Изображение

Мария Парфенова: «Дислексия — это как быть левшой»

Мария Парфенова — дочь известных журналистов Елены Чекаловой и Леонида Парфенова — первая в России публично заявила, что у нее с детства дислексия. Екатерина Рыбакова поговорила с Марией о том, как помочь подростку с дислексией осознать свою особенность и не стать на путь девиантного поведения.

Изображение

7 трудностей онлайн-обучения. И как учителю с ними справиться

Педагог Ирина Лавринова рассказывает, как справляется с основными трудностями дистанционного обучения. Она работает с детьми с ОВЗ, но советы точно пригодятся всем.

Изображение

Как построить урок, чтобы снизить утомляемость детей

О чем нужно помнить при работе с детьми, имеющими особые образовательные потребности, и как построить урок, чтобы снизить утомляемость детей и повысить их учебную мотивацию. Рассказывает Эльвира Федюшина.

Изображение

Обучение детей с ОВЗ на дистанте: больше свободы для учителя

Уже 10 лет в Бурятии работает центр дистанционного обучения для детей с проблемами здоровья. Все учебные предметы преподаются онлайн, но это - не изоляция... Учитель английского языка, победитель конкурса «Школа» Рыбаков Фонда Татьяна Заварзина рассказывает, как все устроено.

Изображение

Выпускники с особенностями здоровья выбирают ЕГЭ

С каждым годом растет количество выпускников с ОВЗ, которые выбирают в качестве итоговой аттестации ЕГЭ. За два года их количество возросло на 600 человек. Временно исполняющий обязанности руководителя Рособрнадзора Анзор Музаев рекомендовал проверять школы на наличие специальных условий.

Изображение

Синдром Дауна не мешает преподавателю учить детей с таким же диагнозом

Андрей родился с синдромом Дауна и неутешительным прогнозом врачей - «человек без будущего». Сегодня он учит детей с таким же диагнозом русской литературе и мечтает поступить в университет, а затем стать волонтером. Рассказывает Эльвира Федюшина

Изображение

Коррекционным школам подарят вторую жизнь

Угрозы закрытия коррекционных школ больше не существует - процесс их массового закрытия удалось остановить. Теперь коррекционные школы станут методическими центрами для оказания психолого-педагогической помощи учителям, детям и родителям.