пророчица славить уже начала.
И дверь приближалась. Одежд и чела
уж ветер коснулся, и в уши упрямо
врывался шум жизни за стенами храма.

Он шел умирать. И не в уличный гул
он, дверь отворивши руками, шагнул,
но в глухонемые владения смерти.
Он шел по пространству, лишенному тверди,

он слышал, что время утратило звук.
И образ Младенца с сияньем вокруг
пушистого темени смертной тропою
душа Симеона несла пред собою,

как некий светильник, в ту черную тьму,
в которой дотоле еще никому
дорогу себе озарять не случалось.
Светильник светил, и тропа расширялась.

1972

От: Vladimir Larionoff
На Семинаре в Среду, 14 февраля, мы продолжим слушать и обсуждать доклад Вадима Марковича Розина «Схемы и онтологические картины мысле-деятельности в Московском методологическом кружке».
Тем, кто еще не был на нашем Семинаре, напоминаю, что он абсолютно открытый.
Собираемся, как всегда в 6-30 в ауд. 3-12 лабораторного корпуса психфака МГУ
(вход со двора в арку с Б.Никитской).

Я специально дожидался, пока время перевалит за полночь, чтобы не посылать пустое извещение о семинаре, но присоединить к нему, или, лучше сказать – его присоединить к моему поздравлению всем влюбленным – а кто ж. скажите, не влюблен, коли еще жив?! – с нашим чудесным праздником!
Собственно, и вообще-то все мои рассылки – такие вот поздравления – ведь каждый из тех, к кому они обращены – это мой добрый друг или – того хуже – подруга. В каждого, или – того хуже – в каждую – я влюблен! Так.
Но сегодня я поздравляю вас, друзья – с тем, что и в вашей жизни есть это загадочное и неистребимое – несмотря ни на что и вопреки всему – изумительное и чудесное. Без чего, как сказал как-то старик Бил, никто из нас «не прожил бы и дня»! Ну, те, кто в нежном возрасте, быть может, и не понимают этого и в моих словах усмотрят лишь риторический поэтизм, но те, кто умудрен жизнью и знает тому, о чем я речь веду, истинную цену, не могут со мной не согласиться, скажут даже, что я это еще вяло выразился.
Да, тут должен заговорить стих и зазвучать музыка, а посему я скромно умолкаю.
Одно из самых удивительных стихотворений, которые в этот день приходят мне на ум, вышло их под пера Иосифа Бродского:

Я был только чем, чего
ты касалась ладонью,
над чем в глухую, воронью
ночь склоняла чело.

Я был лишь тем, что ты
там, внизу, различала:
смутный облик сначала,
много позже - черты.

Это ты, горяча,
ошую, одесную
раковину ушную
мне творила, шепча.

Это ты, теребя
штору, в сырую полость
рта вложила мне голос,
окликавший тебя.

Я был попросту слеп.
Ты, возникая, прячась,
даровала мне зрячесть.
Так оставляют след.

Так творятся миры,
так, сотворив, их часто
оставляют вращаться,
расточая дары.

Так, бросаем то в жар,
то в холод, то в свет, то в темень,
в мирозданьи потерян,
кружится шар.

И хотя эти стихи написаны в обращении к женщине, но их, конечно же, можно читать и в «обратную сторону», ибо в них, кроме прочего, и - маленькая, но такая проникновенная – «пойэтическая» - философия любви.

Ренатус


[attachment=40192:Редон___...2__фрагм.jpg] [attachment=40191:Гия__Кан...Ляргетто.mp3]
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+