Личный кабинет
Дневники

24.07.2009, 17:21
Рустам Курбатов

Свободная школа?

Прилагательное «свободная» рядом с существительным «школа» заставляет вздрагивать взрослых людей. Свободная экономика, свободная пресса, свободная любовь… Но школа? И начинаются разговоры об «осознанной необходимости», о том, что свобода – это не вседозволенность

Если коротко, свободная школа – это школа, где ученик делает то, что хочет делать…

Это не означает, что он делает абсолютно всё, что хочет. Смысл фразы в другом: ученик не далает ничего просто так, без понимания, зачем и кому это нужно… Или, иначе, он делает только ту работу, смысл которой понимает, которая ему интересна. Он делает ТОЛЬКО то, что хочет делать.

Утопия? Просто учитель должен тратить некоторое время на обсуждение с детьми этого вопроса: Что мы будем делать? Что вам интересно? Что вы хотите? И там, где это происходит, дети понемножку приходят в сознание: начинают говорить и думать о собственной жизни, о себе. Думать о себе – в этом и есть свобода. Думать и потом поступать, подумавши. А если делать не подумавши, - это дурь, а не свобода.

А вообще, свобода – это обходимость. Это понимание, что без многих вещей в жизни можно обойтись… И когда взрослые говорят, что "учиться надо хорошо, чтобы сдать ЕГЭ, чтобы поступить в элитный институт, потому что всё это денежно и престижно – куда денешься, это жизнь". Да, может у некоторых она, жизнь, именно такая. Только это не свобода.

Свобода – это возможность жить без этого «куда денешься». А так как эта возможность не очень осознана, можно сказать, что свобода – это не осознанная еще обходимость.


Материал взят из Журнала для Усталых Учителей.


22.06.2009, 23:45
Рустам Курбатов

Уравнение без корней

В школе все мы решали уравнения. Это были специально составленные уравнения, и всегда можно было найти решение. Но в жизни бывают уравнения без решений – без корней.

Мне всё больше кажется, что сама Школа – это уравнение без корней.

Левая половина не равна правой ни при каких значениях. С одной стороны, выполнение государственной программы, всех этих ЕГЭ и ГИА - того, что Оно, государство ждет от нас. С другой – понимание, что такое настоящее образование, здравый смысл; любовь к детям - в конце концов.

В чем смысл этого самого образования с обычной, не министерской точки зрения? Желание видеть ребенка здоровым, умным, добрым. Счастливым человеком.

Проектный метод, новые учебники, интерактивные доски, уроки-погружения – ни при каких значениях этих переменных уравнение не сходится. Нет корней.

Выполнять государственную программу - не профессионально. Все равно, что лечить таблетками строго по инструкции, зная, что применение препарата вызовет лет через десять тремор и склероз сосудов.

Одно из двух: или любить ребенка или выполнять государственную программу.

***

Что ж делать? Ясно, что государство от своего не отступится. Ну хорошо, Единый экзамен – так Единый экзамен. Пусть только оно четко озвучит свои претензии: что, по его мнению, должен знать выпускник школы. И пусть проверяет нас строго – но проверяет результат, а не процесс. Не требуя поурочных планирований и не сличая записи в журнале с рабочей программой курса, а ее – с примерной программой, опубликованной в Вестнике образования. Ну нельзя же, в конце концов, контролировать и процесс и результат. «Надо определяться», - как говорил Михаил Сергеевич Горбачев.

Выделим в выпускных классах на предметы, по которым существует ЕГЭ, столько часов, сколько нужно: два-четыре-шесть… И будем готовить, тренировать, натаскивать… Поставим каждому выпускнику компьютер с программой по подготовке к ЕГЭ и научим его как зайца стучать по клавиатуре.

Богу – божье, а кесарю – кесарево… Стандарт-то какой? Государственный? Так и выполним его для Государства.

Но остальное время – будем честно работать. Не думая ни о какой Программе – делать интересные дела, решать головоломные задачки, смотреть фильмы, беседовать с людьми, писать тексты, читать хорошие книжки, ездить на экскурсии, ставить опыты… Как много можно в школе делать вещей интересных и полезных! И, что примечательно, эти слова почти синонимы: всё, что по–настоящему интересно для ребенка – полезно для его развития.

Будем спокойно и тихо работать, делать свое дело, а перед экзаменами – готовить детей к экзаменам.

***

Это требует и от нас, и от родителей, скажем громко, гражданской позиции. Не бояться сказать, что мы хотим учить и воспитывать своих детей тому и так, как мы считаем нужным. И взять на себя ответственность.

Это нехоженый путь, не шоссе государственной программы, и никто не дает гарантий. Может, будут ошибки, может, заблудимся, даже - зайдем в тупик. А кто может дать гарантии в деле воспитания ребенка? Кто знает, что получится из этого ангелоподобного существа, который смотрит на нас со своей шестилетней фотографии?

Но хуже не будет.

Сказать: «Я буду учить и воспитывать своего ребенка не по государственной инструкции» – гражданский поступок, как выйти на площадь или поставить подпись под письмом протеста. Не все на это способны.

[size="4"][/size]

07.06.2009, 19:55
Рустам Курбатов

ДЕСАНТ - это не страшно!

Каждая тема (8-10 уроков) по каждому предмету в нашей школе заканчивается Десантом. Не бойтесь, этим военным термином называется поход в другой класс с рассказом о том, что сделали и чему научились.

Слово это - Десант - так хорошо прижилось, что вовсю пошел процесс словообразования: «Вчера мы десантировались в 4 класс…»

Десанты лучше олимпиад, турниров и конференций и всяких Гран При. Там главная идея – выбрать отличника из отличников. Здесь – другое. Рассказать младшим, что сделал, что получилось. Научиться, чтобы научить других.

Тут есть что-то натуральное, настоящее. Понятно, ради чего страдал десять уроков, параграф читал, текст писал – 3 минуты выступления! Десант – это оправдание Школы. Возникает ощущение осмысленности: понять и научиться самому – чтобы объяснить и научить другого.

Десант – это праздник! Перемена «до»: газета подмышкой, камера со штативом в руках – быстрей, у нас сейчас десант, идем в третий класс… Перемена «после»: ну вот, наша группа опять не успела, но третьеклассники слушали хорошо и на вопросы отвечали, вот следующий раз…

Десант - это посильнее контрольной работы. Если его делать на хорошем уровне: строго и серьезно, - контрольные работы не нужны.

Важное отличие от всяких «школьных отчетов»: это не отчетное мероприятие о проделанной работе. В некотором смысле, десант - не конец работы, а ее начало. «А что мы будем делать? И что у нас должно получиться?» – с этого вопроса учителя начинается работа над новой темой.

Время десанта и класс, перед которым будем выступать – об этом говорим с детьми на первом уроке темы: как лучше сделать, как подготовиться, кому это будет интересно. На стене висит большой лист ватмана – график защит. И сам учитель, обсудив с классом творческие планы, берет маркер и «бросает перчатку»: когда и в какой класс.

Джентельменское соглашение: учитель, к которому идем "на десант" не очень громко сетует на «пропавший урок», а, напротив даже, радуется.



[/color]

[color="#000080"]
02.06.2009, 00:26
Рустам Курбатов

Педсовет как Чудо

Все знают, что такое школьный педсовет. Я (как директор) обычно возвращаюсь с него на грани гипертонического криза. А сегодня в нашей школе случилось чудо...

Каждый, кто пришел на "педсовет", предложил свою тему. То, что он может рассказать, что он умеет делать, чему может научить...

Снимать видеофильмы на английском языке, делать газеты по естествознанию, рисовать "пикторгаммы" по истории, лепить из глины, работать с компьютерными программами, организовывать поездки в другие города, проводить подвижные игры на улице, измерять высоту деревьев в лесу (школа находится в лесу), делать батик...

Нас сорок учителей, всего получилось восемьдесят тем.

Каждая тема - на час.

К доске выходят 4-5 учителей и объявляют свои темы. И каждый идет туда, куда хочет.

Учитель английского рисует пионы на студии по батику.

Учитель химии месит глину в гончарной мастерской.

Учитель математики слушает рассказы девятиклассников в исполнении учителя русского языка.

Учитель французского ищет общий язык с учителем немецкого.

Учитель физики... учитель физики расстроен, что хочет пойти сразу на три семинара.

И учитель начальной школы, которому пришла в голову мысль сделать "радиопередачу" об этом чудесном дне...

http://school.covcheg.org/tom_sawyer_schoo...j-pedsovet.html

Секрет чуда прост. Два секрета.

Никто (ни ребенок, ни взрослый) не любит сидеть и слушать - а любит делать что-либо сам. В нашем случае - рассказывать, делиться опытом.

Никто (ни ребенок, ни взрослый) не любит, когда за него решают другие - каждый хочет быть свободным. В нашем случае - выбирать, куда идти и чему учиться.

В конце лета - будет вторая "сессия". Приезжайте в гости. Бесплатно. Входной билет - Ваша тема выступления.


СВЕТЛАНА АЛЕКСАНДРОВНА, учитель математики:

Как известно, педагоги - это самый тяжело раскачиваемый народ. Попробуй расшевели таких интересных, многогранных, но усталых-усталых после окончания года учителей…

Сорок учителей каждый урок расходятся по группам, заявленным здесь же, и работа начинается: непросто сначала, как в горку - а ко второй половине дня коллеги начинают по-доброму возмущаться тяжелому выбору: «Ведь хочется побывать одновременно и там, и там…» Многие учителя впервые оказываются у своих коллег и восхищаются каким-то новым дидактическими "фишкам", записывают пришедшие в голову мысли как географическую идею транспонировать на физику или математику.

Экзамены не сданы, до финиша ещё надо добраться, но после таких семинаров возникает желание садиться за программу для будущего года!


АЛЕКСАНДР РУДОЛЬФОВИЧ, учитель истории

Это совсем не тот педсовет, к которому приучила советская школа - с долгим и нудным подведением итогов, процентами успеваемости, посещаемости, и т.д. и т.п. с пространными методическими выкладками, ничего не оставляющими, кроме головной боли и желания забыть всё услышанное как можно скорее.

Наш педсовет превратился в настоящий педагогический совет, когда в свободной форме мы можем поделиться друг с другом какими-то наработками, "придумками", "фишками", которые могут облегчить всем жизнь - и учителям и ученикам. Ведь это же азбучная истина - учиться и учить легко только тогда, когда это интересно. Почти каждый учитель выступил как в роли ведущего "семинара", так и в роли слушателя, причём, слушателя активного, принимающего непосредственное участие во всём происходящем действии.

Увы! "Нельзя объять необъятное" - вот и приходится лихорадочно соображать, что предпочесть - игру на русском или новое в компьтерных технологиях, кино на уроках географии или пятна на Солнце…

Ну и самое важное, на мой взгляд, то, что всё это делается от души, от внутренней потребности человека поделиться с другим чем-то хорошим. Ничто не в состоянии заменить настоящее живое общение. А после общения с профессионалами, любящими своё дело, остается изумительное "послевкусие" (простите за такое гастрономическое сравнение).

[/color]

ЗОЯ СЕРГЕЕВНА, учитель математики

Где это видано, что педагогический совет идет два дня? А происходит это необычное событие в нашей нескучной школе. Учителя посещают уроки своих коллег (по выбору). Приятно было ощутить, что ты работаешь среди увлеченных творческих людей. Андрей Николаевич предложил в игровой форме увлечь уставших ребят русским языком. Маргарита Николаевна показала, как на уроках английского языка осуществляется проектный метод. Ирина Викторовна рассказала, как на уроках чтения в начальной школе ребята учатся выразительно и красиво читать довольно сложные тексты. Слушая записи текстов басен, сказок, создавалось впечатление, что ты находишься в профессиональном детском театре. В гончарной мастерской у Маргариты Алексеевны творческий порыв захватил всех присутствующих. В результате появились совершенно неожиданные шедевры. Все новых открытий я жду от этого педсовета.


[color="#0000ff"]ИННА ВЛАДИМИРОВНА, учитель английского языка


Наши семинары внесли какую-то совершенно новую атмосферу в привычные отношения между учителями лицея. Мы рассматривали в телескоп пятна на солнце, путешествовали по Европе, Африке и Азии, ели пряники и делились свежими впечатлениями. По окончанию семинаров всем хотелось как можно скорее собраться вновь этой же компанией. Ждем сентября!!!
Ростов Великий, четвертый класс, три года назад,…

Мы в Ростовском кремле. Вот вам задание: «Найдите 10 черных кошек, сидящих в ряд; висячий камень, козла и барана, яму, в которой вылили колокол; бивень мамонта, дугу с колокольчиками, церковь имени любимого ученика Христа. Разбиваемся на три группы, через час встречаемся на скамейке…»


Кто не знает, «козел» и «баран» - это название двух колоколов звонницы Успенского собора.

Нашли всё.

Второй день: "Есть три музея: археологический, финифти и колокольчиков. Идет, кто куда хочет. Расскажите, что видели, через час…"

Не могут бабушки шестидесяти лет и десятилетние дети слушать и смотреть одинаково. Экскурсия – для тех, кому уже трудно карабкаться, бегать, лазить и прыгать.

- Дети, у нас осталось полтора дня, давайте вместе решим, что мы хотим посмотреть.

- В Яковлевский монастырь – набрать воды

- В Борисоглеб – подняться на башню.

- В парк – поиграть в мяч.

- Обедать?

- Пиццу!!!

Хорошая программа

Третий день, Борисоглебский монастырь: Через час встречаемся – нарисуйте схему монастыря. Приз – билет на сторожевую башню!»

Нарисовали, поднялись.







18.04.2009, 15:09
Рустам Курбатов

День рождения по пятницам-2

Часть 2. Справлять нужду, когда нужно

Шоковая терапия не прошла. Что ж, свободе и самостоятельности надо учить – как учат математике и чистописанию. Медленно, шаг за шагом.

Пятый класс. Русский язык. Катя и Лиза опаздывают на каждый урок. Остальные – в классе в основном мальчишки - приходят заранее, приготовятся неспеша, успевают поговорить о своих делах. А эти две девушки опаздывают… Слова, уговоры, разным тоном сказанные, не помогают - приходят на 5 минут позже, доедая булку. (Ну, признаемся, и со взрослыми так бывает)

Делать что? «Странный вопрос, - скажет нормальный учитель, - а на что дневник? Пара замечаний, может дело даже и не дойдет до порки дома… Просто родители поговорят как следует…»

Прохор. Этот не опаздывает, нет. Но природе своей – скажем мягко, необузданной - молчать на уроке не может. И опять же, нормальный учитель: «Как это ребенок не может молчать, чему в первом классе научили…. Пресечь надо сразу». Не знаю: сечь или пресечь, много есть способов сделать, чтобы ученик «строй держал». Сам я семь лет в школе служил, и не то что, не могу, но как-то не хочется.

Да и обстановка урока-то какая: ведь можно говорить с места. Ничего плохого нет, если Глеб или Кирилл, допустим, два-три раза что-то спросят тихонько. Ведь мы работаем – иногда и сказать что-то надо. Ну этот-то, любимый ученик Прохор, он и 20 и 30 раз скажет – и что ж: «Ты, Глеб, можешь с места говорить, а ты, Прохор, не можешь...»

А вот еще ситуация. Работаем по парам: один другому диктант диктует… И Настя, и Глеб, и Валера, и Сережа это делать могут тихо и спокойно. Встают, тихонько пересаживаются. Вполголоса диктуют, не мешая ни классу, ни даже мне…

А Полина не может. Полина – еще одна любимая ученица. Умная, грамотная и добрая девочка. Но активная – любит поговорить. И вот от радости она начинает смеяться, обсуждать что-то, жестикулировать.

Сотни способов знает нормальная школа, чтобы поставить этих недорослей в строй и научить тянуть носок. Неужели нельзя без этого «раз-два-раз»?

Можно.

Каждый ребенок хочет быть взрослым. Так вот, нашей наградой за умение «быть самостоятельным», будет признание его «взрослости».

- Дети, по пятницам у вас будет День рождения. И вы будете получать подарки… Ну не все, конечно, ну посмотрим…

- ???

- Так вот, сегодня вторник, и вы еще дети. Но те из вас, кто научится до конца недели делать три вещи, могут считать себя взрослыми….

- ???

- Приходить вовремя на урок, держать в порядке папку с листами (они у нас вместо тетради), и не выкрикивать с места…

- А подарки?

- Вы становитесь взрослыми и получаете три взрослых права: право сидеть с кем хочешь, право самостоятельной проверки своих работ и право без спроса, как захочешь, выходить из класса на 5 минут…

- В туалет?

- В туалет…

Взрыв хохота, переходящего в бурные аплодисменты.

Вот счастье, вот права! Ради такого можно и постараться.

Чувствую, как кипит возмущенный разум нормальных школьных учителей: свобода ходить без спроса в туалет… Чем озабочен этот учитель… У нас и так дети на урок не опаздывают, и тетрадки ведут…

Что ж, преклоняюсь перед вашим мастерством, дорогие коллеги. А у меня опаздывают, и булку доедают.

Право выходить из класса без спроса по нужде имеет, кроме прочего, и глубокое философское значение.

С чего начинается Школа? С приучения ребенка к тому, что пИсать нужно не тогда, когда хочется, а когда разрешено, то есть на перемене.

Следовательно, если человек может справлять нужду тогда, когда ему нужно – это уже не Школа.

Что и требовалось доказать.





16.04.2009, 23:25
Рустам Курбатов

На УРА!

В нашей школе нет домашнего задания.
???
Но есть Уроки самостоятельной РАботы – УРА!
Аббревиатура неправильная, но вдохновляющая.

Эту работу будем делать на УРА!
Сейчас в расписании урок УРА!..

Уроки в расписании выделены желтым цветом.
Если учитель забудет – дети напомнят.

На этих уроках учитель ничего не объясняет и почти ничего не говорит.
Каждый работает сам по себе.
Решает свою задачу, делает упражнение, читает книгу, работает на компьютере.
Если трудно – можно поднять руку.
Учитель подходит и помогает.

Он как консультант.
Реагирует на детские просьбы и тихонько, шепотом, подсказывает, если надо.
Его задача – не столько помочь решить задачу, сколько поддерживать тишину.
Чтобы никто не шумел, не ходил, не мешал.
Учитель на этих уроках – Помощник.

Образно говоря, учитель может пить кофе.
Хотя такого за три года ни разу не было.

В любом классе есть ученики сильные и несильные.
Поэтому мы даем задания разных уровней сложности, обычно – трех уровней.

1 уровень – по силам даже самому «слабому».
2 уровень – нормальная школьная программа,
3 уровень – работа, требующая креативного подхода.

Кто делает выбор?
Ученик? Учитель? Как правило – вместе.

Если используется пятибалльная система, три уровня соответствуют «тройке», «четверке» и «пятерке».
Если учитель работает без оценок, за хорошо выполненную работу он ставит «зачет».

Если даже ученики сделали меньше, чем думал учитель, на дом не дается «доделывать работу».
Толку мало, а держит в напряжении.
Однако, если кто-либо – добровольно – решает продолжить работу дома, пожалуйста...

Количество часов – примерно, каждый четвертый урок по предмету.
В день один-два урока.
Место проведения: кабинет, библиотека, компьютерный класс.
Звучит музыка: Вивальди, Бах, Моцарт...



13.04.2009, 22:52
Рустам Курбатов

День рождения по пятницам

Как научить ребенка говорить вполголоса с соседом по парте и тихонько передвигаться по классу? Как перейти от дисциплины казармы к другому состоянию - спокойного и свободного труда, дисциплине мастерской? Текст получился длинный. Извините, друзья, по частям.

Часть 1. Детская болезнь левизны или серьезное обвинение в адрес Школы...

Исходное состояние: «Выпрямили спинки, руки перед собой, внимательно слушаем учителя, смотрим на доску, кто хочет сказать – поднимите руку…» Строй!

Чего хотелось бы: каждый ребенок занимается своим делом, один тихонько читает книжку, другой в полголоса с соседом обсуждает задачку по математике; кто-то рисует газету, а кто-то пошел куда-то: то ли в компьютерный кабинет, то ли в библиотеку… Каждый занят своим делом и не мешает другому. Мастерская.

Как перейти от первого состояния ко второму? Как разрушить строй?

Три года назад я думал, что надо сразу всем «дать свободу»: хочешь смотреть фильм – смотри; хочешь идти в читальный зал – иди. И это было левацкой ошибкой.

Некоторые дети, правда, всё поняли и начали работать... Есть дети, которые могут: могут спокойно читать книжку, разговаривать шепотом, просто могут спокойно работать.

Но вот другие. Коля, 6 класс, получив «волю», катается весь урок на стуле на колесиках в компьютерном кабинете, хохоча и размахивая руками, – радуется… Света, тот же класс, забившись в угол: «Ничего я не хочу, скажите конкретно, чего мне делать» - почти плачет… А отличник Глеб, распластавшись на парте, стонет, что он ужасно устал, что он ничего не хочет, только спать - и рисует какие-то каракули на листочке…

- Дети, вы можете делать то, что вам интересно… Дети, ну вы можете… Дети…

Но большинство детей чувствует себя нормально в обстановке жесткого порядка – жесткого строя. Они любят «строгих учителей». Там, на нормальных уроках, они послушны и работоспособны. Коля сидит как первоклассник и поднимает руку, Света решает математические задачи третьего уровня сложности, Глеб… Глеб – отличник, как было сказано… И строгие учителя торжествуют: у нас-то на уроках никто не катается на стульях и не рисует каракули. «У нас, - говорят они, - проблем нет».

Проблемы начинаются при попытке не сломать, нет - ослабить строй.

И вот учитель, который хочет по-доброму и по-человечески, столкнувшись с суровой правдой школы, говорит: «Нет, с ними нельзя иначе. Они невменяемы…»

Это так. После нескольких лет школы нормальные дети становятся невменяемыми.

Это серьезное обвинение Школе. Приговор. Школа доводит послушых девочек до истерического плача, активных мальчиков - до истерического хохота. А отличников – до состояния каракуль на листочке.


Полный текст - http://school.covcheg.org/tom_sawyer_school/1629-den-rozhdeniya-po-pyatnicam.html

07.04.2009, 21:19
Рустам Курбатов

Памяти спецкурсов...

Это прощальное – поминальное – слово.

Мы простились в этом году со спецкурсами и вернулись к «нормальным урокам». Чтобы читателю был ясен драматизм ситуации, небольшой комментарий.

Спецкурсы – что-то вроде факультатива. Дети выбирают предмет и учителя. Что тут особенного? Но есть некоторые отличия…

Первое. На спецкурсе нет никакой программы. Как это вообще проходило? Собираются в самом большом кабинете школы 40 шестиклассников, перед ними – 4 учителя: учитель биологии, литературы, английского языка и истории. Встает учитель биологии: «Можно будет делать любую тему: о животных, о человеке, а может и о космосе…». Учитель литературы: «Каждый будет читать свою любимую книжку, а потом расскажет о ней…» Дети делятся на группы и расходятся.

Десять-пятнадцать детей пошли за учителем биологии. Обсудили, определились с темой: кто-то будет делать газету о слонах, а кто-то о домашних кошках или размножении морских свинок (тема морских свинок держалась на протяжении двух лет). Смотрят фильмы, читают книжки, говорят друг с другом, в конце четверти рисуют газету размером в лист ватмана и идут с докладом – это у нас называется словом «Десант» - в какой-нибудь класс.

Какая тут программа? Рассказывает Анна Владимировна, учитель географии: «Прошлый раз Виталик сказал, что он будет делать доклад о минералах, я ночь не спала, книги подготовила, камни из кладовки вытащила. А сегодня: «Я передумал, Анна Владимировна, буду писать о Черных Дырах»». Конечно, смешно со стороны: блажь какая, интерес ребенка… Не так уж смешно: Виталик, мальчик шустрый и любопытный, на протяжении семи лет школы делал только то, что хотели от него учителя, и, разумеется, непросто в один день решить, что ему по-настоящему интересно - что он хочет делать.

Второе. Факультативы – дополнение к основной нагрузке. Спецкурсы – часть этой самой «нагрузки». Мы не могли просто добавить спецкурсы в расписание: после шести уроков и двух часов домашнего задания (его дети делали в школе, в часы самоподготовки) войти в класс и спросить: «Ну, что вам, дети, интересно? Ну, может, хотите еще чего-нибудь узнать?»

Чтобы добавить спецкурсы, нужно было что-нибудь убрать. И мы решили работать без домашнего задания: всё необходимое будем делать на уроках, а домой – с пустыми портфелями! Три года назад мы, учителя Лицея КОВЧЕГ, подписали мораторий на домашнее задание…

Я ставлю три точки – чтобы Вы, дорогой коллега, сделали паузу и почувствовали наконец-то драматизм ситуации. Вы бы поставили свою подпись под приказом о запрете на домашнее задание? Не буду говорить о том, как выполнялся этот мораторий. Это тема отдельной книжки.

Но у нас хватило смелости сказать родителям, что мы не задаем домашнего задания. А еще год спустя, после ожесточенной внутришкольной дискуссии на первой странице сайта был размещен этот революционный лозунг: «Мы работаем без домашнего задания!».

Третье. И этого нам показалось мало. Что такое два-три часа в неделю на спецкурс? Приходят дети после нормального урока, где: «Посмотрели на доску… Вы должны к контрольной работе… Сядь прямо…» - а тут: доски нет, можно по классу ходить, а на вопрос «Можно, я…», учитель говорит, недослушав: «Конечно, можно, на спецкурсе ты можешь делать то, что ты хочешь…». Эти два-три часа в неделю достаточно лишь, чтобы в сознание прийти.

И мы пошли дальше. Стали сокращать уроки – основные уроки. Подумали, что если учителя истории, биологии, географии ужмут свою программу ну хоть на немножко – ну на одну восьмую – то сколько времени освободится для спецкурсов!

Нарушение закона? Наверное, да. Но ведь ясно, что дети «доберут» своё – ведь спецкурсов стало больше. Мы довели их число до шести часов в неделю. Хотели еще больше, но остановились.

Я по-прежнему считаю, что в хорошей школе таких не-уроков должно быть много, часов десять в неделю. Два часа в день работать не по программе, делать то, что ты хочешь делать – это хорошо и для талантливого ребенка, и для школьного неудачника. Из такой школы выходили бы здоровые физически и психически молодые люди, не потерявшие интереса к жизни, готовые работать головой и руками, способные к творческим решениям, и с чувством юмора – счастливые люди, одним словом.


Но разве Здоровый и Счастливый Человек – это цель нашей системы образования?



Мы взвесили свои силы и поняли, что не готовы за два года до очередной аккредитации идти на откровенное нарушение закона при нейтралитете (дружественном, но нейтралитете) родителей. И решили «сдать» спецкурсы. Теперь к нам не придерешься – у нас уроков столько, сколько полагается по закону.

А что делается на уроках – это уж, извините, другое дело.

[color="#000080"][/color]
21.01.2009, 00:25
Рустам Курбатов

Без оценок

15 лет в нашей школе идет дискуссия, ставить оценки или нет. Примерно, 2-3 часа каждую неделю. И все остались в результате при своем мнении: кому противно ставить оценки - их не ставит; кто убежден, что без них нельзя – ставит. Из этого спора выхода нет. Я не думаю, что можно кого-то переубедить - это просто рассказ о том, как можно работать без оценок.

1.
Есть некоторое задание - работа.
Если эта работа выполнена учеником хорошо – учитель так и говорит: «Хорошо».
Это и есть «оценка».

Сколько уроков длится «работа»? Может быть, это десятиминутный письменный опрос; а может, доклад, над которым ученик работал две недели.

«Хорошо» не связано со школьной оценкой: это не «тройка», ни «четверка», ни «пятерка». «Хорошо» имеет другой смысл: учитель считает, что ученик сделал работу действительно хорошо.

А если плохо? - То говорит: «Плохо».
И дает возможность второй попытки, возможность сделать следующий раз.
Строго говоря, в Лицее есть две оценки: «Хорошо» и «Следующий раз».

Всё.

2.
«Это уравниловка, - говорят школьные учителя, - есть работа простая, а есть сложная, и что ж , всё – хорошо?»

Хорошо, давайте внесем уточнения. Выделим несколько уровней сложности – допустим, три уровня. Не вдаваясь в конкретику двенадцати школьных предметов:

1 уровень – задания по образцу, «услышал – повторил», пересказ, решение простых задач, ответы на самые простые вопросы;


2 уровень - умение применить знание в другой ситуации; умение сравнивать, видеть общее, высказывать предположения;


3 уровень – это так называемые «нестандартные задания», на которые нет очевидного ответа, для решения которых нужно построить в голове сложную комбинацию из знаний, полученных, возможно, по разным школьным предметам; задания, требующие порой догадки, «озарения» - самое точное слово для третьего уровня – это творческая работа.

Итак, в рамках учебной темы мы выделяем задания разных уровней - разных level'ов,чтобы было понятно детям. И за выполнение каждого задания они получат долгожданную оценку(!) – которая в нашей школе выражается словом «хорошо».

Важно, что уровень работы всегда определен заранее, и учитель никогда не оценивает: ни ученика, ни его работу. Он просто говорит: «Да, ты справился с этой работой (первого, второго или третьего уровня сложности)» или «Нет, ты не справился, следующий раз».

Только «да» и «нет».

Посмотрим на всё это глазами родителей - собственно, оценка и ставится для них.

Например, история. Тема - Древний Египет.

Виды работ и уровни:

1. Смотреть фильм и делать записи *
2. Обсуждение фильма **
3. Прочитать учебник, ответить на вопросы **
4. Заполнить контурную карту *
5. Задать свои вопросы ***
6. Выполнить тест
*
7. Подготовить рассказ по энциклопедии **
8. Рассказать родителям о пирамидах ***
9. Написать текст для газеты
**
10. Набрать текст на компьютере
*
11. Нарисовать картинку для газеты
**
12. Защита проекта
***

Допустим, тема длится 6 уроков. За 6 часов – 12 работ, напротив каждой отметка (!) – «Да» или «Нет».

Разве этого недостаточно для умного родителя?

Есть соблазн соотнести эти три уровня с «тройкой», «четверкой» и «пятеркой». Конечно, это не соотносится. Ну, уж если учитель никак не может работать без оценок – он будет «соотносить». Это будет неправдой, но и сама пятибалльная система – такая неправда, какая уж разница...

Коротко, по-школьному, все преимущества такой «системы оценивания» - мы назвали ее Маршрутным Листом.

1. Вся работа разбита на небольшие и понятные задания, напротив каждого – отметка о выполнении. Простая и прозрачная система!

2. Никаких «минусов», «нулей», «грустных мордочек» - или «хорошо» или «следующий раз». Это очень радостная оценка!

3. Если не сделал с первого раза – надо сделать со второй, третьей, четвертой попытки. Это очень строгая система!

4. Учитель не оценивает, он только констатирует, сделана ли работа. Система честная!

5. Слабый ученик может получить зачет за простую работу, а у для сильного всегда есть сверхсложные задания. Мотивирует!
6. Зачет - «хорошо» - означает что ребенок справился с заданием и что он может помочь своему товарищу сделать эту работу. Умение работать вместе, помогать друг другу – один из важных плюсов Маршрутного Листа!

Я не считаю возможным переубедить учителя, который 25 лет ставил оценки. Один лишь вопрос к взрослым: «Сами-то хотите, чтобы вам в жизни ставили пятибалльные оценки?»

Я, как директор, иногда позволяю себе иронию: «Не провели, Галина Николаевна, урок в компьютерном классе – двойка Вам». Такие обороты особенно не нравятся строгим школьным учителям, которые убеждены в необходимости пятибалльной оценки.

3.
Один остался вопрос – что ставить в конце года в личное дело ученика.

По Закону об Образовании школа имеет право проводить промежуточную аттестацию в любой форме. Другими словами, государство от нас требует пятибалльной оценки только в конце 4, 9 и 11 классов. Причем эти оценки могут быть выставлены по результатам контрольных работ.

В обычной жизни «зачетов» достаточно.
Так у нас работает в течение последних 4 лет начальная школа. Были страхи: родители заберут детей, - количество учеников увеличилось за эти годы в полтора раза!

И все ж компромиссы неизбежны: думаю, пятибалльная оценка в средней школе могла б ставиться только 1-2 раза в четверть за самостоятельные (контрольные, проверочные) работы. И годовая оценка – на основании этих работ.
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+