Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Запретить нельзя разрешить

Помню, как, будучи учеником пятого класса средней школы, я получал проверенные работы по истории и думал: «Вот это должно быть интересно –– проверять и, главное, выставлять оценки такому количеству учеников».

Передав привет Ф.Ницше и своей «Воле к власти», я попал на истфак в главный педагогический университет страны.

Первый осознанный тревожный профессиональный сигнал я получил на практике на 4-м курсе. Перед началом работы студентов с назначенными классами завуч школы и по совместительству историк-обществовед «успокаивала» нас так: «<...≥ и старайтесь особо не нервничать. Я сама, когда работаю со своими классами, себя успокаиваю тем, что я знаю на один параграф больше них». Эта фраза отложилась, видимо, потому, что в университете мы постоянно делили лекторов и семинаристов на 2 категории: «читает учебник» и «нормальный». 

На пятом курсе и втором году педагогической практики очень колоритная и не менее экстраординарная десятиклассница «выловила» меня в коридоре школы и задала по-детски откровенный вопрос: «А чё Вы, нормальный вроде, и пошли в Пед на учителя?» На мой резонный ответный вопрос, на кого нужно идти «нормальным»?, я получил: «Ну, я не знаю, на диджея, актера, но не учителя же».

Сразу в голову приходит хрестоматийно: престиж как вектор (статусов) социальной стратификации.

Сентенции преподавателей педагогики в ВУЗе о степени важности профессии, социальной ответственности учителей, очевидно, не имеют столь необходимого, дефицитного эффекта, который мог бы хотя бы на йоту повысить престиж профессии.

Госы. Защита. Вручение диплома. Я попал в тот сравнительно небольшой процент выпускников педвузов, которые устраиваются работать по специальности, полученной в alma mater.

Первые два года работы я был уверен в правильности классического подхода в школьном образовании за одним исключением –– я не хотел работать ни по авторитарной, ни по тоталитарной модели взаимодействия с учениками.

Дабы сразу исключить чтение учебников, я подготовил базу тем курса, разработав лекции, во время чтения которых за моей спиной учащиеся могли видеть тезисы на экране (в рамках презентации по теме) и по необходимости фиксировать материал. «Ты почему не пишешь?», «Давай дневник!», «Поставлю два!» для меня не работали. Я видел в этом унижение самого себя.

Следующее испытание для психики молодого специалиста заключалось в размышлениях об «эффективности контроля полученных знаний». Ситуация до боли избитая: с чувством собственного достоинства, я выдаю детям подготовленный тест и, как полагается, хожу по классу, дожидаясь выполнения задания. Очень быстро я обнаруживаю одного, второго, третьего ребенка, которые стараются незаметно пользоваться смартфонами у меня на спиной. И в этот момент я сам задал себе вопросы: «А должен ли я заставлять их убирать телефоны?», «А должен ли я делать замечания за то, что кто-то пытается списать у знающего?»

Ответить на эти вопросы утвердительно я не мог. 

В какой-то момент пришло осознание того, что система тестирования, столь благополучная в эпоху мобильного интернета, скоропостижно утратила свою актуальность ровно настолько, насколько сама система классического образования потеряла свою актуальность где-то в середине XX века, в тот момент, когда появились абсолютно новые отношения, продиктованные постиндустриальной стадией развития общества. 

На простом примере тестов можно озадачить себя целым рядом вопросов: 
•    надо следить, чтобы никто не пользовался смартфонами. 

Скажите на милость, где еще в жизни им придется столкнуться с ситуацией, когда нельзя будет воспользоваться смартфоном чтобы решить производственную, финансовую, бытовую или научную задачу? 

•    надо следить чтобы не списывали друг у друга. 

Отлично. Вот они, сотрудники компании N, где начальник, выдав задание, запрещает коллективу работать сообща. Хороший начальник, строгий. Прямо как школьный учитель. 

Выходит, что у системы тестирования есть два возможных варианта существования (о развитии речи уже не идёт):
1.    В качестве работы для формальных отчетов (оценок).
2.    В качестве самостоятельной работы для закрепления материала с использованием всех информационных ресурсов и только в том случае, если тест составлен самим педагогом, желательно под конкретного ученика, а не отсканирован со сборника или даже скомпилирован из разных источников. 

Итог последнего обыкновенно такой: тем, кому интересно, делают тест как самостоятельную работу; тем, кому неинтересно – не читая задание до конца, находят ответ в сети. 

Стараясь отойти от тестирования, как от единственного способа проверки знаний, я начал по каждой теме составлять индивидуальные карточки с пропущенными словами. Но и в этой системе проверки я тоже быстро разочаровался, поняв, что это тот же путь к кратковременному запоминанию ненужной детям информации, которую они  пока никак не могут применить на практике. 

Остается фундаментальный вопрос: Зачем? 

На данном этапе я понимаю, что самое полезное вложение, которое должен «по призванию» сделать учитель –– заинтересовать. Ведь если вам надоедают скучающие лица детей, вопросы «зачем нам это?», «когда уже звонок?» и тому подобное, то задача № 1 –– пробудить интерес. Нужно нащупать и отпустить педаль газа, перестать бежать (да-да, программа! понимаю…). Нужно, наконец, услышать детей и вспомнить, что это мы для них, а не они для нас. Вспомнить, что то, что мы, от учителя до министра образования,  в системе образования пишем в отчетах, должно применяться на практике. 

Хотим мы того или нет, учитель должен быть звездой в каждом детском коллективе, в котором ему посчастливилось работать. 

Что включает в себя звёздность?

Всегда улыбаться при встрече с ребенком, веселить детей на уроке, шутить и кривляться, позировать, двигаться, и постоянно удивлять, заинтересовывая, при этом работая над темой. 
Не нравится быть звездой? Вы обречены на роль орущей училки. 

После более, чем десяти лет работы в школе, я смею это утверждать. 

За эти годы я понял: мы постоянно ищем возможность зафиксировать, остановить процесс тогда, когда от нас требуется ровно обратное: идти, открывать, двигаться, придумывать. И под «открывать» я имею ввиду не чтение готовых параграфов, а то, что каждый урок должен быть открытием не только для детей, но и для нас самих. Если нет –– то это 40 минут упущенных возможностей. 

Примерно того же требуют современные ФГОСы. Но внедрено ли это в реальный ход образовательного процесса? Или мы снова просто переписываем рабочие программы, меняя текст в таблицах? 

Осознав понятие «процесс», я начал действовать. Пропуская через себя свой опыт общения с детьми, я начал перерабатывать материалы параграфов по истории и обществознанию, составляя мною придуманные вопросы, не имеющие прямых ответов ни в учебнике, ни в сети. Учащиеся разделялись на мини-группы до пяти человек, я выдавал им  ряд сложных вопросов, раздавал на их смартфоны свой мобильный интернет, и они начинали «копать». Я увидел «процесс»! И это была моя маленькая победа. Группы сами делили обязанности (вот и разделение труда): кто-то думал сам (лидеры), кто-то шерстил параграф (они сами захотели читать и читали вдумчиво), кто-то бегал по ссылкам в сети, чтобы составить ответы на вопросы. 

Разумеется, времени на подготовку подобных заданий уходит масса. Но это и есть путь к ежедневным открытиям. 

На одно из таких занятий я пригласил директора моей школы. Посмотрев на «процесс», она поинтересовалась: «А что в остатке?»

Но рук я уже опустить не мог…

На классы параллели спустили, чтобы выявить «уровень знаний», который в моих классах оказался незначительно, но выше уровня классов моих коллег. 

Сказать честно, результаты этих мониторингов меня интересовали мало, так как я уже успел насмотреться в горящие глаза «безнадежных» троечников и двоечников, которые были сильно удивлены, что даже с интернетом и учебником ответ приходит не сразу. Это и был стимул моей трудовой деятельности. Настоящий стимул, который лучше любой заработной платы. 

Боязнь интернета в школах – это мифическое явление «современного» среднего образования. 

Какой смысл бояться источника информации, который может куда сильнее расширять горизонты познания, нежели учебник? Очевидно, что его можно и нужно использовать настолько глубоко, насколько сегодня сильно его влияние на умы детей и взрослых. Зачем искусственно лишать доступа к источнику информации, которому сегодня доверяют больше всего? Наша задача превратить его в инструмент, который поможет детям заниматься поиском, а нам – сохранить с детьми такие отношения, в рамках которых они не будут думать о нас как о «ненормальных, выживших из ума старых людях» с которыми и поговорить-то нельзя, или хотя бы не испытывать перед нами чувство страха и трепета. 

Технологии постиндустриального общества: сеть, ПК, смартфоны, социальные сети не могут не подрывать изнутри основы образования индустриального типа. Рано или поздно оно должно быть переведено на другие рельсы. А то, что происходит в школе сейчас –– это причудливая попытка укрепить индустриальную модель образования с помощью постиндустриальных технологий. 

Это всё равно, что пытаться сохранить извоз на лошадях, повысить его эффективность, путем внедрения на рынок автомобилей с двигателем внутреннего сгорания. Кажется именно эту задачу и решает «современная школа». Не так ли? 

Под конец учебного года я снова попробовал нечто новое и стал визуализировать каждую тему в причудливые шарады. Некоторые из них, разумеется, требовали широкого кругозора. Но эффект от этих заданий был именно такой, какой нужен –– детям было интересно. Они приходили в класс и просили работать по этой форме. Это была еще одна моя маленькая личная победа. 

Отношение администрации школы к моему очередному нововведению было, разумеется, настороженное, если не сказать негативное. 

Но это уже совсем другая история. 


Автор

Антон Никоноров

Все материалы автора

Количество подписчиков: 5

Подписаться Отписаться

Комментарии (7)

  1. Ирина Ступина 8 Июня, 2018, 17:39

    Использование смартфонов и интернета как источника информации никто не отрицает. Негативное отношение возникает, если ученик пользуется электронными средствами на контрольных и самостоятельных работах. Как средство обучения на уроке (найти значение непонятного слова, ударение, какие - то фактические данные ) это уместно и нужно учить применять гаджеты именно с этой точки зрения.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 6 месяцев

    Род деятельности: Учитель средней школы в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Московская область, Россия

  2. Виктор Рябцовский 8 Июня, 2018, 17:54

    Логично подумать как сделать контрольные так, чтобы ответ было найти невозможно, пока технологии искусственного интеллекта еще не являются совершенными(робот София сломалась от вопроса о коррупции на Украине), поэтому вполне можно так поставить задание, чтобы прямой поиск не давал результата. Кроме того, если человек сможет найти ответ на сложный вопрос, это говорит о понимании сути задания, а это уже достойно положительной отметки.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 год

    Род деятельности: Иное

    Регион проживания: Московская область, Россия

  3. Ольга Ильина 8 Июня, 2018, 22:20

    Браво! я думала одна использую на уроке смартфоны учеников. ищем иллюстративный материал. а как иначе? другого оборудования в классе нет. Ни проектора, ни интерактивной доски. мел, тряпка, книга..а так- все набрали например, Медный всадник- посмотрели, показали мне мониторы. на все про все 3 минуты, но это надо с 5 класса приучать, иначе начинают отвлекаться и жульничать) . даешь соединение несоединимого- парадигмы образования,вечного эксперимента с программами и новых технологий!!

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 6 месяцев

    Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Санкт-Петербург, Россия

  4. Виталий Радич 13 Июня, 2018, 16:28

    В классе находятся, порой, ученики из семей с разным уровнем благосостояния. Даже в Москве. Не надо преувеличивать достижения российской экономики, внушаемые из зомбоящика. У некоторых телефоны только для связи. Отсюда, при такой манере преподавания, недалеко до классовой неприязни. )

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 1 год

    Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Москва, Россия

  5. Отличная статья, Антон, спасибо!

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 8 месяцев

    Род деятельности: Учитель старшей школы в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Кировская область, Россия

  6. Sergey Passionar 5 Июля, 2018, 21:00

    Смартфоны + ноут или доска проектор = МЭШ, уже 4 года полет нормальный.
    Результат:
    "
    ТОП-ЯНДЕКС (5-е место)



    Москва вошла Топ-5 в мире по уровню знаний школьников
    https://news.yandex.ru/story/Moskva_voshla_Top-5_v_mire_po_urovnyu_znanij_shkolnikov--9d2e3899c9be307b5bafe3ff52c437e5?lr=213&lang=ru&stid=9gE6b5qkQtVl3iVFNRRa&rubric=Moscow&from=region

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 15 лет

    Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Москва, Россия

    • Дмитрий Комаров 5 Июля, 2018, 21:26

      Зажравшаяся Москва - это еще не вся Россия.

      Статус в сообществе: Пользователь

      На сайте: 12 лет

      Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

      Регион проживания: Санкт-Петербург, Россия