Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Ищу, учусь, работаю и верю в будущее

Когда школа умирает, то, чтобы ее спасти, хороши любые средства. Например, не имея опыта и педагогического стажа, стать ее директором. И потом, день за днем, год за годом, меняться вместе со школой, расти, самосовершенствоваться. Главное – не останавливаться, не сдаваться.

Вернувшись домой из Москвы после участия в Пятой выездной школе педагогов и директоров, еще находясь под воздействием всего увиденного и услышанного, я решила рассказать свою незамысловатую историю в надежде, что она сможет кому-то помочь. 

Из биологов в директора

По образованию я биолог-орнитолог. Но институт, который я заканчивала, давал право преподавания. В школу я пришла работать почти сразу после института. 

Не могу сказать, что это был осознанный выбор меня 20-летней, скорее, необходимость подтвердить диплом и отсутствие вакансий в научной среде.  

Из первой школы я ушла спустя неполных два года и выдохнула от счастья. И сказала себе, что в школу больше я в жизни ни ногой. Ни за что! Никогда! 

Сейчас я прекрасно понимаю, что на момент начала педагогической деятельности я была еще не готова к суровой реальности профессии – нужно делать отчеты, заполнять документы, нести ответственность за детей, которые в восьмом классе выглядят старше, чем я.  Наверное, осознание ответственности больше всего спугнуло – а вдруг не справлюсь? Молодая слишком еще была. 

Затем несколько лет я занималась научной деятельностью, закончила аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию по биологии. В 2012 году полетела с научным руководителем на север Камчатского края в село Ильпырское. Летели искать особей редкого, почти исчезающего вида – кулик-лопатень. Там я познакомилась с будущим мужем и приняла решение остаться там жить.

Село Ильпырское – некогда очень большой поселок, первый поселок городского типа по Корякскому автономному округу. Здесь находился рыбопромысловый колхоз-миллионник, была своя развитая инфраструктура, сельское хозяйство, культурная жизнь. 

Здесь в 1959-1961 году работал после института по распределению после окончания МГПИ знаменитый поэт, автор песен Юлий Ким. Юлий Черсанович работал в Ильпырской школе учителем русского языка и литературы. Сама школа очень активно развивалась, было построено в 1971 году новое двухэтажное здание. 

В 90-ые годы поселок пришел в упадок, как и многие отдаленные населенные пункты в нашей стране. Закрылся колхоз, пришла в негодность инфраструктура, не стало водопровода, а с ним и отопления. Люди начали разъезжаться.

Должность директора школы досталась мне волею случая.  На момент моего первого появления  в школе там был один учитель – со мной стало двое.  Я оказалась единственной более-менее подходящей кандидатурой на место директора. И вот я, зарекавшаяся работать в школе и имеющая очень небогатый опыт, вхожу в продуваемое всеми ветрами здание в должности директора.  

Если очень хотеть, можно свернуть горы

Школа мне досталась девятилетняя, почти все предметы основной ступени изучались в форме дистанционного обучения. Учеников очень мало. Из нового оснащения в школе – один свежий и три не очень свежих компьютера и парты, завезенные по краевой программе.  

В 2012 году, не имея опыта, методом проб и ошибок, по ходу знакомясь с локальными актами, нормативными документами и требованиями, мы прошли лицензирование школы. Аккредитацию, увы, не получили. Это был мощный удар, но и мощный толчок для развития школы. Естественно,  я во всем винила себя, и теперь нужно было провести анализ и двигаться дальше с учетом полученных шишек.  

В последующие пять лет школа прошла трудный путь: признание старого здания аварийным и выезд во временные помещения, успешно отраженная попытка превратить основную  школу в начальную школу–детский сад, выбивание возможности переехать в здание, относящееся к ведомству совсем другого министерства, выезд в ужасно запущенное, десятилетия не видевшее ремонта здание 1962 года постройки за месяц до открытия нового учебного года и авральный ремонт силами всех школьных работников, поиск учителей, увольнение учителей, возвращение в школу детей, снова ремонт, бесконечные закупки оснащения, поиск подходов к детям, стиля школьной культуры, успешная аккредитация и так далее. Это был долгий и непростой путь. 

Стоит сказать, что наше село не имеет транспортного сообщения с другими селами, и долгое время выезд был возможен либо на лодке по морю 4-6 часов, либо на снегоходе по заснеженной тундре 4-6 часов. Численность жителей невысокая, поэтому детей у нас очень мало.  К счастью, даже при столь малом числе есть рост. В 2012 году было 5 учеников, а 1 сентября 2017 года в школу пришли 12 ребят. Конечно, для иных школ это смешная численность, но у нас каждый ребенок на счету.

Сейчас  у нас в школе работают 6 учителей, включая меня,  от дистанционного обучения мы ушли полностью. Атмосфера в школе скорее семейная и дружеская, чем авторитарная. Школьный интерьер продумывали всем коллективом школы - и техперсонал, и педагоги. 

В результате создали очень современную среду, уютную, яркую, неформальную.  Побывав на Пятой выездной школе педагогов и директоров, я узнала, что то, что мы делали и делаем, называется созданием образовательной мотивирующей среды. 

У нас еще очень много вопросов и проблем, мы боремся с результатами нашей отдаленности и замкнутости социума, боремся с последствиями нашей загруженности и ищем свою школьную культуру самообучения и взаимообучения, постоянного контроля качества результатов.  Ищем, но еще не нашли. Нам есть над чем работать, но мы уже знаем, куда двигаться.

Что мне помогает

В моей деятельности первое, что  мне помогает, -  внутренний стержень. Который не дает сгибаться и не дает падать. Помогает довольно острое чувство справедливости (иногда оно же и мешает). Помогает бесконечный альтруизм – очень люблю людей всех, вплоть до того момента пока они не заставят меня не любить их. Очень не люблю конфликты, и это мой плюс, и моя беда. 

Я верю в то, что каждый человек имеет право на уважение к себе как к личности, а не только за заслуги перед обществом или социальный статус. И, как мне кажется, это то качество (с уважением относиться к любому из окружающих), без которого нельзя ехать работать в отдаленные села. Невозможно в маленьком населенном пункте отсортировать, с кем общаться, а с кем нет. 

Учитель, директор - он каким должен быть? Правильно – он должен быть оплотом вежливости, этики, дипломатичности, неконфликтности,  твердости и терпимости к непониманию в придачу. Но! Ни в коем случае не высокомерным! 

Всегда учитель на селе был тем человеком, который стимулировал развитие. Был примером и детям, и родителям, и остальным жителям. Если у руководителя этого нет, как он будет реагировать на родительницу, пришедшую к нему с флагом революции; на пьянчужку, забредшего в фойе школы; на неизбежные сплетни, которые обязательно кто-нибудь сочинит? Терпение нужно. А оно не у всех есть.

Так потом и появляются разгромные статьи от приехавших поработать в глубинку учителей, с ужасом описывающих местных жителей и их отношение к персоне автора. А ведь люди в селах неглупые тоже, чувствуют они и фальшь, и заносчивость, и самолюбование приезжего. Так что, считаю, что чаще всего виноват именно учитель, не соизмеривший свой темперамент и характер с реальностью того места, куда он едет. Ни в коем случае не нужно ехать, если вы твердо уверены что вы светило науки и едете немытых туземцев учить бороды брить.

Кроме этого, всем своим учителям и знакомым говорю – поступать нужно по совести. Если совесть есть, и она ведет тебя по твоим делам, стыдно и обидно потом не будет. 

Опора на совесть помогает во многих трудных ситуациях, когда что-то не получилось, но знаешь, что сделал все, что мог; когда приходится прощаться с неприжившимися, халатными, неподходящими учителями и знаешь, что руководствуешься не своим благом, а благом учащихся; когда ругаешь работника, понимая, что он это заслужил, и так далее.

Еще важный момент, помогающий в работе лично мне, – отсутствие кого-то, кто может сделать это за меня. Не в смысле «никто не сделает лучше, чем я», а в смысле «некому сделать кроме меня». Когда понимаешь, что отступать некуда, передать некому и за тебя это точно никто не возьмется сделать – понимаешь, что путь возможен только вперед. 

Мне всегда казалось, что я не просто так оказалась в этом месте и в это время, и если судьба завела меня в маленькое село и маленькую школу, то уж точно не для того чтоб развалить это учреждение. Ну уж нет. И вот, когда надо писать жалобу президенту, ругаться с прокуратурой, сообщать учителю, что договор с ним продлевать не будут или отстаивать права учителя перед кем бы то ни было, и во всех этих ситуациях очень боязно и хочется спрятаться в домик, но понимаешь что не сделать это нельзя, вот тогда простой вопрос себе задаю «Кто-то может сделать это за тебя? Кто-то сделает это, если не сделаешь ты?» Ну и все, встал, пошел делать.
 
Еще силы черпаю из интересных проектов по улучшению нашей школы, из наблюдения результатов работы и мечтаний о преобразованиях. Невероятная энергия – видеть результаты изменений, сравнивать, как было год назад, два года назад  и так далее. 

Для меня еще огромную окрыляющую силу имеет одобрение, похвала. Понимаю, что, наверное, это не самая полезная зависимость, но это мощнейший ресурс для движения вперед. Хотя считаю, что ресурс в идеале не должен зависеть от внешних факторов.

Иногда, кажется, что черпать из источника сил нечего – резервы закончились. Тогда нужен отдых или свежая струя идей для мозга, новая технология или энергия людей, увлеченных твоими идеями, вашими общими идеями, идеями светлого будущего.

Подписаться на Дневник «Школа педагогов и директоров»

Атлас

Партнерский материал


Автор

Юлия Миникаева

Все материалы автора

Количество подписчиков: 1

Подписаться Отписаться

Комментарии (0)