Личный кабинет
Дневники

30.12.2009, 18:50
Рустам Курбатов

А кино будет?

«А давайте сегодня фильм посмотрим!», - хором просят шестиклассники
«А что, кино смотреть будем?», - это Марина и Настя из девятого класса, увидев несвернутый экран на стене.
«А сделайте нам спецкурс по фильмам, как в восьмом классе было…» - грустно, почти без надежды, Никита из десятого…
Это рассказ о том, как соединить удовольствие и учебу. Какую пользу можно извлечь из просмотра фильмов на уроках истории. А может, и не только фильмов. И не только на уроках истории.


MAGIC NUMBER SEVEN

Больше всего дети на уроках истории любят смотреть фильмы – пусть смотрят. А мы постараемся извлечь из этого пользу…

Итак, каждая тема начинается с фильма…

Разумеется, мы не просто «кино смотрим». Фильм настолько богат всякими полезными веществами, что надо постараться выжать из него все эти «витамины и аминокислоты».

Фильм – всегда начало темы. Никаких «вступлений», «объяснений» и «обратите внимание на…» Просто выключаем свет и смотрим…

Фильм сам порождает вопросы. А дети сами разберутся, на что надо обратить внимание.

Сеанс закончен, включили свет. Первое задание – «краткое содержание просмотренного», иначе говоря – «план».

Разумеется, я не диктую план – дети пишут его сами. Пять минут на разговоры в группе – чтобы «прокрутить» еще раз кинопленку в голове и выделить «важные моменты».

Очень толковая работа. Возможно, это один из главных школьных навыков или, как говорят в последние годы, «компетенций» - умение составлять план. Как рассказывал один преподаватель университета Мориса Тореза, африканские студенты не понимают, что такое «составить план». Это, конечно не говорит о том, что они ниже европейцев по уровню интеллекта – просто они получили другое, неевропейское образование.

Не знаю ничего больше о студентах – но наши шестиклассники это делают легко. Достаточно один раз объяснить. И я уверен, что, став через пять лет студентами, они не будут скрипеть перьями (стучать по клавиатуре ноутбука), пытаясь записать каждое слово лектора. Ведь не надо записывать каждое слово – надо уметь сокращать и «сжимать» - то есть писать план.

Еще одна ремарка: полезнее записывать «план фильма», чем «план параграфа». В параграфе – там всегда главные мысли выделены жирным шрифтом. И ученик думает, что это действительно «главные мысли». А с фильмом такая штука не пройдет. Ребенка не обманешь: он выделит и запишет то, что действительно произвело на него сильное впечатление…

Последнее – я стараюсь не говорить детям слова «план». Всё проще: «Вам завтра надо будет рассказать родителям о том, что увидели - сделайте записи, чтобы легче было вспомнить…»

Да, кстати, «пунктов» такого плана «плана» должно быть 6-7, не больше. Magic number seven


И НЕ НАХОДИМ НУЖНОГО ВОПРОСА…

Каждая тема начинается с фильма. После просмотра – делаем краткую запись, план…

«Составить план» и пересказать содержание – это не больше, чем развитие памяти. Дело хорошее, но не самое главное. Важнее – умение, извините, думать.

И если наша Старая добрая школа память хоть как никак развивала: «повтори, повтори еще раз...», то с этим вторым умением было совсем «никак».

Мы осознали этот пробел, и тут посыпались в него всякие хитрые «технологии развития мышления»: ТРИЗ, входящие в моду «шесть шляп господина де Боно», «технология развития критического мышления через чтение» и прочие американские штучки.

И наша бесформенная русская душа готова принять любую форму - главное, чтоб прилагалась инструкция на русском языке: как включать в сеть, сколько порошка сыпать…

А ведь просто всё. Что такое «умение думать» или «мышление»? Способность искать ответы на вопросы.

Главное, чтобы вопросы были хорошими - на которые нет единственно правильного ответа, когда «может быть так», но «и так возможно». Психологи называют это «дивергентным мышлением».

Но я редко задаю детям вопросы – даже такие вопросы: «Вот вам еще пять минут работы в группе (переворачиваю часы), предложите сами вопрос на обсуждение»

Что вас больше всего удивило в фильме? Что показалось странным? О чем бы вы хотели поговорить? Какую проблему вы бы поставилили на обсуждение, если б были учителем?

Конечно, бывают вопросы поверхностные: «А как звали того дядечку с бородой?» Но бывают и по сути. Один-два «сущностных вопроса», рожденных детьми, ставлю на обсуждение…

Если б Леонардо да Винчи родился бы на век раньше, мог бы он совершить эти открытия?

Почему христианская церковь призывала человека воздерживаться от скоромной пищи более ста дней в году – почти треть года?

Сто тысяч лет Европу населяли и неандертальцы, и кроманьонцы – почему первые вымерли, а вторые стали «человеками разумными»?

Как говорил Клод Леви-Стросс: «Настоящий ученый не тот, кто отвечает на вопросы - а тот, кто задает их»


ЗНАНИЕ, ВЫРАЖЕННОЕ СЛОВАМИ…

Мы смотрим фильм. Дети делают «записи для памяти». Сами ставим вопросы для обсуждения…

«А сами как думаете? Как бы вы ответили на эти вопросы?», - еще пять минут работы в группах.

От каждой группы выступает один человек. Выслушали трех-четырех человек – три-четыре мнения. Я могу себе позволить в конце высказать и собственный вариант ответа.


На «хорошие вопросы» нет одного ответа, а порой на них вообще нет ответа.

Я понял, в чем главная проблема Школы: тут всегда всё ясно. А если что-то неясно, если кто-то что-то недопонял – значит плохо объяснил учитель… Надо так, чтобы «от зубов отскакивало». Что нехорошо, впрочем, и для зубов, и для мозгов.

Знание, выраженное словами, не есть настоящее знание – вольный перевод первого чжана «Дао дэ дзин»

По крайней мере, это касается «гуманитарных наук». В настоящем знании больше непонимания, чем опре деленности, сомнения - чем уверенности, вопросов – чем ответов. Оно, скорее «незнание», чем «знание».


«СОВСЕМ ДРУГОЕ КИНО»

А давайте сегодня фильм посмотрим!», - с тайной надеждой просят шестиклассники.

«А что, мы сегодня кино смотреть будем?», - это кто-то из девятого класса, увидев, несвернутый экран на стене.

«А сделайте нам спецкурс по фильмам, как в восьмом классе было…» - это Никита из десятого…


Больше всего дети на уроках истории дети любят смотреть фильмы. Что остается мне, учителю? Научиться извлекать максимум пользы из «этого кино».

Вот мы и отрабатываем все «ключевые компетенции» на просмотре фильмов: учимся составлять план, пересказывать по плану содержание, ставить проблемы, искать ответы на вопросы, вести дискуссию, работать в группах.

Наблюдение – структуирование информации – постановка проблемы – поиск ответов… Вместо фильма может быть и рассказ учителя, и учебник, и исторический документ– последовательность действий будет та же. Так можно работать с любым текстом на уроке истории.

Какой бы ни был текст, мы сначала воспринимаем и «укладываем» в голове новую информацию, потом задаем вопросы и ищем на них ответы. Очевидно, это простейшая цепочка исследовательского метода на уроках истории.

А может, и не только на истории. Разве не так происходит на уроках биологии или литературы, физики или географии?

Наблюдение: эксперимент, чтение текста, экскурсия…
Удивление: от скновения привычного с новым.
Поиск ответов – которые, в свою очередь, рождают новые вопросы.

И если мы сможем не просто «объяснять новый метериал» - а вести ребенка по этому непростому, но безумно интересному пути: через сильные впечатления от столкновения с новым, через удивление и непонимание – к собственным предположениям и догадкам, тогда у нас получится совсем другая школа. И совсем другой урок: не «объяснение-закрепление-контроль», а урок как маленькое собственное открытие…
Просто «делать программу» как-то неприлично в нашей школе. Признавать свою неспособность сойти с колеи? Нежелание думать? Что ж сетовать, что дети ничего не хотят и им неинтересно, когда и мы делаем то, что нам неинтересно.

При том мы соблюдаем букву закона: мы обязаны соответствовать «на выходе» из 4, 9, 11 класса. И не более того. И родители знают про это. И никто не забрал документы.

Итак, программа курса – это список Интересных Дел. Интересных для ребенка и для учителя. Каждый учитель сам составляет этот список.

Последние несколько лет мы даже не пишем тематического плаирования - чтобы оно не привязывало нас к стандартным программам.

На каждую тему - примерно, 8-10 уроков - учитель пишет пять строк. Как обращение к ученикам, родителям - ко всем, кому интересно, что мы будем делать. Пять строк - чтобы сказать о смысле проекта, чтобы зажечь, ну хотя бы - зацепить.

Эти пять строк - и есть наша программа.

Например, английский язык. Не стоит начинать с того, что мы будем отрабатывать past perfect или работать с компьютерной программой. Это вспомогательные упражнения. Главное – что мы по сути будем делать. Допустим...

Мы будем делать спектакль по сказке Киплинга «The Cat that Walked by Himself».

Чтобы спектакль получился, мы вначале отработаем чтение текста по аудиокниге, потом выучим две сотни слов, разберем такие-то грамматические конструкции (…) , выполнив устные и письменные упражнения на закрепление этого материала, после чего распределим роли, нарисуем маски и декорации Дикого-Дикого Леса… Мы покажем спектакль в 3а классе (потому что там учится Уля, сестра Глеба). А видеофрагмент спектакля разместим на сайте НЕСКУЧНАЯ ШКОЛА, чтобы наши друзья из Бразилии смогли посмотреть его…

Это один из проектов, одна из тем Мастерской по английскому языку. Разве слушать, читать и играть Киплинга хуже, чем учить диалоги о «вечеринках тинэйджеров» в глянцевом учебнике. Конечно, представители издательства Oxford Press в Москве могут остаться недовольными. Ну и что?

Или так нельзя выучить английский язык? Это не учеба, а развлечение… Нужно учить ребенка работать… Давайте! Если интересно, то и ученик будет стараться! Трудно для учителя. Конечно, по готовой программе и учебнику проще.

Дети часами, а по выходным круглосуточно сидят за компьютером - отходят от школы. Компьютер – единственный серьезный конкурент школы. И чтобы выдержать конкуренцию, школа должна придумать что-нибудь такое, что будет посильнее виртуальных игр.
18.12.2009, 17:10
Рустам Курбатов

Почему мы не задаем домашнего задания?

Обязательного ДЗ в нашей школе НЕТ. Организм должен восстанавливаться дома после шестичасового сидения за партой. Работать без ДЗ трудно: всегда хочется дать хоть чуть-чуть, ну на 10 минут, ну хоть одно упражнение… Но, эти 10 минут превращаются дома в 30-40 минут, умножьте на 6-7 предметов – что получается? Получается домашнее задание по математике вместе с бабушкой (потому что не все родители это выдерживают) до часа ночи; слезы, крик, порванные тетрадки и, в результате, - спасительный томик ГДЗ; а в школе – невыспавшиеся дети, с осоловелыми глазами, - маленькие запрограммированные существа, которые выполняют программу под наши разговоры, «что учеба, дети, это увлекательнейшее дело».

Близорукость, сколиоз, гастрит, атрофия воли и компьютерные игры выходные напролет – вот результат такой программы.

К сожалению, однозначное НЕТ – все-таки не совсем корректный ответ. Потому что «хорошие оценки» - главный показатель деятельности школы и для чиновника, и для обычного родителя. «Хорошая оценка» - она сейчас, в конце недели; а проблемы со здоровьем, физическим и психическим, – после 35 лет. Поэтому у нас не хватило духа совсем отказаться от ДЗ, и мы выработали такое правило: обязательное задание возникает только в том случае, если ребенок, недовольный своей оценкой за тему, сказал: «Не ставьте, я исправлюсь!». Произнеся эту фразу, он взял себе работу на дом – домашнее задание.


Конечно, мы освободили детей и родителей от сидения дома за партой не для того, чтобы они сидели часами перед монитором компьютера и играли в сетевые игры – мальчики; и висели на телефоне – девочки. Мы отказались от ДЗ в надежде, что свободное время будет занято спортом, искусствами и всякой неучебной работой.

И последнее. Объявив мораторий на обязательное ДЗ, мы всегда готовы загрузить, завалить учеников работой: не жестко обязательной, интересной, неожиданной и добровольной. Это так называемое НЕСТАНДАРТНОЕ ЗАДАНИЕ. Каждый учитель каждую неделю предлагает «что-нибудь эдакое». Это строго добровольная работа, и если ребенок не спешит проявлять свою добрую волю – не стоит смотреть на него с укоризной. Главное в нашем деле - выдержка.

Конечно, многим родителям (учителям) такой подход не очень нравится. «Не надо о доброй воле, все это иллюзии - думают они, - лучше просто дать и спросить». Так думать – это и есть иллюзия, почти коммунистическая иллюзия. Будто, если ребенку много дать, то он, радостный, пойдет всё выполнять, и все люди будут счастливы. Можно иронизировать по поводу необязательного творческого задания, но ведь наша первая задача – взрастить в ребенке эту самую добрую волю и поддержать интерес к жизни. Кстати, от трети до двух третей учеников в нашей школе делают эту работу!


Материал взят из
Журнала для Усталых Учителей.

01.11.2009, 14:28
Рустам Курбатов

Вокруг детских ПОЧЕМУ?

Идти от детского интереса? Как составить программу курса на основе этого интереса - вокруг детских вопросов. Детских ПОЧЕМУ?

Надо спросить детей: «А что Вы хотите узнать?» Из этих вопросов и конструируем программу курса. Вот "Почему?" 6 В класса. Список длинный, но я не смог сократить его.

1. Почему когда акулу переворачивают на брюхо, она не двигается?
2. Почему когда некоторые люди смеются, другие начинают плакать?
3. Почему некоторые люди привязываются друг к другу, а некоторые враждуют?
4. Почему мужчины сильнее женщин?
5. Откуда появилась интуиция?
6. Почему тигр полосатый, а жираф пятнистый?
7. Почему некоторые люди любят мясо, а другие его не переносят?
8. Почему память не безгранична?
9. Откуда вообще взялся характер?
10. Почему роговица разного цвета?
11. Почему на бумаге, из которой сделаны деньги, много микробов?
12. Почему в ресницах живут клещи?
13. Почему показывать средний палец неприлично?
14. Почему человек смеется?
(Ксения Ж. 6В)

1. Почему серый варан, повисая в воздухе, замирает?
2. Почему эволюционировал только человек?
3. Чем вызван лунатизм?
4. Что заставляет птиц делать дупла?
5. Почему у планет существует притяжение?
6. Почему континенты двигаются?
7. Почему люди поделились на три расы: негроидная, монголоидная и европеоидная?
8. Отчего образовалась суша и вода?
9. Каким образом эволюционирует мозг?
10. Каким образом человек придумывает разные вещи?
11. Как образовались религии?
12. Были ли источники радиации до появления человека?
13. Почему человека нет кожного дыхания?
(А.Ш.А)

1. Почему животные иногда причиняют себе вред?
2. В каком цвете видят кошки?
3. Есть ли жизнь на других планетах?
4. Есть ли вторая жизнь?
5. Что в черной дыре?
6. Как влияют на психику наркотики?
7. Откуда взялись болезни?
8. Почему человек боится щекотки?
(Аня)

1. Можно ли кошку отучить есть мясо, и научить есть траву?
2. Расскажите про Бермудский треугольник
3. Может ли человек постепенно перестать есть, и набираться энергией от Солнца?
4. Расскажите, пожалуйста, про парад планет. Когда он будет в ближайшее время?
5. Как человек засыпает и что происходит во время сна?
6. Что было бы, если мужскую работу выполняли женщины, а женскую мужчины?
7. Почему все народы мира не придут к соглашению говорить всем на одном языке?
8. Почему у каждого животного разный характер?
9. Как закаливание помогает отогнать болезни?
10. Челюсть человека устроена как у травоядного, почему мы едим больше мяса, чем салатов?
(Хомяков Иван)

1. Откуда берутся сны?
2. Почему ногти все время растут, а зубы нет?
3. Почему происходит клиническая смерть?
4. Есть нереальные вещи?
5. Как появились животные?
6. Одинаковые фамилии – это дальние родственники или однофамильцы?
7. Как происходит загар?
8. Почему у людей разный цвет глаз?
9. Есть ли люди, которые видят в темноте?
10. Почему когда плачешь, то не можешь остановиться?
11. Что такое любовь? Люди считают по-разному, а точное определение есть?
(Лера Ш.)

1. Из-за чего происходит смерть?
2. Почему человек впадает в депрессию?
3. Что такое сон?
4. Почему человек не может использовать эхолокацию?
5. Почему наркотики нелегальны?
6. Откуда берутся дети?
7. Зачем нужны брови?
9. Зачем нужны деньги?
11. Что такое плесень?
12. Почему нельзя тыкать пальцем в человека?
13. Почему место под рукой называется подмышкой?
14. Что такое родинка?

1. Почему обезьяны не эволюционируют в человека сейчас?
2. Где конец Вселенной?
3. Что собой представляет ветер?
4. Почему люди говорят на разных языках, почему они не смогли сговориться?
5. Как уткам удается выживать при самых сложных условиях?
6. Откуда взялись рефлексы?
7. Почему некоторые люди гениальны, а некоторые не очень?
8. Почему у всех людей разные вкусы в плане еды?
9. Почему дети похожи на своих родителей?
10. Почему смешение газов на Солнце вызывает тепло?
11. Почему люди не могут дышать под водой, ведь они самые развитые существа на планете?
(Юра Ш.)

1. Почему мой попугай ест все подряд, например кофе и мясо?
2. Почему грибы делят на отдельные царства, если, по сути, это растения?
3. Откуда появился ветер?
4. Как найти клад, если папоротник никогда не цветет?
5. Опасны ли лунатики?
6. В каком веке изобрели косметику?
7. Как на психику маленьких детей действуют страшилки?
8. Кто придумал комиксы?
9. Почему некоторые животные реагируют на людей хорошо, а другие плохо?
10. Откуда взялись вирусы, поражающие организм человека?
11. Почему некоторые киты раздувают рот, когда едят, а другие нет?
12. Почему принцессы не могли выходить замуж за обычных людей?
13. Почему цены на все растут быстро, а зарплата нет?
14. Что за разновидность плесени поражает человека?
15. Почему некоторые медузы кусают просто так?

Что делать с этими вопросами? Допустим, в начале учебного года учитель собирает вопросы. Будет вопросов много – эдак, тысяча. Эти вопросы раскладываются по кучкам. Вот, к примеру, названия кучек:

ЧЕЛОВЕК, загадки тела.
ЧЕЛОВЕК, загадки души.
ЗЕМЛЯ
КОСМОС
ДОМАШИЕ ЖИВОТНЫЕ
ДИКИЕ ЗВЕРИ
ЯЗЫКИ
ЗАГАДОЧНЫЕ ЯВЛЕНИЯ
БУДУЩЕЕ
ПОЛИТИКА
ТЕХНИКА
ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ
РЕЛИГИЯ

Учитель распределяет детские ПОЧЕМУ? по этим темам. Это и есть программа курса ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ с 1 по 7 класс, по крайней мере. Темы формулирует учитель – никто не упрекнет нас в том, что «мы идем на поводу». А внутри тем – детские воспросы.

Конечно, вопросы будут и новые появляться в течение года. Замечательно! Будем пополнять наш список. В классе стоит, быть может, ящик для вопросов. И каждый может бросать туда записочки.

Строго говоря, некоторые вопросы скорее философские, чем естественнонаучные. Но мы и не просили детей задавать вопросы «по биологии и географии». Мы говорили им: Что вы хотели бы узнать в школе? А то что, наряду с физическими появляются и метафизические вопросы – великолепно!

Значит, будут и Мастерские по философии в начальной школе. Философии ВОКРУГ ДЕТСКИХ ПОЧЕМУ?

Источник:
Журнал для Усталых Учителей
31.10.2009, 15:29
Рустам Курбатов

Спящие пробуждаются

Часто приходится слышать от учителей: «Ну не интересен ему мой предмет…» И как продолжение: «Ведь сами ж говорили, что нельзя ребенка научить, если он не хочет, если не интересно». К такому выводу приходят чаще «нешкольные учителя». Люди, работавшие в школе, не ждут никакого интереса – они учат.

И вот что получается: учитель учит 1-2 учеников в классе. «В глаза им смотрит», «беседу ведет», «думать учит» - а остальные? Так им же не интересно…

Что ж делать?

Признаемся себе, что только избранные интересуются «чистой наукой»: строением животной клетки, поэтикой Достоевского, дифференциальным исчислением. И не беда, потому это не единственно возможная форма Интереса…

История в 3 классе, класс Маргариты Алексеевны. «Знаете, а 5 класс тоже сейчас проходит египетские пирамиды, и они вызвали вас на турнир…» Дима, прищурившись: «А Вы точно говорите, не шутите?» А Никита ничего не сказал – просто подпрыгнул со стулом…


Конечно, не сами пирамиды и мумии разбудили учеников. «Турнир! Мы такие вопросы придумаем для пятиклассников, никогда не ответят!..» Ни одного мрачного сонного лица. Никто не остался равнодушным.

Если «чисто научный интерес» - для избранных, то такой – для всех.

Поэтому каждая тема (каждая Мастерская) должна была бы начинаться с вопроса: Ну что мы будем делать? Газету? Спектакль? Снимать видеофильм? Или вызовем на турнир 11 класс?

Спящие пробуждаются.


17.10.2009, 14:09
Рустам Курбатов

Закон группы

Как за 40 минут "выучить" 2-3 парагарфа? И выслушать каждого в классе? И чтобы заговоорил даже самый слабый и неуверенный?

***

Теперь у нас в классе по 16 человек. Много, особенно для «устных уроков». Конечно, не как в массовой школе, но один неприятный вопрос: как опросить эти 16 человек? В школе-то просто: по очереди к доске и письменный опрос.

К доске не вызываем: полурока слушать монологи 3- 4 учеников? Да и как остальных заставить сидеть и слушать? Это в школе: учитель повел бровью – все замерли…

Письменный опрос – хорошо, но когда ж говорить, если не на «устных уроках»?

Да, еще можно «беседовать с классом». Учитель упоенно ведет разговор с двумя-тремя самыми невыдержанными (не всегда умными) детьми, а остальные?

Выход есть.

Работа в группах. 5-10 минут на уроке ученики обсуждают вопрос в группах, по 3-4 человека. Эти минуты – самое толковое время урока! Ученики друг другу пересказывают материал – делают рутинную, но необходимую работу. Потом один человек от группы выходит к доске.

Давайте на примере… Тема – Отечественная война 1812 года.

1. Начало войны, Бородинское сражение.

2. Французы в Москве.

3. Русский народ и нашествие.

4. Изгнание Наполеона из России

Два варианта – два сценария такой работы.

Первый сценарий. Каждая группа готовит один из вопросов и «докладывает» его. Вариант хороший и проверенный. Есть трудность: другие вряд ли внимательно будут слушать этот рассказ. Но можно озадачить слушающих: допустим, нужно задавать вопросы выступающему. А в конце темы будет зачетная работа по всему материалу. Но все ж трудно через несколько недель воспроизвести то, что услышал из уст своего товарища. А если тот рассказал не очень внятно?

Второй вариант – каждая группа готовит все четыре вопроса: «Через 40 минут вы должны ответить на все вопросы, прочитав 2 параграфа» Группа действует так, как должна действовать группа в экстремальной обстановке. За несколько секунд определяется лидер, он распределяет работу: «Ты сможешь сделать этот вопрос – тогда это тебе!», «Я подготовлю третий и четвертый вопросы, а первые два – вам…».. 20 минут читают в полной тишине. Каждый читает свой раздел, пишет план. Потом обсуждение: по очереди рассказывают, что прочитали. Не так ли поступают школьники на перемене, за 3 минуты до звонка на урок: «Ты читал параграф? Расскажи быстро…»

Итого? За 40 минут каждый ученик – сильный и несильный – подготовил 2-3 параграфа учебника. Полурока он читал сосредоточенно книгу, что-то выписывая в тетрадь. Другую половину – говорил и слушал соседа по парте.

И даже самый «слабый» и неуверенный, выйдя к доске, говорит. Краснея, заикаясь, вытирая пот – говорит! Не говорить стыдно, просто не возможно – это провал всей группы.

За один урок - 2-3 параграфа. Значит, можно все-таки найти время на изучение документов, чтение энциклопедий, просмотр фильмов. И обойтись без обязательного домашнего задания.

Конечно, если мы сейчас начнем так работать со старшими – будет сопротивление. Некоторым это не понравится. Проще спокойно сидеть и не мешать учителю, который «ведет беседу» с двумя-тремя претендентами на золотую медаль…

Предчувствую иронию: 20 минут читают, 20 минут обсуждают, 4 человека в группе, - ну вот, педагогический рецепт… А если говорить неконкретно, то будете иронизировать, что мол опять педагогическую утопию пишите.

А вопрос серьезный. Ведь обычный урок, когда учитель ведет фронтальный опрос (какой термин!), так вот когда учитель идет фронтом на класс - на этом и держится Школа. И даже если мы красиво назовем этот фронтальный допрос беседой, что изменится?

Дело даже не в том, это потеря времени, что так никого ничему научить нельзя. Как сказал Сергей Леонидович, учитель литературы, после двух часов педсовета (педсовет – тот же урок для учителей): «Я пошел. Я уже угорел…» «Угорел» - этим словом можно охарактеризовать состояние ученика в школе к полудню, после 2-3 уроков. Отличие от Сергея Леонидовича лишь в том, что он, ученик, не может сказать: «Я пошел».

И этот угар не от трудных задачек и длинных упражнений. Угар от вынужденной неподвижности и вынужденного молчания. Урок – это издевательство над природой. Сидеть неподвижно и молчать – неестественно, нефизиологично, невыносимо для здорового человека, тем более для здорового ребенка. Недаром же карцер – наказание страшнее общей камеры.

Я сгущаю краски? Все мы учились в школе, и не так уж это страшно… Да, но кто тогда думал о том, что возможны другие варианты, альтернативы сидению за партами полдня затылок-в-затылок? Кто думал о том, что в принципе возможна другая школа и другие уроки? А если вариантов нет, то насилие не воспринимается как насилие.

И ничего не стоят наши разговоры о «гуманной школе», о добрых отношениях и развитии способностей, если урок останется уроком. Какие отношения с угорелыми детьми?

Предложенный выше «рецепт» (20 минут читаем учебник, 10 минут обсуждаем... доводим до кипения, слегка помешивая) – я добился своего, если вызвал улыбку. Значит, запомнится.

А таких «рецептов» много. Можно давать вопросы простые – на пересказ; и сложные – на гениальную догадку; можно всем группам предлагать один и тот же вопрос или каждой группе – собственный. На 2 минуты – чтобы взбодрить и пробудить или на полурока.

Не могут дети так работать? Сперва надо научить? Конечно, надо! А чем мы еще в школе занимаемся? Кстати, в первом и втором классе - могут.

Материал взят из
Журнала для Усталых Учителей.

15.10.2009, 20:48
Рустам Курбатов

Прощай, оружие! - 3

Мораторий не может длиться долго. Если отказаться от оценки, ничего не изменив в Школе - будет еще хуже. Как учитель теперь заставит ученика, к примеру, переписать диктант? Будет убеждать его, говорить о сознательности, взывать к совести... Нет, лучше уж оценкой. Лучше «двойка», чем душеспасительные беседы.

Это только объявление перемирия. Мы не будем больше стрелять. Мы готовы к переговорам.

Переговоры должны быть честными и последовательными – чтобы полностью были соблюдены интересы двух сторон: Ребенка и Взрослого.

Интересы Ребенка?

Ребенок хочет СИЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ.
Ему интересно все: он любит смотреть в окно, разглядывать картинки, слушать страшные сказки и смешные истории. И что в школе? Вместо интересных историй – параграфы и резюме; вместо опытов – графики и формулы; вместо свободного пользования родным языком – синтаксис сложноподчиненного предложения; вместо наблюдений за природой – таблица Менделеева. Вместо наблюдения и переживания – «понятия»!

Если мы хотим настоящего сотрудничества с учеником, мы должны говорить с ребенком на его языке – языке чувств и ощущений. Чтобы понять что-либо, взрослый человек (тем более, ребенок!) должен это УВИДЕТЬ и ПОЧУВСТВОВАТЬ. Синтез чувства, зрительного образа и словесного определения – это и есть настоящее понятие.

Ребенок хочет, чтобы его труд имел РЕЗУЛЬТАТ.
Деятельность, активность – в природе ребенка. Когда он маленький – ему надо лазать, бегать, прыгать, разбирать и собирать игрушки – ИГРАТЬ. Когда становится взрослее - важно, чтобы деятельность стала серьезнее и имела результат. Который можно подержать в руках, показать друзьям, похвастаться перед родителями. Это же естественно: что-то делал – и вот что получилось, вот результат. Работа без овеществленного результата невозможна. Два исключения: социалистическая экономика и школа.

В чем же результат детского труда? Решение нестандартной задачи по математике, написание своего текста по литературе, проведенное исследование по физике, химии или биологии, воображаемые диалоги в человеком другой эпохи – по истории… Все детские шедевры – употребляю это слово без иронии – публикуются в школьном журнале или, к примеру, записываются на видеокамеру.

Ребенок хочет ДУМАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО.
Ребенок любит задавать вопросы. «Как? Почему? Зачем?» – естественное для него любопытство. Которое, увы, проходит уже в первых классах. В школе все готовое: и вопросы, и ответы, - остается слушать, запоминать, повторять.

Настоящее сотрудничество, настоящая «школа для ребенка» - это школа, где учитель не дает готовых ответов. Более того, он не дает и «готовых вопросов» – он лишь подводит ученика к непониманию и удивлению. Вопрос должен задать сам ученик: если нет вопроса – то и не на что отвечать… Без удивления не может быть настоящего мышления.

Ребенок хочет ОБЩАТЬСЯ.
Подросток ходит в школу, чтобы общаться. Учиться – это второе дело. И что ж? Десятиминутные перемены и редкие записочки – вот что остается для общения.

Если мы хотим строить «школу для ребенка», мы должны дать ему возможность говорить на уроках – то есть работать в группах. Такая работа может занимать до половины учебного времени.

Ребенок хочет УСПЕХА.
Успех – чувство, что «я могу», «у меня получается» - это здоровый допинг для нашей нервной системы. Без этого никто: ни взрослый, ни ребенок, - работать не будет. Почему же в школе так много «неуспешных учеников»? Они не хотят учиться? Это не так: любой ребенок хочет узнавать новое и неравнодушен к похвале. Любой ребенок хочет – до тех пор, пока ему не скажут: один, другой, третий раз, что он не может: не может решать задачки, писать грамотно, сочинять свои истории…

Чтобы не разрушить веру ребенка в свои силы, чтобы поддерживать в классах постоянную «ситуацию успеха», Школа должна отказаться от «единых требований» ко всем ученикам. Каждый ученик должен получать посильное ему задание и положительную «оценку» в случае его выполнения.

* * *
Такова «программа переговоров» со стороны Ребенка. Хорошо организованный труд, самостоятельное мышление, радость от работы – но разве мы, взрослые, хотим чего-то другого?

Поэтому школа, построенная на этих основаниях, - это не просто «школа для ребенка». Это школа общего языка – диалога – Взрослого и Ребенка. Это пространство, где соединяются два потока: детский Интерес и Мышление как главная ценность взрослой культуры.

Хотя это и не очень похоже на традиционную школу. Более уместно было б название МАСТЕРСКАЯ (употребим это слово вслед за Д.Дьюи и С.Френе) – потому что в такой школе дети не просто «учатся», а самостоятельно добывают знания – «мастерят».

В такой школе оценка не нужна. Ее даже не надо специально отменять никаким приказом или положением. В такой школе об оценке просто некогда думать – ни ученику, ни учителю.

Как же «текущий контроль» и «итоговый результат»?

Для текущего контроля – Лист индивидуальных достижений (в нашей школе – «Маршрутный лист»). Это перечень основных этапов работы над темой и отметки – «зачеты» - о выполнении работы.

Итоговый результат – Сборники творческих работ ученика (в нашей школе – альманахи, школьный журнал и видеофильмы). Это самые интересные работы – шедевры! – ученика за четверть или за год. В печатной форме или на видеопленке.

Прощай, оружие!
Да, школа заквашена на насилии. И главный инструмент насилия – это оценка. О каком сотрудничестве идет речь, когда за спиной автомат? Сначала – разоружение, потом – сотрудничество.

Но отказ от применения силы ставит другую проблему – необходимо изменить саму природу Школы, продумать заново содержание и методы образования. И только после этого мы сможем совсем отказаться от пятибалльной оценки и прочих методов устрашения, оставив за собой лишь один метод воздействия на ученика.

Воздействия Словом.

И вот тогда мы скажем с облегчением: «Прощай, оружие!»

Материал взят из Журнала для Усталых Учителей.

12.10.2009, 20:22
Рустам Курбатов

Прощай, оружие-2. PRO et CONTRA

Аргументы сторонников пятибалльной оценки убедительны:

Без отметки ученик не будет работать. Действительно, учеба – это тяжелый труд, и наша главная задача – научить ребенка трудиться. И только «на интересе» работать нельзя, иногда надо ученику просто сказать «надо»

Без отметки родители не будут знать о результате работы ученика. Действительно, значительно проще поставить «значок»: 3, 4 или 5, - чем полчаса объяснять, что ученик умеет делать, а что нет.

Отметка создает систему ценностей в детском коллективе. Действительно, без оценки дети не будут понимать «что такое хорошо и что такое плохо», и двоечники будут пользоваться таким же авторитетом, как и хорошие ученики.

Отметка приучает ученика к реалиям взрослой жизни. Действительно, без оценки слабые ученики будут думать, что у них «всё хорошо» - и после окончания школы их ждет тяжелое разочарование (может быть, катастрофа) от столкновения с реальностью взрослой жизни.

Пятибалльная оценка проста и универсальна. Действительно, каждый человек на территории бывшего Советского Союза знает, что такое «выполнить работу на троечку», и чем «четыре с минусом отличается от трех с плюсом». Пятибалльная оценка у нас в крови. Почти юнговский архетип.

Ученики сами просят поставить им оценку. Это действительно так.

И последнее. Отказ от оценки – красивые слова. Но всем ясно, что это утопия. И ясно, чем заканчиваются подобные утопии и социальные эксперименты.

Не надо вводить в искушение детей. Пусть оценка – зло, но отмена ее была бы злом несравненно большим. Без оценки – честной и объективной – человек утратит связь с реальностью. А это уже не школьная, а медицинская проблема.

Теперь – доводы противников оценки.

Пятибалльная оценка – ложь. Что такое 4 или 5? Обратимся к тексту «Инструкции о применении цифровой пятибалльной системы оценки успеваемости и поведения…», утвержденной народным комиссаром просвещения РСФСР 29 февраля 1944 года – того документа, которым мы должны руководствоваться, выставляя оценку:

«Балл «4» ставится в том случае, когда учащийся знает весь требуемый программный материал, хорошо понимает и прочно усвоил его. На вопросы (в пределах программы) дает правильные, сознательные и уверенные ответы (…) В устных работах и письменных ответах пользуется литературно правильным языком и не допускает ошибок»

Нужны ли комментарии?

Пятибалльная система – по сути трехбалльная. «Единица» - знак того, что у учителя сдали нервы; «двойка» - это нулевые знания; остается «три», «четыре» и «пять». При этом диапазон между «слабой троечкой» и «заслуженной тройкой» огромен.

Пятибалльная система лишена объективности. Если по математике и русскому языку существуют хоть какие-либо критерии (количество ошибок в диктанте и контрольной работе), то по другим предметам – все на совести преподавателя. И «четверка» в двух соседних школах – это «две большие разницы», что уж говорить о всей стране!

Оценка разрушает детский коллектив. Группы «троечников», «хорошистов» и «отличников» в средней школе становятся весьма устойчивыми, а границы между ними непреодолимыми. Как касты в древней Индии: здесь есть и свои брахманы, и свои неприкасаемые.

Оценка не является стимулом к учебе. Страх наказания, удовлетворение тщеславия – да. Но не стимул. Стимулом может быть либо интерес, либо понимание полезности знания. Оценка – как золотой телец – закрывает и то, и другое.

Оценка разрушает доверие между учеником и учителем. Доверие и искренность – эти качества естественны для ребенка, и от взрослого он ждет взаимности. И что? В ответ на все его движения души – «молодец, ты сегодня отвечал на четыре».

Последнее. Оценка наносит удар по психике не только ребенка. Необратимые процессы происходят и в сознании взрослого человека, вынужденного оценивать действия всех окружающих его людей по пятибалльной системе. А это уже не школьная - медицинская - проблема…

Может быть, доводы сторонников оценки оказались более весомыми. Но есть еще один аргумент против оценки…

Оценки ставить противно.

Противно видеть в глазах детей страх возможного наказания за двойку.
Противно слушать их уговоры «спросить еще раз» и «не ставить тройку».
И совсем невозможно видеть их «счастье» от полученной пятерки.

Противно и пошло. Когда искренность и чувство опускают до уровня инструкции Наркомпроса 1944 года, когда в ответ на доверие (иногда любовь) твердой рукой выводится оценка в дневнике…

Поэтому нам надо подумать не столько о детях – сколько о самих себе. Чтобы, работая в школе, сохранить способность чувствовать, переживать, любить, – нам надо было бы отказаться от этого права. Права оценивать другого человека.

Попробуйте неделю-другую не ставить оценки - объявите краткосрочный мораторий – и сразу всё станет на места. Если ученикам будет интересно то, что вы говорите – они будут слушать. Если нет – никакой силой не заставишь.

Без оценки Вы не сможете их заставить сидеть недвижно 20 минут и слушать ответ товарища у доски. Без оценки Вы не сможете объяснить им необходимость учить наизусть правила и орфограммы. Отказ от оценки вскроет всю фальшь и неестественность того, что мы делаем.

Вот тогда нам придется думать не только об оценках – но и о содержании образования. В этом главный смысл «моратория».

(это еще не конец)


Материал взят из Журнала для Усталых Учителей.
09.10.2009, 17:44
Рустам Курбатов

Как в семье

Французские учителя, гостившие в нашей школе, были приятно удивлены двум вещам: в детском садике дети спят на подушках (во Франции подушки запрещены - вдруг дети задохнутся во сне) и тем, что у нас младшие и старшие дети знают друг друга и спокойно общаются на переменах.

«Современная школа» искусственно ранжировала детей по возрастным категориям, отделив одиннадцатилетних от двенадцатилетних…

Во всех традиционных культурах младшие жили вместе со старшими, и старшие выполняли роль помощников родителей и часто замещали их. Полезно и тем, и другим. Старшим это позволяет легче пережить переходный возраст – потому что роль помощника способствует социализации подростка, как сказали бы антропологи. А младшие, как правило, легче понимают слова и действия своих почти сверстников, с разницей в возрасте два-три года.

Успех наших «десантов», когда почти каждая тема по каждому предмету завершается уроком, который старшеклассники проводят для маленьких, очевиден.

Но можно и пойти дальше. Старшие могут не просто время от времени заходить к младшим - но и регулярно работать вместе.

Допустим, в 3 классе - мастерская по естествознанию, тема «Перелетные птицы». Восьмикалассники, два-три человека отправляются в третий класс «на работу». Понятно возражение: пропустят свои уроки, ведь мастерская длится 8-10 уроков.

Но сколько плюсов!

1. Ясно, что идут работать не все, а кто специально подготовился.

2. Идут, возможно, в класс своему учителю начальной школы, что, конечно же, приятно и учителю и детям.

3. Работа в качестве помощника учителя (подмастерья, ассистента, вожатого) позволяет подросткам иначе посмотреть на всю школьную жизнь. Эти 8 уроков - интенсивный курс взросления.

4. В конце концов, «объяснят другим – и сами поймут».

Поэтому страхи, что раз в четверть кто-то вместо обычных уроков на 8 уроков пойдет работать помощником в младшую школу – просто страхи. Вообще, школа может быть совсем не такой, какой она была, когда мы учились…

7-9 классы – признаемся, самые провальные классы школы. Когда подростки уже переросли детское почитание учителя, но еще недоросли до необходимости готовиться в вуз. Все знают, как сложно им объяснить, зачем они учатся в школе и что они вообще тут делают.

Возможно, такая совместная работа позволит подростку посмотреть на школу и самого себя другими глазами.


Материал взят из Журнала для Усталых Учителей.

01.10.2009, 18:36
Рустам Курбатов

Засучить рукава!

Есть вопрос важнее, быть может, содержания образования, методов и форм процесса - это обстановка класса. Как стоят парты и чьи портреты висят на стене...

Рассказывают, что чиновники требуют, чтобы в школах на подоконниках не было цветов, и на стенах ничего лишнего: ни детских рисунков, ни газет. Дескать, и цветы, и рисунки, и газеты – источник пыли и грязи. Забота о санитарном благополучии граждан.

Запрет на разговоры, ограничение передвижения, затылок товарища на расстоянии вытянутой руки, а теперь еще голые стены. Загадка для взрослых: как называется такое учреждение?

Класс в нормальной школе – это место, где детям удобно слушать учителя и списывать с доски. Поэтому парты стоят в ряд, у доски - учительский стол. На стенах – лозунги, портреты бородатых стариков и дидактические таблицы. И красивые стенды для проверяющих. Всё остальное отвлекает детей! Интерьер класса – это, может быть, важнее, чем «содержание образования».

Ребенок 8 часов в день находится в классе. Каким он должен быть? Мебель стоит так, чтобы дети могли разговаривать, общаться друг с другом, вместе работать. Поэтому – не удивляйтесь, родители! – мы сдвинули парты и поставили их«большими квадратами».

При необходимости дети могут передвигаться по классу, подходить к стеллажам, другим столам. На стеллажах много нужных вещей: книги, альбомы, кассеты, карандаши, всякие штучки для опытов, карточки по математике, цветная бумага… И если такой класс можно сравнить с мастерской ремесленника, то эти вещи – инструменты… Инструментов много: что-то закупают учителя, что-то приносят из дома дети.

Порядок такой, чтобы любую вещь любой ученик мог найти и взять за несколько секунд. Поэтому, кстати, все стеллажи у нас открытые. Мы открутили все дверцы у школьных шкафов, чтобы дети увидели, что там лежит, и могли свободно пользоваться этими вещами. И много детских работ! Газеты, альманахи, рисунки, тексты, макеты…

Продолжая аналогию с мастерской ремесленника, эти вещи можно было б назвать шедеврами. Без иронии, шедевры – это результат работы ученика, который становится подмастерьем, а и потом мастером. Стены не должны быть пустыми – у нас не дзэн-буддистский монастырь, где послушники по 6 лет созерцают пустую стену. От голой стены веет школьным холодом.

Ученик, войдя в класс, должен видеть результаты своего труда – это греет, вызывает прилив сил. Всякие методические таблицы нужны бывают на 1 урок. Их можно прикрепить к доске и потом, в конце урока, снова убрать. А портреты великих можно показывать 1 раз в год, чтобы дети отличали Лобаческого от Циалковского.

Ну и, конечно, в классе должны висеть Маршрутные Листы. Наша учеба – это Кругосветное путешествие на КОВЧЕГЕ. Поэтому у учителя вместо наркомпросовского журнала образца 1954 года – Бортовой журнал. А у ребенка - Маршрутный Лист: в папке персональный, на стене общий на класс. Чтобы не сбиться с пути и не сойти с маршрута.

Маршрутные Листы, которые висят на стене, должны быть красивые и не страшные. Формат – пол-листа ватмана или целый лист. Вместо «плюсов», по крайней мере, в начальной школе, - цветные наклейки. Это взрослым кажется, что ерунда – а детям радостно.

И еще, по крайней мере, в начальной школе у каждого - полквадратного метра площади. Личной. Чтобы поставить корзинку из ИКЕИ и любимую мягкую игрушку. Конечно, не все надо воспринимать буквально. Важно то, что у нас помещение устроено в принципе иначе, чем в казенной школе.


Образцовый с точки зрения школьного инспектора класс: стерильные парты, стулья, пол и стены, всё спрятано и закрыто, а на стенах висят таблицы разбора и формулы многочленов – это нежилое помещение. Да, всё должно быть чисто и аккуратно, но не пусто.

У ученика, открывающего дверь в такой класс – класс-мастерскую, - должно возникнуть желание засучить рукава и быстрее взяться за работу!


Материал взят из
Журнала для Усталых Учителей.

footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+