Личный кабинет
Дневники

Любой профессиональный психолог подтвердит, что можно упражняться до бесконечности в попытках взобраться на социальный олимп, но при этом не добиваться ощутимых количественных показателей и качественных результатов. Можно приложить все мыслимые, немыслимые и сверхмыслимые усилия, но остаться на своём жалком месте. В чём дело? Дело в трёх вещах.

Вещь первая. Способности.

Если нет способностей, то нечего напрасно растрачивать время и силы. Способности во многом определяются генетически. Некто генетически предрасположен к стихосложению, другой к живописи, третий к лидерству в коллективе. Способности без тренировки дают немного шансов на успех, но тренировки без способностей означают бездарную, а то и вредную, трату драгоценного времени жизни. Конечно, люди средних способностей добиваются многого при упорном труде, но всё же хоть какие-то способности у них изначально есть.

Самый лучший путь для человека из всех, что могут быть – это определить свой талант – то есть наибольшую свою одарённость в некой области – и упорно, упрямо, упёрто развивать его, кропотливо пестуя и шлифуя каждую его грань, при необходимости используя профессиональную психологическую помощь. Для способного человека – особенно честолюбца – очень важно различать меру признания другими своего таланта. Мера двояка – она либо административна, либо профессиональна. Административное признание таланта – это обласканность таланта сильными мира сего, дающая административные выгоды: социальный статус, гарантированную возможность применять свой талант за высокую оплату.

Профессиональное признание – это признание профессионалами, то есть людьми, занимающимися этим же делом как ремеслом. В профессиональное признание входит и признание ценителями и любителями этого дела. Скажем, многие художники, например, импрессионисты, имели профессиональное признание. А другие, например, некоторые советские, имели административное признание, но не имели профессионального. Различение меры признания своего таланта позволяет трезво оценивать успешность своей карьеры: либо что-то сделано для вечности, либо за чечевичную похлёбку. Если повезло – то и за то, и за другое. Способности определяются специальными тестами, а также явной, врождённой склонностью к какому-либо занятию: рисованию, пению или мордобою. Часто бывает так, что нереализованные потребности вызывают депрессию.

Вещь вторая. Призвание.

Обычно в расхожем здравом смысле под призванием понимается использование таланта. Но это неверная интерпретация, потому что она половинчата. Призвание – это особое использование таланта, совпадающее как с актуальной потребностью текущего времени, так и отражающее при этом блеск вечных ценностей. Можно сказать, что у Наполеона были способности – и даже неоспоримые таланты – к административной и военной деятельности. Но его призвание состояло в использовании их в момент революционных потрясений во благо Франции конца 18 века. У Наполеона были и литературные способности, и математические, и естественнонаучные. Возможно, он бы гениально вышивал гладью на досуге, если бы родился в другое время и в другом месте. Но гений его карьеры превратил незаурядные способности в призвание.

Вещь третья. Помазание.

Люди, далёкие от богословия, просто не представляют, что такое помазание. Когда говорят, что, скажем, царь – это помазанник Божий, то под этим подразумевают, что над ним был совершён некий обряд помазания. Что это значит? В древности священники мазали восходящих на престол государей священным елеем – то есть особым освящённым маслом – что символизировало признание их статуса не только людьми, но и Господом Богом. После того, как государя помазывали, он приобретал – так считается и так есть на самом деле – сверхъестественную поддержку в своём административном призвании. На нём пребывала рука Божья, он приобретал сверхъестественную власть и силу распоряжаться другими людьми. Люди, далёкие от власти, считают это всё красивой выдумкой и ритуалом. Те, кто соприкасался с первыми лицами государств, знают, как с непривычки начинает колбасить в их присутствии. Это реакция человеческой плоти на Дух Божий.

Честолюбцы знают, что любая власть – от Бога, и поэтому никогда не залупаются с властями. Ссориться с помазанниками Божьими – всё равно, что мочиться против ветра. И честолюбец никогда не святотатствует, не обижает волю и власть Божью в любых её проявлениях. Честолюбец помнит, что его жизнь и смерть – во власти его языка, и поэтому никогда не изрыгает хулы на начальства и Божьих служителей. Помазание можно испросить у Господа Бога на любое дело. Честолюбец просит Бога благословить его в избранной области, к которой у честолюбца есть не только способности, но и призвание. Поскольку Божьи обещания неизменны и непреходящи, и просящему даётся, если он просит на благое, то про честолюбца, обретшего вдруг помазание и начавшего стремительное восхождение, наблюдатели говорят, что ему подфартило и он «попал в струю».

Ещё одно немаловажное соображение. Выдающиеся карьеры в одиночку не делаются. Всегда должны быть рядом необходимые, а ещё лучше – зависимые товарищи. Им поручается черновая и неблагодарная работа, а также делегируются важные, но второстепенные функции – отвезти цветы нужному человеку, сбегать за пивом или заварить чай улун, принять малозначимых посетителей. Честолюбец, трезво видящий жизнь, знает, что время жизни очень скоротечно, и если даже отнять время на сон, еду, туалет, дорогу и необходимый досуг/отдых, то на самое главное остаётся не более восьми-десяти часов в сутки, а на архиглавное – размышление, анализ и корректировку планов – времени вообще нет.

Подытоживая, можно сделать такой вывод: удачей и успехом является такое положение вещей, при котором человек, достигший своей вполне конкретной цели, не чувствует себя обиженным, разочарованным и никому не нужным.
В обыденной жизни репутацию определяют как сложившееся мнение о достоинствах и недостатках кого-либо или чего-либо. В данном случае под мнением мы понимаем суждение. Само слово «суждение» происходит от слова «судить», то есть давать оценку некоему предмету или явлению. Суждение же как философская категория определяется либо как высказывание, либо как умственный акт, выражающий отношение говорящего к содержанию высказываемой мысли посредством утверждения модальности сказанного и сопряженное обычно с психологическим состоянием убежденности или веры.

Что из этого следует? Из этого следует, что репутация – вещь импрессионистская в точном значении этого слова, то есть полностью зависящая от такой умозрительной вещи как впечатление (импрессия), и, стало быть, во многом иррациональная, то есть не поддающаяся анализу с помощью математической логики. Поэтому суждение как философская категория изучается в рамках особой, модальной логики, предметом которой являются не формальные доказательства, а смыслы и значения.

Простой пример из жизни. Чем престижный автомобиль лучше непрестижного? При схожих технических характеристиках и качестве цена отличается в полтора-два раза. В чем здесь дело? Ответ один – в «козырности», то есть совокупности репутационных характеристик. Владение определёнными марками автомобилей несёт в себе разные смыслы и значения о социальном статусе человека. Выбор «Мерседесов» и «БМВ» в противовес «Фольксвагенам» или «Тойотам» - это выбор сердца, а не разума.

Так во всем. В бизнесе, казалось бы, занятии весьма вдумчивом и серьезном, уму уделяется не так уж много значения. Гораздо меньше, чем он того заслуживает. Эмоции в бизнесе играют такую же спланированную роль, как при производстве захватывающего блокбастера.

Вот элементарный пример превосходства эмоций над разумом. Зачем, с точки зрения логики, здравого смысла и элементарного удобства, одевать на работу костюм, сорочку и галстук, когда весь день сидеть, а тем более двигаться, гораздо удобнее в спортивных штанах, майке и тапочках? Приходите вы, к примеру, в банк, на заседание совета директоров, и застаете картину: солидные дядьки, миллионеры, лежат в чем попало на полу, на креслах и диванах, курят травку, им полуголые девицы подают абсент, и все оживлённо, без стеснения в выражениях, обсуждают вашу кредитную историю. Председатель правления, уронивший голову на стол, где перед ним зеркальце с двумя дорожками кокаина, вдруг при вашем появлении кричит: «Брателло! А мы тут тебе фейс моем… Лаве пришлем, но отвечаешь шкурой… Мотай в кассу, там бабло отгружают..!»

Определенно, в таком банке хотелось бы жить и работать. Многие согласились бы в нем кредитоваться. Но кто ему доверит три своих трудовых копейки, если фарс консервативности и респектабельности не будет разыгрываться на должной высоте? Конечно, мы понимаем, что все живут так, как им нравится, но никто этого не афиширует, и, придя в банк, вы видите как в чопорном зале для заседаний солидные дядьки разговаривают корректные разговоры. В общем, фарс исполняется на самой высокой ноте, и доверчивый Буратино уже созрел доверить им самое дорогое, что у него есть – свои деньги.

Вот она, репутация. Она складывалась из таких мелочей, что даже и не сообразить сразу, что нечто такое совсем незначительное может иметь какое-то значение. Парадокс: ничто не дается так дорого и не теряется так дешево, как репутация. В репутацию вкладывается невосполняемые ресурсы – время, душевные силы, самоограничения. Репутацию, в отличие от любви, за деньги не купишь. Если про человека сложилось устойчивое мнение, что он барбос, чмо, крысёныш и за бабки родную мамашу сдаст в живодёрню на опыты, то будь этот человек трижды святым угодником, он уже не отмоется, и ни одно мало-мальски уважающее себя существо не сядет с ним рядышком.

Репутация дается тяжело. Она складывается годами. И не всегда такой, какой хотелось бы. Репутация – это не дешёвая вежливость «здрасьте-пожалста», которая якобы кем-то ценится. Формирование репутации – это процесс получения серьезного образования и практики в самых разных областях: от психологии до дизайна помещений. И в процессе формирования репутации нет мелочей – любой нюанс может оказаться губительным, как появление на званом вечере в смокинге, но с расстегнутой ширинкой и торчащим оттуда… да, этим самым.

Уважение как вершина репутации

Итог правильно выстроенной работы по созданию репутации – уважение. Что это такое?

Уважение – это определённое отношение, характеризующееся повышенным вниманием к объекту уважения, готовность слушать и принимать на веру его любые сентенции, признание его равенства или превосходства в профессиональных или общечеловеческих вещах.

Есть очень редкая категория людей, которые внушают уважение уже самим фактом своего существования. Таких людей можно назвать людьми-событиями. Человек-событие, чтобы он ни делал, уже приковывает к себе обострённое внимание окружающих, повышенное уважение и восхищение. Такими людьми, например, были поэтесса Анна Ахматова или танцор Александр Годунов. В них была некая царственность манер, особое чувство внутреннего достоинства, величественная снисходительность к окружающим. С таким даром очень редко рождаются. Когда этот человек-событие находится подле вас, то что бы он ни делал – вставал со стула, прикуривал сигарету или плевал на пол – вас не покидает ощущение, что вы присутствуете при неком очень важном событии, что происходит нечто из ряда вон выходящее, что всё, исходящее от этого человека, невероятно важно и значительно.

Если такого дара от рождения нет, но есть хоть какие-то способности и несгибаемое намерение стать хоть кем-то и чем-то, превратив свою жалкую безвестную фамилию в уважаемое и громкое имя, то надо этой фамилии конструировать сложное многомерное устройство - репутацию.

Устройство репутации

Структурировать такую эфемерную и умозрительную вещь как репутация проблематично. Не потому, что это сложно. Просто не встречается людей, не считающих себя экспертами в вопросах управления государством, воспитания детей, а также в области создания репутации. Тот же пустяковый фурункул никто не берется лечить самостоятельно, а вот давать ценные указания по выправлению имиджа в глазах общественности готовы все. Или, что еще более забавно, готовы доверить репутацию своего учреждения своему, извините, отделу маркетинга, рекламы или связей с общественностью, где двадцатилетние дурочки дают советы зрелым состоявшимся мужчинам, как себя подавать деловым партнёрам и общественности. Ну что эти ссыкли могут насоветовать? Но сколько взрослых лысых папиков, литрами крови и стаканами скупых мужских слезинок нацедив денег, теперь доверяют им то, что дороже денег – репутацию нормальных людей, с которыми можно иметь дело?

Поветрие пускать репутационные вопросы на самотёк оказалось массовым российским слабоумием. К вопросам репутации отношение абсолютного большинства так называемых деловых людей можно определить как клинический идиотизм. На «Мерседесы» и «Бентли» десятки и сотни тысяч долларов есть, а на то, ради чего все эти понты наколачиваются, то есть на формирование уважительного отношения к учреждению или фирме и её персоналиям, денег нет. Это гримаса нашего времени – деньги находятся на что угодно, на любую блажь, только не на главное, не на укрепление своих позиций в головах партнёров, чиновников и общественности. Зачем тратить деньги, рассуждают умные придурки, если впрямую результат от этих трат просчитать невозможно? Сойдёт и так.

Что ж, вполне может и сойти. В нашей стране полно учреждений-клоповников и фирм-гнилушек, посещение которых ничего, кроме чувства гадливости, не вызывают. Эти учреждения и фирмы варятся в своём ароматном соку, среди такого же сорта партнеров, зарабатывают какие-то деньги, как-то держатся. На здоровье. Те, кто хотят курить бамбук, прихлебывая модный чай пуэр - сами выбирают свою судьбу.

Репутация – это удел тех, о ком действительно есть что сказать. Репутация – это инструмент для тех, кто хочет большего. Репутация – основное стенобитное орудие честолюбца. В репутацию входит всё, в том числе и профильные знания, умения, навыки. При желании, умении и усилии можно сформировать репутацию заданного формата, которая нужна для определенных целей: чтоб повышали по службе, чтоб доверяли и вели дела и/или проекты, чтоб ссужали деньги, чтоб покупали товары и услуги, чтоб уважительно разговаривали в государственных органах власти и тому подобное.
footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+