Личный кабинет
Дневники

23.07.2010, 20:11
Рустам Курбатов

Судите по результатам!

Контрольные работы у нас проходят в виде самых обычных тестов. Что проверяем? Госстандарт. Как принято его проверять? Тестами. Что придумывать…

А настоящие результаты – творческие работы учеников, итоги каждой Мастерской, публикуются на сайте «Нескучная школа». Шедевры!

Шедевр – без иронии говорю это слово. Каждая тема (каждая мастерская) заканчивается тем, что ученик выполняет свою «главную работу» - сhef-d'oeuvre. После чего становится подмастерьем.

Известны нам четыре формы шедевра…

Газета. Газета – душа начальной школы! Мы сегодня делаем Газету! В средней – дети тоже рады бы, но времени не хватает. Не знаю, почему дети любят газеты, можно предполагать: возможность рисовать, разговаривая при этом с друзьями, возможность напечатать текст, а может просто размер листа ватмана впечатляет.

Альманах. Альманах - это сборник текстов, написанных учениками по теме. Честно говоря, разница небольшая: Газета - это рисунки с текстами; Альманах – тексты с рисунками. Важно то, что работа завешается Текстом.

Видеофильм. Как правило, на 5-10 минут. Лиза и Настя, 6 класс: «Рустам, Иванович, Вы только заранее скажите, когда фильм будем снимать, чтоб мы приготовились, причесались…»

Радио. Самый быстрый и простой способ: на столе диктофон, 10 минут записи – вечером мы в прямом эфире…

Стараемся публиковать результаты каждого ученика… И ребенку, и родителям важно видеть свой результат! Мы должны работать с разными детьми и уметь каждого поднимать на свой уровень. Если есть откровенно слабые тексты, достаточно несколько строк. Если кто-то болел и не писал, в конце стоит сделать приписку: «Болел и ничего не написал…», «Работу обнаружить не удалось…»

Родители «несильных учеников» порой с особым трепетом относятся к результатам работы своих детей.



18.07.2010, 21:00
Рустам Курбатов

Психотерапевтическое отступление

«А есть ли в вашей школе психолог?» - спрашивают родители новых учеников, понимая, что обычный учитель с их ребенком вряд ли справится. «Пусть психолог разбирается с такими», - говорят учителя, которые чувствуют, что их терпенью настал конец. Так вот, в нашей школе психолога нет.

Но у нас есть Свободный Полет! Немного, правда, два часа в неделю.

Здесь учитель ничего не предлагает – любая тема по желанию ученика. Кто что хочет.

Что я хотел бы знать? Что в жизни мне непонятно?

Это попытка поднять со дна все вытесненные туда школой Почему? и Как?. Возвращение к шестилетнему состоянию, когда все любопытно и интересно. Школа, уроки и даже спецкурсы, предполагают, что ребенок ест готовую пищу, – то, что ему дает учитель «по программе». Он потребитель, пусть даже хорошего продукта. Свободный Полет всё ставит на свои места: ты хочешь узнать, почему вымерли динозавры – давай займемся этим вопросом: вот тебе фильм, компьютерная программа и книги; хочешь знать, как львы воспитывают своих детенышей - вот тебе книги, фильм и программа...

Свободный Полет – не для «одаренных», для талантливых детей! Знать, что мне интересно в жизни, читать книжки, рисовать газету, писать тексты - нормальному ребенку это может показаться скучным. Обычный спецкурс понятнее: работать под руководством учителя спокойнее, чем самому. Но в школе «для талантливых детей» Свободного Полета должно быть шесть-восемь уроков в неделю.

Но еще нужнее Свободный Полет «несильным детям». Есть ли другой способ их «подтянуть»? Репетиторство и прочие приемы дрессировки – не в счет.

Коля, по прозвищу Батон, с товарищами. Попытка Свободного Полета в 9 классе шесть лет назад. Любая тема: книги, компьютерные программы. Что интересует их? Биология… Анатомия… Точнее – размножение человека. Нашли компьютерные программы по анатомии. Вели себя прилично. Не хихикали. А раньше спрашивали их когда-нибудь: чем интересуешься, что ты хотел бы узнать?

Это попытка встать на ноги, установить связь реальными интересами ребенка – связь с реальностью. Может быть, Свободный Полет стоит прописывать обязательно всем новым ученикам как Курс молодого бойца, на полгода. Они ушли из школы, а мы их опять туда же, за парты…

Давайте составим в каждой параллели список «самых сложных учеников», которые «ничего не хотят», «ничего не могут» и «матерятся в коридорах». И пропишем им курс Свободного Полета на полгода, на часа 4 в неделю. Может, лучше к ЕГЭ подготовятся?

И не обязательно в этом случае требовать доклада, газеты, выступления перед другим классом. Достаточно, чтобы ребенок читал разные книжки с картинками, даже если у него нет заранее готовых вопросов. Вопросы могут возникнуть потом. Просто дать возможность делать то, что интересно.

Конечно, это трудно, и можно продвигаться потихоньку. Каждый учитель сам определяет меру свободы – насколько он готов принять интересы ребенка. Поймать парусом ветер детского интереса.

В нашей школе нет психолога. Но есть Свободный Полет.

Это радикальная психотерапия - терапия реальностью.

17.07.2010, 21:26
Рустам Курбатов

Изнутри

Свобода, доверие...

Слышу ухмылку сильных учителей: «Вы только не забывайте, что мы должны…»

Я помню, коллеги.

Если мы не доверяем ребенку, почему он должен доверять нам? Ведь нет разговора о том, что бросим его, предоставим самому себе и проч. Нет, будем рядом, будем вместе с ним – но будем идти вслед за его интересом. Потому что Интерес – это сила природы. Закон природы – а законы надо выполнять…

Ребенок может тянуться и к злу, и к добру. Но взрослые на что? В добрых порывах – поддержать и подтолкнуть. В недобрых – сдержать (дать подзатыльник).

Есть ли «добрая воля» в природе человека? Ну, если хоть чуть-чуть, хоть с горчичное зерно – то у нас есть шанс. Наша работа - взращивание доброй воли (опять китайский термин).

Образование, идущее от Человека.
23.06.2010, 16:58
Рустам Курбатов

Школа, сделанная для своих детей

19 лет назад был принят закон, разрешивший создание частных школ.
Росли свои дети – хотелось сделать для них хорошую школу.

Но что такое «хорошая школа»?


Для нас - это школа, куда утром ребенок идет с радостью
и откуда вечером возвращается в хорошем настроении.
А днем, добавим, работает: напряженно и с интересом.

Тут и начались трудности.

Чтобы было и «с радостью», и «работает» - пришлось кое-что изменить в Школе.

Во-первых, привычные школьные программы. Мы постарались выделить вопросы, важные и интересные для ребенка. И составить программы вокруг них. У нас ученик не просто «проходит материал» - а делает Интересные Дела.


Подготовка доклада, с которым будем выступать перед учениками начальной школы, издание журнала, съемка фильма, много опытов, экспериментов.


Когда это получается – никого не надо заставлять работать. Нет домашнего задания – дети без спроса носят книги домой. Потому что интересно! А Интерес – вещь посильнее двоек и нравоучений.


И второе – менять привычные представления о том, что такое урок. Вместо сидения за партой – «спинка прямо, руки перед собой» - ученики могут на уроке говорить, читать, писать, работать за компьютером, ходить по классу, решать задания на карточках, рисовать газеты, – работать, одним словом.


Зачем все это? Потому что любой человек (и ребенок в том числе) хорошо работает при двух условиях: когда он делает то, что ему интересно, и когда он делает что-либо сам, а не наблюдает за работой другого.


Если кого смущают слова «интерес» и «ходить по классу» - то уточним, что мы выполняем весь госстандарт, строго ставим оценки,наши выпускники продолжают учебу в престижных вузах, среди них есть медалисты, а среди старшеклассников – победители олимпиад.


И вообще, вопрос не стоит о «выполнении госстандарта». Вопрос – как, опираясь на интерес и свободу, дать образование более широкое и глубокое, чем предполагает этот самый стандарт.


Наша школа – скажем честно – не для всех родителей. Только для тех, кто доверяет своему ребенку. И понимает, что образование – нечто больше, чем умение заполнять тесты.


Но, очень важно, наша школа – для всех детей.

Для отличников – их ждет здесь интересная и творческая работа.
И для так называемых «школьных неудачников».

Потому что, как утверждают психологи, треть из них показывают в тестах на креативность результат выше, чем школьные отличники. Среди таких «неудачников» встречаются одаренные дети.


Сохранить этот
дар – есть ли другая задача у школы?
12.06.2010, 00:01
Рустам Курбатов

Признаемся, нет никакой программы.

А по какой программе работает ваша начальная школа? Математика по Морро или Петерсон? Чтение по «Живому слову» или Бунееву...» Это вопросы, которые мне, как директору, часто задают родители первоклассников. И учителя, которые хотят работать в нашей школе. Я говорю какие-то общие слова. А «по какой программе» работает наша начальная школа…

1.
Уроков как таковых нет. И программы курса тоже. Есть разные Интересные Дела: которые предлагает учитель или сами дети. Или чаще всего вопрос «что делать» решается вместе.

Иногда Интересные Дела тесно связаны с каким-либо предметом. Прогулка к пруду на речке Липка (посмотреть, как застывает вода) – естествознание. Подсчет, сколько мы (вся школа) съедаем мяса в день – математика. Письмо ученикам в другую школу – русский. Чтение любимой книги – литература.

Но в жизни границ между предметами нет. Придуманную задачку по математике надо записать – это русский язык. Подготовить доклад о кошке – это и чтение книги и письмо. Литературный театр – это и чтение, и письмо, и рисунок, и музыка.

И тогда ребенок встает утром с постели не потому что «надо идти в школу». Он знает, что сегодня будет репетиция «Сказки о козле». Или будем делать книгу – настоящую! - с картинками, переплетом. Или пойдем в другой класс, где учится младший (старший) брат (сестра), рассказывать о гладиаторах, динозаврах, разведении попугаев. Он идет в школу, потому что там его ждут Интересные Дела!

Интересное Дело – это не американский project. Первое, проект – это надолго: на месяц, четверть, год. Скучно. Второе, тему проекта говорит учитель: «Тема нашего проекта – защита окружающей среды»… Проект – это вариация на тему Школы.

Интересное Дело – другое дело. Это то, что ребенок действительно хочет делать. То, что он делал бы даже дома, когда никто его не принуждает работать. Интересное Дело возникает там, за стенами школы, в настоящей жизни ребенка.

Задача – угадать, пред-угадать, что он действительно хочет и что ему по-настоящему интересно. Не просто говорит «я хотел бы…», а подскакивает от радости, не верит своему счастью, не слышит звонка с урока. И строить всю «программу» от этого.

В классе 15 учеников. У каждого своя радость. 15 дел одновременно– нереально. Как на практике?

Начинаем, как правило, с общих тем. Но, конечно же, это не темы уроков. Это то, на чем сошелся, пересекся интерес детей и взрослого. Неважно, кто предложил, кто сказал первый: «Давайте, будем делать…». Главное, чтобы действительно было интересно всем.

Учитель сам оставляет программу – делает то, что он хочет. Далее – не примеры, а только варианты работы.

Русский язык: газета о жизни класса, переписка с учениками другого класса (другой школы), страница на сайте с новостями для родителей, вопросы к настольной игре, подписи к фотографиям, переписка с Нафаней (Белочкой, Зайчиком…), сценарии спектаклей по литературе, задачи по математике, газеты по истории и естествознанию, стихи, сказки, романы…

Математика: математические игры и головоломки, измерения расстояния (площади, размеров), взвешивание различных предметов, деньги (цена, сдача…), собственные интересные задачки…

Литература: инсценировки, написание собственных шедевров: рассказы, стихи, фантастические повести; чтение любимых книг – чтобы потом рассказать о них другим, фильм и книга (можно посмотреть фильм и прочитать книгу – потом обсудить), спектакль и книга (то же, но вместо фильма – театральная постановка)…

Естествознание и История: доклады на самые разные темы по естествознанию, «Путешествие на Машине времени» в другие эпохи, история семьи; экскурсии, поездки, выходы в лес; аквариум, попугай или морская свинка – живой уголок в классе.

Сколько длится работа над темой? Мы пробовали разные варианты, но, как правило – это 8-10 часов. Хорошо, когда тема укладывается в неделю. Получается, по 2 урока в день на протяжении недели. Возможно, это первые два урока. Потому что главная работа – ради этого ребенок идет в школу. Ведь это не развлечение – настоящая учеба.

Итак, наша программа – это Интересные Дела. Придуманные учителем, детьми или вместе. Над которыми работает весь класс, группа или каждый сам по себе. И если мы начинаем с Общих Дел, то потихоньку, шаг за шагом, учимся работать самостоятельно: в группах и по одиночке.

Возможность работать самостоятельно, это награда, это «пятерка» для того, кто научился. Научился говорить в полголоса, спокойно читать книгу, слушать товарища, задавать вопросы, поднимать руку, когда надо. Свобода в обмен на Умения. Я умею! Я научился тому, что не мог делать вчера. И теперь я могу быть самостоятельным, я получаю больше свободы!

Работа в группах – более реальный вариант, чем индивидуальная работа. Здоровый ребенок любит работать вместе, общаться, говорить. Классика: четыре группы по четыре человека. И детям нетрудно. И учитель с ума не сойдет. У каждой группы – своя тема. Скорее всего, в рамках общей большой темы. Например, Общая тема – Космическое путешествие. Темы групп: Солнце, Планеты Солнечной системы, Звезды, Черные дыры.

Сначала, как правило, смотрим фильм. Потом делимся на группы и каждая группа выбирает тему. Идем в библиотеку, ищем книги по своим темам. Передвигаем парты в классе, чтобы было удобнее работать в группах. Дети читают, говорят в полголоса. Итогом работы является газета. Газета – это дети всегда пишут с большой буквы и произносят с особым чувством. Там будут и рисунки, и тексты, написанные детьми (иногда успеваем их напечатать). На уроке, на перемене, после всех уроков; на парте, на подоконнике, под партой на полу – они делают Газету. И – момент счастья! – дети идут со своей Газетой в соседний класс.

Иногда и к старшеклассникам. Его еле видно за столом, это первоклассника, речь его не внятна (занимается с логопедом) – но он делает доклад перед учениками 8 класса о динозаврах. «У кого-нибудь еще будут вопросы?..»

2.
Ставить запятые, читать с выражением стихи, правильно произносить английские звуки, красиво писать прописную букву «Д», делить столбиком, знать, что нашими предками были славяне (и тюрки), представлять что будет с водой при нагревании – бесспорно, надо.

Это навыки. Полезные знания и умения, без которых не выйдет Интересное Дело. И поэтому – именно поэтому! – они нужны. Навыки всегда идут вслед за делом. Пишем газету – надо уметь писать. Считаем булочки в столовой – складывать, умножать и делить. Ставим спектакль – читать, писать, рисовать…

Сколько времени на эту техническую работу? Быть может половину, может меньше. Решает учитель – всё зависит от ситуации. Нет рецептов и четких инструкций – есть различные ситуации в жизни. Как мы прорабатываем навыки: все вместе, по группам, по одиночке? Главным образом, индивидуально. Математика – много разноуровневых карточек. Русский – карточки на грамматические структуры.

Хотя, что такое индивидуальная работа? Дети могут обсуждать и спрашивать у товарищей, как делать задачу или упражнение. Индивидуальная работа превращается в групповую.

На стенде висит Лист успехов – лист «Я УМЕЮ». Если я уже умею делить двузначное число на однозначное – у меня стоит «зачет», плюс. Такой «зачет» - не оценка. Это признание учителем, что я действительно хорошо могу делать эту работу. И могу помочь товарищу, который еще не научился это делать. А когда учитель считает, что надо что-то объяснить всем, он требует внимания и тишины. И начинается урок. (Ну, наконец-то!) Но не большой, на 5-10 минут.

Это урок a posteori - урок по следам: детского интереса, возникающих проблем.



Итак, определение "свободной школы". Это школа, в которой на уроках можно разговаривать и двигаться... Несколько сценариев таких "разговоров и движений".

Первый вариант - тут

Второй вариант - РАБОТА В ПАРАХ


Второй вариант «разделения труда» - внутри группы.

Допустим, надо изучить текст параграфа на четыре страницы. Группа из двух человек. Делим работу: первый читает 1-2 страницу, второй 3-4 страницу.
Всё строго и четко: сначала тихо читаем, потом пять минут говорит один человек, потом пять минут - другой. Задача - чтобы второй знал материал первого, а первый – второго.

Как проверить? Можно кого-то вызвать к доске. А можно просто ходить по классу и слушать, «что они там говорят».


Это метод работы очень напоминает «оргдиалог Ривина», «парное обучение». Как говорят его адепты, производительность труда увеличивается в пять раз – дети усваивают в пять раз больше материала. Даже если это преувеличение, плюсы такой организации очевидны: все вовлечены в работу, нет проблем с дисциплиной.


Как выглядит такой класс? Ученики сидят по два человека, каждый что-то тихонько говорит соседу, или диктует, или проверяет работу своего партнера. Учитель подходит то к одной, то к другой паре, смотрит, слушает, поправляет.
Похоже на шахматный турнир.

10 класс. Через двадцать минут нас ждут третьеклассники – рассказываем о жизни первобытных людей... Распределили вопросы, прочитали, рассказали друг другу. Конечно, это не серьезный проект - просто доказательство того, что за 20 минут можно подготовиться к выступлению практически «с нуля».


Итак, второй вариант – это кооперация не на уровне класса, а внутри группы.
В группах (парах) хорошо прорабатывать простые вопросы: закреплять материал, пересказывать параграфы, решать задачки.

Первый вариант хорош для развития самостоятельности. Второй – для «отработки навыков». Учитель выбирает сценарий по ситауции.


Третий вариант - "ДУМАТЬ В ГРУППАХ"

А если вопросы не простые – а «на подумать»? Можно ли думать в группах?

В этом случае, один вопрос для всех групп.

6 класс. Завершили Путешествие в средние века. Задание: подготовить пятиминутную речь на тему «Эти странные средневековые люди».

- Можно в виде обращения к средневековому человеку?
- Можно. А можно и как нибудь иначе – как хотите...

Вопрос не простой – почти творческое задание. Четыре группы – будет четыре разных ответа.

Вроде как «разделения труда нет» - задание одно на всех. Но ответы-то разные – значит, слушать друг друга будет интересно.


ТО ВМЕСТЕ, ТО ПОВРОЗЬ…

С «третьим сценарием» всё ясно – прибережем его для творческих заданий. А обычная, рутинная, школьная работа? Как все-таки лучше: разделить класс на несколько команд, у каждой – своя тема, свой проект; или вместе работать над одной темой, разбирая материал в парах?

Спросил десятиклассников: «Ну как, вместе будем работать или сразу поделимся?»

Предполагал, второй вариант ответа. Думал, скажут: «Мы взрослые и самостоятельные, хотим сами…» Говорят: «Нет, лучше вместе. Это когда мы маленькие были в седьмом классе – тогда хорошо было работать по командам, каждый сидит и делает свое. А сейчас времени нет, учиться надо…»

Конечно, «надо учиться» - это не совсем аргумент, это выражение некоторого беспокойства (учителей), что так дескать «программу не пройдем». Но все ж, они правы: сразу обособляться – это чересчур.

Думаю, время проекта (мастерской) можно было б делить примерно пополам. Сначала – работаем вместе, потом – каждая группа над своей темой.

Своя тема… Мы не просто «работаем» - а «работаем над своей темой»! В этом что-то есть, особенно для подростка. Он не задание дома выполняет - а делает свое дело.

А «вместе» - ведь тоже не обычный урок. «Вместе» - это работа над общей темой, но работа в группах (парах). То есть, работа «по второму сценарию»

Честно говоря, опасался, предлагая первый раз старшеклассникам поработать в парах. Кто его знает, как отреагируют… Работа пошла! Сначала каждый читает свою часть материала, потом прочитанное рассказывает соседу. Спокойно, без лишних эмоций, по-деловому.

Если на обычном уроке на обычного ученика приходится полторы минуты времени – тут каждый ребенок треть урока говорит, треть – читает, треть – слушает соседа.

Говорит – если ли лучший способ выучить материал, чем проговорить его вслух? Читает - не вскользь, как обычно, а серьезно, чтобы потом суметь рассказать. Слушает - внимательно, ведь надо будет при случае этот материал суметь пересказать…

Во сколько раз повышается «производительность труда»? В два, три, пять раз?

***
Как директор школы я иногда захожу на уроки. На обычных – учитель говорит, дети «слушают» - больше трех минут не сижу. Грустно.

Другое дело, когда ученики могут говорить на уроке: или группа из 4-5 человек работает над своей темой, готовит сообщение и рисует газету; или в парах рассказывают друг другу прочитанное; или вместе решают сложную задачу…


То вместе, то поврозь, а то попеременно…
В любом случае – на таком «уроке» хочется остаться.
29.05.2010, 19:40
Рустам Курбатов

То вместе, то поврозь, а то попеременно

Если б меня спросили: "Что самое главное в вашей школе? Главное отличие ее?", я бы сказал, наверное: "У нас дети могут разговаривать на уроке..."

Итак, "разговоры на уроке"- работа в группах - три сценария...


***

Возражение по поводу групп: дети приходят в возбужденное состояние и не могут остановиться...

Что ж, надо придерживаться правила: говорить – когда можно говорить, и молчать – когда нужно молчать. Урок проходит в двух режимах: режим «разговора в полголоса в группе» и режим «говорим по очереди». Переключение с одного на другой получается не сразу. Будем тренироваться.

В особо запущенных случаях объявляю о «зачете за умение работать в группе». Помогает. Иногда честно плачу 5 щепок («щепки» - внутренняя валюта школы) на группу за «сплоченность». 5 щепок – и два урока спокойной работы без головной боли…

Сильный учитель скажет, что у него и без щепок дети не шевелятся и только мухи летают по классу. Ну что ж…


Сильный учитель никогда не согласится на работу в группах. Ему и так хорошо: дети молчат и слушают. Сидят от звонка до звонка, неподвижно.

Кстати, вся «гуманная педагогика» начинается, когда учитель не в силах уже применять силу. Когда опостылело это «всё время против шерсти». Ну как я могу заставить 20 человек сидеть неподвижно и слушать меня 40 минут?

Один лишь раз в этом году я спросил детей: а вообще-то хотите в группах… Вместо ответа был какой-то возглас – я больше не спрашиваю. Ведь ясно всё.

Но всегда есть дети, которые говорят, что не хотят ни с кем, и «будут сами по себе». На самом деле, они-то больше всего и хотят – просто боятся, что их не возьмут в группу.

Решать вопрос силой? Или, наоборот, расслаблять детей? Агрессивность одних и зажатость других – две реакции на школьный строй. Если строя будет немножко меньше, если будет на уроке чуть «вольнее» - то пройдет и зажатость, и агрессивность.

***

Однако, сдвинутые парты и разговоры – это еще не работа в группе. Если все решают одну задачку по физике или читают параграф по истории, выкрикивая при этом что-то с места – это просто шумный урок.

Работа в группе – это, прежде всего, объединение усилий и помощь друг другу. Сотрудничество!

Чтобы получилось объединение и сотрудничество, нужно поначалу разделить и распределить. У каждой группы – своя работа. Разделение труда…


ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ – РАБОТА В КОМАНДАХ

Первый вариант «разделения труда».

Группа работает над темой, ищет ответ на вопрос – и потом один из учеников рассказывает, что получилось. Это не ответ у доски - рассказ о том, что мы нашли и узнали, а другие еще не знают. Реальная ситуация общения.

Очень похоже на школы Френе и Монтессори. Дети читают книжки, роются в карточках, рисуют газеты – и выступают потом друг перед другом с результатами проекта.

Детям любят такую работу. Еще бы. В школе, на уроке – говорить! С друзьями! И не полминуты – а почти весь урок!

Каждая группа работает над своей темой. Как долго? Могут быть блицвопросы – на пять минут, а могут быть и настоящие «проекты» – на три-четыре урока.

Опасение понятно: каждый будет знать только своё. Не совсем так: рассказать надо так, чтобы поняли все остальные. А все остальные – весь класс - слушают, записывают планы, задают вопросы. И дело учителя – придумать, как потом спросить и проверить.

Условно этот вариант групповой работы можно назвать «работа в командах».

Будет продолжение.


05.05.2010, 18:45
Рустам Курбатов

Не был и не состоял...

За восемнадцать лет работы директором не подписал ни одного приказа, кроме тех, которые входят в список обязательного делопроизводства. Ни выговора не вынес, ни взыскания не наложил.

Хотя, честно говоря, иногда, был на грани, и в руках черновик держал, но до официальной бумаги дело не доходило.

Поводов, поверьте, было много. Но я сдерживался.

Как буду здороваться с человеком на следующий день после «вынесения предупреждения»? И, вообще, в чем смысл слова "выговор"?

Желание написать выговор возникает, когда в организации назревает маленький кризис. А кризис, как известно - очень полезная вещь.

Пусть тот, кто не сделал что-то, выскажется, почему он это не сделал… А я постараюсь из этого сделать выводы. Для себя.
Владислав Юрьевич в коридоре играет в шахматы. Первоклассники, пятиклассники, десятиклассники – играют все. Каждую неделю Владислав Юрьевич добавляет себе по столу – шахматы в нашей школе размножаются почкованием.

Нет ни программы, ни учебника, ни учебного плана, ни урока в расписании, нет даже кабинета – а каждую неделю приставляем по новому столу…

Эти коридорные шахматы, кажется, эмбрион какой-то другой школы.

Попробуем описать ее научным языком.

Первое. Нет программы - дети делают то, что им безумно интересно, забыв о компьютерных игрушках.

Второе. Нет теории - дети занимаются практикой, а не изучают биографию Ботвинника.

Третье. Нет оценок - каждый играет с партнером своего уровня и каждый может быть победителем!

Четвертое. Каждый занят – играет! - а не ждет и смотрит, как работают другие.

Сравните с концепцией Лицея КОВЧЕГ – найдите сходство.

Я не играю в шахматы, я учитель истории. Думаю: а я бы смог вот так сесть в коридоре и что-нибудь делать «по истории» с детьми?

И всё равно, как директор, не понимаю, когда все ученики ходят на уроки по расписанию, а шахмат нет в расписании – почему у Владислава Юрьевича всегда два десятка учеников?

Откуда берутся дети?
15.04.2010, 20:35
Рустам Курбатов

ЩЕПКИ

Это отдельные фразы, мысли, не вошедшие никуда. Как карандашные наброски. Я подумал их оставить набросками – а не дорисовывать до эпического полотна…

***

У каждого ребенка, даже самого «трудного», есть какая-никакая потребность новых ощущений, потребность познания, иначе – Интерес. Отрицание этого было бы проявлением человеконенавистничества в крайней форме.


***

Мы перестаем говорить об Интересе: «Это для маленьких, а теперь уже пора об экзаменах думать…» - и ребенок становится прагматиком, циником. Сдать экзамены, поступить в престижный вуз, зарабатывать хорошие деньги… Так это ж мы его мы научили: думай о том, как подготовиться к взрослой жизни и проч. Средство от гламура одно: давайте делать то, что интересно. Интересно сейчас.

***

Читая Чжуанцзы, «Ошибка мастеров». Это рассказ об учителях. Разве глина и дерево стремятся соответствовать циркулю и наугольнику? А мы стругаем и режем.


***

Титаны и Олимпийцы греческой мифологии. Титаны были не смогли принять законы Олимпийцев, за что их последние и отправили в Тартар.

Вот они, наши «школьные титаны», доедающие в столовой третью порцию макарон с сыром, не обращая внимания на то, что звонок на урок прозвенел уже пять минут назад. Имена называть не буду, некоторые еще не окончили школу. Добрые, внимательные, сердечные – душевные. Неспособные принять Законы олимпийцев. Дети! Удовольствие, не контролируемое разумом. Голое Ид. Посреди урока, в полный голос: «Можно в туалет, попИсать?»

Что это, проявление болезни или здоровья? Особый дар Сердца или инфантилизм?

***

Теоретики педагогики делятся на два лагеря: одни считают, что ребенок добрый по своей природе, другие – злой. Это исходный пункт всех педагогических философий, от этого строятся все «системы».

Наверное, ребенок не добрый и не злой. Он берет пример со взрослого, который рядом с ним. Если пример «добрый» – ребенок будет добрым.


***


Надо, чтобы учителя, вообще не знали фамилии детей. Только имя. Имя, произнесенное несколько раз за урок – лучшая пятерка. Конечно, это ремейк Карнеги – ну и что?


***

Монтессори, Дальтон-план – это вариации на тему школы. Как научить тому же, но другим способом. А что еще делать в условиях еврогосстандарта?


***

Дети любят строгих учителей. Дрессировщиков. Большинство не страдает от дрессировки. Их не смущает ни резкий тон, ни оценка. Дети любят силу. Культ силы – как и в обществе.

***

Всем ли нужна свобода? Или есть люди, по природе своей, склонные к повиновению? Дело не хромосомах, наверное, а в опыте семьи и школы. Если ребенок за выполнение команды получает вознаграждение – он привыкает к этому. Как в цирке.


***

Православная школа может быть популярной в близкой перспективе. Родители боятся наркотиков и непослушания - и ведут детей в церковь. Христианство и любовь тут ни при чем. Либеральный сценарий для России не прошел. Десять лет назад решили идти по западному пути. Шли-шли, что-то не то… Нет, мы туда не пойдем…


***

«Равенство» ребенка и взрослого - следствие (наверное, неправильное) из политического egalite Декларации прав и свобод… Мы хотим в семилетнем ребенке видеть взрослого и отнимаем у него возможность быть ребенком. А он не «маленький взрослый» – он другой. Принять эту инаковость и самому стать «немножко другим».
footer logo © Образ–Центр, 2020. 12+