Личный кабинет
Дневники

17.07.2011, 20:04
Борис Бим-Бад

В защиту шпоры

09.07.2011

Анатолий Стреляный

Пишет молодой священник Русской православной церкви, просит его не называть, как он выражается, по каноническим причинам. Читаю: «Патриарх Кирилл выступил с осуждением коррупции в сфере образования. Также он резко осудил использование учащимися на экзаменах пресловутых шпаргалок. Соглашаясь с первым, выступлю в защиту вторых. Фольклор учебных заведений, в который попадает и шпаргалка, именуемая чаще шпорой, представляет собой яркий пример коллективного творчества не только школьников и студентов. Священники на проповеди, политики на трибуне, президенты перед телекамерами - все вооружены банальными шпаргалками. Отлично помню школьную шпаргалку по алгебре, принадлежавшую моему старшему брату. Длинная, в один метр, шириной в указательный палец, она была тщательно сложена гармошкой, заполнена красивейшим почерком и удивительными рисунками. Ничего в ней не понимая, я часто раскрывал ее во всю длину и перебирал глазами всю эту учебную красоту в миниатюре. Для меня это был шедевр общеобразовательной программы», - пишет этот священник, молодой, как я сказал.

Из передачи "Ваши письма" - http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24251216.html
Н. С. Юлина рассказала об эпизоде занятия с 6-7-летними детьми в школе. По-моему, это хороший пример метапредметности без всякой специальной терминологии, пример естественной метапредметности. Судите сами.

"6-7-летние дети обсуждали эпизод из повести, в котором сюжет был закручен на связи понятий "видеть и знать". Разговор какое-то время крутился вокруг мысли: "для того, чтобы знать, надо видеть" (чтобы знать, что такое жираф, недостаточно видеть его изображение на картинке, надо пойти в зоопарк). До этого молчавшая девочка с сомнением в голосе возразила: "Но я не могу видеть свои уши, но точно знаю, что они у меня есть; их можно потрогать руками, видеть в зеркале". Подхватив эту мысль, мальчик привел другой пример: " Мы с мамой на берегу океана наблюдали восход солнца, я видел, как оно выпрыгнуло из океана, на самом деле я знаю, что оно не прячется в воде, а крутится в небе".
Дети, уже познавшие ключевую роль слова "почему?", забросали его вопросами: "А откуда ты это знаешь? – Мне мама сказала". "А откуда мама это знает? – Ее учили этому в школе". Ответ, по-видимому, удовлетворил детей и разговор сместился на различие "ощущать руками" и "смотреть глазами"».

Дети вышли на проблемы: отношение причины и следствия, чувственного и рационального, тактильного и визуального, реального и фантазийного, кажущегося и действительного, критериев подтверждения мнения и др."

---------------
Философия для детей, М., 1996.
Очковтиратели



11.07.2011

Владимир Абаринов

Если в чем и можно упрекнуть Анну Аркадьевну Каренину, то только не в лицемерии. Объясняя, почему она не смогла учить крестьянских детей в школе, с которой так носился у себя в имении прогрессист Вронский, она говорит с обезоруживающей откровенностью: "У меня не настолько широкое сердце, чтобы полюбить целый приют с гаденькими девочками... Столько есть женщин, которые из этого делают общественное положение".

В самом деле: возможно ли любить всех детей, которых ты учишь? И если учитель – это призвание, то что же делать учителям, которых Господь не сподобил этим даром, а главное, что делать ученикам, на которых не напасешься учителей милостью Божьей?

Крупнейший в истории Америки скандал с фальсификацией результатов контрольных тестов, разразившийся в штате Джорджия – лишь верхушка айсберга, демонстрирующая глубокий кризис государственного школьного образования. Он берет начало в 2001 году, когда администрация Буша-младшего при горячем содействии сенатора Теда Кеннеди, возглавлявшего комитет верхней палаты по образованию, провела закон под названием "Ни одного отстающего ребенка". Суть его сводилась к повышению ответственности школ и учителей за успехи каждого ученика.

Закон установил систему материального поощрения школ и конкретных учителей на основании единых критериев. Школы с высоким рейтингом получают дополнительное финансирование из федерального бюджета. Школам с плохими результатами угрожает смена руководства или закрытие. По успехам учеников оценивается профессионализм учителя.

Казалось бы, все правильно и справедливо. Но ни один здравомыслящий родитель при выборе школы на официальные рейтинги не ориентируется. Обучение одного школьника обходится сегодня налогоплательщикам в 9000 долларов в год. 72 процента американцев считают, что эти расходы не оправдывают себя, а 41 процент не верят, что дополнительное финансирование улучшит положение. Система материального стимулирования стимулирует лишь очковтирательство, что и доказал скандал в Джорджии.

Государственные школы Атланты из года в год рапортовали о блестящих достижениях. В 2009 году главный инспектор этого школьного округа Биверли Холл была названа лучшей в стране. Между тем газета Atlanta Journal-Constitution проанализировала результаты тестов за 2008 и 2009 годы и пришла к выводу, что они "статистически неправдоподобны". В августе прошлого года губернатор Сонни Пердью учинил расследование.

Итоги расследования оказались ужасающими. 178 учителей и директоров 44 школ Атланты замешаны в систематической подделке отчетности: они стирали в контрольных работах неправильные ответы и вписывали правильные. От тех, кто пытался протестовать, избавлялись. Наиболее злостным фальсификаторам грозит теперь до 10 лет лишения свободы. Губернатор предоставил иммунитет от уголовного преследования тем, кто будет сотрудничать со следствием. 82 учителя признались. Остальные или отказались давать показания на основании Пятой поправки к Конституции, освобождающей от необходимости свидетельствовать против самих себя, или категорически отрицают свою вину и называют расследование "охотой на ведьм".

Проблема глубже, говорят независимые эксперты. Тесты не отражают знания учеников, а учебный процесс сводится к натаскиванию на экзамен – вот в чем корень зла. Это профанация образования. Но и это не все.

Проблемы школы – это проблемы общества. Согласно последнему межведомственному статистическому обзору за прошлый год, из 74 миллионов американских детей 20 процентов живут за чертой бедности, 45 – в переполненных сверх санитарной нормы домах, 16 процентов ни разу за целый год не посещали дантиста. До учебы ли тут?

Репортажи из России об условиях сдачи ЕГЭ напоминают донесения с места проведения антитеррористической операции или из мест лишения свободы: металлодетекторы, глушилки, проверка документов, дикое психологическое давление... А фальсификациям нет конца. В стране иллюзорной политики и фальсифицированной демократии школа не может быть исключением.

Достоевского в свое время потрясла история самоубийства ученика прогимназии, которую ему рассказали в письме из Кишинева. Мальчик не знал урока, был оставлен в наказание в классе до вечера, а он в тот день был именинником. Помыкавшись по классу, он взял да и удавился на гвозде, куда вешают доску с именами лучших учеников. "Не слишком ли сильна такая наука? – риторически вопрошает автор письма. - Не слишком ли много придается значения двойкам, единицам, золотым и красным доскам, на гвоздях от которых вешаются воспитанники? Не слишком ли много формализма и сухой бессердечности вносится у нас в дело воспитания?"

"Конечно, страшно жаль бедного маленького именинника, - отвечает Достоевский, - но я не стану распространяться о вероятных причинах этого горестного случая, и в особенности на тему "о двойках, о баллах, об излишней строгости" и проч. Всё это и прежде было и обходилось без самоубийств, и причина, очевидно, не тут". "У нас нет общества... - пишет он в другом месте. - Вот причины жалкого состояния нашего образования".
08.07.2011, 13:41
Борис Бим-Бад

Вторая волна ЕГЭ

ЕГЭ накроет выпускников второй волной



08.07.2011

Тамара Ляленкова

8 июля выпускники школ этого года, которым не удалось сдать экзамен по русскому языку, получат шанс исправить оценку.


11 июля попытать счастья смогут те, кто завалил математику. Еще несколько дней отпущено на необязательные предметы, а 18 июля – последняя возможность исправить положение по всем предметам и окончание второй волны ЕГЭ этого года.

По условиям проведения экзамена, пересдать можно только один из двух обязательных предметов, а те, кто провалил оба или предмет по выбору, улучшить ситуацию смогут только в будущем году.

В 2012 году, как недавно, в связи с обнаруженными нарушениями, обещал министр образования Фурсенко, пункты приема Единого государственного экзамена будут оборудованы специальной техникой, заглушающей сигнал мобильного телефона. Сейчас, во вторую волну ЕГЭ, как пояснили корреспонденту Радио Свобода в пресс-центре министерства, такая техника использована не будет, если только какой-нибудь из регионов не проявит инициативы. Что маловероятно, поскольку затея эта – крайне дорогая и бесполезная, считает президент Всероссийского фонда "Образование" Сергей Комков:

– Так можно дойти до абсурда – на каждый пункт приема ЕГЭ посадить офицера ФСБ с полным набором этих специальных приборов. Но для этого нам потребуется создать еще 10 дивизий ФСБ! Неделю назад я встречался с начальником Главного управления информационной безопасности ФСБ генералом Андреем Герасимовым. И задал ему вопрос: возможно ли техническое решение проблемы с тем, чтобы обеспечить полную чистоту проведения экзамена? Он ответил коротко: нельзя. И вот почему: когда спецслужбы оборудуют помещение для особо секретных переговоров – чтобы ни один сигнал оттуда не вышел, и ни один внутрь не поступил – то оборудование одной такой комнаты обойдется от 1 до 1,5 млн. долларов. Теперь помножьте это на 20 тысяч пунктов приема экзамена. Да вся страна останется без штанов!

Заместитель мэра Москвы по вопросам образования и здравоохранения Ольга Голодец, полагает, что должны быть рассмотрены все техничесфурсенкокие процедуры по совершенствованию процедуры ЕГЭ.

– Каждая школа, которая является пунктом проведения экзамена, осматривается самым тщательным образом. Все ненужные помещения опечатываются, наводится строжайший порядок, присутствуют общественные наблюдатели. Но то, что после этого фиксируются случаи проноса мобильных телефонов и их использование, настораживает. Значит есть люди, которые в этом заинтересованы. Но, думаю, что у нас хватит сил и средств для того, чтобы обеспечить справедливое проведение ЕГЭ, – считает Ольга Голодец.

А зарубежный – румынский – опыт этого года показывает, что результат аналогичного экзамена, который проходил максимально честно, под наблюдением видеокамер и представителей правоохранительных органов, оказался по результатам худшим за последние 20 лет.
06.07.2011, 10:48
Борис Бим-Бад

Одна в школе

Одна в школе

Алексей Мальгавко

5 июля 2011

Лена Кочарян всегда мечтала быть учителем и почему-то хотела учить детей именно немецкому языку. Ее мечта сбылась. Она окончила филиал Омского госпедуниверситета в городе Таре.



Встал вопрос о поиске работы. Оказалось, что немецкий сейчас не в моде. Выбор места работы ограничился двумя вакансиями.

Одна школа была расположена в 150 непроезжих в распутицу километрах от ее родительского дома. Другая – в селе Соусканово, куда также даже в хорошую погоду бывает сложно добраться, но она ближе – в 80 км от Кольтюгино, села, где живут ее мама и папа.



В Соусканово Лена и дала свой первый урок и почти сразу столкнулась с новой для нее проблемой – поголовным пьянством.

Вроде бы ее, родом из деревни, трудно удивить изнанкой деревенской жизни, и не должно было так шокировать пьяное село. Но Соусканово, действительно, оказалось запойным селом. Запойным по-черному. Тут не только мужики, а даже школьники выпивают. И старушка, к которой молодую учительницу определили на постой, любила устраивать хмельные гулянки до утра.

Лена быстро не выдержала шумного соседства. Уговорила директора школы, и он разрешил ей переселиться в кабинет технологии. Так и живет в школьном классе.

Фактически пустующем классе, потому что в хиреющем селе насчитывается 34 ученика. Уму-разуму их учит 10 педагогов, в том числе и молодая "немка" Кочарян.

Ученики, как говорит Лена, не простые. Один семиклассник однажды признался ей в любви и пытался, нетрезвый, проникнуть в ее школьное жилище. Она испугалась, ведь в ночное время Лена – единственная живая душа в школе. Кстати, зимой в ее классе-квартире холодно. Не спасают даже два электрообогревателя в такие студеные дни и ночи.



Я старался понять, что удерживает Лену здесь, в селе, где единственный фермер начинает посевную с вывоза своих немногочисленных работников в районную больницу – к наркологу. Там их кодируют. Этой кодировки в лучшем случае хватает на весенние работы, сенокос и уборку. Завершатся осенние хлопоты, и – полилась самогонная река и чумное похмельное бытие до следующего агросезона…




Лена говорит, что ее удерживает в школе и Соусканово только хороший педагогический коллектив, ведь зарплаты молодой учительницы хватает лишь на питание и поездки домой – на выходные к родителям. О нищенском вознаграждении за труд в таких диких условиях обидно слышать на фоне лицемерных рапортов правительственных омских газет и телеканалов о поддержке молодых учителей.



Досадно еще и потому, что непосредственно в школу по специальности приходит работать не более 20 процентов выпускников педвуза. Остальных в школу и калачом не заманишь.

А Лена из тех редких людей, которые, как не пафосно звучат такие слова в наше циничное время, хочет нести разумное, доброе, вечное. Хочет быть именно сельской учительницей. Не по нраву ей городская суета. Лена поняла это после поездки в Москву, к брату. Месяца столичной жизни хватило, чтобы окончательно определиться – ей больше нравится жить в деревне.



Честно скажу, я не смог внять аргументам Лены, принять их. Кажется, лучше сидеть без работы, чем трудиться в таких условиях. Но ее нельзя не уважать – скромную, хозяйственную, такую аккуратную и ухоженную на фоне вовсе не светлой деревенской жизни.

Я понимаю, что само присутствие в затерянной глуши такой девушки облагораживает эту округу, дает ей хотя бы малый шанс на возрождение. Но судите сами, как государство ценит учителей, если недавнее обнародование деклараций чиновников показало, что зарплата Лены почти в 50 раз меньше, чем, например, у омского министра образования…



Главное развлечение Лены по вечерам – социальные сети при помощи ноутбука. Он, кстати, куплен на так называемые "подъемные" от правительства области для тех молодых педагогов, которые решили учительствовать в сельской местности. На большее этого "стартового капитала", этой "льготы" не хватило… Ноутбук и модем, который поддерживает связь с виртуальным миром лишь в одном месте ее школьного жилища, спасают Лену от одиночества. И она всегда, с вечера до утра, находится в режиме online…

В выходные Лена стремится попасть в свое Кольтюгино.

Чтобы увидеть маму и папу, что обожают свою дочь и отговаривают ее от соускановского учительства, Лене сначала надо добраться до автовокзала в Таре, а уже в райцентре сделать пересадку и ехать в родное село.



Но нередко из-за бездорожья рейсовые автобусы в Соусканово не доходят. Хоть вой, хоть плачь, но грунтовка, что ведет в село, раскисает, едва пройдет дождь. А зачастит непогода – прорежет дорогу колея, да такая, что внедорожники по брюхо будут вязнуть в грязи. И тогда останется Лена одна в школе на субботнюю и воскресную ночи в нагрузку к пяти будничным – до следующих выходных.



Девушка будет вести уроки и жить надеждой, что через неделю автобус все-таки пробьется до села Соусканово…

В чем вы видите основные проблемы, плюсы, минусы современной реформы образования?


Я не вижу современной реформы образования. Усугубление бедности школы вижу. Увеличение отчетности тоже очень заметно. Замечаю перетасовку часов на отдельные предметы. Есть попытки ввести некоторые новые учебные дисциплины. Калькуляторы, компьютеры, мобильники есть. Но нет реформы ни содержания образования, ни методов, ни организационных форм обучения.

В 1909 году замечательные русские педагоги, группировавшиеся вокруг журнала И. И. Горбунова-Посадова «Свободное воспитание», - А. У. Зеленко и С. Н. Дурылин - промолвили о чиновничьих экспериментах над школой таковы слова:

"Вся русская школа, вместе взятая, для русской бюрократии является не чем иным, как одной огромной лабораторией, в которой экспериментальным путем разрабатывается нужная бюрократии педагогика. Результаты этих экспериментов — непрерывное мучение детей и юношей в гимназиях, училищах, школах, институтах и тому подобных заведениях, калечение, надругательство над личностью; ломка характеров, склонностей, дарований. Слово "эксперимент" поэтому следует заменить в этом смысле "пытка" — пытка во имя торжества схоластической педагогики и политического обслуживания".

Прошло больше ста лет. Что же изменилось за это время в чиновничьих «реформах»? Ничего.


Меняется только лексика, терминология, фразеология в документах. Вместо слова «учащиеся» стали писать «обучающиеся». Появились модные термины – «компетентности», «метапредметность» и т. п. Позитивных перемен в школьном деле по-прежнему нет.
Едиными для всех школ страны экзамены были у нас еще за сто лет до ЕГЭ и всегда оставались таковыми. Прежде были «билеты», к ответам на которые готовились так же, как ныне готовятся к ЕГЭ.

Новое – придание экзамену формы тестов. Это плохо. Плохо потому, что тесты механистичны и не предполагают доказательств избранного ответа. Тесты успешности выявляют не знания, а информированность – то, что содержится в справочниках. Подготовка к тестам тренирует по преимуществу память и типовые решения типовых задач. Тем самым работа школы сводится к «натаскиванию».

Сам по себе ЕГЭ не решает содержательных проблем ни средней, ни высшей школы. Не уменьшает он и коррупционной составляющей в экзаменационной системе.

25.06.2011, 01:26
Борис Бим-Бад

Бакалореат, скандалы, суды, штрафы


Робин Гуды в школе: скандал вокруг главного во Франции экзамена (Вас)




Martin Bureau / AFP

RFI

Во Франции в эти дни, как и в России, школьники сдают главный экзамен для получения аттестата зрелости. Теперь во французской прессе со словом «экзамен» обязательно будет соседствовать слово «скандал»: четыре человека задержаны, министр образования Франции, Люк Шатель, потребовал провести расследование и подумать, как можно было иначе организовать сдачу экзаменов, вводя, например, выполнение самостоятельных контрольных работ в течение года.

Все дело в том, что накануне экзаменов некоторые школьники получили доступ к экзаменационным вопросам по математике.

Уже установлена примерная схема распространения: сначала была сделана фотография секретного документа, благо современных гаджетов для этого сегодня более чем достаточно. В данном случае, речь идет о смартфоне Blackberry 8520, фото датировано 11 июня. Затем другой участник «группы» осуществил массовую рассылку фотографии с заданиями по ММС, школьники передают задание по цепочке, и, в конечном счете, задание даже публикуется на одном из французских сайтов.

Полиция взяла под стражу «фотографа», двух «рассыльщиков» и того, кто опубликовал задание в интернете – от администрации сайты были получены данные, вводимые при создании профиля.

По инициативе министра образования дело было уже передано в суд. Если задержанных фигурантов признают виновными, им грозит до 3 лет лишения свободы и 9000 евро штрафа.

Было также предложено аннулировать результаты экзамена по математике, это уже вызвало волны протеста: около 17 тысяч подписей собрано в Интернете (данные от 24.06.11 на 17:30 по парижскому времени), чтобы позже отправить их в министерство.

Французские школьники против такого предложения Люка Шателя, ибо процент учеников, получивших доступ к вопросам ничтожно мал, а аннуляция оценки приведет к тому, что общий проходной бал будет гораздо ниже, что серьезно повлияет на дальнейшую судьбу будущих абитуриентов.

Школьники уже даже сочинили надпись для футболок: «Люк, не тронь мою оценку, иди лучше поучи математику!».

http://www.russian.rfi.fr/frantsiya/201106...ii-ekzamena-vas
20 июня 2011 г.

Директор московской школы, где вместо учеников ЕГЭ сдавали студенты, уволен по собственному желанию.

Ранее сообщалось, что к сдаче единого госэкзамена в одной из московских школ были привлечены студенты, которым, как полагают, родители школьников платили деньги.

В субботу министр образования и науки России Андрей Фурсенко заявил, что эти студенты будут отчислены из вузов.

Это - не первый скандал, связанный со сдачей единого госэкзамена в российских школах.


http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/...cow_exams.shtml

20.06.2011, 13:59
Борис Бим-Бад

Критерий качества


Совокупный критерий, в котором сходится все, чем ценен учитель, - это охота, с которой дети идут к нему на занятия. Желание быть с этим учителем. Вот критерий, который невозможно фальсифицировать. Ребенка не обманешь: он тянется к тому, кто помогает ему стать сильнее, увереннее. Человеку необходимо чувствовать, что он растет. И он с радостью идет туда, где у него крылья вырастают.


Так что мысль моя очень проста: по-настоящему детям нравится только по-настоящему качественное.
footer logo © Образ–Центр, 2019. 12+