Личный кабинет
Дневники

Право быть защищенным сопровождается обязанностью думать об этом и участвовать в этом. Добровольцы плюс поочередность — обязанность.
15.11.2010, 22:05
Борис Бим-Бад

Учить ценить имеющееся

"Так как в детстве не знают, какие цели могут встретиться в жизни, то родители прежде всего стараются научить своих детей многому и заботятся об умении применять средства ко всевозможным целям; при этом ни о какой из них они но могут определенно сказать, что она действительно станет в будущем целью их воспитанника, хотя возможно, что она у него когда-нибудь будет. И эта забота так велика, что из-за этого они обычно забывают помочь им выработать и поправить их суждение о ценности тех предметов, которые они, быть может, захотят поставить себе целью".

Иммануил Кант. Основы метафизики нравов.

13.11.2010, 13:28
Борис Бим-Бад

Кант прав?

Кант сказал, что для того чтобы быть порядочным, хорошим, справедливым человеком, не нужно изучать никакой философии морали.
13.11.2010, 13:04
Борис Бим-Бад

О самодисциплинировании

Нравственное воспитание есть воспитание способности к самодисциплинированию, к выработке характера, к совершенствованию чуткой совести. Нравственная личность обладает системой совершенств и физических, и умственных, и созерцательных, и практических, тех, которые принадлежат воле, свободной и сильной воле человека и кристаллизуются в его долге.

Здесь на первое место выступают мотивы, намерения поступков. Воспитатель не имеет права обойти реальную борьбу мотивов, противоречия различных видов долга, и обязан помочь воспитаннику понять отношения долга и способность его выполнить.

Платон сравнивает человеческую душу с колесницей, в которую запряжены белый и черный кони (благородное и низменное начало в человеке), управляемые возничим (разумом). Когда возничему удается смирить низменное начало, душа может подняться и вместе с богами созерцать подлинное бытие.

Трем началам души — вожделению, пылу и рассудительности соответствуют добродетели: здравомыслие, мужество и мудрость. Их согласование дает справедливость как в отдельной человеческой душе, так и в государстве, которое устроено аналогичным образом: в нем трудятся ремесленники, их защищают мужественные воины, а управляют всем мудрые правители. Поэтому душа и государство равно образуются с помощью правильно построенного педагогического процесса.

13.11.2010, 12:32
Борис Бим-Бад

Как воспитывается любовь к людям?

Достоевский: "Только с самым высшим и самым счастливым развитием человек умеет веселиться неотразимо и добродушно. Я не про умственное его развитие говорю, а про характер, про целое человека".

У большинства детей, которые достигли, вырастая, духовной зрелости и профессиональной компетентности, были любящие, благосклонные, добросовестные и преданные своей роли воспитатели. Они напряженно ждали от своих подопечных ответственного поведения. Хотя эти педагоги уважали детскую независимость, они в целом последовательно придерживались твердых требований, предоставляли детям их ясные причины и тактично помогали достигать осознанных целей.

Хорошо, когда дети сами вырабатывают требования к справедливости, в частности, в отношениях друг с другом в своей собственной среде. Важно, чтобы они поняли – это необходимо для защиты любого слабого, и для противодействия дурным безнравственным людям, для отпора им. Научитесь быть великодушными, не быть жестокими, покажите красоту терпимости и доброжелательности. Научитесь, наконец, украшать жизнь друг друга и стремиться к этому по возможности.

13.11.2010, 11:20
Борис Бим-Бад

О Столбовской сельской школе

Наверное, мне очень повезло в жизни, так как училась я в обычной сельской школе, где нашими кумирами обязательно становились молодые приезжие учителя. Один из них, выпускник факультета физического воспитания, поставил все старшие классы на коньки. Помню, с каким трудом заливали каток, нося ведрами воду. Лед получился неровный, но это не охладило наш пыл. Потом на следующую зиму к школе уже подогнали машину с водою. Виктор Евгеньевич, подвижный, ловкий, успевал всюду. Как озорно светились его глаза, когда удавалось ему выписать на льду замысловатый пируэт. Мы пробовали повторять за ним все движения. До поздней ночи крутились на льду. Расходились по домам счастливые — что-то ждет нас завтра в школе, на уроке физкультуры.

А учитель истории Иван Степанович со своей заветной тетрадкой стихов? Разве не стал он кумиром всех девчонок! У него на каждый случай были приготовлены строчки. Однажды на уроке, рассказывая о героях, отдавших жизнь за Родину, он произнес совсем не ожидаемые нами слова. Оглядев притихший класс, мягким, пробирающим до озноба баритоном спросил: «А как у вас с величием души? Все остальное кажется в порядке. Но, не играя в поддавки и прятки, скажите, как с величием души?»

Иван Степанович был заводилой всех поэтических вечеров. И сельские мальчишки, далекие от поэзии, заучивали наизусть написанные на тетрадном листочке стихи Есенина, Блока, Евтушенко. Что-то происходило со всеми нами во время чтения рифмованных строк. Рыжий, некрасивый Колька, дневник которого пестрел тройками и двойками, залихватски выводил на сцене «Я иду долиной, на затылке кепи...» И все мы как-то иначе смотрели на него. Потом из Кольки вышел хороший семьянин, замечательный труженик. И пусть он еле-еле на тройки закончил школу. Разве все дело только в школьных отметках? Жизнь потом выставляет нам свои баллы.

Должны, должны быть в школе учителя, которые озадачивают детей непростым, вечным вопросом: «А как у вас с величием души ?» Таких учителей запоминают на всю жизнь.

Вот и я вспомнила учителей Столбовской средней школы Алтайского края с большим запозданием.

Надежда ТУМОВА
В Библии есть четкий ответ: хорошо жить беззаконным, безбожникам, нечестивцам, злодеям. «Беззаконные живут, достигают старости, да и силами крепки. Дети их с ними перед лицом их, и внуки их перед глазами их. Домы из безопасны от страха, и нет жезла Божия на них.

Восклицают под голос тимпана и мгновенно нисходят в преисподнюю.

Беззаконники и нечестивцы межи передвигают, угоняют стада и пасут у себя. Отторгают от сосцов сироту, и с нищего берут залог. Бедных сталкивают с дороги, все уничиженные земли принуждены скрываться. Вот они нагие ночуют без покрова и без одеяния на стуже; мокрые от горных дождей, и, не имея убежища, жмутся к скале. Бедностью и голодом истощенные, они убегают в безводную степь, мрачную и опустевшую; щиплют зелень подле кустов, и ягоды можжевельника — хлеб их. Из общества изгоняют их, кричат, как на воров, чтобы жили они в рытвинах потоков, в ущельях земли и утесов.

Люди отверженные, люди без имени, отребие земли!

В городе люди тоже стонут, и душа убиваемых вопиет, и Бог не воспрещает того.

А между тем беззаконники говорят Богу: «отойди от нас! Не хотим мы знать путей твоих! Чтò Вседержитель, чтобы нам служить ему? И чтò пользы прибегать к нему?»

Часто ли угасает светильник у беззаконных, и находит на них беда, и Он дает ли им страдания во гневе Своем?

Злодея провожают ко гробам, и на его могиле ставят стражу. И за ним идет толпа людей, а идущим перед ним нет числа».

Воспитывая законопослушных и удаляющихся от зла людей, не обрекаем ли мы их на страдания? Не лучше ли потренировать их в хищничестве, хитрости и насилии? Пусть научатся подхалимничать, давать взятки и вырывать хлеб изо рта ближнего.

Мир дурно устроен? Так станем же плохими, как он, чтобы приспособиться к нему!
У педагога есть возражения?
20.09.2010, 18:04
Борис Бим-Бад

Блага школьной дружбы

Дружба – важнейший вид эмоциональной привязанности и межличностных

отношений юношеского возраста. Очень часто можно услышать мнение, что под

влиянием выросшей мобильности общества, ускорение ритма жизни и расширения

круга общения дружеские отношения современной молодёжи становятся более

поверхностными и экстенсивными, что дружба вытесняется широкими

приятельскими отношениями, основанными на общности интересов и т.д. Высшие

нравственные ценности – а дружба во все времена считалась таковой – всегда

были дефицитными. Психологические закономерности юношеской дружбы – будь то

её идеал или реальные свойства – отличаются удивительной устойчивостью и

проявляются в самых различных социальных и культурных средах. Другое дело,

что дружба разных людей никогда не бывает одинаковой, а имеет возрастные,

половые и индивидуально-типологические вариации.

Возрастная динамика дружбы, как и прочих межличностных отношений,

измеряется прежде всего степенью её избирательности, устойчивости и

интимности. Рост потребности в интимном общении неизбежно психологизирует

понятие дружбы. Все эти качества с переходом от детства к отрочеству и от

отрочества к юности возрастает. Если школьники и младшие школьники не

разграничивают дружбу и товарищество, то подростки уже считают дружбу

исключительным, индивидуальным отношением. Группе подростков было дано

такое задание: дописать незаконченное предложение: «Друг и приятель не

совсем одно и то же, т.к…» Некоторые подчёркивали близость и

доверительность дружбы(«друг знает о тебе всё», «с приятелем никогда не

поделишься тем, что доверяешь другу»). Остальные отмечали большую

прочность, устойчивость дружбы («друга выбирают на всю жизнь»),

взаимопомощь («приятель подведёт, друг – никогда(!)) Ещё более рельефную

картину даёт распределение ответов по предложению: «Друг – это тот, кто…» В

предложениях не связанных рамками сравнения, преобладают два мотива:

требование взаимопомощи и верности и ожидание сочувственного понимания со

стороны друга. Если дружба и приятельство разграничиваются более или менее

строго, то число друзей не должно быть особенно велико, один – два

максимум. Эта гипотеза находит своё подтверждение. Число друзей с 7 по 10

классы уменьшается, а приятелей – возрастает. Это свидетельствует о

растущей индивидуализации и избирательности дружбы. Рост избирательности

дружеских отношений сопровождается ростом их устойчивости, поэтому самый

важный сдвиг в психологии дружбы переходного возраста – рост её глубины и

психологической интимности. В сфере межличностных отношений это выражается

в росте терпимости: ссора, которая у младших подростков означала бы конец

дружбы, в юности воспринимается как частность, которой можно пренебречь

ради сохранения более глубокой общности.

Юношеская дружба по своей природе полуфункциональна, этим в первую очередь

объясняется многообразие её форм: от простого совместного

времяпрепровождения до глубочайшей исповедности и самораскрытия. Но в

отличие от групповых отношений, в основе которых лежит какая-то совместная

деятельность, дружба является прежде всего эмоциональной привязанностью.

Психологическая ценность юношеской дружбы в том, что она есть одновременно

школа самораскрытия и школа понимания другого человека.

Очень интересно, какой тип alter ego (второе «Я») выбирают старшеклассники.

Юноши и девушки 15 – 16 лет тянутся к старшим, жадно вслушиваются в их

слова и всматриваются в их поведение. Дружба со взрослыми для них дорога и

желанна. Потребность в эмоциональном контакте со старшим иногда принимает

форму страстного увлечения, когда во взрослом видят живое воплощение

идеала. Но потребность в дружбе со сверстником ещё сильнее. Отвечая на

вопрос: «Человека какого возраста вы предпочли бы иметь своим ближайшим

другом – старше себя, своего возраста или младше?» - юноши всех возрастов

отдают решительное предпочтение сверстнику (75-80% всех ответов), реже –

старшему (от 11-12 до 18-19%) и совсем редко (от 1-4%) младшему. У девушек

на первом месте тоже стоит ровесница, однако девушки значительно чаще, чем

юноши отдают предпочтение старшим, а младших же не выбирают вовсе. Каков

психологический смысл этих рассуждений и ориентаций? Возраст «идеального

друга» приоткрывает некоторые, не всегда осознаваемые психологические

потребности. Ориентация на сверстника говорит о стремлении к более или

менее равным отношениям. Дружба с ним основывается на принципе сходства и

равенства: «С другом моего возраста мне легче общаться»; «Ему можно всё

сказать, не боясь насмешек»; «С ним я свободней, я могу показаться ему как

есть, не стараясь выглядеть умнее». Выбор более старшего друга выражает,

напротив, потребность в примере, опеке, руководстве. Здесь преобладают

ссылки на то, что: «Старший может служить образцом»; «Может поделиться

опытом, рассказать о том, чего я ещё не знаю»; «На него можно положиться»,

т.е. подчёркивается момент зависимости. Но почему так редко встречается

ориетация на младшего? Потребность в общении с младшим, желание быть

вожаком у них, делиться опытом, опекать отнюдь не редкость в юношеском

возрасте. Общение с младшим, позволяя юноше проявить положительные качества

и почувствовать себя взрослым и значительным, благотворно влияет на его

самоуважение.

Но как ни приятно юноше чувствовать себя сильным и нужным, этот тип

отношений всё-таки не отвечает его представлению о дружбе. Хотя общение с

младшим и важно, оно воспринимается скорее как дополнение дружбы со

сверстниками, чем как её альтернатива. У тех, кто дружит исключительном с

младшими, выбор в большинстве случаев вынужденный. Либо это следствие

отставания в развитии, когда по кругу интересов и поведению юноша

объективно ближе к младшим, чем к сверстникам, либо результат каких-то

психологических трудностей: застенчивости, боязни соревновательности,

особенно свойственной мальчишеским компаниям, несоответствия уровня

притязаний и возможностей и т.п. Перенос эмоциональной привязанности на

младших в этом случае компенсаторный.

Дружба занимает исключительное, привилегированное место в ряду юношеских

привязанностей. На вопрос: «Часто ли встречается настоящая дружба среди

ваших сверстников?» от 45 до 72% старшеклассников ответили, что редко,

причём доля оптимистических ответов снижается. Это говорит прежде всего о

повышении уровня требований к дружбе о об усложнении её критериев.

Психологическая близость с друзьями, мера приписываемого им понимания и

собственной откровенности ними в юности максимальна и значительно

превосходит все прочие взаимоотношения. От друга юноша ждёт не только

оценок близких к его собственной самооценке, но и превышающих её. В

действительности всё происходит точно так же. Это служит косвенным

подтверждением мысли о том, что одной из главных неосознаваемых функций

юношеской дружбы является поддержание самоуважения личности. Юношеская

дружба уникальна так же и в возрастном плане. Как первая самостоятельно

выбранная глубокая индивидуальная привязанность, она не только

предвосхищает её, но отчасти включает её в себя.

Однако в дружбе юношей отчётливо проявляются и противоречия этого возраста.

Известная неопределённость и неустойчивость представлений о собственном «Я»

рождают желание проверить себя путём разыгрывания каких-то несвойственных

ролей, рисовки, самоотрации. Юноша страдает от того, что у него не хватает

средств и возможностей выразить свой внутренний мир. Но беда не столько в

недостатке средств, сколько в реальной неясности, незавершённости своего

«Я». По этому поводу метко выразился американский психолог Э. Дауван,

сказав: «Юноша не выбирает дружбу, его буквально втягивает в него».

Нуждаясь в сильных эмоциональных привязанностях, молодые люди подчас не

замечают реальных свойств их объекта. При всей их исключительности,

дружеские отношение в таких случаях обычно кратковременны. «Людей выбирают

в качестве объектов, а затем бросают, нисколько не заботясь об их чувствах,

заменяя другими лицами. Оставленные объекты быстро и полностью забываются,

но форма отношения к ним обычно воспроизводится в отношении к новому

объекту вплоть до мельчайших деталей, с точностью, похожей на одержимость.

Юность эмоциональна; старшеклассники бурно увлекаются новыми людьми,

идеями, делами. Хотя эти увлечения порой непродолжительны, они помогают в

короткий срок пережить и освоить много нового. Сам того не желая, юноша

превращает в объект наблюдения не только других людей, но и собственные

чувства и переживания. Даже в первой любви его увлекает не столько объект,

сколько собственные переживания по этому поводу. Подростковый и юношеский

эгоцентризм суживает возможности межличностной коммуникации, порождает

своеобразную псевдоинтимность, когда при внешней близости друзья фактически

не слышат друг друга. Однако это связано с какими-то новыми моментами в

жизни подростков и при частом искреннем общении повышается самораскрытие и

понимание юношами друг друга. Безудержная откровенность очень ценится в

начале дружбы, но в момент ссоры интимные признания используются для того,

чтобы глубже уязвить друг друга. Психология юношеской дружбы тесно связана

с особенностями личности. Коммуникативные свойства весьма устойчивы. Прежде

всего надо отметить половозрастные особенности. Судя по имеющимся данным,

потребность в глубокой интимной дружбе возникает у девочек в полтора-два

раза раньше, чем у мальчиков, и девичья дружба вообще более эмоциональна.

Девичьи критерии дружбы тоньше, более насыщены психологическими мотивами,

чем юношеские, девочки чаще испытывают дефицит интимности. Мотив понимания

в определения дружбы выражен у девочек в всех возрастах более сильнее, чем

у мальчиков, да и само это слово они наполняют не совсем одинаковым

содержанием. В общении с подругами у девушек сильнее, чем у юношей, звучат

интимные темы. Эти различия весьма существенны, но нужно подчеркнуть, что

они являются не только половыми, а половозрастными. Дело не только в том,

что женщины вообще более эмоциональны, придают большее значение

межличностным отношениям и больше склонны к самораскрытию, чем мужчины, но

и в том, что девочки раньше созревают, у них раньше проявляются сложные

формы сознания, а следовательно, и потребность в интимной дружбе.

Индивидуально-типологические особенности дружбы, проявляющиеся, в

частности, в степени её глубины и исключительности, изучены слабо. Важным

фактором является, по-видимому, темперамент; импульсивные люди легче

раскрываются перед другими, и это вызывает ответный эмоциональный отклик,

облегчая установление дружеского контакта. Есть люди, у которых потребность

в психологической дружбе вообще мало развита; это бывает следствием не

только эгоизма или эмоциональной бедности, но и гипертрофии мотива

достижения: человек, целиком поглощённый предметной деятельностью, уделяет

меньше внимания собственным переживаниям и окружающим людям.

Одна из самых распространённых проблем юношеского возраста – застенчивость,

однако благоприятный внутриколлективный климат и интимная дружба помогают

юношам и девушкам преодолеть застенчивость и имеют в этом смысле большую

психотерапевтическую ценность.

Вопрос о соотношении генезиса самосознания и психологической интимности

стал предметом спора двух американских психологов – Э.Г. Эриксона и Г.С

Саллливэна. По мнению Эриксона, становление идентичности, т.е. целостного

самосознательного Я, предшествует вызреванию у личности способности к

устойчивой психологической близости с другим челловеком. « Только когда

формирование идентичности в основном завершено, становится возможной

истиная интимность, которая фактически является одновременно и слиянием, и

противопоставление индивидуальностей… Юноша, который не уверен в своей

идентичности, избегает межличностной интимности или же склонен к такой

интимности, в которой есть только видимость «совместимости», но без

подлинного слияния или реального самозабвения». Одним словом, Эриксон

считает, что прежде человек должен завершить строительство своего Я, а

затем заводить друзей.

В противоположность Эриксону, Салливэн полагает, что именно психологическая

интимность, подтверждение и одобрение со стороны близкого человека

открывает личности её истинную сущность и позволяет обрести устойчивое Я.

Поэтому он придаёт особое значение близкой дружбе юношей, видя в ней

средство формирования отзывчивости к переживаниям другого и общей

альтруистической установки. Таким образом, именно друг позволяет человеку

построить своё Я.

В целом возрастная динамика дружбы не может быть понята без учёта того,

кто, с кем, как и по какому поводу общается. И грани между «юношеской» и

«взрослой» дружбой неизбежно становятся подвижными и условными.

-------

РУСЛАН БОРИСОВ

19.09.2010, 15:17
Борис Бим-Бад

Огонь неугасимый

Учительница биологии спрашивает ученика: «Какие животные питаются гидрами?». Ученик называет кого-то наобум. Учительница уклончиво спрашивает другого: «Какие животные питаются гидрами?». Не знает. Называя каждого по имени, учительница с нарастающим волнением спросила каждого: «Какие животные питаются гидрами? Какие животные питаются гидрами?». К моменту, когда она спрашивала у последнего ученика, весь класс умирал от любопытства. «Антонина Аркадьевна! Антонина Аркадьевна, какие же животные питаются гидрами?»

Учительница подождала, пока не установилась абсолютная тишина. Затем она медленно и отчетливо произнесла, делая паузы между словами: «Я – не – знаю!»

«Я не знаю (крэшэндо), я не знаю (мoльто крэшэндо). И я не уверена, что сама Валентина Сергеевна знает. (Фортиссимо) Валентина Сергеевна! Валентина Сергеевна!»

Она драматически прервала урок в соседнем классе Валентины Сергеевны, привела ее за руку в свой класс. «Валентина Сергеевна, вы знаете, какие животные питаются гидрами?» Успела ли она подмигнуть Валентине Сергеевне или они прекрасно поняли друг другу, но Валентина Сергеевна сыграла свою роль прекрасно: она не знала.

Так родилось домашнее задание для класса Антонины Аркадьевны.

Директор школы вел какое-то совещание со своими заместителями, когда в дверь робко постучали и маленький мальчик сказал: «Пожалуйста, посмотрите, там, вниз по речке, кажется черные крячки...»

«Так, это подождет», - говорит директор, достает свой бинокль и камеру, хватает велосипед и в компании с юным орнитологом отправляется на речку.

Образование — это жизнь, полная опасностей, открытий и недоумений, недоумений и открытий. Школа — храм великой страсти, ошеломляющей мысли и невероятных приключений в стране духа. Образование есть ментальный альпинизм, не боящийся высоты, но покоряющий высоту за высотой. Школа ставит перед открытыми умами детей этот огромный мир, жизнь мира. Жизнь горячую, полнокровную, страстную, необузданную.

Тогда и ЕГЭ не сумеет убить живую душу.
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+