Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Типичный директор российской школы - каков он?

Это выяснили учёные НИУ ВШЭ. Как сообщает IQ.HSE.RU, авторы исследования основывались на многочисленных источниках информации (мониторингах, международных и российских исследованиях). 

В результате они пришли к главному выводу: большинство директоров считают себя прежде всего хозяйственниками и мало занимаются совершенствованием учебного процесса.

Почти 60 процентов респондентов видят свою основную задачу в создании достойных условий для образовательного процесса. И менее 20 процентов считают, что директор должен должен сосредоточиться на достижении учениками образовательных результатов.

Директора уважительно относятся к учителям, следят за поощрительными выплатами, но ключевым словом в отношениях между ними становится “контроль”. Как выяснили исследователи, руководители школ гораздо чаще (54 процента) посещают уроки с целью планового контроля, в то время, как организации образовательного процесса уделяется намного меньше внимания и решению проблем в классе уделяется гораздо меньше времени. Но руководители и не получают обратную связь относительно влияния своих управленческих решений.

Учёные сделали еще один вывод:: российские директора не стремятся к педагогическим инновациям и с осторожностью относятся к экспериментальным методикам преподавания.


Автор

Педсовет

Все материалы автора

Количество подписчиков: 145

Подписаться Отписаться

Комментарии (3)

  1. Александр Яковлев 13 Августа, 2016, 5:25

    Хотелось бы узнать, в каких именно школах проводились исследования.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 8 лет

    Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Башкортостан, Россия

  2. Александр Яковлев 14 Августа, 2016, 5:18

    Директор глазами учителя.


    Повидал я директоров школ немало. Помню еще тех, что при старом режиме. Помню многих в круговерти 90-х. Знаю многих сейчас. Знаю лично, знаю, по отзывам других руководителей и, по отзывам учителей. Давно уже пытаюсь как-то классифицировать. Но вот ведь какая незадача… - какой критерий отобрать? Ибо системы нет. Логика назначения случайна. Профессиональная компетентность необязательна вовсе. Связи (!) важны не всегда. Да и статус директора уже не тот, что прежде, и зарплата часто ниже учительской, а ответственности наоборот. Так что особо никто сейчас не стремиться к этой должности. Почти никто, точнее, но об этом чуть позже. Собственно, суть проблемы всем известна, но краткий экскурс нужен для дальнейшего описания видов.
    Итак, что на поверхности? Положение попрошайки. Финансовой привлекательности нет. Полномочия ограничены, а с ними и привилегии. Отчего так? А оттого, что директор школы есть низовое звено управления в вертикали исполнительной власти. Самой-то вертикали этой пресловутой тоже нет как таковой. Власть есть, а вертикали нет. Но явление это многоплановое и непредсказуемое как Шива. А директор, назначаемый и снимаемый учредителем, им же финансируемый (централизованная бухгалтерия), находящийся под прицелом бесчисленных контролирующих органов, заваленный отчетностью, ничего не решающий – он никто, но крайний. Какое продуманное коварство! Ведь эта та же самая административно-командная система, но с еще более ампутированными полномочиями при наделении школы несвойственных ей функций. Такая вот естественная среда обитания. Что есть у директора? Маленькие житейские радости маленькой власти. Есть некоторые возможности махинаций. Есть возможности удовлетворения тщеславия при комплексе неполноценности. Для человека бесцветного, некомпетентного, недалекого – это шанс. Для умного, порядочного профессионала – груз долга и ответственности. Кто спрашивает директоров, чем помочь? Они (органы) спрашивают: «Почему не сделано?». Обильный урожай штрафов собирают со школ пожарники, санэпидстанция, Рособнадзор, милиция и т.д. И ведь вроде объективно. Действительно, количество «посадочных» мест в туалетах не соответствует количеству учеников, нет современной пожарной сигнализации, не та высота ступенек – это есть. Ну, раз так – плати. И всем хорошо: штрафы пополняют бюджет, директора слезно причитая: «Не корысти ради» бьются лбом о вертикаль, оная берет к ногтю местных олигархов – работает система. А чтобы энергетические сущности педагогов излишне не воплощались – ювенальная юстиция.
    Генералиссимус. Типичный представитель вида «советский директор». Как правило, бывший фронтовик и, разумеется, коммунист. Управляет в стиле «отставной прапорщик», вдруг очутившийся в глубоком тылу, причудливо сочетая устав и неуставные отношения. Боятся его все. Часто нетерпим к иному мнению, мстителен. Но! Многие умели собрать толковый коллектив и поднять школу. Поощрить формально и неформально. Мог махнуть рукой и сказать: «Да ладно! Забыли». Мог взять ответственность на себя. На себя же замыкает всю цепочку управления. Рядом с собой не терпит независимых и сильных. С уходом его школа рушится.
    Беспозвоночное. Директор переходного периода. Социал-демократ или сочувствующий. Часто добродушен, улыбчив, обаятелен и говорлив. Впрочем, добродушие его, скорее от лени, а не от доброты как таковой. Корыстен в меру, но также от нежелания прилагать усилия и трусости. Стремится избежать всякой ответственности, перекладывая таковую на заместителей. В сложной ситуации способен на крайнюю подлость. Устраивает и отделы образования, и, часто, коллектив школы. При умелом перераспределении полномочий у должности находится долго. Расцветают интриги и группировки. Общий облик можно определить как «умственное и нравственное декольте».
    Карьерист некомпетентный. Смог. Подсуетился. Пролез. Чей-то брат, племянник, зять. Бездарь фантастический. Просто не умеет ничего вообще. Интриган и вор. Вор простой и незамысловатый. Может запросто приехать в выходной и вывезти что-нибудь. Абсолютно аморален по убеждению и врожденному скудоумию. Стремится создать режим личной власти, сплетничая и ссоря коллектив. Угодлив до потери достоинства, за что и ценим в верхах. На должности держится недолго, но переводится на аналогичную, а то и выше. «Словом сказать, это обыкновенные «русские люди», у которых брюхо болит, если где плохо лежит».
    Карьерист компетентный. Поначалу прославился как хороший учитель. Аморален и корыстен до сознательного предела, т.е. умеет просчитать степень риска для карьеры. В обычной ситуации угодлив без потери лица. Неглуп, образован, умел. Поощрение и наказание использует в равной мере. В общении легок и прост. Многолик. Скрытен в истинных намерениях. Может до известной степени взять на себя ответственность. Коллективом управляет без лишних интриг. Кадры подбирает толково, но предпочитает, чтобы в заместителях ходили рядовые исполнители, опасаясь подсиживания. Школу считает ступенькой в карьере. Уходя оставляет добрую память.
    Залетный. Как-то вот попал на должность. Чаще всего в эти самые 90-е, когда мужчины сбежали на Севера и в метрополии, а он остался. Как редкий представитель мужского пола был поставлен директором на авось. Может попасться и толковый. Имеет то преимущество, что никому не обязан назначением, а потому более свободен. А может оказаться действительно человеком в этой области случайным. Тогда пиши пропало. При безработице и отсутствии явных способностей к какому либо делу, укрепляется и начинает властвовать. Вред может принести неимоверный. «Ибо, повторяю, тут все зависит от того, какая в данную минуту казенная надобность на очереди состоит».
    Фанат-патриот. Еще сравнительно молодой выдвиженец 90-х из учительской среды. Хороший педагог и крепкий профессионал. Дети его любят, а он любит детей. Умеет всегда больше, чем требуется в данный момент. Реалист и прагматик. Неплохой администратор и хозяйственник. Гибкий политик. Сочетает авторитарный и демократический стили руководства. В школе проводит большую часть жизни без выходных и отпусков. Умело расставляет административные и педагогические кадры по профессиональному признаку. В критический момент берет на себя всю ответственность. Старается создать дух школы. Поддерживает талантливых учителей. Гипертония, желудок. К реформам относится по выражению: «Должно же, однако, чем-нибудь разрешиться это недоумение. В сущности, впрочем, оно и разрешается, но только разрешение-то выходит бесплодное. А именно: разрешается всеобщим недомогательством и какою-то бесформенною, лишенную характерных признаков тоскою».
    Титульный. Типичный представитель управленческого корпуса национальных регионов. Закончил национальный факультет местного вуза. Поставлен просто за соответствии национальности веяниям времени и суверенной политике регионального лидера. Может оказаться любым. Чаще оказывается никаким при всех комплексах малых народов. Если комплексы лелеемы длительное время, превращается в авторитарного руководителя с местным душком. Сам осознает истинные причины назначения, но любит тешить себя идеей восстановления исторической справедливости. Потому даже компетентный рано или поздно теряет профессионализм и в управлении переходит к прямому давлению. В школе усиливается рознь и национальная дискриминация. Уровень обучения падает. Учителя уходят. Рано или поздно приходит к мысли, что удержаться можно только при условии крайней преданности режиму и исполнительности. Вполне соответствует следующему: «Оба с юных лет думали скончать жизнь в столоначальнических должностях, но, благодаря беззаветной свирепости при исполнении начальственных предписаний, были замечены, понравились и удостоены повышения в чинах и должностях. И, в довершении всего, у обоих, по смерти, вместо монументов будет воткнуто на могилах по осиновому колу».
    Хапуга с лозунгом «Ничего личного. Просто бизнес». Представитель новой формации. Неплохой администратор (министр-администратор «Обыкновенное чудо» М.Захаров), хозяйственник. Разбирается в финансах, особо в части увода денег без следов. Вникает в дела до мелочей. При возможности тащит все: от факсов, подаренных родительской общественностью до хозяйственного инвентаря. Требователен в меру. Закрывая глаза на некоторые недостатки в работе учителей, строг при составлении отчетности и оформлении документации. Принципов и убеждений не имеет. «Эти люди настолько угорели под игом стяжания и до того лишены дара провидения, что никакие перспективы будущего не могут волновать их. - Мое, говорит, братцы, слово будет такое, что никакого дела, будь оно самой святой пасхи святее, не следует делать даром: хоть гривенник, а слупи, руки не порти». Внешне подтянут и величав.
    Менеджер. Говорят есть. Впрочем и снежного человека не встречал, а говорят есть. Находят следы, находят очевидцев, фото и кино-кадры.
    Ритуалист-буквоед. «Есть между ними такие….которые хотя самостоятельно мероприятий не выдумывают, но имеют специяльностью усугублять вредоносную сущность чужих выдумок».
    Был выдвинут за молчаливость и исполнительность. Крайне опасен. При виде предписаний теряет чувство воли. Способен на немотивированную агрессию. При всем буквоедстве склонен к трактованию смыслов приказа. Толкует, как правило, расширительно. Пытается предугадать намерения начальства, но в силу интеллектуальной ограниченности ошибается. Документы и файлы теряет. В приказах и распоряжениях обилен и непредсказуем. Потому забывает о собственных распоряжениях, отданных накануне. Поощрения не использует, поскольку уверен в отсутствии достойных. Часто убежден в сознательном саботаже со стороны подчиненных. Противоречивостью и множеством приказов усиливает анархию, в которой обвиняет учителей. На педсоветах невнятен и маловразумителен. В быту и неформальном общении вполне себе милый человек. «По казенной надобности они воспламеняются и свирепеют с изумительной легкостью, но в домашнем быту, и в особенности на водах за границей, они такие же люди, как и прочие».
    Еще и еще один вид. Правда, редкий и нежизнеспособный, как животное-альбинос. Демократ – новатор с романтическим окрасом. Вот поучительная история как-то произошла. После многолетнего управления школой, ушел, таки, на пенсию «генералиссимус». И коллектив, привыкший к жесткой руке, просто выжил демократа. Потом-то, правда, опамятовались, но, увы, пришлось терпеть иных.
    Может мне не везло? Да, нет. То же самое происходит в любой иной не образовательной среде. Таков политический климат. По опыту же скажу, что работать можно при любом директоре. Стоит только спокойно принять все как объективную реальность, соблюдать правила игры и продолжать работать. Но, если хочешь выжить, работать надо как можно лучше. Скажу более: с компетентным директором, с патриотом работать гораздо сложнее. Потому, что работать надо по-настоящему. А к другим можно просто приспособиться, признать, склониться. Это может и унизительнее, но проще. Вот с этим у меня плохо. «Самая обыкновенная жизненная обстановка - …даже если повиноваться вздумаешь, так и тут на искушенье наскочишь: по сущей ли совести повинуешься или так, ради соблюдения одной формальности?» Уж больно желчный я. Никак не научусь делать преданное выражение лица. Вроде иной раз уже получается, а брякнет начальство глупость какую, и лицо у меня такое делается, что сам бы расстрелял.
    В учительской среде бытует мнение, что хорошего директора не может быть по определению. Возник этот миф, по всей видимости, от частой смены директорского корпуса. Таковое происходило в наиболее кризисные 90-е и в начале двухтысячных. Когда только приноровились к одному, а тут другой, к нему - тут третий. Да, справедливости ради надо сказать, и учительская среда тоже агрессивная как кислота. Тут для успешного управления харизма нужна, иной раз прямой диктат, а иначе съедят. Да и некогда вобщем-то директору вникать в психологические нюансы подчиненных, отчетность горит.
    А как горит, я знаю. Я делопроизводством еще на полставки прирабатываю. Так откроешь почту иной раз, а там! И все срочно, да еще, чтобы вчерашним числом сдать.
    Ну и приходится: «….А у нас, ваше превосходительство. – говорит, Порфирий Петрович. – случилось на прошлой неделе обстоятельство. Получили мы из Рожновской палаты бумагу-с. Читали мы. Читали эту бумагу – ничего не понимаем, а бумага, видим, нужная. Вот и говорит Иван Кузьмич: «Позовемте, господа, архивариуса, - может быть, он поймет». И точно-с, призываем архивариуса. Прочитал он бумагу. «Понимаешь?» - спрашиваем мы. «Понимать, не понимаю, а отвечать могу»…Верите ли, написал бумагу в палец толщиной, только еще непонятнее первой… .- Любопытно…, а удовлетворится ли Рожновская палата?…- Отчего же не удовлетворится, ваше превосходительство? Ведь им для очистки дела ответ нужен: вот они возьмут да целиком нашу бумагу куда-нибудь и пропишут-с, а то место опять пропишет-с; так оно и пойдет…».
    Или: «Следя за современным жизненным процессом, я чаще всего поражаюсь постепенным оскудением нашего бюрократического творчества…
    ….ныне пишут не длинно, но нехорошо. Ни «понеже», ни «поелику» - ничего уже нет; осталось одно безнадежное слово: пошел!
    …Распоряжений и нынче очень довольно, но мотивировки у распоряжений нет Трудно понять-с».
    Тогда варится крепкий кофе. Ставится у входа дежурный с наказом «Не пущать», и «пошла писать губерния».
    Причем процесс писания никак не влияет на работу школы. Бывало, и директора нет, и завучей, а уроки идут и идут. Все по плану, по звонку. Тем моя желчь и вызвана, что глубочайшему моему убеждению управлять коллективом несложно. Есть азы административной работы, их знают все. Да и куда учителю податься? Кто мог что-то еще, уже давно ушел. Другое дело, что азы азами, а управленческая культура - крепостническая. Это есть. А иначе никак. Демократия – это так же медленно и нудно, нервно и неблагодарно, как воспитание детей. Так некогда. Потому рано или поздно приходит эдакий Угрюм-Бурчеев, и «История прекратила течение свое».
    Ибо «Вопрос первый: утешает ли история? Лет сорок тому назад…я, по сущей правде, ответил бы: да утешает. А нынче, что я скажу? Начну с мрака времен и, только забрезжит свет, сейчас наткнусь либо на Пинегу с Вилюем, либо на устав о пресечении, да тут и погрязну».

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 8 лет

    Род деятельности: Учитель в общеобразовательной организации

    Регион проживания: Башкортостан, Россия

  3. Ирина Озеркова 15 Августа, 2016, 12:29

    Видела нескольких в разных ОУ. При этом демократа, генералиссимуса и менеджера сняли. Фанат-патриот ещё держится. Карьерист (один из) пошёл на повышение. Вывод - деградация нижнего управленческого звена налицо.

    Статус в сообществе: Пользователь

    На сайте: 14 лет

    Род деятельности: Преподаватель в организации среднего профобразования

    Регион проживания: Москва, Россия