Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Из истории одной тьюторской встречи, или Причем здесь раковина наутилуса? 

Продолжаем цикл материалов о тьюторском сопровождении  в школе «Золотое сечение» (Москва). Вы можете прочитать о том, что такое профессия школьного тьютора  и как построена в целом эта работа. Сегодня конкретный пример из работы тьютора.

В одном из классов на математике дети изучают последовательность Фибоначчи. Из учебника: «последовательность Фибоначчи — это порядок чисел, при котором каждое последующее число является суммой предыдущих». Скучно? А так? Вот ракушка. Раковина наутилуса. На ее примере мы видим, как природа прекрасно структурирует сама себя. У этого явления есть и другое название — принцип золотого сечения, золотая середина. Как это связано с тьюторской практикой? 

Раковина наутилуса Последовательность Фибоначчи в недосягаемых галактиках 

— Константин Петрович, опять я ничего не успеваю, — сокрушается на тьюторской встрече ученик. — Кучу стихотворений задали, да вот еще и математика эта. Опять домашку завалил. Помните, вы рассказывали про раковину наутилуса, какая она продуманная? Так вот, в моем случае я ее просто раздавил. Теперь никак не склеить.
— Некогда соскучиться — такая насыщенная жизнь у тебя! — отшучиваюсь я, воспринимая эти жалобы как «тьюторский запрос». 

Именно с этого момента часто и начинаются встречи с тьюторантами — с «запроса», который рождается в голове самого ребенка. Чем плотнее он взаимодействует с социальной реальностью, тем более вероятно появление запроса. В нашем случае запрос ученика, назовем его Петром, был связан с дефицитом времени. Несколько минут Петр рассказывал, как он ничего не успевает ни в школе, ни дома.

Сфера времени — одна из самых дефицитных в жизни старшеклассников. А ведь время — это главный ресурс на пути к цели. Но при неумелом тайм-менеджменте оно же становится главным препятствием на пути к намеченному. Наш старшеклассник как раз попал в такую ловушку. 

Я предлагаю Петру на чистом листе бумаги написать традиционный перечень дел, которые ему нужно сделать к завтрашнему седьмому уроку. Петр легко исписывает почти весь лист: погулять с собакой, выучить монолог Чацкого, помыть вечером посуду, поехать с мамой в супермаркет, выписать проверочные слова, закупить читов в танках, решить уравнение по химии № 344. Задачи расставлены хаотично, никакой структуры и иерархии.

Прошу Петра пронумеровать задачи в порядке возрастания: сначала нужно сделать первое, потом второе и т. д. Это вызывает у него затруднение, на него тратится десять минут. 

— Петя, что было самым сложным при выполнении этого задания? — спрашиваю я. 

Петр говорит, что, когда очень много дел, сложно понять последовательность их выполнения. Мы с ним начинаем понимать, что дело не в объективной нехватке времени и не в самом количестве задач. Мало просто пронумеровать запланированные дела. Пришло время создать из этого хаоса структуру.

В школе большинство предметов знакомят учеников с изображением матриц, структур. История — феодальная лестница, обществознание — пирамида потребностей, физика — атомная решетка и т. д. Ребенок в старших классах имеет опыт заполнения таких матриц. Задача тьютора напомнить про них.

— Какая структура тебе ближе всего? — спрашиваю я.


Петр начинает задавать встречные вопросы:

— Ближе зачем, чтобы выбрать главные задания?
Или:
— А эта структура должна учитывать все запланированные задания?


Размышляя вслух, задавая эти вопросы, ребенок на несколько минут превращается в этакого коуча по отношению к самому себе. Наконец, Петр говорит:

— Я понял: буду делать «лесенку».

Вскоре на втором листе бумаги появляется лестница внушительных размеров, с двумя десятками ступеней. Когда все запланированные события легли на ступени, Петр задумался.

— Я понял, что после чего нужно делать. Но все равно непонятно, как это все можно успеть?


Дело в том, что «лесенка» как графическая матрица позволяет сделать одно — линейно проранжировать задачи. Но события на линии времени имеют свойство накапливаться. У тьюторанта создается ощущение, что дело № 2 никак нельзя сделать, пока не сделаешь дело № 1. Каждое последующее событие находится в заложниках у предыдущего. И если на первые несколько событий ушло неожиданно много времени, то последние события вообще могут не состояться. 

Кроме того, линейное выполнение дел предполагает такое же линейное привлечение ресурсов. Не происходит накопления ресурсов в полезную универсальную корзину. Есть участки времени, почти не занятые ничем: например, он планирует полчаса сидеть в машине с мамой по дороге в супермаркет — и ничего не делать. Хотя мог бы использовать это время себе на пользу.

Как быть? Первым делом я попросил Петра нарисовать кусочек торта «Наполеон», состоящий из нескольких слоев. Художественные способности тьюторанта оказались так себе, но в этом деле умение рисовать не главное. Этот кусочек мы назвали отрезком времени, а слои в нем — делами. Сразу же вспомнили про то, что между прогулкой с собакой и посещением супермаркета есть отрезок времени — дорога до магазина, когда можно, находясь в машине, сделать несколько заданий по химии. А во время отдельных перемен вполне можно учить монолог Чацкого. Для этого необязательно ждать очереди в последовательности действий из прежнего рисунка. (Кстати, «выучить монолог Чацкого» на первой схеме Петра стояло после «посмотреть три серии сериала», то есть в линейной системе никогда бы на это не хватило времени!).

Я предложил Петру сделать стикеры с написанными на них делами из той самой бесполезной «лесенки-чудесенки» и нарисовать таблицу из пяти столбцов: 

Бэклог  Надо  Делать  Проверка  Готово 
Не забыть сделать, если будет возможность  Надо обязательно сделать сегодня  План дел на этот день и вторую половину следующего дня, которые сейчас делаются  Уже сделанные дела  Дела, которые точно сделаны по состоянию на середину завтрашнего дня 


Когда таблица была создана, я попросил Петра дома разместить на ней те стикеры с делами. В течение ближайших суток Петр должен был перемещать и группировать стикеры по мере необходимости так, как он считал нужным, исходя из выполнения тех или иных задач. Я подчеркнул, что он может в любой момент остановить свои сиюминутные дела, пересмотреть то, что уже им сделано, и определить, какие задачи нужно скорректировать. 

Завершая встречу, мы договорились встретиться на следующий день, когда львиная доля запланированных событий должна будет состояться.  Напоследок, я попросил уже изрядно утомленного тьюторанта устно ответить на несколько вопросов: 

  1. С какой проблемой я сегодня пришел? 
  2. Что я нового узнал? 
  3. Что нужно сделать, чтобы решить эту проблему? 
  4. Причем здесь раковина наутилуса? 

На следующее утро Петр пришел на тьюторскую встречу. 

— Долги закрыл, Чацкого сдал, домашку всю сделал и даже посидел с маленькой сестрой, — радостно заявил Петр. 

Он развернул таблицу. Большая часть стикеров переместилась в графы «проверка» и «готово». В графе «Бэклог» ручкой было написано крупным подростковым почерком: «Склеить раковину наутилуса». 

Об авторе: Константин Кусмауль, тьютор, учитель истории и обществознания.

Мы продолжим вас знакомить с опытом школы «Золотое сечение» в области тьюторства. Тем же, кто хочет глубоко окунуться в эту проблему, рекомендуем приобрести только что вышедшую книгу «Записки тьютора. Опыт школы «Золотое сечение». 


Автор

Константин Кусмауль

Все материалы автора

Количество подписчиков: 0

Подписаться Отписаться

Комментарии (0)